В жилу

Как добывают золото на Южном Урале. Репортаж из шахты

Клеть опускает человека на дно шахты «Центральная» за пару минут. Железная кабина несется вниз. Освещенный налобным фонариком ствол шахты сливается в серую ленту. Иногда проскакивают горизонты: 300 метров, 500… За секунду глаз успевает выхватить темные фигуры горняков, которые ждут своей очереди, чтобы подняться на поверхность.

«Стоять нужно на полусогнутых ногах, чтобы не выбило суставы, если клеть резко остановится», —  сквозь свист ветра и лязг железа объясняет сопровождающий.

Даже думать не хочется, почему клеть должна вдруг резко остановиться. Кабина замедляется и плавно тормозит на горизонте 700 метров. Механизмы клети перестают греметь, и небольшой пятачок, освещенный лампой, окружает полная тишина, пришедшая из черной глубины штрека.

«Если вдруг заблудишься, надо идти либо по направлению течения воды, потому что она всегда течет к насосной станции, а она, как правило, возле выхода, либо против ветра, потому что он всегда дует от ствола», — объясняют технику безопасности. 

Широкий тоннель, по которому бегут рельсы, уводит в темноту. Под ногами хлюпает грязь. С грохотом мимо проносятся пустые вагончики. Стены и свод тоннеля ощетинились железными штырями. Это система крепления свода. В стене или потолке бурится глубокое отверстие, в него помещается капсула со специальным клеем, который держит железную штангу.

«Она пронзает пласты породы и держит их вместе, — объясняют сотрудники компании „Южуралзолото“. — Принцип похож на шашлык. Снять с шампура все куски мяса одновременно сложно. Так же и здесь».

Начинает доходить, что 700 метров земли над головой держатся на нескольких метровых шпильках. Чтобы представить, на что похожа работа проходчика, предлагают забраться в узкий лаз. Тесно, сыро, темно. А здесь еще надо орудовать буром, чтобы делать отверстия под взрывчатку. Что заставляет людей каждый день спускаться сюда? Ответ прост — 3 грамма золота в тонне руды, которую нужно оторвать от земли и поднять на 700 метров вверх. 

«В Челябинске 20 лет роют метро и толку нету, а у нас вон сколько тоннелей, и по каждому вагончики ездят», — говорит сотрудник пластовского музея Равиль Хайрятдинов, показывая на карту подземных ходов, наложенных на городскую застройку. За клубком красных змеек почти не видно улиц и кварталов. Кажется, что тоннелей под Пластом больше, чем дорог на поверхности. 

Смотритель музея ведет по залам, которые когда-то были комнатами особняка золотопромышленника Антуана Баласа. Равиль Хайрятдинов рассказывает, что золото в этих краях находили давно, но казаки старались держать это в тайне. Они понимали, что если власти узнают о богатых месторождениях, то казаков прогонят с насиженных мест.

Смотритель пластовского музея Равиль ХайрятдиновСмотритель пластовского музея Равиль Хайрятдинов

«Казаки пытались скрыть, что в этих местах есть золото, — говорит экскурсовод. — Чиновников, которые регулярно приезжали сюда на разведку, старались напоить и сунуть им взятку, чтобы они написали правильный отчет. Но при этом полиция постоянно ловила бухарских купцов с левым золотом, которое добывали кустари в этих местах. Поэтому власти регулярно направляли сюда специалистов. Ситуация изменилась после того, как вышел закон, который обязывал золотопромышленников отдавать десятую часть добытого владельцам земли — казакам».

Светлинский ГОК — еще один важный актив компании «Южуралзолото». Здесь руду добывают в карьере. Горняцкой романтики тут нет, как нет и обязательных ритуалов в виде получения фонариков, комплектов самоспасения и снятия со стены жетона со своим номером. В этой руде гораздо меньше золота, меньше грамма на тонну. Зато доставать ее из-под земли гораздо проще. Дорога из рыжей глины, петляя, уходит на дно карьера. В горку медленно ползут БелАЗы.

«Мы сейчас выбираем руду из бортов карьера, — говорит директор Светлинского ГОКа Виктор Ежов. — Она беднее, чем та, что на дне. Но это принципиальное решение. Важно, чтобы не получилась так называемая „морковка“, когда в погоне за хорошей рудой карьер начинает расти вглубь и в какой-то момент его больше невозможно эксплуатировать».

Многотонные машины везут серую руду на обогатительную фабрику. Но чтобы попасть туда, человеку нужно дунуть в трубочку. На входе — обязательный контроль рабочих на алкоголь. Говорят, что после того, как на предприятиях ЮГК появились алкотестеры, к руководству предприятия пришла делегация жен рабочих. Сказали «спасибо», потому что мужики перестали пить.

Процесс обогащения руды практически не виден. Все происходит в недрах цеха, в резервуарах, спрятанных под полом. Руду дробят в пыль, а потом обрабатывают цианидом, который растворяет золото. Потом металл выпадает в осадок, который идет на переплавку. Если сравнивать плавильный цех, на котором получают золото, с цехами металлургических гигантов, то все здесь кажется игрушечным. Вместо ковшей, в которых умещаются тонны расплавленного металла, под золото заготовлен небольшой ковшик, из которого выходит слиток на 10-11 килограммов. Слиток практически белый, потому что к золоту примешано сопутствующее серебро. Окончательно привычные кирпичи чистого золота получают на аффинажном заводе. 

10 килограммов золота — этот слиток размером чуть больше булки хлеба. При цене в 1300 рублей за грамм он стоит 13 млн рублей.

«Мы не воспринимаем это золото как какую-то материальную ценность, — говорит управляющий директор „Южуралзолото Группа Компаний“ Роман Бергер. — Не переводим на деньги, не считаем, что можно купить за один слиток и т. д. Для нас это просто продукт, который мы должны делать качественно. Деньги появляются потом, когда мы строим новые предприятия. 20 лет назад здесь не было ничего. Когда только появилась наша компания, шахта „Центральная“ была брошена, а „Восточная“ затоплена. Сейчас обе работают. На месте Светлинского ГОКа было чистое поле. В 90-е годы никто не знал, что делать дальше. Люди шли к нам на работу и не верили, что будут получать зарплату. А мы тогда жили в вагончиках рядом с карьером. Жили все вместе: и генеральный директор Константин Струков, и водители, которые работали на выработке. Еду готовили на костре. У нас тогда работало человек 50. Сейчас 4 тысячи человек».

За последние годы «Южуралзолото» стало динамичной компанией, которая регулярно открывает новые производства. В этом году должна в полную силу заработать фабрика на Березняковском ГОКе, где заканчивается пуск автоклавной линии.

«Каждая руда особенная, —  объясняет директор ЮГК. — Прежде, чем начать разрабатывать месторождение, нужно найти технологию извлечения, обкатать ее. Только затем начинать добычу и строительство фабрики. Мы следим за новыми технологиями, в мире уже есть фабрики, которые расположены под землей. Добыли руду и тут же ее переработали. Мы тоже об этом думаем. Но пока идем к тому, что будем возвращать пустую породу обратно в шахты — после того, как выработка будет исчерпана. Это решает многие вопросы безопасности и экологии. Вообще у нас довольно экологичное производство. На фабриках замкнутый цикл воды и цианида. Ничего никуда не сливается. Нас как-то обвинили в том, что мы слили цианид в Южноуральское водохранилище. Нам пришлось делать экспертизу, которая показала, что нам пришлось бы слить годовой запас цианида, чтобы довести загрязнение до такого уровня».

Роман БергерРоман Бергер

Березняковский ГОК — будущее компании. Разработка месторождения ведется с 1992 года, но активно — последние 15 лет. Запасы оцениваются в 60 тонн золота. Руды месторождения упорные, требуют особой технологии извлечения. В июне планируется запуск отделения автоклавного выщелачивания, что позволит увеличить процент получения драгоценного металла. По плану карьер должен вырасти до 500 метров в глубину. Но почти полгода ГОК простоял без дела из-за ситуации вокруг нефтепровода, который прошел вблизи карьера.


«Компания „Транснефть-Урал“ проложила трубу по территории месторождения. Мы с ними договорились, что ближе чем на 50 метров край карьера к трубе не подойдет, — рассказывает Бергер. — Но территория заболотилась, вода пропитала борт карьера, и он начал двигаться. Мы быстро нашли причину и решение — нужно было изменить угол борта карьера. Мы пришли к нефтяникам, показали исследования, год согласовывали, и в итоге мы оказались крайние. Теперь мы переложили трубу за наши деньги и уведем ее на 9 километров. Есть к нам такое отношение: если мы добываем золото, то всем должны. Бывает, получаешь лицензию на месторождение, а на территории оказался чей-то пай на сельхозземлю. И человек говорит, раз золото, то давайте мне миллиард за мой кусочек, на котором я никогда ничего не сеял. Еще один пример. Когда мы остановили Березняковский ГОК, то смогли перегруппироваться, чтобы сохранить плановые показатели. Напрягли Светлинский ГОК, перевели туда людей. Но о районе никто не подумал. Ведь предприятие стояло, и столько налогов в район уже не заплатит. А они еще в том году были в бюджете расписаны».

В компании ЮГК говорят, что главный актив — это люди. Отдел кадров охотится за сотрудниками, ждет, когда молодые люди вернутся из армии, или «ловит» после школы. Обучает специалистов компания сама.

«Автоматизация — это хорошо, и у нас многие процессы идут без человека, — говорит Роман Бергер. — На том же Светлинском ГОКе работает всего 180 человек. Но давно доказано, что на эффективность производства влияют человеческие отношения. В Америке на подобных фабриках строят бытовки или вагончики. У нас полноценные бытовые комплексы, со столовыми, душевыми, раздевалками. Как в советское время отправляем оздоравливаться и рабочих, и их детей. Это на самом деле важно. Между руководством и работником должны быть человеческие отношения. Иначе как ты доверишь водителю тот же БелАЗ, который стоит 2 млн долларов? Без доверия тут ничего не получится. Они доверяют нам, что мы будем платить зарплату, что у предприятия есть план на много лет вперед. А мы доверяем им». 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.