Доллар
Евро

«Лучше что-то делать, чем сдрейфить»

Художница Алиса Горшенина — о том, как из крохотной деревни попасть на крупнейшие выставки

Алиса Горшенина известна по совершенно дикой истории, случившейся в Нижнем Тагиле, когда она, будучи студенткой тамошнего Худграфа, решила расписать обветшавший забор вуза изображениями обнажённых женщин с нимбом. Абсолютно целомудренными, кстати. Пока Алиса рисовала, ей и слова никто не сказал. Но на следующий же день разразилась буря: оскорбленные моралисты обвинили девушку в кощунстве, порнографии и ещё чём-то, совершенно не имеющим отношения к её художественной реальности. Хватало и обвинений в том, что Алиса сделала роспись исключительно для того, чтобы получить известность или «хайпануть», как это модно называть сейчас в молодёжных кругах.

Известность, полученная благодаря столкновению с полицией, — это так себе удовольствие. Между тем Alice Hualice — таков её творческий псевдоним — очень самобытный художник, работающий с объектами из текстиля и керамики, и иллюстратор. Сейчас она экспериментирует с видео-артом и выставляется в самых крутых пространствах, о которых многие художники и мечтать не могут. Например, её работы были представлены на Третьей индустриальной биеннале (2015, Екатеринбург), в рамках международного проекта «Remake», и Триеннале современного искусства в музее «Гараж» (Москва, 2017). 

Разумеется, приезд Алисы в Челябинск — большой подарок для тех, кто увлекается современным искусством. Спасибо екатеринбургской Alvitr Gallery, развернувшей бурную деятельность в Челябинске. Сама Алиса выглядит и разговаривает как совершенно потустороннее существо, ангел. Её очаровательная непосредственность совершенно покорила тех, кто пришёл на встречу. Не помешал даже затянувшийся хронометраж события, публика почти два часа заворожённо слушала исповедь художницы, а потом ещё осталась пить чай и задавать вопросы.

Znak.com приводит избранные места выступления Алисы Горшениной перед челябинской публикой.

О самом начале 

— Вечерами в общежитии я не знала, чем себя занять, и очень много рисовала. Как-то раз нашла кусок какой-то белой ткани, нитки и так совпал момент… После того, как я сшила первый объект, подумала, что люди никогда ещё не называли сшитые вещи «искусством». Тогда я думала, что открыла что-то новое и неизвестное, у меня была эйфория: «Ну, до этого ещё точно никто не додумался». Разумеется, впоследствии оказалось, что таких художников был миллион и я ничего нового не открыла. Так что теперь я пытаюсь абстрагироваться от этой мысли и пытаться делать что-то новое.

Я делаю одежду для кукол и очень серьёзно к этому отношусь, продолжаю заниматься графикой и стрит-артом, создаю большие текстильные объекты. Мне кажется, любому художнику хочется делать масштабные работы. Мне хочется очутиться внутри своих работ, внутри того, что ты создаёшь. Именно поэтому многие вещи, которые я создаю, пытаюсь надеть на себя. 

Часто шью маски, это такая тотемная тема, связанная с детством, со становлением человека в очень узком кругу. Я жила в очень маленькой деревне, и когда ты знаешь всех людей, то ощущаешь себя совсем не так, как здесь, в большом городе. Там тебе кажется, что ты живешь в одной большой семье. Эта тема часто мелькает в моих работах.

О стрит-арте

— Сейчас я перестала заниматься стрит-артом, но когда я только пробиралась в творческую тусовку своего города, из меня он просто фонтанировал. Наверное, я хотела заявить о себе, сейчас это желание ушло, но тогда оно было сильным. 

Сейчас я выбираю места, пусть и не столь людные, но главное, чтобы они были говорящими. Это уже не иллюстрация, которую я хочу поместить в среду, а некая идея, тема, чтобы человек шёл-шёл и задумался. Авторскую подпись я сейчас уже не оставляю, потому что меня за это ищет милиция, на меня было заведено уголовное дело. 

Это совсем недавний стрит-арт. Тут вряд ли кто-то задумался, потому что на следующий день этот лифчик сняли. Раньше женская грудь была в разряде табу. Сейчас взгляд на неё стал более раскрепощённым, но в России не так, как за рубежом. Этим объектом я показала взбунтовавшуюся женщину в провинции, далеко за пределами Москвы или другого преуспевающего города. Она шла по улице и сорвала с себя лифчик, поставив точку на том, что её сковывало столько лет. 

О митингах

— Митинги докатились и до нашего города. Я думала, что у нас такой тихий провинциальный городок, всё в нём тихо, да гладко, но оказалось, нет. Людям стало скучно на заводах, и они начали ходить на митинги. Митинги длились очень долго, и меня это пугало, я боюсь людей, которые яростно пытаются высказать кому-то своё мнение. Когда это всё утихомирилось, я решила выйти на улицу. 

Это наша театральная площадь. Я надела на кукол маски, чтобы передать страх. Людей в масках ведь боятся. Это модель митинга, правда, у меня было мало кукол, но сымитировать, вроде, получилось. Я разместила эти фото в своих аккаунтах в соцсетях, подписав, что у кукол тоже есть своё мнение, они имеют на него такое же право, как и люди. Выражать своё мнение в виде митингов — это глупо, в моём понимании. Можно идти с пустыми транспарантами, а эффект будет тот же. Не думаю, что написанное там имеет какое-то значение. Думаю, проблемы можно решать немножечко по-другому. 

О дизайне одежды

— Я занимаюсь дизайном одежды, но это сомнительный дизайн, поэтому эту одежду ношу только я. Не продаю эти работы. 

О преодолении ограничений 

— Я с детства люблю рисовать. Не так давно начала делать иллюстрации и начала рисовать левой рукой, хоть я и правша. Мне надоели ровные линии, и я не могла «сломать руку», чтобы она как-то интересно стала рисовать. Поэтому начала рисовать левой. Ну и через полгода научилась рисовать левой рукой (смеётся). Подумала: что же делать? Ногой? Ну это уже как-то слишком. Я начала рисовать вслепую и правой, и левой рукой. Стало получаться. Мне нравится бессознательное рисование, потому что оно другое. В иллюстрации я экспериментирую таким путём. 

О подъездном искусстве 

— Одна моя знакомая сделала проект «Арт-падик» («падик» на петербургском сленге означает «парадный подъезд» — прим. авт.). Арт-группа, в которую она входила, арендовала помещение в подвале и часть подъезда тоже досталась им. Основная выставка «Арт-падика» проходила в этом подъезде, с работ снимались копии и потом эти копии раздавались по городским подъездам. Заходишь в подъезд — а у тебя там выставка. 

В рамках «Арт-падика» я выставлялась с проектом «Гнездо», где собрана коллекция персонажей, встречавшихся мне в тех подъездах, где я жила. Я очень часто переезжала, потому что мои родители не сидят на месте. «Гнездо» рождает ассоциацию с домом, с ульем, поэтому я назвала выставку так. 

О первой серьезной выставке

— После того, как я вышла из арт-группы Second Hand, меня пригласили на Бажов-фест. На самом деле, это было серьёзное мероприятие, проходившее в [екатеринбургском] ГЦСИ («Государственном центре современного искусства»; помимо Алисы там принимали участие такие известные деятели современного российского искусства, как Павел Пепперштейн, Олег Кулик, Владимир Дубосарский, Александр Флоренский, Андрей Бартенев, Пахом и другие — прим. авт.). 

Там я представляла «Шарлотту» — скульптуру-римейк на творчество Луизы Буржуа, которая была трансформирована для другой выставки. Я показывала свои тотемные объекты, работы из серии «Уральская кома» и всё, что с этим связано. 

Суть этой выставки была в формировании новых уральских мифов. Старые мифы, написанные Бажовым, мы все знаем. А какие новые мифы? Есть ли они вообще? Мы размышляли на эту тему. Какая мистика существует на Урале? Какой вижу её я? 

 О покорении Москвы

— Триеннале современного искусства — это прямо собрание современного российского искусства (состоялось в этом году в московском музее «Гараж» — прим. авт.). Событие, конечно, невероятное. Художники со всей России выставлялись там со своими ключевыми проектами. Там была и Настя Богомолова из Челябинска. На этой выставке была директория «Мастер-фигура», посвящённая пяти художникам, которые так или иначе повлияли на искусство регионов. Так вышло, что в этой категории был поэт Дмитрий Пригов, который как художник никак на меня не повлиял. 

Когда я заканчивала Худграф, написала диплом по Дмитрию Пригову, потому что он очень нравился мне как поэт, не как художник. Я решила сделать книгу, посвящённую ему, сшила куклу, пыталась делать какие-то раскадровки с ней. Книга вышла не такой, как мне хотелось, но миниатюра Пригова у меня осталась. 

Я начала везде брать её с собой, везде фотографировать; она стала моим талисманом. Некоторое время я жила в Москве совсем одна. Помните фильм «Изгой», где человек, оказавшись на необитаемом острове, разговаривал с мячом? Я так же представляла, что Москва для меня такой необитаемый остров и разговаривала с Приговым. На Триеннале я выставляла его. 

О квартирнике

— Я долго не могла открыться тагильской публике, потому что было много конфликтов. Постоянно куда-то выезжать и там выставляться — всегда проще, чем выставиться в своём городе. Потом я поняла, что лучше что-то делать, чем сдрейфить и ничего не делать. Я долго искала помещение и в итоге решила сделать выставку прямо у себя в квартире. Это получилось от безысходности, потому что все пространства у нас в городе сейчас получили категорию 0+. Поэтому меня не пустили ни в одно пространство. 

Современное искусство, вроде бы, свободно, но на самом деле существуют рамки. На всех выставках, о которых я рассказывала, чувствовалась камерность, всегда была какая-то… цензура. А эта выставка стала моей любимой. Во-первых, я повесила афишу прямо на свой подъезд, никаких ограничений для меня не было, я просто смогла достать из шкафа всё, что у меня накопилось, и выбросить это на стены. 

О будущем

— Сейчас мы готовим проект под названием «Мы с тобой одной крови». Это как раз одна из моих придумок про семью, попытка показать, что мы чем-то связаны. В этом проекте я размышляю о том, что женщины в моей семье всегда шили, бабушка зарабатывала этим, шила одежду на заказ, мама, сестра — они умеют хорошо шить. На мне этот ген шитья немного мутировал и дал сбой. Я тоже связана с текстилем, но иначе. Я себя приписываю к ним, но на самом деле я не такая. 

Новости России
Россия
В Сибири общая площадь лесных пожаров уже превысила 100 тыс. га
Россия
США сообщили, что гуманитарная помощь от России была «приобретена»
Россия
Жителей Волгоградской области обязали заполнять уведомления для выхода из дома
Россия
В Роспотребнадзоре рассказали о правильном приобретении продуктов в карантинный период
Россия
Росстат предложил перенести перепись населения на 2021 год
Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Россия
Главный инфекционист ФМБА назвал сроки окончания вспышки коронавируса в России
Россия
«Коммерсантъ»: следующая неделя также будет объявлена нерабочей в России
Россия
«Известия» дали прогноз, на сколько вырастут расходы на оплату ЖКУ во время карантина
Россия
В Минтрансе разъяснили порядок возврата стоимости авиабилетов
Россия
В ритуальной службе рассказали, как нужно хоронить умерших от коронавируса
Россия
В Москве в онкоцентр перестали госпитализировать пациентов из-за коронавируса у сотрудницы
Россия
«Лента.ру»: в Москве родился первый ребенок, зараженный коронавирусом
Россия
В Москве увеличилось число умерших от коронавируса
Россия
Нурмагомедов объявил об отмене боя с Фергюсоном из-за пандемии коронавируса
Россия
В КоАП и УК внесены «карантинные» поправки. Кого, за что и какие ждут наказания
Россия
В МВД рассказали, сколько уже составлено протоколов за нарушение карантина и самоизоляции
Президент России Владимир Путин
Россия
Путин в числе плюсов удаленной работы назвал уменьшение числа машин с мигалками в Москве
Россия
СК проверяет сообщение о том, что в Подмосковье зараженный коронавирусом пришел на рентген
Россия
В России ввели многотысячные штрафы за нарушение карантина и фейки о коронавирусе
Президент РФ Владимир Путин
Россия
Путин разрешил правительству вводить режим ЧС
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно