«Я — не иллюзионист»

Глава Златоуста Вячеслав Жилин — о слиянии с Миассом, факторе Морозова и Facebook

Борьба за пост главы третьего по величине города Челябинской области — Златоуста — была жесткой: документы на конкурс подали 13 человек. Среди них были бывший глава города Дмитрий Мигашкин, а также начальник управления транспорта администрации Челябинска Роман Болотов, которого в итоге попросили остаться работать в областном центре. Депутаты поддержали действующего мэра Вячеслава Жилина. В интервью Znak.com он рассказывает о том, почему пошел на второй срок, как работать с оппозицией, какие проекты планирует реализовать его территория и как на городскую жизнь влияет криминальный авторитет Морозов.

— Вячеслав Анатольевич, почему вы решили идти на второй срок?

— Было много факторов. Мой мотив был связан с программой, которую я защищал в Сколково. У города есть шанс поменять свой облик, есть возможность улучшить условия жизни горожан и улучшить условия для бизнеса. Мне бы хотелось реализовать ряд направлений, которые были нами разработаны. Кроме того, уже есть ряд инвесторов, с которыми мы работали по этим проектам. И они уже в этом году начинают стройку. Оставлять пост означало бы поставить под вопрос эти проекты, принял бы их новый глава — неизвестно. У меня есть желание поработать. Хотя честно скажу, что иллюзий у меня нет. Все понимают, каково работать главой. Но пока у меня есть драйв, чтобы двигаться дальше. 

Еще один важный фактор: среди тех желающих, кто хотел занять пост главы, не было никого, в ком бы я видел преемника. У нас территория этим страдает. Один идет налево, другой — направо, третий — на север, четвертый — на юг. Мне бы хотелось, чтобы пришел достойный и профессиональный человек, который продолжил бы ту стратегию, над которой мы столько трудились. Все эти факторы повлияли на мое решение. При этом для семьи это было непростое решение. У меня родилась дочь, а времени на семью как не было, так и нет.

— Какие задачи вы сейчас перед собой поставили?

— У нас есть четкий план действий, который принят собранием. Есть график работ над проектами. Что-то получается, что-то нет. Пусть кто-то говорит, что это иллюзии или что они слишком глобальные, но еще недавно никто не верил, что в Златоусте будет биатлонный центр. Но он будет, в этом году мы его сдадим. Есть решение и по больнице, даже медики не верили, что она будет. Но мы аргументировано доказали губернатору, что она нужна. И мы занимаемся этим объектом. Там не все просто с имуществом, работы много. Но она идет. Никуда не пропадает и текущая работа. У нас масса вопросов в коммунальной сфере. Та же котельная метзавода, она продолжает генерировать убытки, и пока непонятно, из каких источников их погашать. Проблемы никуда не делись. Они не обнулились с моим переизбранием. Они были понятны тогда и теперь. Где-то есть вопросы, связанные с нашей не совсем эффективной работой. Были вопросы по транспорту, по хлебокомбинату. Но мы их решили достаточно эффективно. На хлебокомбинат пришел инвестор, который работает. 

Есть вещи, которые мы должны делать календарно каждый год: отопительный сезон, подготовка к нему, уборка территории. Есть задачи президента и губернатора: снос аварийного жилья, подготовка площадок, работа с инвесторами. Но есть и стратегическая задача: надо понимать, где и как мы найдет дополнительные средства на реализацию наших проектов. Да, люди по-разному относятся к нашей программе «Уральская Швейцария». Я знаю, что меня некоторые называют иллюзионистом. Но это не так. Доля авантюризма в этом есть, но это на уровне интуиции. Многое получается. Важно, что мы делаем это не в масштабах города, а в масштабах региона, поэтому к этому есть общий интерес. 

— Что входит в проект «Уральская Швейцария»?

— Проект непростой. Он является межмуниципальным. Златоуст всегда был площадкой по спортивной подготовке по зимним видам спорта в условиях среднегорья. И в этом есть острый дефицит в нашей стране. Это не я придумал, это мнение экспертов Сколково. Площадок в среднегорье в России почти нет. Есть Кисловодск, Сочи, Абакан, Киргизия и Казахстан. И в этом наша сила, что площадок очень мало. Мы предполагаем создание центра подготовки спортсменов, пока молодежных команд сборной России по зимним видам спорта. Причем с сопровождением по спортивной медицине и реабилитации. Есть пул инвесторов, которые уже хотят развивать площадку. Это все вяжется с тем, что мы в ноябре–декабре сдаем биатлонный стадион. Также у нас есть школа олимпийского резерва, которая занимается научной базой. Мы видим в партнерах Миасс и «Солнечную долину». И Тургояк, который вроде бы относится к Миассу, но это наше общее достояние. 

В конце концов, Златоуст может стать площадкой подготовки сборных. Речь идет о центре олимпийской подготовки на горе Уреньга, в него также войдут все спортивные объекты в городе, профилакторий «Металлург» будет обеспечивать проживание, появится медицинское ядро. Также тут важны отношения с Миассом, который будет предоставлять те или иные спортивные услуги. Тренировка в условиях среднегорья предполагает цикл от 10 до 30 дней. Все это время спортсменам надо где-то жить, что-то есть, с ними должны работать медики и т. д. Есть инвестор, который готов заходить на Уреньгу, есть инвесторы по гостиничному сервису в Златоусте и по медицине. Но это только начало пути, так как инвестор приходит только туда, где уже есть гарантии и понимание по земле и инфраструктуре. Пока этих условий нет, мы к ним только идем. 

— А что Златоуст делает в рамках туристического кластера «Синегорье»?

— Сейчас мы ремонтируем общежитие, которое получили от области. Планируем создать здесь муниципальный хостел на 300 мест. Есть инвестор, который готов заниматься общепитом в рамках этого проекта. Это нужно для того, чтобы принимать групповые туры под небольшой чек, чтобы можно было комплексно продавать экскурсионный продукт: Златоуст совместно с Саткой или Миассом. Мы пытаемся идти в этом направлении, разрабатываем туристические маршруты, есть проекты по индустриальному туризму, тот же оружейный парк. Мы рассчитываем на 2 миллиона туристов в год. Плюс у нас есть нацпарк «Таганай», наш стратегический партнер. Кроме того, будет набирать обороты фестивальное движение. Недавно был казачий фестиваль, это тоже форма туризма и увеличения турпотока. 

— Город готовит документы для получения статуса ТОСЭР. Что это даст Златоусту?

— Статус ТОСЭР нам получить будет сложно. Мы находимся во второй категории. Параллельно мы готовим площадку для развития индустриального парка «Приайский». Дело в том, что у нас очень мало земли, где можно строить что-то подобное. Те земли, что есть, не обеспечены инфраструктурой, поэтому «Приайский» — одно из направлений по развитию инфраструктуры. Кроме того, ждем, когда метзавод локализует свою инфраструктуру. Мы уверены, что на его территории тоже будет организован индустриальный парк с загрузкой энергоблока. Мы рассчитываем на то, что выкупим котельную, и это будет дополнительная возможность для подключения тех предприятий, которые могут зайти на эту площадку. Один проект уже в проработке, но пока его называть не можем.

— Вы говорите о сотрудничестве с Миассом, но, кажется, что вы больше конкуренты: за инвестиции, за областные деньги и т. д.

— Это нормальные отношения. Деньги, люди, время — это дефицит. И конкуренция между нами здравая. При этом мы больше партнеры. И со стороны Миасса я не вижу противоречия или барьеров. Нас господь так создал, горнозаводская зона была именно кластерная. Златоуст был горным округом, и в него входили Миасс, Сатка, Куса и старопромышленные заводы. Сегодня мы пытаемся этой схеме придать новый облик, усилить эти вещи и понять, где мы будем друг другу полезны. 

Главное — убрать транспортные ограничения, так как нынешняя инфраструктура устарела. Люди должны жить, не задумываясь о расстоянии. Живет в Кусе, а работает в Златоусте, или живет у нас, а работает в Миассе. Это агломерационные потоки, которые сейчас надо просто усилить. Я думаю, что будет происходить локализация объектов социальной инфраструктуры. С одной стороны это приведет к снижению затрат на нее, а с другой должно вырасти качество медицины, образования и т. п. На западе это прошли многие территории. Если так фантазировать, то в обозримом будущем, скажем, через 100 лет, Златоуст и Миасс не будут иметь границ, будут иметь единую логистику. Но этот потенциал возможен, когда жителям будет интересно жить, работать, отдыхать, рожать детей именно здесь. Это главная проблема малых городов.

— Недавно прошла новость о том, что в Златоуст переезжает «Красный октябрь» — собственник металлургического завода. Метзавод всегда был проблемным, а сейчас в ваш город переезжает головное подразделение.

— Проблемность Метзавода никуда не делась. У завода есть трудности с техперевооружением, с портфелем заказов. Но есть своя ниша. Переход головного офиса в Златоуст — это решение собственника. Но думаю, что это результат договоренностей, которые были выстроены во время вступления в должность Бориса Дубровского. Для города это большой плюс. Завод по-прежнему решает проблемы: продает непрофильные активы, локализует производство. У них 2400 рабочих мест, с небольшой динамикой. У нас выстроены нормальные отношения с предприятием. Есть ряд спорных моментов, но работаем конструктивно.

— Как на городскую жизнь влияет фактор Морозова (криминальный авторитет Александр Морозов отсидел 19 лет за вымогательство и изнасилование, вышел в 2016 году — прим. ред.)? 

— Это житель нашего города, у которого есть яркая биография, у него был серьезный карьерный взлет. Это человек с определенным качеством характера, с определенным потенциалом. Приезд его был связан с определенными ожиданиями, и каждый относился к этому по-разному. Поэтому он, как любой из нас, создает определенную палитру в городе. Фактор Ускова или Костромина что-то меняет? Наверное, да. Какое-то влияние есть. Что вы хотите узнать? Является ли он проблемой или, наоборот, в чем-то помогает?

— А есть что-то из этого?

— Я привожу такой пример: есть в семье сын двоечник. С одной стороны, это проблема, он не успевает, но это же не значит, что он не член семьи. Вот он такой, но член большой семьи, которая называется Златоуст. Мы с этим живем и не только считаемся, но и относимся к этому нормально.

— Насколько комфортно вам работается сейчас с точки зрения оппозиции. В соседнем Миассе практически любые действия главы вызывают бурю эмоций…

— Я тоже встречаю бурю эмоций. Я не думаю о комфорте. Я нормально себя чувствую. За тем, что происходит в публичной плоскости, всегда есть интересанты. И оппозиция — это всегда группа людей, которая на этом зарабатывает. Это бизнес. В противном случае оппозиция проявляла бы себя на выборах. Но она занимается чем-то другим. Нужно понять, кто за этим стоит. И вся эта история, она управляемая. И у нас были митинги, сформированные группы. Но если власть не занимается проблемами, не снимает эти вопросы, то для оппозиции это пища. Важно решать вопросы, идти на контакт, даже если не все получается, но с этим надо максимально работать. Если ты не даешь этой температуре вырасти, то все идет в рабочем режиме. То, что происходит в Миассе, это было и у нас. Для меня показательна прошедшая предвыборная кампания. Для меня она была не очень понятной. Я считаю, что важно участие жителей. Наверное, нужно обязать кандидатов проводить публичные мероприятия, чтобы был контакт с людьми. (Вячеслав Жилин переизбрался на второй срок не на прямых выборах, а через конкурс и был назначен депутатами местного собрания — прим. ред.) Я чувствовал, что по мне растет градус. Появляются петиции к президенту. Идет усиление работы в соцсетях. Да, это было не без городских проблем: чистим дороги плохо и т. д. Но направленность видна сразу. Когда происходит что-то хорошее, об этом молчат. 

Думаю, правильный подход — авторизация в соцсетях. Посмотрите на «ВКонтакте» и «Фэйсбук». В «Фэйсбуке» тоже есть острые вопросы, но там меньше грязи. Во «ВКонтакте» же все пытаются спрятаться за фейковой страницей. Сегодня медиа мало несут хорошего людям. От них нет ни идеологии, ни позитива. Надо научиться радоваться и видеть положительное вокруг, тогда будет желание созидать. А чернота вокруг давит, народ становится пессимистом. 

А Миассу важно найти общее решение главе и председателю собрания. У меня тоже была такая тупиковая ситуация, но мы договорились. Мы поняли, что людей рвем, у которых и так масса проблем. Думаю, что Миасс разберется, искренне им этого желаю. Надо научиться договариваться. Я анализирую свои прошлые шаги и многое бы сделал по-другому. Со временем становлюсь прагматичным по отношению ко всем и по отношению к тому, как ко мне относятся. В этом плане можно было бы вообще многими вещами не заниматься, на которые я тратил силы. Но есть и такое мнение, что если у тебя нет врага, заведи его. Потому что они заставляют двигаться вперед, мотивируют. 

— Вы упомянули соцсети, они помогают в работе?

— Я сам веду страницу в «Фэйсбуке», есть страница в «Одноклассниках» и «Инстаграме». Но «Инстаграм» мне не очень понятен. Видимо, возраст. По «Фэйсбуку» вижу, что он очень быстро чувствует настроение в городе и регионе. Очень быстро можно понять, что меняется, как происходит жизнь. Чиновникам надо больше работать в этом пространстве. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.