Доллар
Евро

«Буркову не удалось бы провести полноценную кампанию»

Эсер Ионин — о губернаторских выборах, сборе подписей и конкуренции с ЛДПР

Дмитрий Комаров
Дмитрий Ионин

«Справедливая Россия» выдвинула в качестве кандидата в свердловские губернаторы депутата Заксобрания Дмитрия Ионина (выборы состоятся 10 сентября). В интервью Znak.com Ионин рассказал, как ему удалось собрать подписи для преодоления муниципального фильтра, договоренностях с единороссами, почему «Справедливая Россия» во время кампании будет пересекаться с ЛДПР, а также о перспективах второго тура и спойлерах на выборах.

«Население в небольших городах устало от власти и хочет новых лиц»

— Некоторое время назад в «Справедливой России» говорили, что единым кандидатом в свердловские губернаторы от оппозиции может стать депутат Госдумы Александр Бурков. Почему, когда идея с единым кандидатом провалилась, эсеры единогласно выдвинули вас, а не Буркова?

— Бурков рассматривался именно как единый кандидат от оппозиции, но договориться с другими партиями, к сожалению, не удалось. В первую очередь — из-за насыщенной муниципальной кампании, которая идет в Свердловской области. КПРФ и ЛДПР смущало, что, если они будут работать на «Справедливую Россию» на губернаторских выборах, будет провалена муниципальная кампания. И в итоге от этого будет зависеть существование партий вообще — после отмены партсписков мандаты на местах достаются очень сложно. Кроме того, учитывая, что Александр Леонидович (Бурков — Znak.com) сейчас курирует кампании в шести регионах и живет между Краснодаром и Сахалином, ему бы не удалось провести полноценную кампанию. Поэтому внутри партии было принято решение, что пойду я. Александр Леонидович мою кандидатуру поддержал.

— Была информация, что Бурков отказался от участия в кампании в обмен на некие преференции его бизнесу. 

— Я знаю, что у Александра Леонидовича нет бизнеса. Я читал много разных слухов на эту тему: и что мы Дениса Паслера будем выдвигать, и про преференции, и про выдвижение других партийцев. Зачем это сейчас комментировать? Бурков рассматривался как кандидат от трех партий — «Справедливой России», КПРФ и ЛДПР. Говорить, что на него кто-то надавил или как-то убедил, неправильно. О том, что я буду потенциальным кандидатом в губернаторы, если выдвижение единого кандидата не удастся, мы с Бурковым договаривались еще в декабре.

Изначально эсеры планировали выдвинуть в губернаторы Александра Буркова (на фото справа)Изначально эсеры планировали выдвинуть в губернаторы Александра Буркова (на фото справа)

— После того как «Справедливая Россия» заявила о вашем выдвижении, от вас, как и от других кандидатов, почти никаких новостей не было. С чем связано отсутствие реальной кампании?

— Каких-то диких пиар-ходов не было, но кампания ведется. Я на прошлой неделе объехал практически все муниципалитеты Западного управленческого округа, встречался с жителями и активом партии. Не скрою, это было связано с формированием списков на муниципальных выборах, но определенный синергетический эффект от этого был. Ну какой громкий повод можно сделать из того, что я съездил в Нижние Серги? Все будет, но на сегодня мы не видим стратегической необходимости вести пиар-активность — больше потребности в мобилизации людей на местах.

— Многие рассматривают выборы как референдум доверия врио губернатора Евгению Куйвашеву, которого, как считается, поддерживает Кремль. Если это так, зачем вы согласились на роль спойлера?

— Я не соглашался на роль спойлера. Я вижу по повестке в муниципалитетах очень сильные протестные настроения. Население, особенно в небольших городах, устало от власти, хочет перемен и хочет новых лиц. Я не бью себя в грудь и не говорю, что точно выиграю эти выборы, но мы с партией будем делать все возможное для этого. У нас нет никаких обязательств «набрать свои 5%». Шансы на победу есть, и нужно пробовать.

Сегодня ситуация кардинально отличается от той, что была в сентябре 2016 года, когда еще на волне любви к президенту и поддержки внешнеполитического курса люди шли и голосовали за «Единую Россию». Сегодня есть усталость людей, есть усталость элит, связанная с тем, что у людей забрали последние деньги, а у муниципалитетов — самостоятельность. Местных депутатов, простите за выражение, «нагибают» и говорят: «Вот это будет ваш мэр». Очаги сопротивления есть, их немного, но они появляются. Людей не устраивает сегодняшняя ситуация, которая связана даже не с фамилией Куйвашева, а вообще с выстраиваемой системой. Муниципалитеты понимают: либо они вымрут, либо нужно отматывать ситуацию назад.

— Каким образом?

— Во-первых, нужно отдавать политическую самостоятельность — возвращать прямые выборы глав. Мы видим, что система с назначением не работает: где-то глав просто не могут назначить, где-то назначают откровенно слабых градоначальников. И есть обратная ситуация — Нижний Тагил, последний оплот прямых выборов мэра. Город развивается. Какие инструменты для этого выбраны (кредиты — Znak.com) — это иной вопрос. Главы вынуждены работать в тех условиях, в которые они загнаны.

Во-вторых, нужно возвращать экономическую самостоятельность, как минимум, перераспределяя НДФЛ. На сегодня бюджетная обеспеченность во многих муниципалитетах такая, что денег хватает процентов на десять от всех полномочий — либо глава сможет отремонтировать одну дорогу из десяти, либо на 10% от каждой дороги. И в том, и в другом случае к нему придет прокурор, и все может закончиться тюрьмой. Поэтому квалифицированные кадры часто и не идут на муниципальную службу. То есть возникает еще и большая кадровая проблема. Область загибается. Если мы еще пять лет будем жить, отбирая деньги у муниципалитетов и отправляя их дальше в Москву, — многие муниципалитеты просто помрут.

— Долгое время «Справедливая Россия» эксплуатировала тему ЖКХ, но результаты на прошлых выборах оказались невысокими. Избиратель устал от темы?

— Да, мы сделали определенные выводы. Многие из наших сторонников начали воспринимать нашу работу как «обязаловку». Допустим, советы домов микрорайона ЖБИ, которые я создавал в 2010–2011 году, с которыми дружил и которым помогал, перед выборами интересовались у меня: если вдруг я проиграю выборы, как будет работать моя приемная? Я говорю: «Так моя приемная никак не будет работать, я же не буду депутатом». Мне говорят: «Как? Вы же обязаны, вы же „Справедливое ЖКХ“!» Мы никогда не скрывали, что это взаимовыгодное сотрудничество: мы помогаем решать проблемы ЖКХ, экономить деньги и за это надеемся на поддержку на выборах. 

Но теперь партия занимается диверсификацией проектов. Сегодня есть и более острые темы. Одна их них — то, что у людей деньги закончились. Сколько бы наши великие заводы ни говорили, что они не сокращают людей и вовремя платят зарплату, мы понимаем, что это не так. Сегодня мы много работаем, чтобы защитить трудовые права людей, чтобы их просто не выкинули с предприятий. Кроме того, мы помогаем с перерасчетом пенсий для людей, которые работали на особо вредном производстве. Мы хотим, чтобы люди думали: «Да, они реально работают, их можно поддержать».

«Подписавшиеся за меня единороссы — это мои личные договоренности»

— Как продвигается сбор подписей для преодоления муниципального фильтра на губернаторских выборах?

— На сегодня собрано около 140 подписей, чтобы был запас (максимум в облизбирком можно сдать 132 подписи — Znak.com). Была ситуация, пришлось переподписать несколько листов, чтобы не было проблем с точки зрения оформления. Сейчас никаких вопросов нет, подписные листы у нас лежат, 17 июля мы будем готовы их сдать в облизбирком (раньше сдавать нельзя по закону — Znak.com).

— Были какие-то сложности с их сбором?

— Мы вели подготовительную работу еще с марта. «Справедливая Россия» — вторая в регионе партия по количеству муниципальных депутатов. У нас из около 90. И мы понимали, в каких муниципалитетах мы добьем до необходимого количества подписей с помощью независимых депутатов, а где — с помощью единороссов. Сейчас, конечно, будут говорить: «Им помогли административным ресурсом, собрали за них подписи…»

— Действительно помогали?

— Не мешали. Многие наши депутаты были готовы, что придется бороться за свое право подписи. Но когда они говорили, что будут расписываться за Ионина, а не за Куйвашева, им говорили «Да пожалуйста». Были нормальные, демократичные условия. Что касается подписавшихся за меня единороссов, это были мои личные договоренности, договоренности Буркова и иные. Например, в Нижних Сергах за меня подписался единоросс: мы с ним вместе депутатами были, он хорошо ко мне относится. Или в Камышлове с подписавшимися депутатами мы вместе свергали исполняющего обязанности главы Олега Тимошенко. Наверное, если бы было противодействие, их бы заставили не подписываться. В этой ситуации никто ни на кого не давил.

