Доллар
Евро

«Все эти мальчики заходят на очень малый срок…»

Владимир Милов — о «молодых технократах», отличиях Навального от Чубайса и будущем Кавказа

Александр Полозов

Экономист Владимир Милов ездит по регионам в поддержку кампании Алексея Навального и своей задачей видит разъяснение ключевых тезисов его программы. Милов не ограничивается экономической частью, а участниками встреч с ним становятся, главным образом, активисты местных штабов, которым важно вести практическую агитацию, отвечая на вопросы рядовых граждан. Впрочем, замечает Владимир Милов, у волонтеров есть и собственные вопросы о разных явлениях и связи между ними. В перерыве между встречами Милов ответил на вопросы Znak.com.

О перезапуске экономики

В основе экономической программы простая идея — уход от государственно-монополистического капитализма, который сформировался за последние 15 лет. Государственные монополии — это больше половины первой 30-ки российских компаний. Они контролируют ключевые отрасли, постоянно сжимают конкурентное поле, и все это очень сильно бьет по экономике и простым гражданам. Это бьет и по самому государству, потому что огромные деньги, будучи вовлеченными в коррупционный оборот, не попадают в государственный бюджет, а, наоборот, оттуда извлекаются. 

Нужна другая система, открытая и конкурентная, где у государства нет никаких монополий, а предприятия соревнуются за потребителя, предлагая ему лучшее качество по низкой цене. Это совсем другая модель, которая позволит запустить настоящий рост экономики, а не тот бухгалтерский, про который нам сегодня говорят из телевизора. Хотя будем говорить откровенно: восстановление докризисных жизненных стандартов не предвидится еще долго. В документах правительства вы такую формулировку, конечно, не найдете, но если посмотреть на их же цифры, то рост реальных доходов населения, например в ближайший трехлетний период, официально спрогнозирован на уровне всего 1-2% в год. И это максимум. 

Мы считаем, что ресурсов для реального роста достаточно. Его можно запустить за счет демонополизации, развития конкуренции, оптимизации налогового бремени. А также выполнения Минских соглашений по Донбассу и, как следствие, снятия с нашей страны тяжелых экономических санкций. В целом за год-два можно реализовать основной пакет мер, который нами уже описан и который, конечно, будет дорабатываться в процессе публичного обсуждения.

О пользе конкуренции

Есть объективные законы жизни общества и работы экономики. Нам это может показаться экзотикой, потому что мы уже привыкли к тем извращениям, которые были навязаны нам заинтересованными лицами. Но даже у нас есть хорошие примеры. Один из них — сотовая связь. За 15 лет здесь цены только снижались, даже в условиях сильной инфляции, а качество услуг только росло. Это произошло не само по себе, а потому что в этой сфере развилась реальная конкуренция. В конце 90-х один из нынешних «больших» операторов требовал от правительства предоставить ему монополию, дать контроль над частотами. В правительстве работал вице-премьер Борис Немцов, который личным решением, проявив политическую волю, отдал целый диапазон частот конкурентам этого оператора. И тем самым создал конкуренцию на рынке, плодами которой мы теперь пользуемся. Немцова, кстати, много лет потом за это тягали в прокуратуру, но ничем это не кончилось, потому что все было честно. 

Я вас уверяю, если бы у нас в сотовой связи появился такой мини-Газпром, очередной монополист, мы бы до сих пор пользовались плохо работающей связью и платили бы за это бешеные деньги. А этот самый монополист строил бы себе новые роскошные небоскребы во всех убитых провинциальных городах.

Вот, кстати, хорошее сравнение с той же газовой отраслью. Есть стенограмма комиссии по ТЭК от 4 июля 2014 года, где Путин жаловался своим министрам, что оптовые цены на газ в США ниже, чем в России. А знаете какая доля крупнейшей компании на газовом рынке США? Три с половиной процента. Поэтому у них и объемы выше, и добыча эффективней, и цены в итоге ниже. Это разница между монополизмом и животворящей конкуренцией. Эти механизмы работают, причем показывают себя в действии не где-то по ту сторону океана, а в странах, которые близки к нам по географии, условиям и даже менталитету.

О разнице с Чубайсом

Есть две принципиальные разницы между нами и реформаторами 90-х. Первое — ответственная социальная политика, за что нас «чубайсята» обзывают популистами и леваками. Почему мы хотим забрать деньги у чиновников и монополий? Потому что мы хотим потратить их на образование и медицину. Потому что мы хотим сформировать нормальную пенсионную систему. Мы убеждены, что государство должно заниматься только этим, на фиг уйдя из всего остального. Нам нужна модель, когда работающий в конкурентной среде бизнес должен платить нормальные, приемлемые налоги, которые должны не разворовываться и тратиться на субсидии разным приближенным людям и компаниям, а тратиться на пенсии, медицину, образование. Отсутствие ответственной социальной политики было ключевым упущением в 90-х, когда действительно был нанесен серьезный удар по человеческому капиталу. Эту ошибку повторять нельзя.

Путин предложил подумать, как разделить с россиянами расходы на бюджетную медицину

Второй принципиальный момент — «чубайсятам» плевать на монополии. Они никогда ничего не делали для демонополизации, если не сказать, что действовали строго наоборот. Вся эта монополизированная структура экономики — это их наследие. Для них главное — чтобы государство вышло из экономики, и все. Но в итоге получилось то, что вышло с электроэнергетикой. Когда по итогам реформы «по Чубайсу» 55% установленной мощности контролируют всего четыре крупных госкомпании. Вместе с еще тремя олигархами — Вексельбергом, Дерипаской и Мельниченко — у них почти ¾ мощностей. Ну какая это реформа? Опять же вспомним США. Пять крупнейших национальных компаний контролируют только 20% всей мощности — это результат усилий по созданию конкурентной среды. И этот результат такой: США принадлежит мировой рекорд по длительности удержания низких тарифов. У них больше 20 лет средняя цена для промышленности не выходит за диапазон 6-7 центов за киловатт-час. Нам нужно нечто подобное, чтобы игроки рынка реально толкались лбами, оптимизировали свои издержки и не перекладывали их на нас. А государство, уйдя из этой сферы, следило бы за тем, чтобы не происходило чрезмерной рыночной концентрации, ведущей к рождению монополий.

О деловом климате

Борис Титов, уполномоченный по правам предпринимателей, в докладе о состоянии малого и среднего и бизнеса в России сообщил о 250 тыс. уголовных дел, возбужденных за год против предпринимателей. Чтобы вы понимали: у нас в России примерно 5 млн человек занимаются предпринимательской деятельностью. По каждому уголовному делу проходит не один человек, и 250 тысяч — это количество новых дел, а есть еще переходящие из года в год. Можно смело говорить, что порядка трети предпринимателей в России ходят под уголовными делами. И в том же докладе написано, что 80% всех этих дел не доходят до приговора суда, то есть возбуждаются исключительно в целях рэкета, когда человек готов расстаться с бизнесом, чтобы его и его людей оставили в покое. 

Был бы в стране нормальный министр экономики, он взял бы этот доклад, который вовсе не продукт мировой закулисы, а сообщение сотрудника администрации президента для самого президента, и сказал: ребят, либо мы с этим что-то делаем, либо все, чем мы тут с вами занимаемся, бессмысленно.

Но я не помню, чтобы министр экономики сделал что-то подобное. Вместо этого он продолжает изображать, что все у нас хорошо. А у нас тем временем свежий сюжет — с «Юлмартом», где госмонополия переводит обычный хозяйственный спор в уголовный прессинг с довольно предсказуемым результатом. Впрочем, это не проблема министра экономики, это проблема всей системы. Связка госмонополий и распоясавшихся силовиков, которым позволено таким образом зарабатывать, — это система. Какой вопрос к министру экономики? Это вопрос ко всей системе, которую надо менять.

О чиновниках и люстрации

Нами была подготовлена обстоятельная бумага о расходах государства на него самого, то есть на свой собственный аппарат. С 2000 года численность гражданского государственного аппарата в стране удвоилась, хотя эффективность такого удвоения не только у меня вызывает большое сомнение. Правительство много раз пыталось «сократиться», но всякий раз эти отрубленные щупальца чудесным образом регенерировались. Мы по-другому подойдем к вопросу: государство просто уйдет из целого ряда сфер, в которое когда-то влезло. Уверяю вас, сделать это можно достаточно быстро. Но я сам бывший чиновник, шесть лет отработал в министерстве. И знаю тех, кто работает в этой сфере. Среди них много нормальных, честных, добропорядочных людей, которые просто вынуждены находиться в этой системе координат. Но они будут готовы перестроиться, мы им поможем. Я бы написал личное письмо каждому, кто будет высвобожден как избыточный персонал госструктур и госмонополий. Это были бы примерно такие слова: «Мы о вас позаботимся, предложим варианты переквалификации и трудоустройства в новой экономической системе. Но по окончании переходного периода ваше будущее будет вашей заботой, а не заботой налогоплательщиков». Это принципиальная позиция, на которую будет политическая воля.

Люстрация — это одно из положений программы Навального. Вопрос в ее масштабах. Он не определен, хотя понятно, что целому ряду лиц будет запрещено занимать определенные должности просто в силу их биографии. Это один из политических вопросов, по которым Навальный как лидер будет принимать решение. Одно из видений, которое я, пожалуй, готов поддержать сам, — официальным сотрудникам спецслужб будет запрещено подходить к государственной гражданской службе. Просто потому, что в арсенале спецслужб есть методы, которые по определению противоречат принципам государственной гражданской службы в демократическом государстве. Нарушения законодательства и прав граждан входят в повседневный профессиональный багаж работников спецслужб, их на это тренируют, их к этому специально готовят.

О «возврате в 90-е» и других «пугалках» 

Оппоненты придумывают и раскручивают целый набор «пугалок», и это нормально. Надо на них аргументированно отвечать. Одна из них — про «возврат в 90-е». У меня всегда вопрос на этот посыл: а что такого после 90-х изменилось-то? Ну да, вместо грязных рынков теперь в городах сверкающие торговые центры, а что еще? Коррупция выросла, неравенство — это да, достижение… 

Еще пугают Западом, который вот-вот придет и нас поработит. Хотя тот же Урал находится ближе к другому региону мира, где, очевидно, куда больше проблем. И если уж на то пошло, положа руку на сердце, вот три мировых центра силы: условный Запад, Китай и исламский мир. Вам какой из них, скажем так, наименее противен? Ответьте честно себе сами и спросите других. В 95% случаев выбор будет однозначен…

Пугают, конечно, развалом России. Но вспомните 90-е и «парад суверенитетов»… Была коалиция губернаторов, которая называлась «Отечество — Вся Россия». Она выступала за приоритетную социальную политику в регионах, а вовсе не за то, чтобы все распустить и отделиться. 

Тема развала России — это полный миф. Поезжайте на Дальний Восток. Заговорите там о сепаратистском движении, и вам ответят, что вы дурак, а они — русские люди, которые никуда от России отделяться не собираются.

И никакого запроса на сепаратизм вы не встретите ни в одном регионе, даже в Поволжье. Татарстан для меня — это такой пример, как регион состоялся в составе России со своим лицом. Регион, где прекрасно сопоставляют издержки в попытке отделиться и плюсы от нахождения в составе России. И уж если до конца отвечать на этот вопрос, в большинстве случаев сепаратистские настроения — это ответ на ситуацию, когда жизнь в единой стране становится хреновой. Из хорошей страны не бегут. Улучшите жизнь в стране, не будет никакого сепаратизма.

О региональной политике

Искусственное превращение регионов в финансово зависимые от центра — это одно из самых уродливых проявлений вертикали власти. Регионы не могут продолжать быть в роли просителей, стоять с протянутой рукой по адресу Ильинка, дом 9, где в Москве находится Минфин. И содержать каждый огромный аппарат, чья функция только одна — выманивать из Минфина дотации. Регионы должны выполнять ключевую роль в развитии социальной инфраструктуры, а для этого им должны быть положены деньги, причем по Бюджетному кодексу, а не по воле какого-то доброго дяди в Москве. Так что предстоит возврат к справедливому распределению налоговых поступлений в пропорции 50 на 50 между центром и регионами. Аналогичная история с отношениями региона со своими муниципалитетами. Сегодня у нас муниципалитеты вообще нищие, а 70-75% муниципальных бюджетов — это зарплата и коммуналка. И почти ничего на развитие. При том, что на местах пришло время решать огромное число вопросов, но для этого опять же нужен бюджет. 

