Доллар
Евро

«Я никогда не был сепаратистом»

Эдуард Россель — о губернаторских выборах, военной угрозе и санкциях США

Мария Плюснина

Сенатор Совета Федерации Эдуард Россель, возглавлявший Свердловскую область с 1995 по 2009 год, подключается к избирательной кампании врио губернатора Евгения Куйвашева (выборы главы региона состоятся 10 сентября). В ближайшее время он отправится в предвыборное турне по региону, во время которого планирует провести встречи с избирателями в муниципалитетах. В интервью Znak.com Эдуард Россель рассказал о своем опыте губернаторских кампаний, о прямых выборах, а также о своем отношении к санкциями США, к «закону Димы Яковлева» и о военной угрозе для России.

«Обаму надо наградить грамотой Свердловской области»

— Эдуард Эргартович, насколько я знаю, вы недавно вернулись из отпуска…

— Мне скоро будет 80 лет (8 октября. — Znak.com), и перед этим я решил съездить к матери на кладбище. Она похоронена в республике Коми под городом Ухта. В общей сложности я потратил на эту поездку неделю: два дня туда на поезде, два дня — обратно. Там я сходил на кладбище, сделал, что нужно: положил цветы, поставил свечку. Потом съездил в деревню, где по воле Сталина я прожил десять лет, нашел двух девушек, с которыми я учился. Им по 77 лет сейчас. Я подарил им цветы, мы с ними поговорили. Из 30 человек, которые тогда учились со мной, остались живы только пять. Остальные ушли из жизни.

— Вы нечасто там бываете?

— Нечасто. Я был на 70-летие, потом — когда мне исполнялось 75. Надеюсь, что в 85 лет я опять туда съезжу. Это важно для меня. Моя мама — замечательнейший человек. Она прожила очень сложную жизнь: воспитала четырех сыновей в тяжелое время.

— Сейчас вы вернулись в Свердловскую область и активно включаетесь в губернаторскую кампанию, так как Евгений Куйвашев уже заявил, что выдвигает вас снова в сенаторы Совета Федерации?

— Действительно, у нас с Евгением Владимировичем был разговор на эту тему. Он спросил, хочу ли я продолжать заниматься парламентской деятельностью. Я ответил, что, если он не будет против, я бы дальше работал. Он сказал, что не против. Также по этому поводу у меня был разговор с Валентиной Ивановной (Матвиенко. — Znak.com). Она сказала, что ко мне нет никаких вопросов, и добавила, что будет поддерживать мое повторное выдвижение. Поэтому я дал согласие. Но по существующему законодательству, когда губернатор избирается, он должен вести за собой сразу трех кандидатов в сенаторы, поэтому идут одновременно две кампании: и губернаторская, и членов Совета Федерации. Все равно наступит время, когда я закончу работать, и тогда пойдет следующий по очереди.

— Все-таки каким образом вы будете принимать участие в кампании? Насколько мне известно, речь идет об активной агитации, то есть, например, о встречах с жителями Свердловской области в муниципалитетах.

— Пока я бы не хотел говорить об этом детально, потому что кампания начнется с 12 августа. Но у меня есть определенный опыт — я выбирался бесконечное количество раз не только в губернаторы, но и, например, в депутаты районного совета, городского, в сенаторы Совета Федерации. И всегда, во время всех кампаний я считал самым важным встречаться с людьми. Только так можно почувствовать, что заботит людей. Ведь для чего мы приходим во власть? Чтобы решить наши человеческие проблемы. Чтобы было легче жить. А узнать, какие у людей проблемы, можно только напрямую разговаривая с ними. Во время кампаний я всегда проводил столько встреч, что впоследствии сам удивлялся, как я все это выдерживал даже просто с точки зрения здоровья. Я встречался четыре, пять, шесть раз в день по два часа. Это значит, что мне приходилось по 12 часов в сутки стоять на трибуне. Сумасшедший график. И сейчас ничего нового не будет. Я снова буду встречаться с людьми. Но есть выборный штаб, который, конечно, будет анализировать, где и когда мне надо выступать.

— Что, на ваш взгляд, больше всего волнует жителей региона сейчас?

— Знаете, у нас 49 городов и 24 района, и они все разные.

— Но есть ведь общие проблемы: финансовый кризис, низкие зарплаты.

— Да, конечно. Есть много категорий рабочих, у которых низкая зарплата. Этим надо заниматься. Также есть вопросы по поводу сокращений на предприятиях. Нужно способствовать созданию новых рабочих мест. Это все общие вопросы, которые всегда стояли и будут стоять. И я этими вопросами занимался, и Евгений Владимирович будет ими заниматься. Это главное, потому что если человек не работает, он чувствует себя ущербно. Этого просто нельзя допускать. У нас есть все возможности для создания новых предприятий, и я знаю, что это будет делаться. Кстати, уровень безработицы у нас ниже, чем в среднем по России. И у нас есть большое количество вакансий, только людям, которые сейчас зарегистрированы как безработные, надо переучиваться. Для этого мы, кстати, тоже сделали все: даже в самые сложные времена мы сохранили все школы, училища, вузы. Помню, был момент, когда училища находились на балансе Федерации и их практически не финансировали. Стоял вопрос об их ликвидации. Я тогда в одностороннем порядке принял решение и взял все училища на баланс региона. Тем самым мы их спасли, и теперь у нас есть все для обучения высококвалифицированных кадров. Кстати, когда [бывший президент США Барак] Обама ввел санкции против России, я сказал, что его надо наградить грамотой от имени Свердловской области.

— Почему?

— Мы всегда говорили, что Россия — это не Чехия, не Словакия, даже не Франция и не Германия. Это величайшее государство. Это не просто какая-то нация, это цивилизация. Это уникальное явление в природе. Мы должны это понимать и соответственно относиться. У нас прекрасная история: мы не проиграли ни одной войны. А на Урале так вообще собран сильнейший народ. Во время войны сюда были переброшены предприятия, уникальные конструкторские бюро, здесь остались тысячи высококлассных специалистов.

— А за что Обаме грамоту?

— За то, что он ввел санкции и мы наконец занялись сами собой. Начали развивать собственные производства.

— Что до этого мешало?

— До этого было другое отношение. Я сам неоднократно слышал мнения, что все можно купить. Есть товарищи, которые даже говорили, что и Уралвагонзавод нам не нужен, мы все купим за границей. Я, конечно, на этих людей смотрел с сожалением. Потому что я прекрасно понимал, что допустить уничтожения предприятий нельзя. И сейчас они все работают, все загружены, туда набирают молодежь. Есть, конечно, некоторые потери, которые невозможно предотвратить.

— Но при этом генеральный директор УВЗ Александр Потапов в недавнем интервью говорил о непростой финансовой ситуации в корпорации.

— Генеральному директору корпорации надо работать, а не говорить о том, что она находится в сложном финансовом положении. Если бы он знал, в каком сложном положении мы были в 1990 году, когда на УВЗ работало 60 тыс. человек, а не 17–20 тыс. человек, как сейчас. Тогда оборонзаказа не было, но тем не менее мы спасли и сохранили предприятие. А сейчас-то заказ есть. Сегодня надо только работать.

«Прямые выборы сегодня — это просто бессмысленно»

— Если возвращаться к теме губернаторских выборов, то есть мнение, что избиратели ими не слишком интересуются, в том числе из-за отсутствия конкуренции. Не каждый, кто хотел участвовать в кампании, смог преодолеть муниципальный фильтр. Вы чувствуете апатию в обществе?

— Тут надо начать с 90-х годов. Тогда, помню, открыли границы, стало можно все купить, все говорить. Каждый мог выставить свою кандидатуру на выборы, претендовать на управление Свердловской областью. А потом произошло отрезвление. Мы поняли, что далеко не любой может руководить регионом. Все разы, что я избирался в губернаторы, было тяжело. Тогда еще не была сформирована партийная система, были только общественные объединения. Но постепенно обстановка менялась: появлялись сильные партии и их лидеры, была сформирована более разумная схема выборов кандидатов в главы субъектов РФ. Нужно понимать: чтобы быть губернатором Свердловской области, нужно пройти колоссальную школу и здесь уже не надо сидеть и учиться, здесь уже надо управлять. Сделайте анализ по России: в некоторых регионах на волне популизма руководителями становились ненадежные люди.

— Но ведь вы были одним из инициаторов введения прямых губернаторских выборов в России. Считаете, что эта система не оправдала себя?

— Нет. Я просто считаю, что каждому периоду времени нужна своя система.

— То есть сейчас, на ваш взгляд, не нужны прямые выборы в том виде, в котором они были во время вашего губернаторства?

— Это сегодня просто бессмысленно. У нас сейчас есть партии, которые выдвигают кандидатов в губернаторы, и они отвечают за них так же, как они отвечают и за своих кандидатов в депутаты. То есть мы видим, что сейчас кампании стали более цивилизованными. Появился фильтр, при котором уже проверенные жизнью люди выходят на очередную ступень карьерной лестницы.

— Но в случае с муниципальным фильтром получается, что контроль фактически остается за одной партией — «Единой Россией», потому что только у нее есть достаточное количество депутатов для преодоления фильтра.

— А в чем вы видите ущербность? Здесь никакой ущербности нет. «Единая Россия» — лидирующая партия, которая взяла власть и теперь в конечном счете отвечает за нас с вами. Если другая партия хочет выдвинуть кандидата в губернаторы, ей нужно выступать перед людьми, набирать очки, получать большинство голосов в думах, взять власть. После этого она будет делать все то же самое, что сейчас делает «Единая Россия».

— То есть, по вашему мнению, менять ситуацию с муниципальным фильтром не надо?

— Его вообще не надо трогать. Не надо суетиться. Мы утвердили определенную систему. Надо по ней отработать 5–10 лет, потом провести анализ, и если выяснится, что что-то надо подправить, значит, надо подправлять. Сегодня я не вижу, что нужно исправлять. Насчет муниципального фильтра сегодня возмущаются люди, которые хотели бы выдвинуться в губернаторы, но не могут. И слава богу.

— И все-таки чувствуете ли вы апатию среди избирателей, многие из которых не интересуются выборами?

— Я бы не сказал, что это апатия. Просто у многих людей возникает уверенность, что к власти приводятся подготовленные люди. И выборы — это не броуновское движение. У нас есть президент, который имеет колоссальный авторитет и является лидером «Единой России». Он высказывает свое мнение по поводу кандидатов в губернаторы (Владимир Путин в апреле назначил Евгения Куйвашева врио губернатора, что было расценено в обладминистрации как поддержка Кремля на выборах. — Znak.com). И все понятно.

— Зачем тогда вообще выборы нужны? Президент мог бы просто назначать губернаторов.

— Нет, это вы напрасно так говорите. Выборы нужны. Хотя в мире есть разные системы, в том числе такие, при которых президент назначает глав регионов. И никакой проблемы в этом нет.

— Тем не менее для повышения явки избирателей на Среднем Урале планируется провести фестиваль «Уральские самоцветы» с розыгрышем квартир, автомобилей и других ценных призов в день голосования. Как думаете, сработает?

— Избирателей на выборы привлекали всегда. Помню, я был еще пацаном, к нам в деревню привозили кино, только когда шла избирательная кампания. На участках для голосования всегда было много пирогов, фруктов. Потому что выборы — это праздник. И я не вижу в этом ничего плохого. Я бы в день выборов в Екатеринбурге на улице Пушкина восстановил бы рынок, который раньше работал по выходным. Там люди могли купить продукты на 20–25% дешевле.

— Наблюдатели могли бы назвать это подкупом.

— Почему? Это совсем не подкуп. Это нужно делать все время. Если кто-то в день голосования выиграет квартиру, это же радость. А мы же живем как раз для того, чтобы доставлять больше радости людям.

— Вы уже затронули тему ваших губернаторских кампаний. Они действительно всегда были непростыми и проходили в два тура. Скажите, пожалуйста, какая кампания была самой сложной для вас, и кого из политиков было труднее всего победить?

— Наверное, самая первая (в 1995 году. — Znak.com). Тогда моим главным оппонентом был Алексей Страхов, который обладал абсолютно всем административным ресурсом. Все СМИ работали на него, все федеральные органы власти были тоже на его стороне. Но я опирался на людей. И я считаю, что я выиграл только за счет того, что очень много встречался с людьми. Помню, приехал в Новую Лялю. Мы предполагали, что мое выступление продлится не больше часа. Я зашел в зал на 600 мест и увидел, что есть 2000 человек — сидят на полу, в проходах, на сцене. Были установлены радио и микрофон на улице. То есть буквально вся Новая Ляля пришла на встречу. В начале встречи слово взял первый секретарь райкома партии. Он обвинил меня во всех грехах и заявил, что никто здесь за меня голосовать не будет. Как думаете, что дальше?

— Наверное, вы попытались их переубедить?

— Я обратился к залу и сказал, что если никто не хочет меня здесь слушать, я уйду и поеду дальше в Серов. Тут зал зашумел, люди попросили меня остаться. Я отвечал на вопросы четыре часа. Во время избирательной кампании нельзя оставлять без ответа ни одного вопроса, поэтому я стоял до последнего. В конце снова взял слово первый секретарь. Он сказал: «Эдуард Эргартович, я вот вас послушал, вы, оказывается, огромная умница. Мы все будем голосовать за вас». И это с учетом того, что когда я только заходил в зал, я чувствовал к себе ненависть. Я слышал такой шелест, как знаете, когда фольга шуршит на ветру. Такого на встречах с избирателями не было никогда.

«Угроза для России вполне реальная»

— Во время одной из ваших губернаторских кампаний вас называли сепаратистом, но в хорошем смысле — вы отстаивали независимость Среднего Урала. Сейчас в этом есть необходимость? Считаете ли вы, что регионам для развития требуется больше финансовой независимости и самостоятельности, чем есть сейчас?

— Я никогда сепаратистом не был. Я всегда был за истинный федерализм. За то, чтобы все субъекты РФ имели одинаковые полномочия. Я не понимаю, когда у областей меньше полномочий, чем у республик. Так быть не должно.

— С этим ведь была связана идея Уральской республики?

— Совершенно верно. Мы хотели выровнять ситуацию и получить те полномочия, которые на тот момент имели республики. Мы сделали все законно, у нас не было никаких нарушений. Я и сейчас выступаю за равенство регионов.

— Но его пока не удается достичь.

— Не совсем так. То, что мы тогда сделали, сыграло свою роль. Когда в 2 часа ночи Борис Николаевич (Ельцин. — Znak.com) подписывал последнюю редакцию Конституции РФ, по которой мы с вами живем, в нее было записано, что все субъекты РФ равны. И мы потом за эту Конституцию проголосовали. Тем не менее пока, к сожалению, некоторое неравенство сохраняется. Но федерализм сразу не строится. Это длительный процесс, потому что в нем есть много сопротивления. Кто-то хочет больше полномочий субъектам, кто-то не хочет их отдавать. Но мы видим, что президент на нашей стороне. Он уже распорядился передавать регионам больше денег на дорожное строительство, и я уверен, что в этом смысле мы будет работать эффективнее. Но нужно понимать, что сейчас непростая международная обстановка.

— Как это влияет на самостоятельность регионов?

— Россия состоит из регионов, а не из Москвы. Вот санкции — это международная политика? А кто может уменьшить их влияние? Только регионы, только губернаторы, мэры, директора заводов и, конечно, министерства, которые должны принимать решения, способствующие развитию внутреннего рынка. Я говорил об этом 25 лет назад: Россия должна сама себя лечить, одевать, кормить и оборонять. Мы огромное государство. Если мы не будем сами себя кормить, нас в одну секунду возьмут за горло и не надо будет и воевать. Мы не можем себя не вооружать, нас с удовольствием уничтожат. Международная обстановка сегодня такая, что требуется концентрация финансовых ресурсов и на оборону, и на решение проблем с санкциями. Нас окружили со всех сторон, а Россия — очень богатая страна.

— Как вы считаете, сейчас существует реальная военная угроза для России?

— Да, угроза вполне реальная. И одна из важнейших задач Свердловской области — направить весь технический и интеллектуальный потенциал на импортозамещение.

— Об угрозе с какой стороны идет речь прежде всего?

— С любой стороны. В первую очередь — США.

— Если говорить о вашей работе в Совете федерации, как вы считаете, были ли решения, которые верхней палате федерального парламента не следовало бы принимать?

— Нет, такого я сказать не могу. А все решения, от которых зависит безопасность нашей страны, вообще находятся в компетенции нашего верховного главнокомандующего, президента нашей страны, и мы его всегда поддерживаем.

— А, например, «закон Димы Яковлева», запрещающий усыновление российских детей гражданами США? После его принятия в СМИ было опубликовано много историй про то, как дети, которых хотели усыновить иностранцы, так и остались сиротами.

— Я скажу то, что у меня в душе. Я бы своих детей никому не отдал.

«С Чернецким у меня всегда были прекрасные отношения»

— Возвращаясь к свердловской повестке, как вы относитесь к перемирию, которое было объявлено между областными властями и мэрией Екатеринбурга чуть больше года назад? Оправданно ли усиление влияния областных властей на развитие крупнейшего города региона?

— Хочу сразу сказать, что тему противостояния разыгрывала только пресса. У меня никакого противостояния с Екатеринбургом не было. Более того, с Аркадием Михайловичем [Чернецким] у меня всегда были прекрасные отношения.

— Но были же ситуации, когда у вас с Чернецким были разные точки зрения по одним и тем же вопросам?

— Разные точки зрения могут быть, но конфликтов не было никогда. Все поручения, которые я ему давал, он выполнял неукоснительно. О каком противостоянии вообще может идти речь, если, например, Дворец игровых видов спорта (ДИВС) я построил именно в Екатеринбурге?

— Это понятно, Екатеринбург — столица Урала.

— Ну и что! ДИВС и в Нижнем Тагиле, где я отработал 25 лет, смотрелся бы прекрасно. В Екатеринбурге же мы восстановили институт «Охраны материнства и младенчества» (ОММ), оснастили простынями и лекарствами все родильные дома города, построили метро, дорожные развязки, мощнейший в России онкоцентр, лучший в стране перинатальный центр. Чтобы сделать перинатальный центр лучшим, я лично пошел в ОММ и принял роды от начала и до конца. И я понял все слабые места, понял, где женщинам надо помочь. Перечислять на самом деле можно очень долго.

— А есть что-то, что сделать не удалось? Какие проекты вы лоббируете сейчас?

— Да. Я хотел построить новый операционный блок в областной клинической больнице № 1. Чертежи лежат уже семь лет.

— Насколько понимаю, сейчас есть также планы по строительству центра неотложной хирургии при городской больнице № 40, и это два конкурирующих проекта.

— У города, конечно, тоже есть свои проблемы, которые нужно решать. Но он не сможет потянуть всю область, это просто не его функция.

— Какие проекты еще есть?

— Давно запроектировано здание Уральской шахматной академии — у нас есть ребята в возрасте от 5 до 12 лет, которые на чемпионатах Европы по шахматам и шашкам получают золотые медали. Хотелось бы, конечно, чтобы в Екатеринбурге продолжилась работа над второй линией метро с ВИЗа в сторону УПИ (вошел в состав УрФУ. — Znak.com). Я знаю, что Евгений Владимирович [Куйвашев] поддерживает меня в этих вопросах, и надеюсь, что эти проекты будут реализованы. Понятно, что возникают определенные обстоятельства, и некоторые проекты мы просто вынуждены откладывать. Например, были майские указы президента, и нужно было построить детские садики, чтобы ликвидировать очередь. Или сейчас в Екатеринбурге идет подготовка к чемпионату мира по футболу 2018 года, и город преображается. Но все проблемы, конечно, все равно не решишь. Если решишь все проблемы, будешь как Иисус Христос. И что дальше делать?

Читайте также
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
Российские власти могут повысить минимальный трудовой стаж для получения пенсии
Ольга Куликовская-Романова
Россия
Ольга Куликовская-Романова обратилась к Путину с просьбой не выпускать в прокат «Матильду»
Россия
В Штутгарте на фасаде оперы вывесили баннер в защиту Кирилла Серебренникова
Россия
Навальный: все имеют право участвовать в выборах, а без меня они будут нелегитимными
Россия
Правящая партия выигрывает досрочные парламентские выборы в Японии
Россия
Али Феруз стал лауреатом премии «Журналистика как поступок»
Россия
Навальный отказался комментировать заявление Собчак о выдвижении на президентские выборы
Россия
В Кургане сфотографировали, как водитель маршрутки открыл двери прямо над люком без крышки
Россия
В РПЦ рассказали, что будет, если власть начнет принимать законы против учения церкви
Россия
Активисты вывесили транспарант рядом с Кремлем по случаю освобождения Алексея Навального
Россия
Премьер Каталонии созывает региональный парламент для «соответствующего ответа» Мадриду
Россия
Участники акции у Верховной рады потребовали от Порошенко внести закон об импичменте
Россия
Болельщики удивлены отсутствием безналичного расчета на арене, где пройдут матчи ЧМ-2018
Россия
Уроженка Екатеринбурга отправилась в Китай представлять в Россию на конкурсе «Мисс Мира»
Россия
Правительство Испании приняло решение отстранить от власти руководство Каталонии
Россия
Фестиваль молодежи в Сочи стал конгрессом левого протеста
Россия
Мединский поблагодарил президиум ВАК «за взвешенный и честный подход»
Россия
Красноярский депутат из комитета по культуре посоветовала коллеге «следить за базаром»
Дом по Малой Конюшенной, в котором находится квартира Анны Собяниной
Россия
СМИ: квартира дочери Собянина была арестована за долги
Россия
Диспетчер «скорой», принявшая вызов актеру Марьянову, уволилась
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.