Наталья Алистратова — о том, как создавался КСК «Рифей» и во что он превратится в будущем

«Отец брал лошадь под уздцы и ходил по кругу»

Наталья Алистратова — о том, как создавался КСК «Рифей» и во что он превратится в будущем

Недавно в конноспортивном комплексе «Рифей» появились новые объекты. На территории КСК открыли парк спорта. По задумке властей конный центр должен развивать свою территорию и стать точкой притяжения для больших масс людей. Пока открыта велодорожка. В планах — воркаут-площадка, бассейн и общепит. Директор учреждения Наталья Алистратова рассказала о том, куда движется знаковый для региона объект, удалось ли восстановить его после упадка и какие отношения с лошадьми были у создателя «Рифея» — губернатора Петра Сумина.

— Что сейчас происходит в КСК «Рифей»?

— Комплекс активно развивается. Выполняются те задачи, которые ставились еще в 2009 году. Тогда было видение, что эта территория должна быть многофункциональной. Должен быть не только конный спорт, но и другие общеоздоровительные и физкультурные мероприятия. Открытие парка — дополнительный шаг вперед. Это новая для нас функция. Но он напрашивался у нас давно, эта территория очень удобна для северо-запада, да и город сам сюда растет. Поэтому воплотилась задача, которую ставил перед нами губернатор. Парк спорта и отдыха — это социальный проект. В него свободный вход. Территория и дальше будет развиваться.

В планах — строительство бассейна, что позволит нам перевести на нашу площадку школу по пятиборью. Кроме того, будет развиваться рекреационная составляющая. На следующий год планируется строительство воркаут-площадок. 

Идут переговоры о появлении у нас ресторанного дворика, где был бы не только общепит высокого уровня, но и зона отдыха. А также на нашей территории может появиться термальный бассейн.

Губернатор торжественно открыл парк спорта и отдыха на базе «Рифея»

В спорте мы развиваемся маленькими, но уверенными шагами. В этом году удачно выступали на спартакиаде молодежи, заняли по России шестое место из 30 команд. Нас воспринимали как провинциалов, а выступили на хорошем уровне. Сначала над нами даже смеялись, что у нас простые лошадки, нету дорогих и породистых лошадей со званиями. Мы выступаем на простых лошадях, чаще всего костанайской породы. Дорогая и породистая лошадь — это не всегда залог успеха. Все знают эту историю, когда Германия купила коня, который стоил как самолет, чтобы выступить на Олимпиаде. Его купили за сумасшедшие деньги, но он не дошел до Олимпиады, сломался, не выдержав тренировочного процесса. 

— Сколько детей занимается в спортшколе и трудно ли к вам попасть?

— В спортивной школе занимается 135 детей. Больше принять не можем, потому что у нас количество детей зависит от конного состава. У нас 43 лошади для спорта. По стандартам, на начальные группы детей может быть одна лошадь на троих юных спортсменов. А для тех, кто выступает на всероссийских соревнованиях, нужно уже две лошади на ребенка. Так как наши ребята вышли на всероссийский уровень, мы занимаем призовые места, то у этих ребят практически индивидуальные лошади. Но есть и другой процесс — родители увидели результат, что это не клуб по интересам, а спорт. У людей появляется интерес, чтобы купить своему ребенку лошадь. Но для нас и это сложности, так как комплекс переполнен. Наша конюшня рассчитана на 60 голов, при том, что лошадей — 64. Четыре находятся в гостевом ангаре. Обучение в спортшколе бесплатно. Есть госзадание, и по нему организован тренировочный процесс.

У нас был набор на новый учебный год, и я себя почувствовала директором элитной школы. Потому что мне звонили, просили поспособствовать в устройстве детей, которые не прошли отбор. Конкурс был почти два человека на место. 

Но у нас есть требования по физподготовке, по координации. Это чем-то напоминает тесты на трезвость: постоять на одной ноге, дотронуться до носа. В этом году построили открытый манеж для выездки и конкура. Получили на него сертификат, и теперь можем проводить всероссийские соревнования. Раньше у нас такой возможности не было, так как по регламенту, соревнования проводятся на открытых полях. В этом году мы заявились на всероссийские соревнования по выездке. Нам предлагают взять финал спартакиады в следующем году.

— Сейчас активно обсуждают тему оптимизации спортивных школ, говорят о том, что они должны зарабатывать. У вас это получается?

— Мы тоже стараемся зарабатывать. И те планы, которые ставили в этом году, даже перевыполнили. У нас в среднем внебюджетная деятельность приносит 1,2 — 1,3 миллиона рублей. Сейчас идет с опережением плана на 800 тыс. рублей. Эти деньги нам дают частные коневладельцы, которые держат у нас своих лошадей, прокат лошадей и занятия взрослых. Но наши ресурсы для заработка не такие широкие, как у той же «Уральской молнии», где все-таки процесс проще. Лошадь работает всего 4 часа в день, а прокатных лошадей мало. Зато мы проводим много детских мероприятий, праздники, выпускные, свадьбы. Доход приносят и соревнования. 

— На Урале, конечно, есть конные традиции, но на лошадь смотрят, скорее, как рабочий инструмент. Откуда у нас берутся любители этого спорта?

— Не знаю, откуда берутся эти люди, но их очень много. Лошадь дарит очень позитивные эмоции. Когда с ней пообщался, такая благость наступает, столько энергии получаешь. Петр Иванович, даже когда болел, приезжал сюда, брал лошадь под уздцы и ходил с ней по кругу. Человек получает массу энергии от лошади. Частные коневладельцы, которые у нас держат лошадей, живут здесь. Я не понимаю, когда они успевают поесть, поспать, поработать. Это особый клан людей, конечно, это не футбол, но здесь такие же фанаты. В Челябинске конноспортивных клубов 19. А в области их 36. В разговорах всегда всплывало, что нужна тренировочная база, чтобы повышать свой уровень. 

Помню, мы сидели на даче с отцом, он спросил: у нас много лошадей, и непонятно, куда их девать, что можно придумать, какой социальный проект, чтобы найти лошадям применение. Это были лошади, которых дарили губернатору. Они содержались в совхозе Дубровский. И тогда я сглупила и сказала: отдай их детям. Так родилась такая идея создать спортивную школу. Туда первые десять лошадей и были подарены.

— Почему вы говорите, что сглупили?

— Тогда отец поручил реализовать эту идею мне. Многие считали, что это глупая идея, что это не наш вид спорта и развития не получит. Сейчас я не жалею, что оказалась в этом мире. Тут сложно, но очень интересно. Здесь большая ответственность: и за лошадей, и за детей, и за все хозяйство. Муж говорит: выключи телефон на выходные. А я не могу, мало ли что случится. Тут жизнь идет постоянно, ты не закроешь комплекс на клюшку и забудешь. Лошадям нужно внимание и днем, и ночью, и в праздники.

— В одном из интервью вы сказали, что, когда вы после перерыва вернулись в КСК «Рифей», то пришлось начинать не с нуля, а с минуса…

— Да, некоторое время тут не было развития. Был остановлен тренировочный процесс, специалисты ушли, два хороших тренера переехали на Алтай. Лошади были хромые и больные. А главное, люди перестали работать. Вроде все те же люди остались на своих местах. В комплексе была тишина, не было движения. Люди получали зарплату и ничего не делали. Пришлось все восстанавливать, и было непонимание от людей: и так все хорошо, зачем что-то делать. 

— Когда вам предложили возглавить комплекс во второй раз, вы долго думали над предложением?

— Нет, не колебалась, решение было принято сразу.

— Нам сложно представить в быту политика. Работа отца накладывала на вас отпечаток?

— Да, но, когда с этим живешь, привыкаешь к определенным правилам. Это не напрягало. Я другой жизни не знала. Но у отца всегда находилось время для нас. Уже когда я была взрослой, он звонил каждый вечер. Каждые выходные мы ездили к маме и папе, всегда отмечали годовщину свадьбы. Есть семейные традиции, которые никогда не нарушаются. Мама сейчас говорит: вот отец был бы жив, вы бы не опоздали. Конечно, он мог нас всех организовать. С ним всегда было интересно. Он общался с моими друзьями. Когда мы собирались у нас дома, он спокойно с нами болтал, всех знал. Один раз мы проводили дома вечер класса. Пришло много людей. Всех разместили, собрали со всех комнат стулья. Я зашла в комнату к родителям, они сидели на журнальном столике и смотрели телевизор, потому что больше некуда было сесть. И это воспринималось нормально. Он всегда нас понимал. И, конечно, его очень сильно не хватает сейчас.

— Наверняка у вас была возможность сменить город, приложить свой опыт в другом месте. Что вас держит в Челябинске?

— Пока мама здесь, мы тоже будем здесь. Дай Бог ей долгих лет. И пока она с нами, мы ее не бросим. Это все от отца, он говорил: где родился, там и пригодился. Его много раз звали в Москву, а он хотел работать только в Челябинске, и нам это передалось. Здесь все родное.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
В Кремле прокомментировали новые персональные санкции Запада против силовиков в России
Россия
Сестра Мишустина продала участок в элитном районе Подмосковья. Его стоимость почти $1 млн
Россия
«Роснефть» подала иски к «Новой газете», «Важным историям» и Bloomberg
Россия
Осужденный по «делу „Нового величия“» пожаловался в ЕСПЧ на пытки при задержании
Россия
Патриарх Кирилл вручил Мишустину орден в день рождения
Тюмень
В КПРФ задержание депутата Тюменской облдумы назвали «очередным давлением» на партию
Россия
Губернатор Забайкалья не смог записаться на прививку от коронавируса по горячей линии
Россия
Курский полицейский, уволенный из-за поддержки Навального, подал в суд на УМВД
Россия
Сенатор Нарусова, которую возмутили «бомжового вида люди», не будет запрещать пикеты
Россия
Главред «Псковской губернии» оспорил присвоение ему статуса СМИ-иноагента в суде
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.