Доллар
Евро

«Город-ларек мне не нужен»

Районный депутат, соавтор стратегии Челябинска — о том, куда движется город и есть ли польза от реформы МСУ

Дмитрий Довбня — пожалуй, один из самых публичных в Челябинске районных депутатов. Чаще всего он оказывается в информационной повестке в связи со стратегией Челябинска, которая разрабатывается с конца прошлого года. Заседания, обсуждения тех или иных аспектов документа проходят почти каждую неделю. И многие спрашивают: когда будет результат? Znak.com расспросил Дмитрия Довбню о том, когда город увидит позитивные изменения, какая сфера экономики потащит Челябинск вперед и чем занимается депутат районного уровня. 

— Что город получит от стратегии?

— Мы привыкли к плану социально-экономического развития. Это нам досталось от советских времен. Тогда наши города рассматривались как конгломерат производств, которые обеспечивают экономику. Чтобы эти производства работали, нужны люди. Людей надо куда-то расселить, учить, лечить, присматривать за детьми в садах. И, собственно, план социально-экономического развития на эти вопросы и отвечает: сколько школ, сколько садов и т. д. И такой план тоже нужен, но в привязке к генплану. Чтобы мы понимали, как планируется город, где заложены производственные площадки, где площадки под жилье. Наша стратегия  — это, скорее, маркетинговая стратегия. Это иной документ, он важен в конкуренции в рыночной среде. 

Мы ориентируемся на 2035 год. Но с точки зрения логики правильнее рассматривать 2050 год. Любая стратегия должна быть рассчитана на жизненный цикл двух поколений. 

На время их активной жизни, когда они работают, что-то созидают. Это 25-30 лет. Это не план пошагового развития. Здесь важно такое понятие, как вдохновляющий образ будущего. Что мы хотим получить от нашего города, каким мы его видим в 2050 году? Это, с одной стороны, очень прикладная вещь, привязанная к продуктам, к производствам, к услугам, которые может генерировать город. С другой стороны, это очень философский вопрос. А кто мы? На что мы способны? Самоосознание — это важный момент. Например, я как председатель комиссии по развитию внутреннего туризма в «Опоре России» регулярно вижу обсуждения по этой теме. Говорят: мы сейчас построим туристический рай, горнолыжные курорты, СПА и т. д. Но надо понимать наш менталитет. Мы не тайцы, не индусы, не турки с восточным гостеприимством. У них этот культ гостеприимства формировался столетиями. Наш менталитет складывался из трех субкультур: казаки, заводчане, по сути, крепостные, и каторжники. Прислуживать не для этого менталитета. Ждать от сотрудников отелей какого-то безумного гостеприимства у нас нельзя. 

Очень важно понять, на что мы способны, и именно это заложить в стратегию будущих побед.  Есть такая хорошая фраза: современные генералы готовятся в прошедшим войнам. Мы готовимся преодолеть трудности, которые уже были. Решать проблемы, которые уже возникали. А стратегия позволяет заглянуть в будущее и понять, что будет востребовано там, и приложить наш менталитет к будущим секторам экономики и к будущим производствам. Урал — это металлургия. Да, сейчас это так, но что с ней будет через 20 лет? В каком виде она будет работать? Когда мы поймем ответ на этот вопрос, мы будем знать, каких специалистов растить, как планировать территорию. 

Стратегия — это многогранный инструмент. В ней есть несколько этапов. Краткосрочный этап направлен на выправление ситуации, которая возникла сейчас. Это тактические вещи, но они заточены на следующий период. Чтобы сегодня сделать то, что завтра будет востребовано, чтобы не пришлось перестраивать.

 С одной стороны, этот документ не будет лежать на полке, его нужно будет регулярно корректировать, дополнять. Но стратегические направления должны быть выбраны на долгосрочную перспективу и менять их в процессе уже нельзя. Мы эту ошибку видели в Перми. Сначала там сказали, что будут культурной столицей. Потом пришел новый губернатор и решил, что уже не будут. Сложно говорить, правильный был вектор или нет, но в любом случае много времени они уже потратили и начали процесс с начала. 

Еще важно, чтобы стратегию поддержали все элиты. Многие говорят: сколько можно проводить рабочие столы, сколько можно говорить, пора что-то делать. Но наша главная задача сейчас — сближение позиций.

Многие элитные группы, городские страты одни и те же вещи понимают по-разному. 

Мы выдвинули гипотезу: Челябинск — экогород. И сразу же пошли споры, вы хотите заводы снести и т. д. Есть мем «экогород», и понимание его у всех разное. Кто-то считает, что это город без заводов. А кто-то — это город, где заводы есть, но с очистными сооружениями, в котором работает экотранспорт и т. д. А кто-то понимает, что это город, который умеет все эти отходы перерабатывать и превращать в прибыль. И мы говорим о последних двух частях. Экологические программы нужно принимать и реализовывать, в городе нужен экотранспорт. Но главное, мы все отходы должны превратить в доходы. Мы хотим сделать Челябинск экспертом в переработке негативного воздействия промышленности. Это задача с вызовом, это задача, которая решается только в перспективе 50-го года. Двигаться к ней нужно постепенно небольшими шажками. И результат мы увидим только в долгосрочном периоде. 

— Другие направления для стратегии рассматривались?

— Мы рассматривали вариант Челябинск — город для молодежи. Думали сделать это одним из драйверов. Но поняли, что это не какая-то эксклюзивная вещь. В маркетинге территорий нельзя вступать в лобовую конфронтацию с ближайшими соседями. Город для молодых — это уже не уникальность Челябинска. Эту тему развивают многие. Для нас сейчас это просто необходимость. Если мы не будем играть на этом поле, то не выживем. Молодежное направление войдет в стратегию, но это будет как элемент обязательных мер, а не как направление, которое бы подчеркнуло и вывело вперед наш город.  Еще одна гипотеза — медицинский туризм. Это работает как на город, так и на область. В Челябинске ввиду экологии сложился мощный кластер медицины. И здесь вполне может сработать такая связка: люди приезжают в город лечиться, а потом едут на реабилитацию в один из санаториев области. Много треков и не надо. Нужен один главный, а остальные встраиваются в него, дополняют и расширяют. Есть экогород, смежная тема — трамвайный центр, который уже обсуждался в медиа, и медицинский туризм. Все гипотезы так или иначе должны стыковаться с экогордом. 

— Пару лет назад челябинцы стали фиксировать упадок в городе, это общероссийский тренд или только наш?

— Не знаю, огорчу или обрадую, но такая ситуация везде. Это общероссийская ситуация. Екатеринбуржцы говорят: успокойся, у нас еще хуже. И, по большому счету, проблемы у всех близкие. После жирных нулевых мы столкнулись с тем, что стало меньше денег. При этом молодежь, а это основная группа, у которой есть большой запрос на комфортную среду, не знает, что было в 90-е. Они попадали из благостного восприятия мира, когда можно было брать кредиты, ездить за границу, когда в городе происходили изменения, в нынешнюю действительность. Родители им говорят: погодите, был 98-й, все быстро прошло. Но нынешний кризис затяжной и ситуация только ухудшается. Финансовый кризис, в мире турбулентность, все это сыграло на деградацию экономики. Сейчас молодой народ ездит из города в город. Ищет, где лучше. А везде одинаково. И в конце концов все приезжают в Москву. Там возможностей больше, потому что почти 80% российских денег там. 

Что касается Челябинска, то у нас на этот эффект наложились экологические проблемы. Если бы их не было, то это бы не так все воспринималось. Для многих экология — последняя капля. Рынок падает, доходы падают, а тут еще дети начинают болеть, ты просыпаешься по ночам и не можешь своему ребенку ничем помочь. Это ужасная ситуация. Но, с другой стороны, мы стратегию и строим, чтобы ситуацию изменить.

— Есть и другой атрибут времени: челябинцы резко перестали гордиться своим городом. Почему?

— Это менталитет. Самоидентичность, гордость и устойчивость восприятия себя возникает тогда, когда число коренного населения больше, чем пришлого. Когда коренные могут переваривать все, что приходит из вне. Челябинск — это подвижный город. Тут коренного населения не так много. Для многих это плацдарм, поработал и поехал. Кто-то только первое-второе поколение. Поэтому такой самоидентичности, как у питерцев или екатеринбуржцев, у нас нет. Количество приезжих гораздо больше. Поэтому они себя не ассоциируют с Челябинском. Челябинские нарративы для них не являются важными. Поэтому люди быстро меняют настроение.  

Здесь ситуацию можно быстро раскачать от ура-патриотизма до полного нигилизма. В этом плане город очень подвижный. 

Если у горожан есть депрессия, значит, где-то в информационном пространстве не дорабатывает власть. При Юревиче зачастую не было базиса, но в информационном поле — красота, город растет, цветет. А сейчас власти делают важные и нужные вещи, но о них мало кто знает. Нужен баланс между реальными делами и тем, что и как о них рассказывают. Диссонанс — много пиара и мало дел, когда этот пузырь лопается, то у людей и возникает депрессия. Мы верили в то, что все хорошо, а на самом деле оказалось наоборот. Оказалось, что за успехами («дорожная революция», «Трактор»-чемпион) ничего не было. «Трактор» выстрелил потому, что его накачали деньгами, а системно ничего не делалось. Да, расширили дороги, но к чему это привело, стало понятно потом. Разочарование давит на психику горожан. Пессимизм горожан провоцировался многими факторами. 

— Работа над стратегией отнимает много сил, зачем тебе это? Ведь это общественная работа.

— Это моя профессия. И работа над стратегией Челябинска — это новый опыт для меня. Я занимаюсь подобными вещами с 2002 года. Побывал в самых западных регионах и на Дальнем Востоке. И только сейчас удалось убедить чиновников в родном Челябинске, что стратегия нужна. Где, как не у себя дома, реализовать весь свой опыт? Я коренной челябинец, это мой город, и я рассчитываю, что и мои дети будут здесь жить. Макс Бодягин сказал хорошую мысль, что мы любим Челябинск не за то, какой он, а за то, какой он мог бы быть. Ресурс у нас колоссальный. 

Есть и такой момент. Все жалуются, что Челябинск возвращается в 90-е, город-ларек и так далее. Здесь действительно нужно переформатировать мышление предпринимателей и чиновников. Сколько ни дели пиццу, она больше не станет. Психология элит такова, что они хотят отрезать себе большие куски от того, что есть, а увеличить саму эту пиццу, чтобы всем досталось, не хотят. И мне как человеку, который занимается маркетингом и рекламой, важно, чтобы этот пирог рос. Город-ларек мне не нужен. Потому что при этой психологии не нужна реклама и маркетинг. А когда город с амбициями, когда он нацелен на то, чтобы растить свой рынок, выходить на другие, —вот тут мои услуги будут нужны. Эти вещи мотивируют меня на то, чтобы заниматься стратегией. 

— Как ты оцениваешь эксперимент с реформой МСУ, частью которого ты сам как районный депутат и являешься?

— Здесь не все однозначно. Так как я сам занимался предвыборными компаниями, всегда существовал у клиентов такой момент. Вы нам советуете, а сами попробуйте выберитесь. И здесь был определенный вызов. Второй момент — я живу на той территории, где являюсь депутатом. Мне было интересно, чтобы эта территория была благоустроена. Районные депутаты много сделать не могут, но что-то получится. Сама система МСУ вызывает у меня противоречивые мысли. Логика правильная: районные депутаты нужны и надо быть ближе к народу. Но вопрос в балансе. По сути, эта реформа сделала в Челябинске модель агломерации. Наш город изначально и был объединением отдельных рабочих поселков: КПЗИС, Сельмаш, Першино, АМЗ и так далее. И каждый район был автономным. Поэтому в 80-е у нас были самые жесткие драки между районами, потому что сильная была эта самостийность. Челябинская агломерационность во многом напрашивается. Городу не хватает общественных зон, центров притяжения внутри районов. 

Это даже на уровне языка видно. Мало где есть такое, когда говорят — «поехали в город». Это значит, что ты с северо-запада поедешь в центр. Там город, а мы живем «на районе».

 Общественные зоны, центры культуры должны формироваться в каждом районе. Реформа МСУ должна быть направлена на это. 

А у нас что получилось? В нашем Курчатовском районе был такой центр притяжения — кинотеатр «Победа». Раньше здесь на 9 Мая ветеранов поздравляли, свой локальный День города проводили. А сейчас застроили ларьками, и это стал большой рынок. У нас формируется культура периферийных анклавов. Реформа МСУ должна была убрать осознание того, что ты где-то на окраине. Человек должен чувствовать себя частью города, у него такая же культурная среда, такие же общественные пространства. Что касается законотворчества, то у нас для этого мало возможностей. Все делается под шаблон. У нас семь районов, и у каждого своя специфика. Поэтому депутаты могли бы проводить тонкие настройки на уровне районных документов. Но этого не происходит. Уставы все под копирку, законы под копирку. Сначала заседание городской думы, потом нам спускают документы, которые нужно принять на уровне района. Если надо наоборот, то наше заседание проводят раньше. Подстраиваемся под думу. Возможности нащупать нюансы, в чем каждый район мог бы выстрелить, не дают.

— Выходит, реформа не работает?

— Вовсе нет. Простой пример: отдали в районы доходы от патентов, от микробизнеса. И сразу же число патентов стало расти. Это показатель, стимул к развитию работает. Дайте районам больше процент от налога на прибыль или НДС. Чтобы обороты росли. Это будет стимулировать район к тому, чтобы работать с предпринимателями, привлекать их, давать им возможность как можно больше зарабатывать. Нужно, чтобы районы понимали, что если они что-то делают, то это ведет к наполнению бюджета. И это будет двигать развитие всего города. 

Еще один плюс МСУ — начала формироваться новая элита. Это второй эшелон, который завтра будет формировать элитные силы города. Это важный момент в развитии мегаполиса. Важно видеть истории успеха земляков. Это стимулирует к развитию. 

Еще один важный аспект. Сейчас набралась критическая масса мнений. Все 170 депутатов сталкиваются с несовершенством закона о закупках. Сейчас назревает мнение, что с этим законом надо что-то делать. У нас по полгода пропадает. Пока формируются бюджеты, потом закупки. Полгода в коллапсе, а потом снег и делать ничего невозможно. Необходимо совершенствовать механизмы. Сейчас депутаты говорят о том, что закон плохо работает, город задыхается, систему надо совершенствовать.

И мнение уже 170 депутатов услышат быстрее, чем только 40, как было раньше. 

Мы уже многое меняем в этой сфере. Раньше одна компания могла выиграть контракт на два района. Сейчас мы уже говорим: нет, нам так не надо. Мы уже хотим дробить контракты внутри района. Нельзя отдавать асфальтирование одному коммерсанту. Он не справился, бросил все, и район остался без дорог. Так было в Курчатовском районе в прошлом году с выкашиванием травы. Предприниматель сказал: я не справляюсь, не буду делать. А если бы было 15 игроков на этом рынке. Да, кто-то не сделал, но большинство-то сделает. И это дает возможность участвовать в этом процессе микробизнесу.

— Какие проблемы в своем округе ты решаешь? 

— У нас есть незаконная стоянка. По плану освоения территории там должна была быть многоуровневая парковка. Пока делали проект, собирали деньги, сдали территорию в аренду стоянщику. Он разместил парковку. Срок аренды участка прошел, его не стали продлевать. А стоянщик как стоял, так и стоит. Более того, он стал лить дизель под деревья. Они засыхали, и за счет этого он расширил стоянку. Несколько раз жители писали в прокуратуру и в город. Толку нет. Видимо, человек почувствовал себя безнаказанным. Уже открывает там шашлычку. Мы получили документы, что все это незаконно. Отнесли это все в МУП, который сносит стоянки. Но если сносишь, то на этом месте надо сразу что-то делать, иначе опять появится стоянка. Пинаем эту ситуацию почти каждый день. 

Очень приятно работать, когда есть инициативная группа жителей и управляющая компания адекватная. Так получилось на Звенигородской. Там УК и жильцы сработали очень хорошо. Люди попросили хоккейную коробку, чтобы летом был баскетбол, зимой —  хоккей. Деньги выделили по программе «Единой России». Мы пришли в УК, те сказали: все сделаем, решим вопрос с водой и с освещением, даже часть расходов взяли на себя. Вот такая связка: жители, УК, депутат. Если оно работает, то тогда в микрорайоне будут происходить изменения. У нас шутят, что районный депутат — это главный по лавочкам и бордюрам, но и этим тоже надо заниматься.

Новости России
Санкт-Петербург
В Петербурге задержали каршеринговый автомобиль с трупом в багажнике
Россия
Сборная России по биатлону установила антирекорд — 26 гонок без призовых мест
Россия
В Госдуме пояснили, на что именно влияет всенародное голосование по изменению Конституции
Россия
«Интерфакс» сообщил о смерти протоиерея Всеволода Чаплина
Россия
СМИ: в Чечне задержали 25 человек, в том числе подростков, за фотоколлаж с Кадыровым
Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Санкт-Петербург
«Фонтанка»: в Петербурге ищут каршеринговую машину с окровавленным человеком в багажнике
ХМАО
В Нижневартовске конфликт со стрельбой произошел из-за громкой музыки, стрелка ищут
Россия
В Кабардино-Балкарии пьяный полицейский сбил насмерть человека
Россия
На краснодарского губернатора подают в суд за сравнение горы мусора с Мамаевым курганом
Россия
Осужденная по делу о наркотиках израильтянка попросила Путина о помиловании
протоиерей Дмитрий Смирнов
Россия
В Московском патриархате обрадовались конфликту РПЦ с Константинополем из-за Киева
Россия
Жена главы Чувашии высказалась о скандальном видео с ее мужем: «Ерунда!»
ХМАО
МВД прокомментировало сообщения, что в Нижневартовске наряд не приехал на вызов о стрельбе
Россия
ТАСС: СКР прекратил уголовное дело экс-главы «Роснано» Меламеда, обвиняемого в растрате
Музей холодной войны «Бункер-42»
Россия
Baza: воры обокрали секретный бункер правительственной связи, построенный на случай войны
Россия
Ученые предполагают, что рак и диабет могут передаваться от человека к человеку
Россия
В СМИ появилось видео с рассуждениями Трампа о борьбе Украины и России без помощи США
Россия
«Медуза»: настоящий автор стихов российского гимна — Сурков
Россия
На Сахалине 600 рыбаков оказались на оторвавшейся льдине
Россия
Минздрав: у границы с Россией зафиксированы семь случаев коронавируса, один летальный
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно