Глава комитета по градостроительству — о реформе ведомства, рекламе и долгостроях Челябинска

«Строительный бум уничтожил челябинский рынок»

Глава комитета по градостроительству — о реформе ведомства, рекламе и долгостроях Челябинска

В Челябинске в июле 2017 года заработала новая структура — Комитет градостроительства и архитектуры, который пришел на смену Главному управлению архитектуры и градостроительства. Преобразования прошли быстро и по-тихому, без лишней огласки в СМИ, что, конечно, не могло не спровоцировать волну слухов и домыслов со стороны участников отрасли. Накануне Дня строителя, который традиционно отмечается во второе воскресение августа, председатель комитета Сергей Репринцев рассказал Znak.com, для чего затевалась эта реорганизация. А заодно раскрыл ближайшие планы городских властей в сферах строительства, дизайна городской среды и рекламной политики.

«О слиянии с КУИЗО говорить преждевременно» 

— Сергей Викторович, давайте для начала разберемся, в чем был смысл поднимать статус главного управления по архитектуре и градостроительству до уровня комитета?

— Мир не стоит на месте, внедряются новые технологические процессы, под них нужно создавать новые структуры. Сегодня наша задача — сокращение сроков выдачи документов. К примеру, разрешение на строительство теперь предоставляем всего в течение шести рабочих дней, градостроительные планы земельных участков — в течение 18 (ранее был срок 30 дней). Для эффективной реализации этих и других задач нужна новая, более гибкая структура. Она утверждена 19 июля 2017 года. 

При этом Комитет градостроительства и архитектуры сохранил за собой все обязательства главного управления, но получил более широкий набор полномочий. В частности, увеличился объем работы отдела контроля за строительством, бывшей службы КЖГС. Также в структуре теперь два заместителя: это собственно заместитель председателя комитета и главный архитектор (этот пост занимает Николай Ющенко). Кроме того, появилась дополнительная ставка главного художника, которую заняла Екатерина Силина. Кстати, ввести эту ставку рекомендовал президент Союза архитекторов России Николай Шумаков, который в прошлом году приезжал к нам на конкурс Archchel-2020. Глава города Евгений Тефтелев поддержал данную идею.

— Какова роль главного художника? 

— Это специалист, ответственный за дизайн городской среды. Главный художник курирует размещение малых архитектурных форм, временных некапитальных объектов, рекламы, вывесок. Они с главным архитектором дополняют друг друга, работают в связке. Мы делаем большие ставки на их тандем, рассчитываем, что благодаря их усилиям архитектура Челябинска перестанет быть «угрюмой». 

Это не значит, что надо раскрасить дома во все цвета радуги, картина должна быть целостной и гармоничной. Наша задача — сделать город привлекательным для гостей, чтобы мы были известны не только благодаря заводам и метеориту.

В преддверии саммитов ШОС и БРИКС, подготовка к которым колоссальная, хотя, возможно, это и не заметно простому обывателю, есть надежды, что внешний облик Челябинска удастся изменить кардинально. Я все же надеюсь, что в 2020 году мы будем принимать гостей высокого уровня. 

— Не приведет ли заявленное усиление роли главного архитектора к некоему двоевластию и перетягиванию канатов в системе? 

Олег Лакницкий — о будущем «Гринфлайта», «Академа» и долевого строительства

— Ни о каком двоевластии речи быть не может. Подчинение напрямую главе города есть у любого муниципального служащего. Евгений Николаевич (Тефтелев) имеет право звонить и давать распоряжения как главному архитектору, так и председателю комитета, заместителям. Мы все работаем в связке, у нас полное взаимопонимание. С Николаем Ивановичем (Ющенко) мнения об архитектурном облике города совпадают. Поэтому проблем не вижу и не предвижу.

— Как ведомство отработало в новом статусе? Уже почувствовали какие-то изменения? 

— Если честно, работы настолько много, что в новом статусе пока себя не ощутили. У нас только прошел процесс реорганизации. Все будет нарабатываться. Планы на будущее серьезные, принято много целевых моделей, дорожных карт. Пока все графики соблюдаем.  

— Насколько оправданны предположения, что это лишь промежуточное преобразование, за которым последует слияние нового комитета с Комитетом по управлению имуществом и земельным отношениям и образование суперведомства, которое будет заниматься землей и ее застройкой от и до?

— Какая-либо идея, для того чтобы слить два комитета в единый, пока не прослеживается. Об этом думать преждевременно, нам надо наладить систему взаимодействия внутри комитета — максимально упростить и сделать эффективной. Для этого нужно ее автоматизировать. Сегодня мы многое делаем «руками» там, где уже могут работать машины.  

«Среди депутатов нет популистов» 

— Как складываются отношения с Челябинской городской думой, комиссией по градостроительству? По итогам публичных слушаний депутаты иногда принимают решения не в пользу застройщиков. В таком случае чье мнение главнее: вашего комитета или депутатов? 

— На публичных слушаниях депутаты выражают свое мнение, как и жители. Депутаты — представители населения, соответственно их интересы должны быть сопоставимы. И если тот или иной проект отправляется на доработку после публичных слушаний, значит, так решили жители… Но интерес депутатов не идет вразрез с мнением комитета. 

Задача комитета по градостроительству заключается в том, чтобы проект согласовать, проверить на соответствие всем возможным нормативам, исправить ошибки и выдать на рассмотрение жителям города. Они уже принимают решение, быть этому объекту в городе или нет.

Если жители против, мы отправляем проект на доработку. Совсем отменить проект, который соответствует всем нормам, мы не можем. Но у нас есть право предложить разработчику учесть все замечания и выйти на слушания повторно после их исправления. Без гарантий, что проект не «завернут» во второй раз.

— Идеальная картина получается с точки зрения жителей. Но город ведь может настоять на своем, если видит, что проект нужный, принесет деньги, а люди переживают, что у них пять деревьев вырубят? С другой стороны, депутаты могут пойти на поводу у своих избирателей, чтобы завоевать их доверие. 

— Наши депутаты — люди грамотные. Я не знаю ни одного депутата в градостроительной комиссии, который пошел бы на поводу общественного мнения, лишь бы его выбрали на следующий срок. Напротив, все подходят к вопросам взвешенно и на публичных слушаниях пытаются объяснить мнение той или иной стороны. Не всегда это удается. Но в любом случае разум должен преобладать. Если проект важен, социально значим, но жители переживают из-за пяти срубленных деревьев, глава города имеет право все равно его принять. Тем более что в Челябинске сейчас есть программа, согласно которой за каждое срубленное дерево предусматриваются компенсационные посадки.

— Но почему-то не все высаженные деревья приживаются… 

— Вопрос приживаемости находится на контроле муниципального предприятия. Вообще Челябинск по сравнению с другими муниципалитетами — очень зеленый город. У нас большое количество зеленых насаждений, лесных массивов, парков, прекрасный городской бор. Туда нужно добавить инфраструктуры — я говорю о тропиночной сети, лыжероллерной трассе, это не должны быть капитальные объекты. Должно быть освещение, ведь люди любят гулять по вечерам. К примеру, в сентябре будем проводить конкурс на благоустройство парка на северо-западе (около лыжной базы), чтобы на следующий год проект попал в реализацию. 

— Там поставят качели-карусели? 

— Речь не о них. Согласно техническому заданию, там будут зоны отдыха для пожилых людей, детей, прогулочные зоны, дорожки для велосипедистов, освещение. И такие изменения ждут все парки Челябинска. 

— В Ленинском районе когда появится парк? 

— Там есть территория, так называемая Плодушка. Это монастырская территория, занимает около 19 гектаров, ее благоустройством сейчас занимаются сестры монастыря. Пока это федеральная земля, но мы предпринимаем усилия, чтобы ее передали городу. Уверен, там будет отличное место отдыха. 

— Лет семь уже слышу об этом… 

— Но сейчас вопрос на финальной стадии. И если не в этом, то в следующем году точно будет решен. 

«Проблема „Золотой горы“ решена»

— Насколько вообще себя оправдывает институт публичных слушаний? Челябинск — не Москва и даже не Екатеринбург, здесь не так много строят… 

— В Москве публичные слушания проходят заочно. Не во многих городах России остались публичные слушания, которые, как у нас, проходят в зале. Хорошо это или плохо? Не секрет, что бывают заказные слушания: автобусы привозят людей, которые начинают организованно высказываться. Объяснить людям, что они только хуже делают, невозможно. При этом, когда начинаешь узнавать, кто приехал, оказывается, что там жителей территории, о которой шла речь, нет. Но основная масса слушаний проходит спокойно. Хотя бывают и жаркие споры. Иногда — потому что люди не до конца вникают в смысл того или иного проекта. 

— Один из последних примеров эмоциональных слушаний — по территории около мемориала «Золотая гора». Как, на ваш взгляд, должна разрешиться ситуация? 

— Эта ситуация уже разрешилась — проект отправили на доработку. Глава города принял такое решение, исходя из моральных соображений. Возврата к проекту не будет, пока не пройдут археологические работы. Должно быть заключение экспертов, что мы не нарушаем захоронений. В годы репрессий там было захоронено очень много людей, по разным оценкам более 12 тыс. человек. Точнее никто не может сказать, поскольку информацию в свое время засекретили. 

— Кто должен финансировать эту работу? Называлась сумма порядка 5 млн рублей. 

— Средства выделит либо регион, либо эту обязанность возложат на город. Но я о 5 млн не слышал, звучала сумма 1 млн рублей. Там нужно проводить буровые работы, больших затрат не предвидится. Но это уже компетенция не нашего комитета. Я могу лишь сказать, что проект, который рассматривался на слушаниях, вообще не предусматривал какой-либо застройки. Там не шла речь о новых микрорайонах, предлагалось лишь провести транспортную инфраструктуру и сети. Инвестор хотел протянуть их до своего конгрессно-выставочного центра. Проект соответствовал утвержденному генплану города. Земля под данный объект инвестору была выделена не вблизи «Золотой горы», мемориал не затрагивался.

— Получается, инвестор впустую потратил деньги, оплачивая аренду земли и готовя проект? 

— У него изменились планы. Договор аренды он расторг. 

— На слушаниях вопросы были не только по мемориалу, но и по вырубке деревьев на территории, где планировался конгрессно-выставочный центр. Почему у нас так любят вырубать деревья? Можно ведь увеличивать границы города, оставляя зеленые зоны, которые разделяют микрорайоны. 

— Мало кто из инвесторов согласится строить в том месте, где нет инфраструктуры. Допустим, выкупил человек участок с аукциона, ему дали условия, где прописано, что строительство сетей водоснабжения и водоотведения ему обойдется в лучшем случае в 100 млн рублей. Плюс затраты на электричество, газ и прочее. 

При такой экономике у него квадратный метр на окраине города, даже в панельном доме, будет выходить по 45–50 тыс. рублей. Кто у него купит квартиру? Никакого смысла строить без развития инфраструктуры нет.

Нужно сначала подводить сети под площадку, а потом развивать ее. На Краснопольскую площадку, которая активно застраивается, город сам подводил сети, и, кстати, с максимальным сохранением зеленых насаждений.  

«К вопросу планировки надо подходить творчески» 

— Как вы относитесь к уплотнительной застройке? 

— Отношение двоякое. Конечно, дом к дому не должен быть пристроен, люди не должны из окон лицезреть соседей. Но посмотрите на Екатеринбург — там страшная плотность застройки в центре города, но при этом все эффективно сбалансировано и проблем нет. Нужно подходить к вопросу творчески. У нас же строители любят поставить дом, заработать деньги, а что рядом площадок детских нет и парковаться надо за три километра — их не беспокоит. Теперь ни один такой проект не пройдет. 

— Девелоперы говорят, что не менее 40% земли внутри города — это различные промзоны, склады и пустыри, годные для вовлечения в строительный оборот.

— Промзоны застраивать нельзя, а у нас их много, Челябинск — рабочий город, это не Сочи. Относительно складов и гаражей — есть проблемы в части прав третьих лиц, на них оформлено право собственности. У нас существует программа развития застроенных территорий, подразумевающая покупку подобных объектов у людей. Мы подталкиваем застройщиков к этому, приветствуем инвесторов, которые хотят зайти на рынок. 

Предложений поступает немало, в том числе и от застройщиков из других регионов, но программа пока находится в стадии формирования. 

— Разве у нас работают застройщики из других регионов? 

— Я же говорю, пока только поступают предложения. В Челябинске есть несколько застроенных зон, которые будем выставлять на аукционы, но их нужно грамотно сгруппировать. Застройщик не пойдет на инвестирование, если ему около 20% жилья нужно будет отдать под переселение. Это сломает его экономику. Сегодня по плотности застройки в Челябинске на 1 гектар земли приходится порядка 6–7 тыс. квадратных метров общей площади. Для примера, в Барселоне — 36 тыс. «квадратов». В Екатеринбурге, Самаре плотность тоже выше, чем у нас. Челябинск в этом отношении комфортный для проживания город. 

— Почему на челябинском рынке не работают федеральные застройщики? К примеру, в соседнем Екатеринбурге они широко представлены. Или к нам никого не пускают?

— Дело не в этом. Каждый инвестор, приходя в тот или иной город, хочет заработать денег. У нас жилье дешевое, потому что в какой-то момент произошел надлом. Были периоды, когда вводилось несоразмерное для Челябинска количество жилья, по 1 млн квадратных метров в год. 

— Это ведь совсем недавно было. Разве это плохо? 

— А когда переизбыток был полезен? Если на рынке излишек того или иного продукта, он дешевеет. Возьмите 2008 год: металлургия встала, угольная промышленность вообще на бок легла. Сегодня у нас построено столько жилья, что спрос на него упал. Вдобавок ко всему у нас очень интенсивно начало развиваться панельное домостроение, из-за чего рынок очень сильно просел. Наша задача — стабилизировать его, не дать окончательно утонуть. Я, кстати, не отвергаю панель, но она должна быть не на переднем плане. Дома, которые формируют архитектуру города, должны быть индивидуальными.  

«Дубровский велел избавиться от долгостроев к 2020 году»

— В Челябинске очень много долгостроев, жители годами ходят вокруг строительных заборов, за которыми ничего не происходит. Что-то можно с ними сделать? 

— Действительно, долгостроев много. Только в центре мы насчитали восемь объектов, которые были брошены по разным причинам. По каждому из них у нас разработаны дорожные карты, с каждым собственником ведется работа. 

— Сколько они еще будут стоять? 

— Нам губернатор поставил задачу решить проблему до 2020 года. 

— Один из объектов губернатор может каждый день из окна наблюдать — я имею в виду так называемую «платиновую стройку». 

— Этот долгострой погряз в судах. Как только проект выйдет из судов, по нему будет принято решение — либо снести, либо достраивать. 

— Есть понимание, что будет с заброшенным элеватором по улице Елькина? Какие варианты рассматриваются? 

— Нам хотелось бы видеть на этом месте какой-то интересный объект. Но это частная собственность, все зависит от инвесторов. Но на данный момент они не готовы вкладывать средства. Мы прорабатывали с ними вопрос года полтора назад. Были планы, сейчас они ушли работать над своей концепцией.

— Было много разговоров относительно судьбы торгового комплекса под памятником Курчатову, вплоть до сноса. Что с ним будет в итоге? 

— Он уже есть, проект реализован, и с этим уже ничего не сделаешь. Сегодня охраной объектов культурного наследия занимается областной комитет по охране памятников культурного наследия, с которым мы тесно взаимодействуем. Они предоставляют информацию о защитных зонах тех или иных объектов культурного наследия, на основании которой выдаем или не выдаем разрешения на строительство. К сожалению, эта работа началась уже после того, как проект ТК «Курчатов» был реализован, назад ситуацию уже не вернуть. 

— Вопрос с капремонтом дома на проспекте Ленина, 61, где рухнул балкон, до сих пор не решен. Вместо этого дом продолжает обрастать металлическими конструкциями, которые защищают расположенные на первых этажах офисы и магазины. Неужели никого не смущает это «бельмо» на глазу?

— Проблема известна. Дом попал в программу регионального оператора, но есть серьезный недобор денежных средств. Конечно, эти распорки не радуют жителей города. Необходимо изыскивать деньги на ремонт. В управлении ЖКХ говорят, что требуется проделать колоссальную работу: пронзать насквозь балконы и дом, после этого устанавливать новые подпорки для балконов. Вдобавок к этому дом является объектом культурного наследия и требуется не ремонт, а реставрация. А это уже другой уровень финансирования и согласования. 

«Сегодня реклама как бельмо…»

— Когда нам ждать революции в области размещения рекламы? Хороший ведь проект есть по проспекту Ленина. Почему не реализуется? 

— Проект идеальный. По этому шаблону сейчас делаем еще несколько таких. Есть постановление главы города, определяющее перечень гостевых маршрутов, также есть решение Челябинской городской думы о временных нестационарных объектах. Подготовлен проект порядка размещения информационных конструкций для принятия депутатами этой осенью. Разработаны и согласованы правила благоустройства, относящиеся к рекламным конструкциям. С профессиональным сообществом в этой связи есть разногласия, но этот проект нам жизненно необходим. 

Рекламы в Челябинске слишком много. В других городах областного значение вы не увидите растяжки, баннеры, которые болтаются на фасадах зданий. Там стоят светомедийные экраны, либо призматроны небольшого формата. В таком формате планируем подойти к концепции рекламы и в нашем городе. Считаю, что при этом реклама станет более эффективной. Сейчас она как бельмо, на постоянно мелькающие картинки уже никто не обращает внимания. 

— Вывески на домах тоже изменятся? 

— Безусловно. Нами разработаны типовые проекты, все вывески будут приведены к единому стандарту, то есть дизайн-коду. 

— А что с кондиционерами, балконами? 

— Кондиционеры придется прятать. Для этого будет выдаваться архитектурно-планировочное задание с указанием, где возможно размещение того или иного объекта. 

Балконы тоже должны на основании паспорта фасада дома приводиться в соответствие.

— То есть людям придется переделывать остекление? А если там бабушка живет, ей придется за свои деньги это делать? 

Из-за «балконной реформы» мэрия Екатеринбурга готова объявить «гражданскую войну»

— Если остекление сделано по нормам, не усугубляет архитектуру города, это не вопиющий случай, вряд ли кто-то будет заставлять демонтировать. С другой стороны, если балкон снаружи просто не покрашен, это задача регионального оператора — привести его в соответствие. 

— Есть люди, которые любят из маленького балкона сделать большой…

— А это уже самоуправство. Будем через прокуратуру требовать приведения в соответствие, потому что такие балконы несут угрозу жизни. Так будет не только на гостевых маршрутах, но и по всему городу.

— Будут ли реализованы проекты — победители многочисленных архитектурных конкурсов: площадь Революции, исторический центр, набережная, конгресс-холл, аэропорт?

— У нас все проекты — победители тех или иных конкурсов планируются к реализации. Большая работа проводится по общественно-деловому центру. Мы постоянно общаемся с инвесторами, презентуем им проект «Крылья», победивший на конкурсе Archchel-2020. Если удастся его реализовать, это будет одно из самых красивых и выдающихся зданий не только в УрФО, но и в России. Люди будут приезжать, чтобы увидеть его. Это дало бы мощнейший толчок для развития Челябинска. 

— А найдутся деньги на «Крылья»? 

— Мы очень на это надеемся, ищем инвестора. 

— Надо ведь время, чтобы построить объект, а саммиты все ближе…

— Пока время есть, хотя оно поджимает. Но из графика мы не выбиваемся. 

— 21 гостиницу успеете построить? 

— Частично гостиницы уже есть. Вообще монолитное здание можно построить за один год. Инвесторы, готовые вложиться в это, есть. В дальнейшем многие из гостиниц будут переведены в апартаменты и реализованы. У нас уже идет рабочее проектирование набережной. Думаю, на следующий год будет отыгран конкурс, и проект будет реализован. Он тоже будет очень интересным. 

— Русло реки Миасс сужать планируете? 

— Хотелось бы. Река Миасс, к сожалению, не такая полноводная, она заилилась. Чтобы придать ей импульс, не дать погибнуть, нужно небольшое заужение. Но хочется не просто засыпать дно, а благоустроить территорию, сделать там прогулочные зоны. Почему бы не обустроить зону отдыха на воде или ресторан? Посмотрите европейские города, Венецию, Австрию, Амстердам. 

— Это на Заячьем острове надо делать тогда. 

— Нам бы начать с чего-то, показать пример, а дальше можно двигаться по инерции. И инвесторы потянутся. Заячий остров, насколько я знаю, частная территория, там планировалось построить офисные и деловые комплексы, но их и так достаточно в Челябинске. Хотелось бы вернуть острову рекреационное назначение.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
В России власти решают вопрос по запрету экспорта бензина
Россия
Министр здравоохранения Омской области пропал на охоте
Россия
В Татарстане пара угнала самолет и разбилась на нем
Россия
В Кемерово на параде загорелась военная техника. Потушили тряпочкой
Россия
Путин посетил парад Победы: «Нет прощения тем, кто вновь замышляет агрессивные планы»
Россия
Лукашенко подписал декрет о защите суверенитета страны в случае его гибели
Россия
Во Владивостоке журналистка прервала речь ветерана на параде, увидев губернатора
Россия
Мурашко надеется, что коллективный иммунитет к COVID-19 в России сформируется к сентябрю
Россия
В Кабуле перед школой взорвался заминированный автомобиль: 58 погибли, 150 ранены
Россия
Неуправляемая китайская ракета сгорела над Индийским океаном
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.