О «молодых технократах»

Я бы называл их «молодыми бюрократами». В большинстве своем — это кабинетные мыши, у которых никакого опыта публичной деятельности, никакого опыта предвыборных кампаний. Они всегда сидели по кабинетам и тихо разруливали какие-то вопросы и вопросики. Их эффективность тоже для меня большой вопрос. Вот Глеб Никитин, новый нижегородский губернатор. Я его знаю по Минимуществу, где он курировал ТЭК. Он всю жизнь просиживал штаны в этих госкомпаниях, имея за это награды и грамоты, хотя от этих госкомпаний, я извиняюсь, ноль результата. При этом Нижегородская область — очень сложная. Там один город не похож на другой, и управлять всем этим, по моему личному убеждению, могут только люди, которые проходили через выборы, которые понимают, что такое ответственность перед населением. Эта система не предполагает ответственности перед населением. Здесь критерии селекции и выживаемости другие, и на население плевать. Я вам больше скажу, потому что знаю их настроения: все они считают население неблагодарным. Помните Маркелова и его обещание распахать только что построенную дорогу? Вот прорвалась из мужика такая сермяжная квинтэссенция: зачем для вас что-то делать, если вы и спасибо не скажете?

Да, этих людей расставляют под непопулярные решения. Сложно сказать, под какие, но эти люди у власти уже 18 лет, а старую собаку невозможно научить новым трюкам. Я уверен, что будут и дальше повышать налоги, отжимать частный бизнес, выделять бюджеты на свои распилы. Просто будут делать это с утроенной силой. Ширмой всему этому будут интересы населения, на которые на самом деле им наплевать. При этом Путин все же создал механизм снятия статического напряжения. Назначил такого придурка, тот ничего не сделал, вызвал озлобленность населения, и царь через три года перед очередными федеральными выборами его снял. Показал, что царь слышит, царь вмешивается. Далее прислали какого-то технократа в очках, который через три года, будьте уверены, проворуется точно так же, все развалит и сам пойдет в расход. И так далее. Есть еще опции — назначить местного, а не «варяга», а «варяга» вот еще за решетку посадить можно. Так что все эти мальчики заходят на очень малый срок, без условий, чтобы у них получилось что-то хорошее. И с единственной задачей — своим появлением снять на время перед выборами напряжение там, где непопулярные губернаторы понасоздавали особенно много проблем.

О Крыме и Кавказе

Скажем откровенно то, что все прекрасно знают: что жители Крыма никогда не любили Украину, хотя, может быть, и не проголосовали бы на честном референдуме за отделение от нее. Мы, россияне, влезли в эти непростые отношения, и теперь с этим надо как-то жить, тем более что Украина не предпринимает никаких действий по возврату Крыма. Да и мы, раздав 1,5 млн российских паспортов в Крыму, не скажем их обладателям отправляться назад в Украину. То есть этот вопрос из того тяжкого наследия, которое придется разгребать. Плохо то, что Крым быстро становится зоной, напичканной стратегическими вооружениями. Думаю, что всем надо согласиться, что главное, с чего нужно начинать, — объявить полуостров демилитаризованной зоной. И тем самым обеспечить деэскалацию.

Северному Кавказу надо дать шанс, который Путин у него забрал. Из того же Дагестана может получиться второй Азербайджан — у него все для этого есть: нефть, трудовые ресурсы, супервыгодная география.

Но регион на жирных дотациях, потому что созданная система не стимулирует развитие, а лишь создает очаг нестабильности, где никакой экономики, конечно, не будет. Северный Кавказ — это сложно устроенное общество, которому противопоказана «вертикаль» во главе с каким-то присланным чувачком. До 2006 года в Дагестане был госсовет, который обеспечивал этому сложному обществу сопоставимое представительство и давал возможность влиять на принятие решений. И до 2006 года там не было боевиков. Они появились, когда в угоду «вертикали» был нарушен тонкий баланс. Сейчас нужен план действий, в начале которого, конечно, должно быть разоружение. Опыт Балкан убедил в том, что пока в регионе стреляют, о безопасности и развитии говорить не приходится.

О программе Навального

Я считаю, что нам не нужно торопиться с презентацией программы Навального. Нам нужно сначала опубликовать много детальных дорожных карт по разным ключевым направлениям, пообсуждать их, сбить их вместе и по итогам общей дискуссии представить общий документ. Так что, если хотите, я один из тех, кто тормозит. Детальные бумаги на наших ресурсах уже начали появляться, и их будет больше. Они затронут все те аспекты, о которых мы говорим. Будем стремиться делать побыстрее. 

Памфилова: «Никакое давление» не заставит ЦИК допустить Навального до выборов-2018

Для меня здесь самое важное и ценное то, что до сих пор вот такой цельной программы превращения России в нормальную, пригодную для жизни страну в общем сформулировано не было. То, что мы видели до этого, это такая условная кудринщина — периодическая публикация каких-то бессмысленных талмудов про накопительную пенсионную систему, про меры поддержки малого бизнеса и еще что-то. Для нас же важнее видение того образа страны, который мы хотим реализовать, и последующая детализация этого образа в дискуссиях по направлениям. 

При этом не считаю, что этот процесс нужно ставить в зависимость от какого-то графика. Процесс вообще должен быть перманентным. Россияне должны просто снова начать обсуждать, что происходит в их стране и что с этим надо делать. Не надо ждать, что придет какой-то дядя Путин или дядя Навальный и все быстро исправит, так что можно пойти заняться спокойно делами или смотреть «Дом-2». Это неправильно. Надо возвращаться в процесс управления собственной страной. И я надеюсь, что этот процесс запустится нами надолго, не будучи ограниченным рамками одной кампании.

О будущем протеста и сценариях после марта

Меня радует, что я вижу в регионах. Раньше в каждом была группка таких профессиональных оппозиционеров, которые уже лет 20 как-то себя проявляли. А сейчас вижу небывалый подъем, причем интерес виден, прежде всего, со стороны молодежи. Что еще важно, вижу их готовность работать, причем работать вдолгую. Главное — это их убежденность, что систему пора менять. Это вызывает у меня такой личный большой энтузиазм. У такого мощного движения есть будущее, что бы там ни пытались говорить про октябрьские акции. Они были спонтанными, в отличие от мартовских и июньских митингов, которые объявлялись заранее и были связаны с раскруткой того же фильма про «Димона». В октябре на улицы вышло ядро, и тем, кто пришел, надо выразить всяческое уважение, особенно вышедшим на несанкционированные акции с риском жесткого обращения со стороны полиции. Главное, власть поняла, что протесты будут и дальше, несмотря на запугивания и аресты лидеров. 

Да, мы думаем над тем, что нужно делать, если Алексея не допустят до выборов или не изберут. Условный «план Б» есть, и в свое время мы объявим, что будем делать. Но впереди еще полгода, и начинать сейчас рассуждения о том, что будет, если что-то не получится, не очень честно. Для начала надо пройти все, что надо пройти, и мы заняты именно этим. Сейчас самое главное — регистрация Навального как кандидата. 

Читайте также
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
Россия отказалась от ЧМ по баскетболу-2023 из-за «отношения к российскому спорту»
Россия
Один из пострадавших при перестрелке в «Москва-Сити» скончался
Россия
ОНЭКСИМ Прохорова требует с «Открытие Холдинга» 1,4 млрд рублей
Игорь Рудников в суде
Россия
Как дело калининградского редактора превращается в опасный прецедент для всех журналистов
Скелетонист Александр Третьяков (в центре)
Россия
МОК лишил олимпийских медалей и пожизненно отстранил от Игр российских скелетонистов
Россия
Дед Мороз пригласил Рамзана Кадырова в свою резиденцию
Россия
Ратко Младич признан виновным в геноциде и приговорен к пожизненному
Россия
В смоленской больнице врачи 20 минут наблюдали, как на полу умирает мужчина
Россия
В ЛНР осуществлен штурм здания Генеральной прокуратуры
Россия
В Тбилиси идет операция по задержанию террористов. Погиб спецназовец
Россия
В Кремле прокомментировали задержание Сулеймана Керимова во Франции
Россия
Эксперт по агломерациям — почему российские города потянулись друг к другу
Россия
Устроивший стрельбу в гостинице Умар Джабраилов признал вину
Россия
Биография легендарного баритона Дмитрия Хворостовского
Россия
Игорь Сечин не собирается на процесс по Улюкаеву до конца года
Артем Чайка
Россия
Артем Чайка стал совладельцем новой компании
Россия
Дмитрий Маликов сообщил о смерти Хворостовского
Россия
Кадыров не собирается идти в федеральные чиновники: «Нет у меня амбиций»
Россия
В Якутии суд запретил двум дебоширам пить алкоголь в течение двух лет
Глава «Роснефти» Игорь Сечин
ХМАО
Сечин пропустит суд над Улюкаевым из-за встречи с Комаровой
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно