Доллар
Евро

«Спонсоры не верят в коммунистов»

Кандидат в губернаторы Алексей Парфенов — о выборах, дебатах и переезде в Екатеринбург

Дмитрий Комаров

Выдвинутый в губернаторы Свердловской области партией КПРФ Алексей Парфенов мало известен рядовому жителю Свердловской области — он лишь второй раз участвует в выборах в регионе. В прошлый раз, на выборах депутатов Госдумы в 2016 году, он с большим отрывом уступил бывшему депутату свердловского Заксобрания Льву Ковпаку. Тем не менее сейчас Парфенов оценивает свою известность в регионе выше, чем у действующего главы области Евгения Куйвашева, и готовит серьезную кадровую реформу правительства на случай своей победы — по крайней мере, он намерен отправить всех чиновников на проверку «детектором лжи», чтобы понять, с кем можно работать. Подробнее о том, как он работает в кампании, результат которой фактически предопределен, — в интервью Znak.com.

«Суд над Хабаровым — это посмешище»

— Алексей, пока самый яркий ваш ход на выборах — выдвижение полковника Леонида Хабарова в сенаторы, которое облизбирком подверг критике — потому что он не сможет стать сенатором из-за непогашенной судимости. Зачем выдвигали такого кандидата?

— Я родился в семье военных и считаю нашего Хабарова легендарной личностью. Человек, выполняя интернациональный долг, защищал нашу родину. Для меня важно, чтобы человек был заслуженный. Меня однажды журналист спросил: «А вы с "ВИПами" нашей области встречаетесь?» Я ему говорю — а кого вы считаете «ВИПами»? [Губернатора Свердловской области Евгения] Куйвашева, [первого замгубернатора Владимира] Тунгусова — я их ВИПами не считаю. Я ВИПами считаю ветеранов Великой Отечественной войны, Хабарова — он защищал нас с вами, защищал родину, имеет государственные награды.

А суд, который над Хабаровым состоялся — гражданский суд, – это посмешище. Над боевым полковником, который имеет государственные награды, должен быть военный суд. Власти, которые это организовали, сами себя дискредитировали. Я хотел вернуть человека и показать, что такое истинный патриотизм, а не голословный.

Юристы меня изначально где-то отговаривали от выдвижения Хабарова, но я считал и до сих пор считаю, что он не осужден. Но так как мы живем в сегодняшнем времени и соблюдаем законы этого времени, поскольку ко мне поступило требование избиркома [по участию Хабарова в выборах], я подписал документы, что снимаю его кандидатуру в сенаторы в связи с соблюдением действующего российского законодательства. Но это не означает, что он не будет в моей команде. Наоборот, когда мы выиграем, он займет достойный пост в правительстве Свердловской области.

— На кого меняете?

— У нас в Нижнем Тагиле идет коммунист на выборы мэра (директор Нижнетагильского технологического института Владислав Потанин — прим. Znak.com). Если избирком примет документы, то будет он. У нас было закрытое партийное совещание, его выдвинули. Я не против — человек достойный.

— Когда КПРФ выдвигала кандидата, почему вы решили баллотироваться? Как давно вы знали о планируемом выдвижении вас?

— Я — солдат своей партии. Я выполняю приказы, которые принимаются на общих собраниях партии и ее руководством. Я не знал, что изберут меня, и для меня это было даже новостью. Приказы не обсуждаются.

— Но ваше мнение же спрашивали до того, как выдвигать?

— Естественно. Приглашали в кадровую комиссию, я там не один был как кандидат, было много вопросов. Я даже не знаю, кто еще претендовал на выдвижение, — у нас в партии нет внутрипартийной борьбы. Ну, видно, защитил свою кандидатуру, поэтому выдвинули здесь и ЦК партии утвердил. Хотя я читал газеты и был удивлен, что есть и другие претенденты. В области даже поднялся нездоровый информационный фон, что вроде партии хотели выдвинуть одного единого кандидата (эту идею лоббировал лидер свердловских справороссов Александр Бурков — прим. Znak.com) или выдвинуть вообще не коммуниста. Но внутри партии ни у кого даже и желания такого не было. Ну какой бы партиец проголосовал за единую кандидатуру от трех партий?

— В регионе ваше выдвижение обсуждали так: пришел банкир, дал кучу денег, благодаря этому его выдвинули и свердловские коммунисты недовольны. Вы к этому как относитесь?

— Я слышал о таком буквально перед отчетно-выборной конференцией, видел в СМИ, что состоялся некий сбор партийного актива, но ни я, ни первый секретарь об этом ничего не слышали. Я говорю: давай посмотрим, если коммунисты против — как-то же принималось до этого решение? Скорее всего в дело вступили люди, которые хотят сделать эти выборы нелегитимными: назначить каких-то спойлеров, чтобы не было борьбы, чтобы действующий врио прошел безо всяких помех. Буквально за сутки такое давление было, посредством СМИ: вот, банкир, московский, а почему первый секретарь [Александр Ивачев] или [депутат Заксобрания Вячеслав] Вегнер не идет. Ну, значит, ЦК не доверил, остальные коммунисты не доверили. У нас же не как в «Единой России» — дал денег и прошел.

— А в «Единой России» так?

— Сто процентов.

— Вы не считаете, что сейчас коммунисты подыгрывают на выборах действующей власти?

— Нет. Я борюсь, борюсь отважно.

— Вы же постоянно проживаете в Москве, почему баллотируетесь в Свердловской области?

— Скажем так, я постоянно там проживал. Уже второй год я постоянно живу в Екатеринбурге, я здесь арендую квартиру. Сейчас рассматриваю возможность взять ипотеку в «Сбербанке», купить здесь квартиру — не продавая ту, что в Москве, естественно. А к вопросу, почему Свердловская область, — я не рассматривал другие регионы, если бы я это делал, я бы не был тогда солдатом партии.

— В прошлом году вы проиграли выборы в Госдуму по Каменск-Уральскому округу Льву Ковпаку, тогда набрали втрое меньше голосов, чем он. Как вы оцениваете то поражение?

— На тот момент я никогда не был чиновником, не участвовал в выборах, партия сказала: «Алексей, иди, учись». Сам я и не собирался идти по одномандатному округу, но партия говорит — надо обучаться, надо двигаться, у вас есть все возможности — возьмите 169 округ, у вас там сильный соперник. Попробуйте.

Но я не считаю, что я проиграл те выборы. Они были нелегитимными: хотя в суды я не пошел, мы задерживали машины, где десятки тысяч бюллетеней были уже заполнены, мы с супругой ездили по избирательным участкам, где ЛДПР, единороссы спаивали избирателей, многие учителя получили конкретные указания [как голосовать]. Это разве выборы? Это профанация. Поэтому я не считаю это проигрышем. Я из этого сделал определенные выводы, как вести политическую борьбу.

Тогда я больше следил за тем, чтобы выборы не были грязные. Я призывал к тому, чтобы у всех кандидатов были равные права: если один выступает на предприятии, то и второй должен иметь такую возможность. А у нас закон сейчас в какую сторону повернешь, так и будет. Многие предприятия Свердловской области зарегистрированы за границей, и если государственная доля там не превышает какого-то определенного процента, я не имею права туда зайти. Ковпак заходил на все предприятия, меня не пустили ни на одно. Ну это разве конкуренция?

Причем на тех выборах по предварительным опросам я лидировал, за меня было 40 тыс. голосов, а утром оказалось 17 тыс. и примерно 14-15 тыс. бюллетеней были испорчены (на самом деле 11,7 тыс., по данным ГАС «Выборы», — прим. Znak.com). Это заставляет задуматься. Что у нас, каждый второй идиот что ли, неправильно заполнил бюллетень? Зачем из людей посмешище делать.

— Что вы делаете сейчас по-другому?

— Давайте оставим это секретом. Но уроки я извлек.

«80% узнаваемости у меня есть»

— Сейчас весь Екатеринбург завешан рекламой вашего оппонента, врио губернатора Евгения Куйвашева, ваши плакаты найти сложнее. С чем это связано?

— У нас нет столько денег, чтобы плакаты везде вешать. Кампанию финансирует партия, спонсоров немного.

— Почему спонсоры неохотно идут?

— Не верят в коммунистов, наверное. Но я считаю, что нам спонсоры в принципе не нужны — это грязные деньги. Как инструмент — да, Сталин, когда нашу экономику строил из аграрной страны с неконвертируемым рублем, тоже за золото, за бриллианты покупал технику. Но была идея, страна к чему-то стремилась. Поэтому я считаю, что нам нужны не спонсоры, соратники.

Сегодня выборы уже становятся нелегитимными. Я посмотрел: в прошлом году представительские расходы нашего губернатора были 250 млн рублей, в этом году заложено 470 млн рублей в бюджете Свердловской области. Вы поймите, что Коммунистическая партия даже 10% от этой суммы не соберет. И, конечно, у него плакаты везде, у нас на них денег нет. Нам нужны соратники.

— Сейчас вы свою узнаваемость как оцениваете?

— Когда я ездил по региону, создавалось впечатление, что 80% узнаваемости у меня есть.

— Мне кажется, даже у Куйвашева столько нет.

— Мне тоже. И вообще, я спрашиваю у людей, кто у нас действующий губернатор, — они не знают. Люди за Екатеринбургом не знают, кто у нас губернатор. Я справшиваю: а вообще, интересовались? Нет, говорят. А меня откуда узнали? — Ну, была «заклейка» (агитационными плакатами — прим. Znak.com). Интереса к выборам у народа нет, говорят: все за нас решено. И я стараюсь убедить, чтобы больше людей пришло на выборы. Даже неважно, за кого они проголосуют, но это поможет убрать фальсификации. Пусть придет больше людей, и тогда результаты более-менее будут похожи на правду.

— Что вы сейчас делаете для поднятия явки?

— Мы выпустили небольшим тиражом газету, агитируем сарафанным радио, коммунисты выходят одиночными пикетами. Стараемся, как по всей стране.

— Вы считаете, какая явка будет? Глава облизбиркома Валерий Чайников ждет 42%.

 — Верится с трудом. Дай бог 38% пришло бы или 28%. Народ на самом деле так устал от выборов, так устал ругать власть, так устал от того, что происходит. Я думаю, это основная цель — поднять самосознание народа, показать, что от них зависит будущее страны. Но как достучаться в обиженные души, которые уже устали от всего? Они понимают, что все решается в Кремле.

Я очень удивился, когда на выборах 2016 года в Госдуму объявили явку в 38%. На самом деле было не больше 18%. И очень обидно, что идет такая подтасовка. Я думаю, может, в этом году сознание людей проснется.

— Если явка процентов на пять пойдет наверх, это отразится на результатах выборов?

— Я думаю, что кардинально. Я ставлю себе задачу победить.

«Я хочу поставить вопрос — почему Гаффнер не сидит?»

— В этом году на двух телеканалах между кандидатами в губернаторы пройдут теледебаты и участвовать в них намерен Евгений Куйвашев. Вы готовы к дебатам? О чем хотите говорить?

— Я готов. Полагаю, что тему дебатов будет задавать ведущий программы, но вопросы у меня есть. Мне непонятно, как бюджет нашей Свердловской области формируется, как популистские проекты, не имеющие четкой финансовой экспертизы, в нашей области начали строиться и за время работы Куйвашева увеличили долг региона с 25 млрд рублей до 75 млрд рублей. Тот же Центральный стадион: был построен как стадион на 20 тыс. мест, оказалось, что для ЧМ-2018 нужно 40 тыс. мест. Ну, выделите землю, постройте рядом, будет два стадиона. Зачем ломать тот стадион, который уже построен? Плюс МВЦ «Екатеринбург-ЭКСПО», которое у нас есть, — сколько там денег украдено?

— Оно же еще при предыдущем губернаторе Александре Мишарине было построено.

— Я считаю, что с Мишарина и началось падение нашего региона. Основа моей программы — поднятие промышленности и сельского хозяйства. Из нашей области сделали незаметно для нас сырьевой придаток для Запада, мы сейчас — рынок ресурсов и рынок сбыта для заграничных продуктов. Сетевики же не дают нашему сельскому хозяйству развиваться. Ну и плюс электроники — холодильники, пылесосы разные. Если бы у нас все это в области производилось, тогда у нас была бы высокая маржинальная стоимость того, что мы с недр получаем. А так мы продаем недра с низкой маржинальной стоимостью — этим бюджет не наполнить.

Еще у нас очень большой чиновничий аппарат. Во времена Сталина в президиуме ЦК было не больше 20 членов президиума, уже при Хрущеве их стало 150. Сейчас в регионе то же самое. Еще бы я поговорил с действующим губернатором о его отчетах в Кремль и отчетах перед людьми. И почему его после пяти лет его руководства люди в регионе не знают.

Плюс неэффективное управление госсобственностью — у нас имущества на 120 млрд рублей, а прибыли мы с нее получаем всего 300 млн рублей. Если бы я в банке так управлял, меня бы посадили! Как минимум миллиардов пять, а то и десять с этого можно было получить за счет передачи имущества в аренду, эффективного управления. Но не продажи. А политика нынешнего руководства области в том, чтобы продавать имущество под соусом избавления от непрофильных активов. Но это же бьет по самому губернатору, что он не смог организовать эффективную работу предприятий. А пока политика такая, чтобы уничтожить предприятия и продать их по запчастям.

— В какой отрасли?

— В сельском хозяйстве, например, у нас проблемы. Я куда ни поеду, везде депутата [свердловского Заксобрания Илью] Гаффнера вспоминают и говорят: он уничтожил этот колхоз, уничтожил этот, этот. Я хочу в Заксобрании этот вопрос поднять — а почему человек не сидит? Дыма без огня не бывает. Вот только вчера в Пышме общался с экономистом колхоза: нормальное предприятие, 32 тонны молока в месяц, 14 тонн мяса, были долги, но эти долги обслуживались. А потом, говорит, пришел Гаффнер вместе с каким-то коммерсантом, они разобрали овощехранилище, начала исчезать техника под предлогом того, что она сломалась, а потом предприятию зачем-то выделили 50 млн кредита. А я знаю зачем — чтобы банкротить. Ту нагрузку, которую они тянули, надо добавить, чтобы предприятие не смогло рассчитываться с процентной нагрузкой. Еду в Первоуральск — там такая же история, Гаффнер. Я говорю — слушайте, а почему им не занимаются правоохранительные органы? А они говорят, что обращались, но полиция в это дело не хочет лезть, потому что «спор хозяйствующих субъектов». То есть разваливать область — спор хозяйствующих субъектов.

— Вы накануне высказали поддержку новому главе Богдановича Владимиру Голованову, избрание которого областные власти считают незаконным. Почему?

— Я посмотрел все документы — дума законно выбрала главу, а его не допускают к руководству. И сразу видно давление со стороны области. Я 7 августа весь день провел в Богдановиче, людям звонили, не представляясь, и говорили — что вы там пишете, какой новый мэр? [Владимир Москвин] мэр! Дума нелегитимна. Но там же за каждым депутатом несколько тысяч человек, причем это же не коммунисты — это единороссы, члены ЛДПР. И там видно, что действующий губернатор не контролирует ситуацию, раз допустил такой разброд и шатание.

— Вы как-то готовы реально помочь новому главе Богдановича?

— Однозначно, юридической поддержкой. У меня 7 августа там работало четыре юриста, в том числе бывший прокурор, который закон знает, как «Отче наш», и никто не нашел никаких нарушений в действиях думы. Я готов думу поддержать, в том числе прийти и встать с ними в один ряд — потому что попираются демократия, федеральное избирательное право. Еще ведь в марте, когда выборы не состоялись, областная власть давила на депутатов, пытаясь провести своего человека. Я бы хотел узнать, почему губернатор это допустил. Я также подал сейчас заявление в ФСБ, чтобы этого Москвина проверили на наличие зарубежной недвижимости. Я с людьми общался, есть информация, что ему купили дом, чтобы он кому-то разрешил бизнес-центр построить. Пусть проверят.

«Всех членов правительства — на полиграф»

— Вы до этого встречались с членами свердловского правительства, с Евгением Куйвашевым?

— Нет. У меня к Куйвашеву нет личного отношения — чисто общественное, выборное.

— Вы выступали против муниципального фильтра, хотя сами его без особых проблем преодолели. Зачем тогда отменять, что бы изменилось?

— Выборы были бы более конструктивными, из них бы не сделали клоунаду. Сейчас наша партия и я вступили в классовую борьбу, чтобы наше избирательное право не попирали и не сделали из него очередное шоу. Не было бы фильтра — были бы более серьезные противники и Куйвашеву, и мне. Почему не побороться? Я не против. А это манипуляция — того допустим, этого не допустим, тот наберет, этот не наберет.

— А вам не обидно, что вас на такие выборы допустили? Не считают опасным противником?

— Мне не обидно, я считаю, что заслужил участие в выборах, работая на территории. А остальное — давайте посмотрим на результаты.

— Многие кандидаты ждут второй тур на выборах со своим, конечно же, участием. Вы как оцениваете ситуацию?

— Мне кажется, они заблуждаются. По моим данным, Куйвашев даже не рассматривает второй тур, у него даже бюджет на это не заложен. Его штаб рассматривает свою четкую победу. И я тоже рассматриваю четкую свою победу. Тоже в один тур. Есть какая-то «чуйка» внутри, она меня никогда еще не подводила, что люди должны понять и пойти на выборы.

— У вас нет ощущения, что КПРФ сейчас гарантирует кандидату 10-15% на выборах, но не больше, потому что есть усталость от партии, от ее лидера Геннадия Зюганова?

— Я согласен с этим, только чуть-чуть повыше в процентном содержании. Я, в первый раз участвуя, по официальным данным, набрал больше 10%. Здесь власть «сушит» выборы. У нас в 2016 году были выбраны одни единороссы. Ну что такого партия сделала замечательного, чтобы выбирать одних единороссов? Может, тот же Лев Ковпак на самом деле достоин, но есть вопросы. Агитация у меня была лучше и больше ее было — почему [избиратели] не поверили мне? Ситуация с Натальей Крыловой в Асбесте, которая до утра лидировала в одномандатном округе на выборах в Заксобрание. Просто так же не бывает. Значит, есть профанация.

— То есть вы считаете, что если бы не было фальсификаций, коммунисты набирали бы больше?

— Да. И чем больше будет на выборах явка, тем более правильные результаты она даст.

— Если вы станете губернатором, что планируете сделать?

— В первую очередь можно было бы сократить расходы на губернатора. Вот у меня сейчас годовой доход 12 млн рублей, этого хватает на семью из четырех человек. Мы не богато живем, но достаточно. Я летаю при этом и в Москву, и в другие регионы, и на юг мы ездили отдыхать. Этого было бы достаточно. Но не 470 млн рублей же представительских расходов. Было бы вместо 470 млн рублей — 10 млн рублей. Плюс реструктуризация госдолга, его сокращение.

Потом приступил бы параллельно к формированию команды, посмотрел бы на действующую. Попросил бы, наверное, [Владимира] Тунгусова сформировать команду, как у нас в области делается? (смеется). Шучу. Мы партия целостная, у нас очень много достойных людей. Но я думаю, что и в действующем правительстве много хороших, порядочных людей. Придется знакомиться. Я бы однозначно сделал чистку, всех прогнал бы через полиграф, посмотрел итоги, лично побеседовал бы. Я, когда приезжаю в колхоз или на предприятие — я сейчас работаю советником директора по развитию первоуральского завода металлоконструкций «Основа», — я с трактористом говорю на одном языке, со сварщиком. Подошел бы конструктивно, холодно, с пониманием дела.

— Какой результат на выборах будете считать для себя успешным?

 — Я прогнозирую 48-50%. Но тут же не мне решать. Многие люди считают, что все уже решено, все куплено. Но что это за подход? У нас в области у всех в глазах только деньги. Но ведь можно без денег!

— Если вас не выберут, будете продолжать работу в регионе? Интересны выборы в думу Екатеринбурга 2018 года?

— Конечно. Но какие следующие выборы, не знаю, посмотрим. Любой уровень выборов может быть, если он принесет пользу и партия назначит.

— В «Плюс банке» вы продолжаете работать?

— Нет, я подал заявление на увольнение. Считаю, что чисто идеологически там быть неправильно, это конфликт между трудом и капиталом. Как финансист я состоялся, следующим этапом для себя считаю вхождение в политику. В области проблем много, чтобы решить их, надо идти во власть. А какой это будет путь — успешный, не успешный — зависит от меня.

— Если вы хотите во власть — почему не переходите в «Единую Россию»?

— Это предательство завоеваний наших отцов и дедов — переходить в другую партию. Когда было благополучно, все стремились в партию, сделать карьерный рост, сказать «да». А что такое красный галстук? Это ведь частичка красного знамени, частичка крови. И как можно стать единороссом или пойти в ЛДПР, партию клоунов? Присяга дается один раз в жизни. Я родину и партию не меняю.

Читайте также
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
Российские власти могут повысить минимальный трудовой стаж для получения пенсии
Ольга Куликовская-Романова
Россия
Ольга Куликовская-Романова обратилась к Путину с просьбой не выпускать в прокат «Матильду»
Россия
В Штутгарте на фасаде оперы вывесили баннер в защиту Кирилла Серебренникова
Россия
Навальный: все имеют право участвовать в выборах, а без меня они будут нелегитимными
Россия
Правящая партия выигрывает досрочные парламентские выборы в Японии
Россия
Али Феруз стал лауреатом премии «Журналистика как поступок»
Россия
Навальный отказался комментировать заявление Собчак о выдвижении на президентские выборы
Россия
В Кургане сфотографировали, как водитель маршрутки открыл двери прямо над люком без крышки
Россия
В РПЦ рассказали, что будет, если власть начнет принимать законы против учения церкви
Россия
Активисты вывесили транспарант рядом с Кремлем по случаю освобождения Алексея Навального
Россия
Премьер Каталонии созывает региональный парламент для «соответствующего ответа» Мадриду
Россия
Участники акции у Верховной рады потребовали от Порошенко внести закон об импичменте
Россия
Болельщики удивлены отсутствием безналичного расчета на арене, где пройдут матчи ЧМ-2018
Россия
Уроженка Екатеринбурга отправилась в Китай представлять в Россию на конкурсе «Мисс Мира»
Россия
Правительство Испании приняло решение отстранить от власти руководство Каталонии
Россия
Фестиваль молодежи в Сочи стал конгрессом левого протеста
Россия
Мединский поблагодарил президиум ВАК «за взвешенный и честный подход»
Россия
Красноярский депутат из комитета по культуре посоветовала коллеге «следить за базаром»
Дом по Малой Конюшенной, в котором находится квартира Анны Собяниной
Россия
СМИ: квартира дочери Собянина была арестована за долги
Россия
Диспетчер «скорой», принявшая вызов актеру Марьянову, уволилась
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.