Доллар
Евро

«Я никогда не был сепаратистом»

Эдуард Россель — о губернаторских выборах, военной угрозе и санкциях США

Мария Плюснина

Сенатор Совета Федерации Эдуард Россель, возглавлявший Свердловскую область с 1995 по 2009 год, подключается к избирательной кампании врио губернатора Евгения Куйвашева (выборы главы региона состоятся 10 сентября). В ближайшее время он отправится в предвыборное турне по региону, во время которого планирует провести встречи с избирателями в муниципалитетах. В интервью Znak.com Эдуард Россель рассказал о своем опыте губернаторских кампаний, о прямых выборах, а также о своем отношении к санкциями США, к «закону Димы Яковлева» и о военной угрозе для России.

«Обаму надо наградить грамотой Свердловской области»

— Эдуард Эргартович, насколько я знаю, вы недавно вернулись из отпуска…

— Мне скоро будет 80 лет (8 октября. — Znak.com), и перед этим я решил съездить к матери на кладбище. Она похоронена в республике Коми под городом Ухта. В общей сложности я потратил на эту поездку неделю: два дня туда на поезде, два дня — обратно. Там я сходил на кладбище, сделал, что нужно: положил цветы, поставил свечку. Потом съездил в деревню, где по воле Сталина я прожил десять лет, нашел двух девушек, с которыми я учился. Им по 77 лет сейчас. Я подарил им цветы, мы с ними поговорили. Из 30 человек, которые тогда учились со мной, остались живы только пять. Остальные ушли из жизни.

— Вы нечасто там бываете?

— Нечасто. Я был на 70-летие, потом — когда мне исполнялось 75. Надеюсь, что в 85 лет я опять туда съезжу. Это важно для меня. Моя мама — замечательнейший человек. Она прожила очень сложную жизнь: воспитала четырех сыновей в тяжелое время.

— Сейчас вы вернулись в Свердловскую область и активно включаетесь в губернаторскую кампанию, так как Евгений Куйвашев уже заявил, что выдвигает вас снова в сенаторы Совета Федерации?

— Действительно, у нас с Евгением Владимировичем был разговор на эту тему. Он спросил, хочу ли я продолжать заниматься парламентской деятельностью. Я ответил, что, если он не будет против, я бы дальше работал. Он сказал, что не против. Также по этому поводу у меня был разговор с Валентиной Ивановной (Матвиенко. — Znak.com). Она сказала, что ко мне нет никаких вопросов, и добавила, что будет поддерживать мое повторное выдвижение. Поэтому я дал согласие. Но по существующему законодательству, когда губернатор избирается, он должен вести за собой сразу трех кандидатов в сенаторы, поэтому идут одновременно две кампании: и губернаторская, и членов Совета Федерации. Все равно наступит время, когда я закончу работать, и тогда пойдет следующий по очереди.

— Все-таки каким образом вы будете принимать участие в кампании? Насколько мне известно, речь идет об активной агитации, то есть, например, о встречах с жителями Свердловской области в муниципалитетах.

— Пока я бы не хотел говорить об этом детально, потому что кампания начнется с 12 августа. Но у меня есть определенный опыт — я выбирался бесконечное количество раз не только в губернаторы, но и, например, в депутаты районного совета, городского, в сенаторы Совета Федерации. И всегда, во время всех кампаний я считал самым важным встречаться с людьми. Только так можно почувствовать, что заботит людей. Ведь для чего мы приходим во власть? Чтобы решить наши человеческие проблемы. Чтобы было легче жить. А узнать, какие у людей проблемы, можно только напрямую разговаривая с ними. Во время кампаний я всегда проводил столько встреч, что впоследствии сам удивлялся, как я все это выдерживал даже просто с точки зрения здоровья. Я встречался четыре, пять, шесть раз в день по два часа. Это значит, что мне приходилось по 12 часов в сутки стоять на трибуне. Сумасшедший график. И сейчас ничего нового не будет. Я снова буду встречаться с людьми. Но есть выборный штаб, который, конечно, будет анализировать, где и когда мне надо выступать.

— Что, на ваш взгляд, больше всего волнует жителей региона сейчас?

— Знаете, у нас 49 городов и 24 района, и они все разные.

— Но есть ведь общие проблемы: финансовый кризис, низкие зарплаты.

— Да, конечно. Есть много категорий рабочих, у которых низкая зарплата. Этим надо заниматься. Также есть вопросы по поводу сокращений на предприятиях. Нужно способствовать созданию новых рабочих мест. Это все общие вопросы, которые всегда стояли и будут стоять. И я этими вопросами занимался, и Евгений Владимирович будет ими заниматься. Это главное, потому что если человек не работает, он чувствует себя ущербно. Этого просто нельзя допускать. У нас есть все возможности для создания новых предприятий, и я знаю, что это будет делаться. Кстати, уровень безработицы у нас ниже, чем в среднем по России. И у нас есть большое количество вакансий, только людям, которые сейчас зарегистрированы как безработные, надо переучиваться. Для этого мы, кстати, тоже сделали все: даже в самые сложные времена мы сохранили все школы, училища, вузы. Помню, был момент, когда училища находились на балансе Федерации и их практически не финансировали. Стоял вопрос об их ликвидации. Я тогда в одностороннем порядке принял решение и взял все училища на баланс региона. Тем самым мы их спасли, и теперь у нас есть все для обучения высококвалифицированных кадров. Кстати, когда [бывший президент США Барак] Обама ввел санкции против России, я сказал, что его надо наградить грамотой от имени Свердловской области.

— Почему?

— Мы всегда говорили, что Россия — это не Чехия, не Словакия, даже не Франция и не Германия. Это величайшее государство. Это не просто какая-то нация, это цивилизация. Это уникальное явление в природе. Мы должны это понимать и соответственно относиться. У нас прекрасная история: мы не проиграли ни одной войны. А на Урале так вообще собран сильнейший народ. Во время войны сюда были переброшены предприятия, уникальные конструкторские бюро, здесь остались тысячи высококлассных специалистов.

— А за что Обаме грамоту?

— За то, что он ввел санкции и мы наконец занялись сами собой. Начали развивать собственные производства.

— Что до этого мешало?

— До этого было другое отношение. Я сам неоднократно слышал мнения, что все можно купить. Есть товарищи, которые даже говорили, что и Уралвагонзавод нам не нужен, мы все купим за границей. Я, конечно, на этих людей смотрел с сожалением. Потому что я прекрасно понимал, что допустить уничтожения предприятий нельзя. И сейчас они все работают, все загружены, туда набирают молодежь. Есть, конечно, некоторые потери, которые невозможно предотвратить.

— Но при этом генеральный директор УВЗ Александр Потапов в недавнем интервью говорил о непростой финансовой ситуации в корпорации.

— Генеральному директору корпорации надо работать, а не говорить о том, что она находится в сложном финансовом положении. Если бы он знал, в каком сложном положении мы были в 1990 году, когда на УВЗ работало 60 тыс. человек, а не 17–20 тыс. человек, как сейчас. Тогда оборонзаказа не было, но тем не менее мы спасли и сохранили предприятие. А сейчас-то заказ есть. Сегодня надо только работать.

«Прямые выборы сегодня — это просто бессмысленно»

— Если возвращаться к теме губернаторских выборов, то есть мнение, что избиратели ими не слишком интересуются, в том числе из-за отсутствия конкуренции. Не каждый, кто хотел участвовать в кампании, смог преодолеть муниципальный фильтр. Вы чувствуете апатию в обществе?

— Тут надо начать с 90-х годов. Тогда, помню, открыли границы, стало можно все купить, все говорить. Каждый мог выставить свою кандидатуру на выборы, претендовать на управление Свердловской областью. А потом произошло отрезвление. Мы поняли, что далеко не любой может руководить регионом. Все разы, что я избирался в губернаторы, было тяжело. Тогда еще не была сформирована партийная система, были только общественные объединения. Но постепенно обстановка менялась: появлялись сильные партии и их лидеры, была сформирована более разумная схема выборов кандидатов в главы субъектов РФ. Нужно понимать: чтобы быть губернатором Свердловской области, нужно пройти колоссальную школу и здесь уже не надо сидеть и учиться, здесь уже надо управлять. Сделайте анализ по России: в некоторых регионах на волне популизма руководителями становились ненадежные люди.

— Но ведь вы были одним из инициаторов введения прямых губернаторских выборов в России. Считаете, что эта система не оправдала себя?

— Нет. Я просто считаю, что каждому периоду времени нужна своя система.

— То есть сейчас, на ваш взгляд, не нужны прямые выборы в том виде, в котором они были во время вашего губернаторства?

— Это сегодня просто бессмысленно. У нас сейчас есть партии, которые выдвигают кандидатов в губернаторы, и они отвечают за них так же, как они отвечают и за своих кандидатов в депутаты. То есть мы видим, что сейчас кампании стали более цивилизованными. Появился фильтр, при котором уже проверенные жизнью люди выходят на очередную ступень карьерной лестницы.

— Но в случае с муниципальным фильтром получается, что контроль фактически остается за одной партией — «Единой Россией», потому что только у нее есть достаточное количество депутатов для преодоления фильтра.

— А в чем вы видите ущербность? Здесь никакой ущербности нет. «Единая Россия» — лидирующая партия, которая взяла власть и теперь в конечном счете отвечает за нас с вами. Если другая партия хочет выдвинуть кандидата в губернаторы, ей нужно выступать перед людьми, набирать очки, получать большинство голосов в думах, взять власть. После этого она будет делать все то же самое, что сейчас делает «Единая Россия».

— То есть, по вашему мнению, менять ситуацию с муниципальным фильтром не надо?

— Его вообще не надо трогать. Не надо суетиться. Мы утвердили определенную систему. Надо по ней отработать 5–10 лет, потом провести анализ, и если выяснится, что что-то надо подправить, значит, надо подправлять. Сегодня я не вижу, что нужно исправлять. Насчет муниципального фильтра сегодня возмущаются люди, которые хотели бы выдвинуться в губернаторы, но не могут. И слава богу.

— И все-таки чувствуете ли вы апатию среди избирателей, многие из которых не интересуются выборами?

— Я бы не сказал, что это апатия. Просто у многих людей возникает уверенность, что к власти приводятся подготовленные люди. И выборы — это не броуновское движение. У нас есть президент, который имеет колоссальный авторитет и является лидером «Единой России». Он высказывает свое мнение по поводу кандидатов в губернаторы (Владимир Путин в апреле назначил Евгения Куйвашева врио губернатора, что было расценено в обладминистрации как поддержка Кремля на выборах. — Znak.com). И все понятно.

— Зачем тогда вообще выборы нужны? Президент мог бы просто назначать губернаторов.

— Нет, это вы напрасно так говорите. Выборы нужны. Хотя в мире есть разные системы, в том числе такие, при которых президент назначает глав регионов. И никакой проблемы в этом нет.

— Тем не менее для повышения явки избирателей на Среднем Урале планируется провести фестиваль «Уральские самоцветы» с розыгрышем квартир, автомобилей и других ценных призов в день голосования. Как думаете, сработает?

— Избирателей на выборы привлекали всегда. Помню, я был еще пацаном, к нам в деревню привозили кино, только когда шла избирательная кампания. На участках для голосования всегда было много пирогов, фруктов. Потому что выборы — это праздник. И я не вижу в этом ничего плохого. Я бы в день выборов в Екатеринбурге на улице Пушкина восстановил бы рынок, который раньше работал по выходным. Там люди могли купить продукты на 20–25% дешевле.

— Наблюдатели могли бы назвать это подкупом.

— Почему? Это совсем не подкуп. Это нужно делать все время. Если кто-то в день голосования выиграет квартиру, это же радость. А мы же живем как раз для того, чтобы доставлять больше радости людям.

— Вы уже затронули тему ваших губернаторских кампаний. Они действительно всегда были непростыми и проходили в два тура. Скажите, пожалуйста, какая кампания была самой сложной для вас, и кого из политиков было труднее всего победить?

— Наверное, самая первая (в 1995 году. — Znak.com). Тогда моим главным оппонентом был Алексей Страхов, который обладал абсолютно всем административным ресурсом. Все СМИ работали на него, все федеральные органы власти были тоже на его стороне. Но я опирался на людей. И я считаю, что я выиграл только за счет того, что очень много встречался с людьми. Помню, приехал в Новую Лялю. Мы предполагали, что мое выступление продлится не больше часа. Я зашел в зал на 600 мест и увидел, что есть 2000 человек — сидят на полу, в проходах, на сцене. Были установлены радио и микрофон на улице. То есть буквально вся Новая Ляля пришла на встречу. В начале встречи слово взял первый секретарь райкома партии. Он обвинил меня во всех грехах и заявил, что никто здесь за меня голосовать не будет. Как думаете, что дальше?

— Наверное, вы попытались их переубедить?

— Я обратился к залу и сказал, что если никто не хочет меня здесь слушать, я уйду и поеду дальше в Серов. Тут зал зашумел, люди попросили меня остаться. Я отвечал на вопросы четыре часа. Во время избирательной кампании нельзя оставлять без ответа ни одного вопроса, поэтому я стоял до последнего. В конце снова взял слово первый секретарь. Он сказал: «Эдуард Эргартович, я вот вас послушал, вы, оказывается, огромная умница. Мы все будем голосовать за вас». И это с учетом того, что когда я только заходил в зал, я чувствовал к себе ненависть. Я слышал такой шелест, как знаете, когда фольга шуршит на ветру. Такого на встречах с избирателями не было никогда.

«Угроза для России вполне реальная»

— Во время одной из ваших губернаторских кампаний вас называли сепаратистом, но в хорошем смысле — вы отстаивали независимость Среднего Урала. Сейчас в этом есть необходимость? Считаете ли вы, что регионам для развития требуется больше финансовой независимости и самостоятельности, чем есть сейчас?

— Я никогда сепаратистом не был. Я всегда был за истинный федерализм. За то, чтобы все субъекты РФ имели одинаковые полномочия. Я не понимаю, когда у областей меньше полномочий, чем у республик. Так быть не должно.

— С этим ведь была связана идея Уральской республики?

— Совершенно верно. Мы хотели выровнять ситуацию и получить те полномочия, которые на тот момент имели республики. Мы сделали все законно, у нас не было никаких нарушений. Я и сейчас выступаю за равенство регионов.

— Но его пока не удается достичь.

— Не совсем так. То, что мы тогда сделали, сыграло свою роль. Когда в 2 часа ночи Борис Николаевич (Ельцин. — Znak.com) подписывал последнюю редакцию Конституции РФ, по которой мы с вами живем, в нее было записано, что все субъекты РФ равны. И мы потом за эту Конституцию проголосовали. Тем не менее пока, к сожалению, некоторое неравенство сохраняется. Но федерализм сразу не строится. Это длительный процесс, потому что в нем есть много сопротивления. Кто-то хочет больше полномочий субъектам, кто-то не хочет их отдавать. Но мы видим, что президент на нашей стороне. Он уже распорядился передавать регионам больше денег на дорожное строительство, и я уверен, что в этом смысле мы будет работать эффективнее. Но нужно понимать, что сейчас непростая международная обстановка.

— Как это влияет на самостоятельность регионов?

— Россия состоит из регионов, а не из Москвы. Вот санкции — это международная политика? А кто может уменьшить их влияние? Только регионы, только губернаторы, мэры, директора заводов и, конечно, министерства, которые должны принимать решения, способствующие развитию внутреннего рынка. Я говорил об этом 25 лет назад: Россия должна сама себя лечить, одевать, кормить и оборонять. Мы огромное государство. Если мы не будем сами себя кормить, нас в одну секунду возьмут за горло и не надо будет и воевать. Мы не можем себя не вооружать, нас с удовольствием уничтожат. Международная обстановка сегодня такая, что требуется концентрация финансовых ресурсов и на оборону, и на решение проблем с санкциями. Нас окружили со всех сторон, а Россия — очень богатая страна.

— Как вы считаете, сейчас существует реальная военная угроза для России?

— Да, угроза вполне реальная. И одна из важнейших задач Свердловской области — направить весь технический и интеллектуальный потенциал на импортозамещение.

— Об угрозе с какой стороны идет речь прежде всего?

— С любой стороны. В первую очередь — США.

— Если говорить о вашей работе в Совете федерации, как вы считаете, были ли решения, которые верхней палате федерального парламента не следовало бы принимать?

— Нет, такого я сказать не могу. А все решения, от которых зависит безопасность нашей страны, вообще находятся в компетенции нашего верховного главнокомандующего, президента нашей страны, и мы его всегда поддерживаем.

— А, например, «закон Димы Яковлева», запрещающий усыновление российских детей гражданами США? После его принятия в СМИ было опубликовано много историй про то, как дети, которых хотели усыновить иностранцы, так и остались сиротами.

— Я скажу то, что у меня в душе. Я бы своих детей никому не отдал.

«С Чернецким у меня всегда были прекрасные отношения»

— Возвращаясь к свердловской повестке, как вы относитесь к перемирию, которое было объявлено между областными властями и мэрией Екатеринбурга чуть больше года назад? Оправданно ли усиление влияния областных властей на развитие крупнейшего города региона?

— Хочу сразу сказать, что тему противостояния разыгрывала только пресса. У меня никакого противостояния с Екатеринбургом не было. Более того, с Аркадием Михайловичем [Чернецким] у меня всегда были прекрасные отношения.

— Но были же ситуации, когда у вас с Чернецким были разные точки зрения по одним и тем же вопросам?

— Разные точки зрения могут быть, но конфликтов не было никогда. Все поручения, которые я ему давал, он выполнял неукоснительно. О каком противостоянии вообще может идти речь, если, например, Дворец игровых видов спорта (ДИВС) я построил именно в Екатеринбурге?

— Это понятно, Екатеринбург — столица Урала.

— Ну и что! ДИВС и в Нижнем Тагиле, где я отработал 25 лет, смотрелся бы прекрасно. В Екатеринбурге же мы восстановили институт «Охраны материнства и младенчества» (ОММ), оснастили простынями и лекарствами все родильные дома города, построили метро, дорожные развязки, мощнейший в России онкоцентр, лучший в стране перинатальный центр. Чтобы сделать перинатальный центр лучшим, я лично пошел в ОММ и принял роды от начала и до конца. И я понял все слабые места, понял, где женщинам надо помочь. Перечислять на самом деле можно очень долго.

— А есть что-то, что сделать не удалось? Какие проекты вы лоббируете сейчас?

— Да. Я хотел построить новый операционный блок в областной клинической больнице № 1. Чертежи лежат уже семь лет.

— Насколько понимаю, сейчас есть также планы по строительству центра неотложной хирургии при городской больнице № 40, и это два конкурирующих проекта.

— У города, конечно, тоже есть свои проблемы, которые нужно решать. Но он не сможет потянуть всю область, это просто не его функция.

— Какие проекты еще есть?

— Давно запроектировано здание Уральской шахматной академии — у нас есть ребята в возрасте от 5 до 12 лет, которые на чемпионатах Европы по шахматам и шашкам получают золотые медали. Хотелось бы, конечно, чтобы в Екатеринбурге продолжилась работа над второй линией метро с ВИЗа в сторону УПИ (вошел в состав УрФУ. — Znak.com). Я знаю, что Евгений Владимирович [Куйвашев] поддерживает меня в этих вопросах, и надеюсь, что эти проекты будут реализованы. Понятно, что возникают определенные обстоятельства, и некоторые проекты мы просто вынуждены откладывать. Например, были майские указы президента, и нужно было построить детские садики, чтобы ликвидировать очередь. Или сейчас в Екатеринбурге идет подготовка к чемпионату мира по футболу 2018 года, и город преображается. Но все проблемы, конечно, все равно не решишь. Если решишь все проблемы, будешь как Иисус Христос. И что дальше делать?

Читайте также
Комментарии
Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает редакция.
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
Еще одна передача закрывается на «Первом канале», на этот раз — Юлии Меньшовой
Россия
The Bell: Феоктистов после ареста Улюкаева не вернулся в ФСБ из-за недовольства Кремля
Россия
Американский неонацистский сайт The Daily Stormer переехал на российский домен
Россия
«МегаФон» обратился в Арбитражный суд с иском к Минобороны из-за долга в 4 млн рублей
Россия
К 100-летию Октябрьской революции в России может пройти новая амнистия
Россия
Активисты обратились к Путину с просьбой вернуть Таймыру статус автономного округа
Россия
СМИ: В США скончалась российская актриса Вера Глаголева
Россия
65% россиян столкнулись с новым видом спама
Россия
Легендарный легкоатлет Усэйн Болт сыграет в составе клуба «Манчестер Юнайтед»
Россия
Сергей Шнуров вызывал Владимира Познера на рэп-батл
Россия
Опубликован трейлер российской версии «Доктора Хауса» с Серебряковым
Россия
Российские переводчики не стали переводить автору «Игры престолов» вопросы про Путина
Россия
Джордж Мартин добавит события русского средневековья в мир «Игры престолов»
Россия
Геннадия Онищенко растрогали итоги опроса ВЦИОМ об увеличении числа трезвенников в России
Россия
Путин согласился с предложением ФАС проверить авиакомпании на сговор
Россия
Между Чечней и Севастополем назревает конфликт из-за завода, где побывала Лиза Пескова
Россия
Минтруд РФ сожалеет о некомпетентности губернатора Турчака
Владимир Путин на открытии перинатального центра в Брянске
Россия
Брянский перинатальный центр, где за 3 месяца умерли 11 детей, получил лицензию за 1 день
Россия
Россиянин, осужденный в Турции за терроризм, не хочет ехать отбывать наказание в Россию
Россия
Всеволод Чаплин, защищая Поклонскую, призвал Путина опереться на консервативные силы
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно