«Служебное, но еще небывалое дело: спуск в реку Миасс около 1000 ведер спирта…»

Тайны старого Челябинска: забытый завод Аникина

Два года назад Владислав Демаков, мой хороший знакомый, сотрудник отдела истории тогда ещё Челябинского краеведческого музея (ныне Государственный исторический музей Южного Урала — Znak.com), обратил моё внимание на старинное здание на территории бывшего завода «Оргстекло». Мы тогда предположили, что это остатки паровой мельницы Аникина, чей дрожжевинокуренный завод появился в Челябинске в конце XIX столетия на пересечении Ахматовской (ныне улица Свободы) и Нагорной улиц.

архивный фонд Государственного исторического музея Южного Урала / chelmuseum.ru

Один из основателей и управляющий этого предприятия Василий Ананьевич родился 20 января 1866 года в Байтеряковском винокуренном заводе Елабужского уезда Вятской губернии. Его отец, Ананий Федорович, с 20-летнего возраста и до 1895 года служил там в качестве приказчика, жил с семьей: жена, трое детей. А в 1895 году Аникины начали свое дело в Челябинске, оборудовав хлебопекарню и дрожжевое заведение. Вскоре ими был основан торговый дом «А. Ф. Аникин с сыновьями». 

Производство дрожжей с суточным затиранием в 25 пудов хлеба при восьми рабочих началось примерно в 1899–1900 годах. Основной продукцией, производимой здесь, были сухие прессованные дрожжи и спирт, получавшийся при переработке исходного сырья как побочный продукт. Поскольку для выработки дрожжей использовались зерновые — преимущественно ячмень и рожь — рядом Ананий Аникин построил паровую мельницу, служившую для размола сырья. 

Восточный фасад бывшего завода АникинаВосточный фасад бывшего завода АникинаЮрий Латышев

В 1904 году Василия Ананьевича избрали гласным (то есть депутатом — Znak.com) Челябинской городской думы, однако на этой стезе он себя практически не проявил. В большей степени был сосредоточен на усовершенствовании производства семейного предприятия. 

В 1910–1911 годах Василий Аникин изучал дрожжевинокуренное, пивоваренное и бродильное дело сразу в нескольких институтах и лабораториях за границей. Постигал теорию и практику на заводах Берлина, Вены, Пильзена, Мюнхена и Парижа. По возвращении в Челябинск в 1911 году Василий Ананьевич становится полноправным собственником семейного завода — отец за время его отсутствия в городе умер. Вступивший в права наследник, будучи под впечатлением от увиденного в Европе, практически сразу начинает заниматься модернизацией производства. И в 1911–1913 годах фактически строит новый дрожжевинокуренный завод на месте прежнего, что позволило ему в дальнейшем увеличить выработку продукции. 

Один довольно курьезный случай, произошедший с Василием Аникиным в 1916 году, описал в своих мемуарах акцизный чиновник Константин Теплоухов.

«В конце июня — служебное, но еще небывалое дело: спуск в реку Миасс около 1000 ведер спирта — настоящего, хорошего — в 90–92°. Дрожжевинокуренный завод Аникина работал и во время войны, — дрожжи были нужны. С дрожжами — как побочный продукт — получался и спирт, — к июню его накопилось 25 бочек, каждая не меньше 40 ведер. Стоил он очень недорого, — на ректификацию не употреблялся, так как, хотя дрожжи изготовлялись из более чистых материалов, чем обычный спирт, — ректифицировался очень плохо, пачкал аппарат. На вкус и запах он был даже приятнее чисто винокуренного… Аникин сдавал его для изготовления денатурата. Аникину надоели ежедневные назойливые просьбы любителей выпить — дать им спирта, — он был порядочный трус, — никому не давал. Просьбы все настойчивее… Он заделал окна в подвале со спиртом толстой железной решеткой; в одно прекрасное утро увидал начатый подкоп! Аникин принял героическое решение: подал в Акцизное управление заявление — просит разрешить уничтожить спирт со сложением акциза — разрешили. Под большим секретом прорыл канаву в Миасс — завод стоит на берегу… Я определил количество спирта — начали выпускать… Ручеек бежал порядочный. Аникин очень волновался, — тревожился и я. Еще в Федоровском заводе я видел, что произошло, когда разбилась бочка со спиртом — упав по небрежности возчика с моста… Дело было зимой, глубокий снег… моментально сбежался народ… крик, ругань, драки… и через 15 минут снег, пропитанный спиртом, был съеден до земли. А что было бы здесь! — сбежались бы сотни людей, возможно и убийство… Но все обошлось благополучно, — спирт выпустили весь, составили протокол, Аникин вздохнул с облегчением, хотя и потерял рублей 500… — двери в спиртовой подвал несколько дней демонстративно держали открытыми…»

Известно, что дрожжи используются в хлебопечении, поэтому, как отмечалось в документах, они всегда являлись для челябинцев «продуктом первой необходимости», а производство их не прекращалось даже в тяжелые годы Первой мировой войны. 

Основание дымовой трубыОснование дымовой трубыЮрий Латышев

В фондах Объединенного государственного архива Челябинской области сохранились заявления Василия Аникина этого периода: «Настоящим имею честь покорнейше просить Челябинскую городскую управу выдать мне разрешение получить на станцию Челябинск, на имя управы, в течение октября и ноября месяцев, со станций Клявлино и Буздяк Волго-Бугульминской железной дороги по 10 вагонов ржи и по 15 вагонов ячменя. Названные рожь и ячмень поступят для выработки дрожжей на моем челябинском дрожжевинокуренном заводе». 

15 ноября 1916 г. на заседании Челябинской городской думы рассматривалось заявление Василия Ананьевича, пожелавшего в память об умершем брате сделать пожертвование в размере 25000 рублей на постройку моста в Заречную часть через реку Миасс с Нагорной улицы. К сожалению, эта инициатива не нашла поддержки у городских властей…

После революции, в 1919–1922 годах, Василий Аникин состоял дрожжевым мастером по найму в Иркутске, однако в 1922 году вернулся в Челябинск, где… вновь стал заведующим дрожжевым заводом.

Предприятие к этому времени успели национализировать, и, наряду с маслобойным и кирпичным заводами, оно вошло в состав Челябинского госкома. Несмотря на сложную экономическую ситуацию, весной-летом 1922 года на предприятии был проведен ремонт, после которого качество производимой продукции улучшилось. 

На страницах газет того времени публиковалось такое объявление: «Управление маслобойным, дрожжевинокуренным и кирпичным заводами ГСНХ „Челябинский госком“ продает дрожжи сухие прессованные, вырабатываемые под непосредственным наблюдением специалиста В. А. Аникина». В его личном деле сохранилась характеристика: «Аникин дело любит и знает отлично. Имеет большой теоретический и практический опыт. В общении с окружающими — человек тяжелый. Как бывший владелец завода не может примириться с мыслью, что последний теперь принадлежит государству, а не ему». 

В фондах Государственного исторического музея Южного Урала сохранился уникальный стеклянный негатив, на котором можно увидеть, как выглядел построенный Аникиным дрожжевой завод. Снимок этот сделан в 1925 году сотрудником Челябинского музея местного края Михаилом Ивановичем Меркурьевым.

До февраля этого года мы с Владиславом считали, что здание, которое запечатлено на снимке 1925 года, было давно снесено, а сохранилось только здание паровой мельницы. Но когда представилась возможность попасть на территорию бывшего завода «Оргстекло», нам стало ясно, что сохранились именно здание дрожжевинокуренного завода, хотя и значительно перестроенное. Это подтвердилось и архивными документами. 

В 1941 году Государственный комитет обороны СССР приказал эвакуировать в Челябинск ленинградский химический завод «К-4». Для его размещения были отведены площади двух заводов: дрожжевого и безалкогольных напитков. Демонтаж оборудования последнего начался 25 августа 1941 года, а дрожжевой завод, по настоянию местных властей, проработал до 7 сентября.

Полуподвал с бетонными сводикамиПолуподвал с бетонными сводикамиЮрий Латышев

К этому времени главное здание дрожжевого завода выглядело следующим образом: «Существующий корпус, в основной своей части, представляет из себя двухэтажное, с полуподвалом, каменное здание. Перекрытие над полуподвалом железобетонное ребристое; над первым этажом полуогнестойкое — бетонные сводики по металлическим балкам. Покрытие здания деревянное — по сегментным фермам. С северной стороны к основному зданию примыкают частью одноэтажная с полуподвалом и частью одноэтажная пристройки, составляющие с основным корпусом единое здание». В процессе реконструкции, осуществленной к лету 1942 года для размещения завода по производству органического стекла, была произведена его капитальная перестройка, после которой здание полностью утратило первоначальный облик. Поэтому мы и считали его утраченным. 

О старом здании дрожжевинокуренного завода сегодня напоминают частично сохранившиеся южный и восточный фасады, полуподвал с бетонными сводиками и часть одноэтажной пристройки с полуподвалом. Кроме того, сохранилось основание дымовой трубы паровой мельницы. Здание, где была мельница, вероятно, снесли ещё до войны. 

В этой публикации использованы материалы статьи В. Г. Демакова «К истории дрожжевого завода в Челябинске» (Природное и культурное наследие Урала: материалы VIII региональной научно-практической конференции. Челябинск, 2 июня 2017 г. — Челябинск: ЧГИК, 2017. — С. 78–87).

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.