Доллар
Евро

«Все пытаются сделать жизнь более спокойной и предсказуемой»

Политолог-американист — о возможном примирении России и США

Евгений Сеньшин
Mikhail Klimentyev/ ZUMAPRESS.com/ Global Look Press

Похоже, что встреча Дональда Трампа и Владимира Путина на саммите G-20 в Гамбурге не принесла дивидендов внешней политике России. Наоборот, спустя неделю в отношениях двух стран вновь происходят неприятные события. В середине июля США отказались выдавать визы российским дипломатам, которых РФ направляет в Америку вместо высланных в декабре 2016 года. Одновременно власти США отказываются вернуть дипломатическую собственность России. В ответ, по словам представителя МИД РФ Марии Захаровой, был подготовлен целый список ответных мер. «Я вас могу заверить, что целый список ответных мер в различных комбинациях уже был предложен оперативно, потому что уже накипело…» — в эмоциях заявила она. Так изменилось ли что-то после столько долгожданной встречи глав двух государств? И есть ли выход из нарастающих противоречий? Об этом мы побеседовали с политологом-американистом, главой аналитического агентства «Внешняя политика» Андреем Сушенцовым. 

У Трампа другой подход, чем у его предшественников

— Личную встречу Путина и Трампа ждали давно, особенно в России. Что она дала для отношений наших государств? Особенно в свете того, что в период предвыборной президентской гонки российская сторона явно делала ставку на Трампа? Вот, свершилось, и что дальше? Можете назвать главные итоги этой встречи?

— Я не думаю, что российская сторона делала ставку на Дональда Трампа в ходе предвыборного процесса. Осенью прошлого года на одном из заседаний «Валдайского клуба» президенту Владимиру Путину задали прямой вопрос: «Западные СМИ составили представление, что Россия поддерживает Трампа. Какую роль играет фигура президента для американо-российских отношений?». И он ответил формулой из трех пунктов. Первое: мы не можем не поддерживать человека, который готов способствовать стабилизации американо-российских отношений. По крайней мере, высказывает это, несмотря на всю критику со стороны американских политиков. Второе: мы не знаем, каким президентом будет Трамп. Может быть, он будет сговорчивым партнером, а, может быть, и неудобным, резким, это все неопределенно. Третье: мы готовы работать с любым американским президентом. Я полагаю, что целью российской внешней политики никогда не могло быть создание еще большей неопределенности, чем та, которая уже существовала в российско-американских отношениях. 

В этом смысле вся компания, которая якобы направлена на поддержку Трампа Россией, просто высосана из пальца. Потому что оппонент Трампа Хиллари Клинтон была более предсказуема, чем сегодняшний глава Белого Дома. Если бы она победила, то можно было составить четкие планы по взаимоотношениям с Соединенными Штатами. То есть, да, отношения были бы плохими, но стабильно плохими. А с Трампом мы нарываемся на сюрпризы, которые далеко не всегда отвечают нашим интересам. Базовым сценарием в российских политических кругах была победа Клинтон, а значит, не было каких-то больших ожиданий на прорывы в двухсторонних отношениях.

«Оппонент Трампа Хиллари Клинтон была более предсказуема, чем сегодняшний глава Белого Дома»«Оппонент Трампа Хиллари Клинтон была более предсказуема, чем сегодняшний глава Белого Дома»Andy Martin Jr./ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Теперь по поводу последствий самой встречи. Не думаю, что сегодня есть возможность проводить ее «инвентаризацию». Нужно еще подождать. И потом, до нее между нашими лидерами состоялось как минимум три телефонных разговора. Согласен со многими экспертами и наблюдателями, что она так и не позволила достичь больших результатов. Наиболее существенным было то, что президенты формально подтвердили достигнутые до этого главами МИД договоренности о прекращении огня на юге Сирии. Далее, было изложено намерение искать пути, по которым российско-американские отношения могут развиваться дальше. Видно, что у Трампа другой подход, чем у его предшественников. Он не намерен идти по пути конфронтации, чтобы как-то наказывать Россию при каждом удобном случае. Он руководствуется американскими национальными интересами и действует согласно тому, как он их понимает. 

— К слову о Сирии. Да, договоренности о сотрудничестве в Сирии достигнуты, причем по российскому варианту. Если здесь США пошли на уступки, то могут ли пойти и в случае с Украиной? Можно ли надеяться, что урегулирование сирийского вопроса приведет и к урегулированию украинского при активном и заинтересованном в мире участии США? В частности, каков ваш прогноз по присоединению США к «нормандскому формату»?