— Все депутаты-справороссы подписались за вас?

— Подавляющее большинство.

— Сколько времени занял сбор подписей?

— Подготовительная работа была очень долгой. Мы составляли списки, объезжали всех. Но сама процедура сбора подписей заняла примерно неделю. Где-то были централизованные сборы в думе. Там в определенный день приходил нотариус и депутатам говорили: «За кого хотите, за того и расписывайтесь». Не скрою, нам это в определенной степени было удобно. Где-то я лично ходил с депутатами к нотариусу, и с точки зрения взаимодействия с депутатами это была полезная штука. Но в целом, конечно, муниципальный фильтр все равно надо отменять — слишком задраны показатели. Две трети муниципалитетов многим очень сложно пройти. Если мы говорим, что выборы должны быть конкурентными, фильтр надо отменять.

— Как вы считаете, возможны ли провокации, например, с «задвоенными» подписями, когда местные депутаты подписываются за нескольких кандидатов, а в итоге засчитывается только одна, первая по времени подпись?

— Не исключаю. Практика в других регионах показывает, что такое может произойти. Поэтому мы и старались максимально быстро их собрать, чтобы не было возможности играть в долгую, когда человек, расписавшись за одного кандидата, мог поставить подпись за тебя. Кстати, это еще одна проблема фильтра: нет единого реестра, в котором указано, за кого уже подписались депутаты, и кандидату приходится на свой страх и риск собирать подписи вслепую.

— Поправки в свердловский избирательный кодекс, ограничившие сдачу подписей в избирком десятью днями, эту ситуацию не исправили?

— Конечно, нет. Это вообще бред, а не поправки. Я, допустим, сейчас готов сдать подписи. Почему я должен ждать 17 июля и, по сути, подвешивать свою избирательную кампанию? Ведь и вопросы финансирования кампании ставятся в зависимость от того, участвуешь ты или нет, зарегистрирован ты или нет.

— По вашему мнению, в муниципалитетах еще достаточно муниципальных депутатов, не отдавших свои подписи, для преодоления муниципального фильтра кандидатами, выдвинутыми позже?

— Я думаю, что остались. Есть ряд депутатов, которые по личным причинам не смогли подписаться за меня, например, уехали или заболели. Есть те, кто идейно ждал выдвижения других кандидатов. И я думаю, что чисто физически депутаты еще остались.

— Как вы считаете, возможен ли второй тур на выборах губернатора?

— Почему нет? У нас выборы в один тур не проходили ни разу, мы не условная Воронежская область, где все предрешено, и уж тем более не Чечня. Есть разные мнения, разные интересы, и я считаю, что второй тур должен быть однозначно. Я постараюсь прикладывать силы к тому, чтобы там оказались я и Евгений Куйвашев как фаворит.

— Как кандидат в губернаторы вы должны будете озвучить трех кандидатов в сенаторы Совета Федерации. Кто это?

— Один из них, безусловно, Александр Бурков. Всего подобрано семь кандидатур, позже мы внутри партии примем решение, кого выдвинуть. Совет Федерации многие считают «кладбищем динозавров», и внутри партии даже шутили: «Отправь каких-нибудь трех подонков в Совет Федерации, чтобы они ушли и растворились, как все, кто туда уходит». Но я считаю, что кто-то там должен заниматься конкретной работой. Например, в последнее время я активно занимался правозащитой, было много ярких процессов, связанных с мажорами за рулем. Мы работали со многими уважаемыми автоправозащитниками, с тем же Максимом Едрышовым. И я рассматриваю Максима как одного из кандидатов. Предложение я ему уже сделал.

— Среди других кандидатов есть действующие депутаты?

— Есть. Но не из Екатеринбурга, а из области.

«Банда гопников ударила депутата по лицу — не вижу здесь информационного повода»

— Две недели назад обсуждалась загадочная история с нападением на вас. Нашли, кто это был?

— Я считаю, что это был бытовой конфликт, поэтому не вижу смысла это обсуждать. Банда гопников ударила депутата по лицу — я не вижу в этом информационного повода. Я не считаю, что есть большая разница между «ударили депутата» или «ударили учителя», или «ударили врача». Со всеми бывает. Я не хотел, чтобы эта история попала в СМИ, потому что не вижу ничего героического в том, чтобы рассказывать всем, как тебя кто-то ударил. И когда мне пытались говорить, что это тема для пиара, я сказал, что тем для пиара у меня хватает. Для себя я эту ситуацию разрешил. Если бы она как-то была связана с политикой, я бы об этом заявил.

— Вы первым среди кандидатов в свердловские губернаторы запустили видеоблог. Сейчас видеоблоги появились еще у нескольких кандидатов. Как вы оцениваете этот тренд?

— Я считаю, что депутат должен быть в определенном смысле шоуменом. Он должен привлекать внимание людей к политике в целом, вовлекать их туда. Я весь свой депутатский срок вел страницы в соцсетях, старался общаться с избирателями напрямую, находиться в контакте с ними. В марте 2015 года я поселился в серовский барак и рассказывал о происходящем в нем в соцсетях. Это помогло привлечь внимание к проблеме: я показал, как занижают показатели по износу домов, врут людям в лицо. Видеоблог нужен для того же: чтобы показывать подобные бредовые вещи. Первая же серия выстрелила: мы показали школу в Среднеуральске, которая закрыта уже 10 лет, но директор получает все это время зарплату и даже премии благодаря близости к команде мэра. Через два дня после выпуска блога в школе была прокуратура, следственный комитет, все федеральные каналы. Если бы я просто написал куда-то запрос, эффект был бы не такой.

— Ваш блог — для публики в Екатеринбурге?

— Нет. Сегодня есть социальная сеть «Одноклассники», которая в отличие от «ВКонтакте» и «Фейсбука» голосует, там сидят пожилые люди, общаются, там много активистов и председателей советов домов. И там очень много местных групп муниципалитетов, которые постепенно становятся реальным инструментом общения — группы в Реже, Алапаевске, Артемовском. Публикуешь про борьбу с управляющей компанией в Екатеринбурге — 100 лайков. Делаешь то же самое про Березовский — в разы больше. Для малых городов видеоблоги — это инструмент привлечь внимание и не дать замолчать проблему. На местах, если мэр с прокурором в бане вместе парятся и водку пьют, вряд ли чего-то добьешься. Поэтому задача достаточно утилитарна — привлечь внимание местных жителей и транслировать это на уровень региона.

«Сильным главой Екатеринбурга мог бы стать Бурков»

— Пару лет назад «Справедливая Россия» боролась с администрацией Екатеринбурга. Партия проводила митинг с требованием отправить в отставку сити-менеджера — Александра Якоба. Позиция эсеров по отношению к горадминистрации с тех пор изменилась?

— Мы остаемся последовательными критиками администрации Екатеринбурга. Наиболее яркий пример — ситуация с транспортной реформой. Только «Справедливая Россия» провела большой митинг против этой реформы. Сегодня есть локальная проблема с отменой социально значимых маршрутов: администрация бьет по популярным, востребованным маршрутам, чтобы задавить коммерческий транспорт. Лично для меня в войне чиновников мэрии и водителей маршруток хороших и плохих нет: одни ведут себя по-хамски и нарушают правила на дорогах, другие устроили передел в свою пользу. Но жители не должны страдать.

Вторая острая тема — «балконная реформа» (приведение в порядок фасадов домов за счет собственников помещений к чемпионату мира по футболу 2018 года — Znak.com). Мэрии удобно сказать: «Пусть они все это переделают». Но был пример Башкирии, где на это выделялись бюджетные деньги, причем из Федерации. А в целом я не урбанист и не вижу проблемы с балконами. Может быть, конечно, Криштиану Роналду поедет из Кольцово в центр города, увидит на Хохрякова балкон и скажет: «Господи, я не буду здесь играть!» Хотя до этого к нам Путин приезжал, Шредер приезжал — их это не смущало. Но если действительно есть проблема, дуйте в Москву, требуйте денег. Перекладывать этот вопрос на людей — большого ума не надо.

— Если менять власть в Екатеринбурге, то на кого?

— Во-первых, я настаиваю на возврате выборов сильного мэра. Нужен сильный глава, которым был Аркадий Чернецкий. Я думаю, что такие люди появятся. Тот же Александр Бурков мог бы быть сильным главой. Есть и другие люди, в том числе, наверное, и среди действующих муниципальных служащих. Например, глава Орджоникидзевского района Вячеслав Трапезников и первый замглавы горадминистрации Алексей Кожемяко.

«Протест выплескивается через Жириновского»

— Ваш электорат пересекается с избирателями кого-то из оппонентов? Как будете бороться за голоса?

— Безусловно, выборы будут протестными. Исходя из того, что узнаваемость кандидатов в целом невысокая, мы будем пересекаться с ЛДПР: по анализу предыдущих выборов, если есть территория, где не работал никто, там хорошо получает ЛДПР вне зависимости от фамилии кандидата. Графу «Против всех» давно отменили, а Владимира Жириновского-то отменить забыли, и теперь протест выплескивается через Жириновского. Моя задача — заполнить этот вакуум, потому что, если я не достучусь до людей, эти голоса заберет [кандидат в губернаторы от ЛДПР, депутат Госдумы Игорь] Торощин. Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что у меня нет какого-то рейтинга в масштабах области, но в такой истории даже не нужен рейтинг — нужна хоть какая-то узнаваемость. Человек подумает: «Ага, помимо Куйвашева есть Ионин. Пойду, проголосую за Ионина». Это даже легче: достаточно показать альтернативу.

— На какой процент голосов вы рассчитываете?

— На выживающих останках моего родного университета УрГУ (вошел в состав УрФУ — Znak.com) есть хорошая социологическая школа, и это лучше спросить у них. Кстати, это тоже тема для кампании: регион должен инициировать ревизию эффективности того, что совершили с УрГУ и УГТУ-УПИ, объединив их в Уральский федеральный университет, в рамках которого сегодня предпринимается попытка убить гуманитарное образование. Правительство региона должно вмешаться в эту ситуацию, и чем быстрее, тем больше шансов, что уникальная образовательная школа сохранится.

— Нужно снова разделить вузы?

— Да, вплоть до этого. По крайней мере, предпринять какие-то шаги, не позволяющие сделать гуманитарное образование чем-то побочным, болтающимся рядом.

— Ваш конкурент, кандидат в губернаторы от «Зеленых» Константин Киселев высказывает такие же идеи.

— Сложно сказать, кто первый это озвучил. По УрФУ мы прорабатывали тему с апреля. Возможно, и Константин Викторович заранее готовился. Это говорит о том, что это действительно наболевшая проблема.

— Если вы все-таки не выиграете выборы, как будете использовать опыт кампании?

— Я не готов сказать. Мне 32 года, я планирую и дальше заниматься политической деятельностью. Я воспринимаю участие в выборах как возможность донести до людей свои идеи, свои мысли. Я понимаю, что шансы выиграть на выборах достаточно невелики, но они есть. Если я наберу 0,0% на выборах, это будет сильным ударом по моим перспективам. Но я не собираюсь набирать 0%. А для молодого политика участие в кампании — это строчка в биографии. Бурков в 1999 году тоже занял второе место на губернаторских выборах, вышел во второй тур, ему тоже 32 года было. Все говорили, что ему ничего не светит, он это опроверг. И это дало толчок для развития его карьеры. Аналогия здесь есть — мне тоже хочется опровергнуть, когда мне говорят: «Куда ты лезешь?»

— И куда потом? Пойдете в главы Екатеринбурга в 2018 году?

— Не знаю, как решит партия. 

Читайте также
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
На президентскую кампанию потратят почти 15 миллиардов рублей
Россия
Алексей Улюкаев в СИЗО отказался от передач и дополнительных вещей
Россия
За что на самом деле посадили Улюкаева? В Telegram обсуждают новые версии
Россия
Путин во второй раз за неделю переговорил с Трампом и поблагодарил его за работу ЦРУ
Россия
МГЕР заявила о непричастности к распространению данных от лица умерших пользователей
Россия
Митрополит Иларион: церковь оценивает правителей не по продолжительности их правления
Россия
Биткоин стал дороже 20 000 долларов
Россия
Российские байкеры потребовали отмены транспортного налога с владельцев мототехники
Россия
Пресс-служба «ВКонтакте» прокомментировала активизацию страниц умерших пользователей
Россия
В России наркоторговца могут впервые приговорить к пожизненному сроку
Россия
Папа Римский решил объявить фейковые новости «смертным коммуникационным грехом»
Россия
Верховный суд обязал новосибирца компенсировать вред соседям за свое курение на балконе
Россия
НАК: по меньшей мере, трое боевиков уничтожены в ходе боя в Дагестане
Россия
В российской соцсети обнаружили записи с хештегом #ПутинКрут со страниц уже умерших людей
Россия
Россияне выбрали название для моста из Кубани в Крым
Екатеринбург
Ксения Собчак устроила предвыборную поездку по Екатеринбургу
Россия
Числа на лицах: рекламная акция в «Л’Этуаль» вызвала споры в соцсетях
Екатеринбург
В Екатеринбурге Ксения Собчак встретилась с матерью, у которой опека изъяла детей
Россия
Православная обитель поспешила откреститься от поддержки Улюкаева
Россия
В Москве мужчина лишился 17 млн рублей, которые принес для покупки биткойнов
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно