«Нельзя убивать мелкую лавочку»

Координатор ассоциации киоскеров в Челябинске о том, как победить шаурму и когда у нас будут ларьки с туалетами

Челябинск уже больше года пытается найти баланс между интересами бизнеса, власти и горожан в сфере мелкой торговли. Бои за культуру обслуживания идут с переменных успехом. Чиновники сносят незаконные киоски и объявляют крестовые походы против «шаурмяшных». Коммерсанты уходят в тень, множат стихийные развалы фруктов, очков, обуви и бог знает чего еще на крупных перекрестках. А горожане остаются недовольными убогим видом ларьков, антисанитарией, но продолжают покупать там, где дешевле. 

Член общественный палаты Челябинска, региональный координатор Коалиции владельцев малых торговых форматов Ирина Плещева считает, что все стороны оказались заложниками несовершенства федеральных законов и все проблемы с киосками может решить уверенность в завтрашнем дне, которой власти не могут дать коммерсантам.

— Ирина Александровна, что не так с законами?

— Мы ждем поправки в закон «Об основах торговой деятельности». И наши депутаты Госдумы, и Минпромторг уже три года обещают их. Говорят, «в эту сессию примем», но документ пока лежит. Эти поправки должны дать добросовестным арендаторам земельных участков право перезаключения договора аренды без проведения конкурсных процедур. Коалиция киоскеров проводила саммит по проблемам нестационарных торговых объектов на площадке общественной палаты России, где все это обсуждалось. Все, что от нас зависело, мы сделали. Администрация города не обладает правом принимать новые положения, которые не будут соответствовать федеральным законам.

Складывается двойственная ситуация: есть киоски, которые работают без документов на землю, при этом у них зарегистрированы ИП, платятся налоги. Город все равно от них получает доход. Власти меньше всего заинтересованы в том, чтобы расстаться со всеми мелкими торговыми объектами. Нужно разделить мелкую розницу на добросовестных и нет.

Меня печалит, что эта кампания по наведению порядка задела и первую категорию. С моей точки зрения, самозанятые люди, которые дают работу себе и другим, должны находить понимание в органах власти. Люди хотят заниматься бизнесом. Нужно создать условия, чтобы они могли это делать. Думаю, что порядок предоставления земельных участков должен носить уведомительный характер. 

— Что тогда начнется? Хаос?

— Для этого и существуют органы местного самоуправления, у них есть функция контроля. Если что-то строится не в соответствии с генпланом, архитектурным обликом, то органы вправе требовать вносить поправки. Я имею ввиду другое: если человек хочет заниматься бизнесом, то ему нужно дать такую возможность. Сейчас мы боремся с воробьями. На месте уничтоженных объектов мелкой розницы, которые, может быть, и были без документов, но были зарегистрированы в налоговой, у них были кассы, появятся люди из стран ближнего зарубежья. Они займут эту пустую нишу, но никаких налогов уже не будет. И это не только полное отсутствие налоговой базы для города, мы получим товары неизвестного происхождения, без санитарного контроля и обратного адреса. Город теряет налоги. Сегодня они торгуют фруктами, что мешает завтра торговать наркотиками? Если они и так вне закона. Думаю, нужно искать пути, чтобы сохранить существующую торговую сеть, которая давно стоит и по сути стала стационарной. Она проста для муниципального контроля. Но, к сожалению, в рамках закона, власти этого сделать не могут. Предоставление участков идет только через торги. Это самая большая ошибка федерального закона.

— Зачем нам киоски? Это же прошлый век…

— Это важная часть городской жизни. Возникают новые микрорайоны. И очень долго единственным местом, где можно купить продукты является киоск. Есть и другой фактор. Мелкий товаропроизводитель никогда не сможет войти в торговую сеть. Именно магазины шаговой доступности и киоски являются площадкой для реализации их продукции. Если дать развитие этому сектору, то мы сможем придать импульс и фермерству, и побочному бизнесу. Потому что киоски и небольшие магазины обслуживают мелкие транспортные компании. И это тоже малый бизнес, тоже самозанятые люди. Тут нужна региональная программа.

Этот вопрос нужно рассматривать максимально либерально для бизнеса. Это задача государственной важности, нельзя убивать мелкую лавочку, иначе мы нарушаем торговую матрицу. 

Пойдет перекос в сторону больших сетей. И это в конце концов ударит по покупателю. Возникает унифицированная схема: крупный товаропроизводитель — крупная сеть. Это приводит и к повышению цен, и к сужению выбора продукции, и снижению его качества. Должна быть конкуренция между крупными и мелкими торговыми форматами. 

— А разве по факту все эти годы мелкая торговля не была самой либеральной сферой? Кажется, власти вообще туда не заглядывали…

— Власти всегда занимались этим вопросом. Но в определенный момент накопилась критическая масса проблем. Сейчас в соответствии с федеральными законами продлевать договоры стало невозможно, а тысячи торговых объектов до этого существовали годами. Получилась тупиковая ситуация. Законно продлить договор аренды нельзя, но и выгнать коммерсанта с места тоже нельзя. Убить налоговую базу для города — невозможно. Власти стали лавировать, искать различные возможности. Например, продлевать договоры на неопределенный срок. Считалось, что пока коммерсант платит, будем считать, что киоск законный. Тут в ситуацию стала вникать прокуратура. Отсюда идут постоянные рывки в информационном поле, что мы все-таки уберем киоски. Но я вам скажу, что челябинские власти не поступают так, как Москва. Никакой ночи длинных ковшей у нас не было. Нельзя говорить, что у нас от властей идет давление. 

— Упомянули Москву, когда после шума о том, что убивают малый бизнес, там стали разбираться. Выяснилось, что от каждого киоска ниточки ведут к одному интересанту и бизнес в общем-то не такой уж и малый. У нас также?

— В Челябинске история развития мелкой торговли идет с 90-х, и никакого единого интересанта у нас нету. Но тем не менее есть такое мнение, и оно в коридорах власти витает, что нужно все отдать единому оператору, чтобы город получил одного человека, который бы отвечал и за соблюдение архитектурного облика, и правил торговли, и санитарных норм. Не считаю, что это правильный выход. Возникнет очередной посредник, который будет предоставлять места для торговли абсолютно всем, без всякого контроля. Оператору будет важно, чтобы кто-то пришел и приносил ежемесячный доход. Тут как раз нужен индивидуальный подход к каждому киоску. Нужно работать с каждым предпринимателем и сохранять большое количество коммерсантов. Если не хватает рук, то можно обратиться к общественной палате Челябинска, мы готовы заниматься этим вопросом. 

— Сколько у нас всего киосков?

— Около 2000 нестационарных торговых объектов. Но я думаю, что это только «учтенка». Эту цифру хорошо бы сохранить. Сколько нелегальных точек с сезонными овощами, шаурмой, сумками и т. д., оценить очень сложно. Думаю, что их примерно столько же. 

— И как можно с ними бороться?

— Универсального способа нет. Но есть примеры, где этот вопрос был решен очень жестко. Например, в Омске, решили вопрос фруктовых развалов радикально. Там спрашивали документы на товар, как правило, их не оказывалось. Значит, фрукты ничьи, их изымали и уничтожали. В итоге люди перестали торговать фруктами у дорог. Но тут важно не перегнуть палку. Надо отличать тех, кто никогда не имел права торговать и не заплатил городу ни копейки, и тех, кто долгое время работал в правовом поле, но выпал из него по определенным причинам. Эти люди продолжат платить аренду, хотя формально договоров уже нет. И так делают многие, потому что привыкли быть законопослушными. Но есть и те, кто считает, раз договора нет, то и платить не обязан. 

Когда мы проводили амнистию, то учитывали этот фактор. Думаю, можно сделать эту амнистию на постоянной основе. 
В Челябинске неоднозначно восприняли старт кампании по сносу незаконных киосков

Выявили нелегальный киоск, пусть заплатит, что должен, и работает дальше. Все упирается в аукционы по выделению участков. Есть непонимание и со стороны коммерсантов. Мелкая лавочка — очень консервативна. Люди боятся, что не смогут выиграть на торгах. Поэтому на них даже не заявляются. На торги поступают по 1–2 заявки в месяц. Этим занимаются только те предприниматели, которые заняты этим давно и у них нет возможности освоить другую профессию. В Челябинске все лучше, чем в других городах. Важно не путать мигрантов с их лоточками  — с теми, кто не смог легализоваться. У нас ведь много коммерсантов, которые много раз подавали заявления и при прежней власти им даже не отвечали. Нужно разделять этих людей и помогать тем, кто был в правовом поле и из него выпал. Не так уж и много у нас снесено. Кроме того, есть и чисто финансовый вопрос. Чтобы победить на аукционе, нужно внести арендную плату за 5 лет сразу. Это 500 тысяч рублей. Не всегда есть такие деньги у коммерсанта, который работает сам на себя. Заработки в киосках сопоставимы со средним доходом челябинцев. Тут должны быть какие-то субсидии или рассрочки. 

— Почему у нас такой бурный рост уличной торговли?

— У нас уникальное место. Мы близко к границе. То же самое происходит в Оренбурге или Орске. Кроме того, у нас этот формат больше востребован, чем в том же Екатеринбурге. У них лучше развиты торговые площади на первых этажах. Поэтому киосков меньше, ведь им же надо конкурировать с первыми этажами.

Посмотрите на Парковый? Там практически нет киосков, потому что все первые этажи изначально были запланированы под коммерцию. И конкуренция с ними такая, что для киоска нет никакой экономики.

И тут возникает другая проблема. В новых районах практически нет остановок. Это те объекты, которые содержат предприниматели. Вкладывать деньги в киоск там, где ниша занята магазинами, никто не хочет. Остановку всегда ставит предприниматель: киоск и навес, платит за уборку и содержание объекта. В Парковом это делать невыгодно. Стоимость такого объекта достигает двух миллионов. Смысл вкладывать, если ты не окупишь его?

— А в чем секрет шаурмы? Почему вокруг этого слова столько шума?

— Я сама не понимаю этого. Бываю там ради интереса. Согласна, что есть очень приличные заведения с качеством, которое приближается к кафе. Но в большинстве забегаловок немыслимая вонь, жуткая антисанитария. Для меня загадка, кто потребитель этого? На этой шаурме и холестериновой самсе выручку не сделаешь. Чем же они там торгуют? Эти лавочки несут угрозу с точки зрения санитарии и являются рассадником криминала. Но опять же, они тоже очень разные. Под одним и тем же названием у нас есть разные торговые предприятия. Их надо отличать, есть и вполне приятные места, куда не страшно зайти. 

— Давайте посмотрим на киоски трезво: ржавые железки, без туалетов. А урбанисты нам рассказывают про креативные форматы, все в дереве, стекле, в цветах, как в Европе. Когда у нас-то все это заколосится?

— Когда у коммерсанта будет уверенность в завтрашнем дне. Сейчас, получая на торгах участок на пять лет, вкладывая 500 тысяч за землю и 2,5 миллиона за организацию павильона, предприниматель, в лучшем случае за 5 лет возвращает вложенные деньги. Если он и успевает что-то заработать, то это не те деньги, ради которых стоит инвестировать. Как только будут приняты наши поправки об автоматическом продлении договора и коммерсант будет понимать, что он тут надолго, что он передаст этот киоск по наследству, у него сразу появится желание постоянно улучшать эту торговую точку. Он будет иначе реагировать на требования властей. Продление аренды будет напрямую зависеть от того, как он исполняет требования по налогам, по санитарии, по внешнему облику киоска. Есть нарушения — договор не продляется. Коммерсант будет первый заинтересован, чтобы все было по закону. Когда ты стоишь за прилавком и знаешь, что тебя завтра снесут, то какой у тебя мотив хотя бы покрасить этот железный ящик? А когда тебе дают это надолго, и говорят, это твое, пока ты соблюдаешь правила игры, конечно, ты будешь там сажать цветочки, ставить туалеты и создавать магазин европейского уровня. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.