«Это дело может стать прецедентом, который изменит законодательство»

Адвокат Соколовского и Чудновец защищает интересы матери, у которой после удаления груди изъяли детей

Известный уральский адвокат Алексей Бушмаков будет защищать в суде интересы 40-летней многодетной матери из Екатеринбурга Юлии Савиновских, у которой после операции по удалению груди опека изъяла двух приемных детей. 

Алексей Бушмаков известен участием в многих громких делах. В частности, он защищал осужденного за ловлю покемонов в Храме-на-Крови видеоблогера Руслана Соколовского. Его клиентом была и осужденная за репост, а позже оправданная Евгения Чудновец.

— Почему вы заинтересовались этим делом? 

— Я увидел эту дикую новость в Facebook, оставил комментарий: «бедные дети». Потом мы созвонились с Юлией. Эта история для меня как профессионала очень интересна. Юлино дело может стать прецедентом, благодаря которому возможно изменение законодательства. Дело имеет прецедентный характер: правоприменение в области опеки еще не сформировано. Депутаты Госдумы обратят внимание и исправят эти недочеты в законе. Уже сейчас из Госдумы отправлены запросы на имя губернатора и уполномоченного по правам ребенка в России. Следственный комитет начал проверку законности действий опеки при изъятии детей. Дело не останется незамеченным.

— Что конкретно, по вашему мнению, может измениться в законодательстве?

— Возможно, эта история изменит подход органов опеки к оценке ситуации, потому что они любое свое действие мотивируют интересами детей. А это очень расплывчатая категория, в которую можно вложить хоть что. И произвольная трактовка этих терминов является опасным и коррупциогенным фактором. 

— Самая шокирующая деталь в этом деле — удаленная грудь. Как вы можете прокомментировать поступок Юлии?

— Ну, удалила она вот эту грудь. Сделала это открыто, ни от кого не скрываясь. Можно было бы заплатить врачу деньги, чтобы никто про это не знал. Юлия — адекватный, абсолютно нормальный человек. Она отлично воспитала своих детей и воспитает двух приемных, если суд примет ее сторону. 

Я не вижу негативных моментов — с грудью или без груди она останется заботливой матерью, лишь бы детям было хорошо. 

Конвенция по правам ребенка, одобренная Генеральной Ассамблеей ООН, говорит, что органы государственной власти должны исходить из наилучшей ситуации для ребенка. В семье Юлии опекаемые дети улучшили свое здоровье, у них был позитивный эмоциональный фон. В любом случае нахождение там было в интересах детей. Вот сейчас у Юли изъяли этих ребят, что за ними — очередь на усыновление выстроилась? Что им, лучше будет в детском доме? Сомневаюсь. 

Опека заключила с Юлией договор, где прописаны все ее обязанности как приемной матери. Она выполняла все эти обязанности в полном объеме. 

— В заявлении свердловского министерства соцполитики говорится, что у Юлии есть психическое заболевание. Это так? 

— У Юлии нет психических заболеваний, предусмотренных перечнем, на который ссылается Минсоцзащиты. Она не состоит на учете у психиатра. Комиссия, которую она проходила, ранее признала, что у нее нет шизофрении, никаких расстройств личности, маниакально-депрессивных состояний. Если потребуется, Юлия готова пройти любую экспертизу, которая подтвердит ее психическое здоровье. 

— Приходилось ли вам уже возвращать в семьи изъятых детей? 

— У меня был успешный опыт: я вел дело по изъятию детей из семьи в Реже. Там у благополучной матери пытались изъять родных детей. Работники опеки часто пытаются раскрутить ситуацию, показать, что они работают и стоят на страже интересов детей. Но зачастую это не так. Фактически опека не работает: есть масса семьей, где детей необходимо изымать, но их почему-то никто не изымает.

— Какие нарушения, по вашему мнению, опека допустила при изъятии детей в случае Юлии?

— Безусловно, смущает поспешность, с которой дети были изъяты из семьи. Не дожидаясь решения суда, чиновники отобрали детей. 

Что за срочность? Юля что — алкоголичка? У нее что — шприцы по дому валяются? Дети сидят голодные? Эта срочность меня всегда удивляла в органах опеки. Где надо, они не реагируют, а где не надо — спешат. 

При этом дети были изъяты 27 августа. На следующий день, 28 августа, Юлия была в опеке, ей предлагали подписать добровольный отказ от детей, но сам приказ о лишении ее права опеки был готов лишь 30 августа, причем он был датирован 28 сентября. 

Кроме того, они вошли в квартиру Юлии с проверкой без предупреждения. Ей якобы отправляли уведомление. Его на деле не было. 

Есть сфабрикованные документы. К примеру, существует два акта обследования жилищных условий от разных чисел. По факту осмотр в квартире проходил лишь один раз. В первом акте написано, что дети ухожены, все хорошо, а во втором говорится, что наоборот, бардак. То ли они сами запутались, то ли что. 

— Вы говорите о приказе о лишении Юлии опекунства по отношению к мальчикам. Как там сформулирована причина изъятия детей? 

— В приказе очень обтекаемая формулировка: «интересы матери противоречат интересам детей». В чем это проявляется, непонятно. На мой взгляд, этот приказ не соответствует закону и нарушает права Юлии как опекуна. Соответственно, он должен быть пересмотрен судом. 

— Есть ли опасения, что Юлию могут лишить родительских прав над родными детьми?

— Опасения есть. Опека, не уведомляя Юлию, написала в полицию, что ее семья занесена в разряд неблагополучных. На этот факт уже написана жалоба в прокуратуру и уполномоченному по правам ребенка в Свердловской области Игорю Морокову. 

— Когда вы намерены подавать апелляцию на решение Орджоникидзевского районного суда Екатеринбурга, признавшего изъятие детей законным?

— В понедельник, 25 сентября, Юлия должна получить мотивировочную часть решения суда, и мы подадим апелляцию. Я уверен, что в качестве мотивов там будут приведены такие же общие, размытые формулировки. 

— Как вы оцениваете свои шансы в апелляционной инстанции? 

— Исходя из судебной практики, я могу сказать, что шансов выиграть апелляцию крайне мало. Если нам не удастся добиться справедливости тут, нам придется идти в Европейский суд по правам человека и подавать жалобу по фактам несправедливого судебного разбирательства и фактах дискриминации матери. 

— Но вы же понимаете, что на это могут уйти годы?

— В делах, касающихся интересов детей, ЕСПЧ идет навстречу и разбирает их, как  правило, быстро. К случаю Юлии сейчас приковано большое внимание. История Юли находит отклик у всех: ей пишет огромное количество людей, которые ее поддерживают. Многие даже готовы выходить на митинг в ее поддержку с требованием, чтобы ей вернули детей. Я думал, что будет обратный эффект, а общественность, наоборот, ее поддерживает. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.