— Я думаю, что украинский и сирийский кризисы не связаны. В каждом из них действуют отдельные действующие лица. Их интересы редко пересекаются. И прямого взаимного влияния нет. То, что по Сирии удалось договориться, это большое достижение. Но связано оно не с тем, что изменилась российская позиция, а с той переоценкой, которую провели США в своих внешнеполитических приоритетах. Я думаю, это новая оценка больше отвечает, в том числе, и американским интересам. Ставка предыдущего руководства на однозначный уход Асада — это бездумная стратегия, порождающая умножение неопределенности. Это привело бы к еще большему кризису в данной стране. Резко выросла бы угроза исламского терроризма, усилилась бы региональная нестабильность, возможно, случился бы распад страны. И в итоге были бы затронуты интересы всех региональных союзников США. А конфликт бы все равно не завершился.

В этом смысле нужно констатировать, что у страны должно быть централизованное руководство, все без исключения террористические группировки на ее территории должны быть уничтожены. Если американские стратеги склоняются к такому подходу, то, можно сказать, наконец они приходят в себя. 

В ситуации с Украиной, на мой взгляд, больше неопределенности. На самом деле американцы не так активно участвуют в управлении украинским кризисом, как принято думать. Их интересы на Украине относительно второстепенны, и в принципе их вполне может устраивать и нынешнее состояние кризиса. 

В то же время я считаю значимым шагом, что специальным представителем по украинскому кризису был назначен Курт Волкер. В отличие от Виктории Нуланд, которая подчинялась министру иностранных дел, он отвечает перед президентом и занимается строго украинским вопросом. В то время как Нуланд занималась всем евразийским пространством. 

Я думаю, США — это единственная страна в этом кризисе, у которой еще остались неиспользованные ходы, способные дать некий импульс переговорному процессу. И все зависит от того, насколько они будут ассоциировать удовлетворение своих интересов с интересами урегулирования кризиса. На мой взгляд, повода для оптимизма не очень много. Сегодня, чтобы сделать хоть какой-то шаг вперед, нужно надавить на нынешнюю власть в Киеве с точки зрения исполнения ею части минских соглашений. Будут ли готовы американцы признать, что Киев затягивает исполнение своей части минских соглашений, это для меня открытый вопрос. И я не вижу никаких симптомов, что американцы готовы это сделать. А раз так, то вряд ли можно надеяться на движение вперед в разрешении конфликта. И здесь изменение «нормандского формата» — это второстепенная вещь. Американцы и так находятся в постоянной связи со всеми участниками данного формата и могут оказывать влияние на Киев больше, чем Франция и Германия.

— Вы говорите, назначение Курта Волкера — значимый шаг. А почему? Ведь он известен жесткой позицией в отношении России и поддержкой расширения НАТО. Вот его слова: «Россия пытается разрушить порядок, установленный после холодной войны в Европе, меняя границы и используя для этого военную силу. Российские войска оккупировали часть Украины, Грузии и Молдавии, и, нагло демонстрируя силу, Россия просто аннексировала Крымский полуостров». Удастся ли российской стороне эффективно довести свое видение украинской проблемы при такой риторике и таких подходах?

— Видно, что у Волкера классическая для американского мейнстрима позиция по поводу украинско-российских отношений. Сложно ее назвать нацеленной на глубокое урегулирование проблем безопасности в Европе. С российской точки зрения расширение НАТО и в целом формирование блокового подхода в Европе как раз послужило корнем всех проблем, которые НАТО пытается сейчас решить. То есть получается замкнутый круг, змея, кусающая себя за хвост. В частности, он высказывал мнение о необходимости поставок вооружения Украине. Я думаю, что это было бы рубежным пунктом в развитии этого кризиса, так как вооружение украинской стороны может привести только к увеличению военной эскалации конфликта. Если США будут в этом заинтересованы, то это совершенно новая глава и в российско-американских отношениях, и для европейской безопасности как таковой. Хотя пока я не вижу, что Штаты стремятся именно к такому развитию событий. Будем надеяться, что Волкер все же изменит свою позицию и будет стремиться не усугублять ситуацию, а разрешать ее. Если он хочет прославиться на этом посту, чего-то достичь, то он должен глубже разобраться в украинском кризисе, увидеть, какая последовательность процесса должна происходить, и оказать давление на тех, кто его тормозит. Здесь важно не забывать, что Россия сама предложила процедуру минского процесса, а значит, в ее интересах эти минские соглашения реализовать. Тогда как Украина считает, что Россия ей навязывает свою волю, заставляя соглашаться с террористами. 

Новые санкции резко ограничат возможности маневров с Россией

— Давайте перейдем к теме санкций. Между новостью о том, что Сенат одобрил поправки, предполагающие санкции, и встречей G-20 доводилось читать надежды некоторых «патриотов» о том, что поправки могут быть пересмотрены в сторону смягчения. Что вы можете сказать теперь: есть еще хоть один шанс, что поправки о санкциях будут пересмотрены?

— Я считаю, что еще преждевременно давать какие-то окончательные оценки о данных поправках. Они были внесены в контексте борьбы американского истеблишмента с Трампом, в связи с обвинениями его в том, что он как-то играет на руку России. Хотя к действиям нашей страны этот вопрос никакого отношения не имеет. Он касается исключительно внутренней политики США. Госсекретарь США Рекс Тиллерсон справедливо указал конгрессменам, что, приняв эти поправки, США резко ограничат возможности маневров с Россией. Многие шансы на нормализацию отношений могут быть упущены надолго, если не навсегда. И здесь уже встает противоречие между внутриполитической борьбой и необходимостью нормализовать конструктивные отношения с Россией. Причем, мне кажется, санкции не несут существенного и непоправимого ущерба экономике России. Это лишь усугубит наши отношения с США и повредит интересам многих американских союзников. Видно, что после принятия этого пакета поправок наибольший протест выразили американские союзники в Европе, это, прежде всего, Германия и Австрия. Возможные санкции могут вызвать размывание консенсуса между Европой и США по поводу отношений с Россией. 

«Возможные санкции могут вызвать размывание консенсуса между Европой и США по поводу отношений с Россией»«Возможные санкции могут вызвать размывание консенсуса между Европой и США по поводу отношений с Россией»Stefan Sauer/dpa/Global Look Press

В конечном счете, может быть, новые санкции даже облегчат ситуацию в долгосрочной перспективе. Ведь уже сейчас в Европе отходят от принципа санкционного режима. А если будут санкции, которые будут принуждать Европу на невыгодные для нее действия, то терпение может лопнуть. Вообще не думаю, что вопрос введения санкций возникнет уже в этом году. А до конца года еще может многое поменяться. 

— Специалист по нефтегазовой отрасли Михаил Крутихин в интервью нашему изданию заявил, что если поправки будут все-таки приняты, то они коснутся очень важных для экономики России отраслей: это и железные дороги, и судостроение, и, самое главное, — нефтегазовая отрасль. Вот как он полагает: «Например, новые возможные санкции затруднят доступ к кредитам. Если их и будут выдавать, то только на короткие сроки. Что это означает для нефтегазовых проектов? У них срок окупаемости может быть 15-20 лет и более. Поэтому для них короткие сроки инвестирования — это приговор». Кроме того, по его словам, в том же российском нефтегазовом оборудовании 60% создается при помощи импорта технологий, оборудования и частей к этому оборудованию. Все это, вы считаете, несущественно для российской экономики? 

— Я не буду спорить, что финансовые и технологические ограничения существенны для российской экономики. Но здесь развитие ситуации можно уподобить реке. Если ей загородить напрямую ее течение, то она рано или поздно найдет обходы. Например, недавно в Крыму заканчивали строить крупную электростанцию. И турбины для нее были куплены на вторичном рынке в Германии. То есть в итоге была найдена обходная схема: сначала оборудование было продано одной компании, а та перепродала ее России. И подобного рода способы, хоть и неудобные, но работают. Такова реальность. 

— По словам министра экономического развития Максима Орешкина, Путин во время встречи «немножко так ввернул президенту Трампу». «Президент Трамп говорит о справедливости в мировой торговле, но о какой справедливости можно говорить в той ситуации, когда есть финансовые ограничения, торговые ограничения», — якобы такое заявление сделал Путин во время встречи. То есть вот еще одно косвенное подтверждение, что Россию все же волнуют санкции. Если они для нее не сильно значимы, стоило ли им уделять внимание?

— Я думаю, что президент страны, против которой ввели санкции, не может никак не реагировать на них. Поэтому сказанное вполне закономерно. Понятно, что Россия довольно устойчива в своих решениях и не собирается отступать от своей внешней политики только ради отмены санкций. Но мне кажется, что санкции — это проблемы прежде всего тех стран, кто их ввел. Я не думаю, что в самом санкционном режиме был некий долгосрочный расчет на 20-25 лет вперед. Скорее, это просто импульсивное решение стран Запада, которые посчитали, что они не могут оставить дело просто так и надо хоть что-то предпринять против России. В конечном счете то, что мы наблюдаем, — это постепенная эрозия санкционного режима, а не его усиление.

Пока списывать со счетов идею создания группы по кибербезопасности рано

— Причиной возникновения и принятия Сенатом поправок, предполагающих антироссийские санкции, была уверенность в том, что российские хакеры вмешивались в ход президентской кампании в США. После встречи Путина и Трампа американский президент заявил: «Путин и я обсудили формирование группы по кибербезопасности, чтобы защитить от хакерских атак выборы и обезопасить их, пресечь многие другие негативные вещи». Хотя сам Трамп заявил, что не верит в перспективу создания подобной группы. Означает ли это, что уровень конфликта по «хакерскому влиянию» снизился и это как-то может повлиять на конечную версию поправок, о которых мы говорим?

— Уже пять месяцев Трампа пытаются уличить в сговоре с Россией, но до сих пор не было предъявлено ни одного доказательства. Представленные американским разведывательным сообществом свидетельства не выдерживают никакой критики — они неподробны, размыты и ссылаются на сомнительные источники информации. Атрибутировать такого рода атаки практически невозможно. Я не являюсь экспертом по технической части, но политически и стратегически России не было смысла вмешиваться в американскую электоральную гонку, поскольку это, во-первых, однозначно ухудшило бы отношения с последующим американским президентом, кем бы он ни был, а во-вторых, победа Трампа создала бы большую неопределенность, чем победа Клинтон. Сегодня победил Трамп, и мы как раз и видим эту самую неопределенность, и большинство ваших вопросов именно ей и посвящено. А потому я исключаю возможность, что где-то в российском правительстве было принято решение о вмешательстве в американские выборы. 

Что касается совместной группы по кибербезопасности, то мне все же видится, что она будет создана и сыграет свою роль в российско-американских отношениях. Сейчас в принципе довольно существенно меняется ландшафт того, как развиваются силовые отношения в современном мире, и роль киберсферы становится все более значительной. Преступления и атаки в интернете трудно атрибутировать, а потому скорость реакции на них должна быть крайне высокой. Поэтому Россия и США как две наиболее дееспособные страны в этой сфере заинтересованы во взаимном гарантировании безопасности в ней. А значит, пока списывать со счетов идею создания подобной группы рано. 

Steffen Kugler/dpa/Global Look Press

— Но почему тогда американская сторона так уверена в том, что Россия вторгалась в ход президентских выборов? Это просто удачный инструмент влияния на российскую сторону в подобного рода переговорах или для этого есть реальные основания? К тому же сам Путин в другом своем выступлении не исключил, а, скорее, косвенно подтвердил возможную хакерскую атаку: «Хакеры — люди свободные, как художники: настроение у них хорошее, они встали с утра и картины рисуют. Так же и хакеры: они проснулись сегодня, прочитали, что там что-то происходит в межгосударственных отношениях, если они настроены патриотически, они начинают вносить свою лепту, как они считают правильным в борьбе с теми, кто плохо отзывается о России. Теоретически это возможно».

— Могу обозначить несколько версий произошедшего. Первая: действительно, в России достаточно много дееспособных программистов. Может быть, это было следствием группы, либо индивида, которые решили таким образом проявить свою патриотическую позицию. Вторая: первая утечка электронных писем Хиллари Клинтон произошла в результате деятельности одного болгарского хакера. Он не имел отношения к России. Третья: это было следствием изощренной внтуриполитической борьбы в США, где исполнителями атак были анонимные группы всего постсоветского пространства. И по IP-адресам часть из них соотносилась с Россией. То есть набирается большой спектр версий, и все они заставляют не доверять выводам американской разведки. А учитывая, что масса людей, которые изначально брались за расследование этой истории, теперь умывают руки, утверждая, что они ничего не могут доказать, понятно, насколько это дело бессмысленно. 

И вообще я думаю, что демократы совершили ошибку, выдвинув историю с хакерами как базу для претензий к Трампу. Мне понятно, что это хорошо организованная кампания с целью его потопить. Можно было бы зацепиться за что-то другое. Например, уклонение от уплаты налогов, отношения с женщинами, нарушение этики. Но выбрали по какой-то причине связь с Россией и хакерские атаки. Оказалось, что это наиболее трудно доказуемый эпизод. Хоть к нему постоянно и приковано медийное внимание, но за пять месяцев они не смогли доказать ничего. 

Россия — разменная карта

— Вы как эксперт не верите в то, что Россия могла как-то помочь Трампу стать президентом. Но, например, американист-политолог Борис Межуев иронизирует у себя на странице в Facebook: «Какой ужас — Трамп посчитал данные о российском вмешательстве в президентские выборы преувеличенными. Видимо, нужно было, чтобы Трамп публично выразил признательность российскому президенту за оказанную им помощь в ходе избирательной кампании. Или сказал бы: то, что здесь перед вами сижу я, а не Хиллари Клинтон, г-н Путин, —  это ваша вина, и это не имеет оправданий». Если за этой иронией стоит доля правды, то мы понимаем, что Трампу все же есть за что поблагодарить Путина. Но в силу того, что оба они заложники ситуации, эта история останется за семью печатями. Из чего следует: чего бы ни хотел лично сам Трамп, он уже не в силах изменить отношения с Россией в лучшую сторону. Тогда что остается России в такой ситуации? 

— Продолжу: нет ни одного свидетельства, что эти хакерские атаки как-то повлияли на подсчет голосов при выборе президента США. Электоральная победа Трампу досталась в результате исключительно его личных способностей, талантов и усилий. То обстоятельство, что сам Обама не дал ход этому делу во время избирательной кампании, говорит о том, что демократы были уверены в своей победе. И вся эта антироссийская кампания началась строго по мановению дирижерской палочки, когда было принято решение парализовать Трампа конституционным путем. 

То, что этот хакерский скандал до сих пор мелькает в медиа и обсуждается, это результат того, что Трамп принял антагонистическую линию к американскому истеблишменту, включая собственную Республиканскую партию. Это было и в период избирательной кампании, это продолжается и сейчас. В этом смысле показателен обмен репликами между Трампом и республиканцем Полом Райеном в Конгрессе. Последний, когда стало ясно, что новый президент США — это Трамп, написал у себя в Twitter: «Вы унаследовали величайшую партию США — Республиканскую». А Трамп ему ответил: «Я ее не наследовал, я ее завоевал». Действительно, американский истеблишмент пытался сорвать избирательную кампанию Трампа. Например, у него во многих Штатах не было своих отделений. Ряд «республиканских» Штатов отказались участвовать в сборе подписей в его пользу, это был классический саботаж. От Трампа отказывались даже ближайшие сторонники. У него нет оснований особо любить своих однопартийцев. 

«Укрепляет ли такой подход американское лидерство? Я думаю, что нет»«Укрепляет ли такой подход американское лидерство? Я думаю, что нет»Jim Lo Scalzo/EPA/Global Look Press

Россия в этом противостоянии — лишь разменная карта. Да и в целом у элит США не было никогда цели сделать Россию своим союзником. И здесь никакое российское правительство, ни при Путине, ни после, не должно испытывать надежд, что такая позиция когда-либо изменится. Но при этом есть ряд вопросов, по которым можно разговаривать и договариваться с США. Например, международный терроризм, те же кибератаки. 

Укрепляет ли такой подход американское лидерство? Я думаю, что нет. Американцы себя показывают как недоговороспособные партнеры. Они не могут справиться со своей внутренней политикой и выплескивают проблемы, связанные с ней, наружу. Это видно и по тем же санкциям. Они не только здесь выступают против России, но и мешают своим союзникам в Европе. 

— Вообще, как вы оцениваете на сегодня положение Трампа в США? Возможен ли его импичмент, о чем регулярно говорят с момента его избрания?

— Я считаю, что импичмент не был возможен ни в начале его срока, ни сейчас. Американская конституция предполагает импичмент только за грубейшие нарушения американского закона. Таких нарушений пока не было. А что касается атаки демократов на Трампа с помощью «российского сюжета», на мой взгляд, это наиболее провальный вариант давления. Нельзя исключать, что в будущем Трамп еще допустит какие-то ошибки, за которые ухватятся демократы. Но тем самым они, скорее всего, усложнят свою судьбу, вместо того чтобы пытаться исправить те проблемы, которые привели их к поражению. По сути, они просто работают против одного человека, тем самым раскалывая американское общество и распыляя свои силы. Так что далеко неочевидны их шансы на победу и на следующем электоральном цикле. 

— Независимо от того, является ли Россия действительно «разменной картой» внутренней политики США или это реальное противостояние между Трампом и Россией, мы понимаем: пока у власти Владимир Путин, то будет продолжать тлеть конфликт на Донбассе, Крым будет «яблоком раздора» во внешней политике, Россия не уйдет из Сирии (хотя и на встрече были достигнуты положительные договоренности). Впрочем, конечно, нельзя называть только его причиной этих проблемных процессов. Отсюда вопрос: могут ли эти противоречия перерасти в антагонизм? И может ли возникнуть новая «холодная война»? Поясню, что такие экономисты, как Владислав Иноземцев, уже называют текущую модель отношений России и США — холодной войной (в связи с усилением санкций). 

— Холодная война — это историческое явление, существовавшее в особом контексте, которого сейчас просто нет. Между Западом и Россией сегодня гораздо больше глубоких связей, чем между Западом и СССР в прошлом, перспективы реального военного столкновения во много раз меньше, чем тогда. Поэтому в этом конфликте есть много виртуального, реального противостояния национальных интересов здесь нет. 

Но это не означает, что исключены попытки давления на Россию со стороны Запада. Но, на мой взгляд, сейчас эта перспектива не просматривается. Украинский кризис дал опыт всем его внешним участникам. Каждый понял, до какой меры он готов отстаивать свои национальные интересы и нести за это ответственность. И сейчас намерения конфликтовать, которое было у всех сторон в 2014 году, я просто не вижу. Все наоборот пытаются придумать, как бы подальше от этого уйти и сделать жизнь более спокойной и предсказуемой.

— Вы говорите, что Россия — разменная карта во внутренней политике США. А может быть и ответный эффект: США — тоже разменная карта во внутренней политике России? Например, как те же самые новые возможные санкции отразятся на внутриполитическом климате России? 

— Нельзя исключать мобилизационного сценария в России. Но сами власти не смотрят на этот сценарий как на базовый и наиболее желанный. А значит, я полагаю, он маловероятен. 

Читайте также
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
Финансист Андрей Мовчан посмеялся над собой и над Собчак в колонке для «Ведомостей»
Россия
149 родственников погибших в катастрофе над Синаем подали иск в суд
Россия
ВЦИОМ опубликовал старые опросы об отношении россиян к Ксении Собчак
Россия
В Госдуме предлагают сажать телефонных террористов на срок до 10 лет
Россия
«Почта России» проведет проверку в связи с потерявшимся письмом вице-спикера Госдумы
Россия
СМИ: глава иркутского минздрава в самолете не помог пассажиру, которому стало плохо
Россия
В Минобрнауки засекретили диссертационное дело Владимира Мединского
Депутат Госдумы РФ Виталий Милонов
Россия
Милонов предложил главе Минобрнауки запретить праздновать Хэллоуин в школах и детсадах
Россия
Сергей Иванов предложил ввести сбор на использование полиэтиленовых пакетов в магазинах
Россия
В Перми сотрудник УК запер жильцов дома в подвале, потому что они хотели сменить УК на ТСЖ
Россия
В Канаде вступил в силу «закон имени Сергея Магнитского»
Россия
СМИ: Верховный суд разрешил Росреестру засекретить данные о владельцах недвижимости
Российский художник Петр Павленский
Россия
Павленскому и Шалыгиной предъявлены обвинения в преднамеренном поджоге Банка Франции
Телеведущая Ксения Собчак
Россия
Алексей Ковалев: страницу с письмом Собчак на сайте «Ведомостей» создали 30 сентября
Специальный корреспондент Znak.com в Москве Екатерина Винокурова
Россия
СМИ: по факту угроз в адрес спецкора Znak.com Винокуровой возбуждено уголовное дело
Телеведущая Ксения Собчак
Россия
Собчак: Путину не понравилось, что я решила баллотироваться в президенты в 2018 году
Россия
Ксения Собчак подтвердила участие в выборах президента письмом в «Ведомостях»
Россия
Следственный комитет установил: мальчик, погибший в резонансном ДТП в Балашихе, был трезв
Максим Дроздов
Россия
Краснодарец из-за стишка стал фигурантом уголовного дела о возбуждении вражды к атеистам
Россия
Глава Калининграда посоветовал жителям покинуть город во время матчей ЧМ-2018
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.