Накопилась критическая масса

Адвокат Сергей Колосовский — о скрытых причинах отстранения начальника СКР по УрФО

Информация об отстранении от работы начальника четвертого следственного управления (с дислокацией в Екатеринбурге) главного следственного управления СКР Руслана Ибиева и его подчиненных стала самой обсуждаемой новостью четверга. Ажиотаж поднялся и в Челябинской области, поскольку именно в управлении Ибиева на протяжении десятка лет возбуждались и расследовались самые громкие и спорные дела в отношении как рядовых южноуральцев, так и высокопоставленных чиновников. Среди «клиентов» этого ведомства — бывшие вице-губернаторы Олег Грачев и Николай Сандаков, бывший губернатор Михаил Юревич, фигуранты дела о побоище на рок-фесте «Торнадо», а также главное фиаско следователей Ибиева — дело оперативников ГУ МВД по Челябинской области, которых фактически оправдали в суде (прокуратура отказалась от обвинений). Адвокатом обвиняемых по многим из этих процессов, а также по ряду схожих по резонансу дел в Свердловской области был и является Сергей Колосовский. Именно он как никто может судить как о явных, так и скрытых причинах сегодняшнего решения Александра Бастрыкирна.

Адвокат Сергей Колосовский ранее просил возбудить уголовное дело на Руслана Ибиева

 — Накопилась некая критическая масса, поскольку на протяжении лет десяти деятельность управления всегда была небезупречной. Когда следователи этого управления тихонько, в разовых делах «окучивали» Челябинскую область, это не выходило за рамки системы, хотя все знали, что работать они не приучены и не умеют.

Первое из проблемных дел — по фестивалю «Торнадо» августа 2010 года. У них это следствие прошло без задоринки, хотя там велась явная фальсификация. В частности, в ИК-2 Екатеринбурга, где содержались фигуранты дела «Торнадо» и руководителя которой сейчас судят по обвинению в организации пыток, были получены ключевые показания по данному уголовному делу, достоверность которых вызывает сомнения. Кроме того, изначально дело подлежало к передаче в военно-следственный отдел, поскольку один из фигурантов был военнослужащим. Есть расписка, что следователь управления Игорь Бедерин получил соответствующие документы, но в деле их не было.  

Фальсификации Руслана Ибиева и его подчиненных проявились впоследствии и в деле челябинских оперов уголовного розыска.

Оно отчасти оказалось связано с «Торнадо»: при обысках по «Торнадо» у соучастников, которые являлись членами группы автоугонщика Романа Килиевича, были изъяты документы на машины и аппаратура для вскрытия автомобилей с целью угона. И что вы думаете — следователь Бедерин вернул это оборудование членам преступной группы, ну а потом начал защищать одного из ее участников, Алексея Малова. Так появилось дело оперов челябинского угрозыска.

Бастрыкина просят привлечь к уголовной ответственности Бедерина и Ибиева

В деле оперов речь идет об интеллектуальном подлоге со стороны следователя. Ему нужно было привлечь кого-то, чтобы «отмазать» Малова, тогда он просто чуть ли не методом тыка назвал четырех оперативников без фактической оглядки на обстоятельства. Получили то, что получили — полное оправдание. Зачем Бедерин защищал угонщика — ему одному известно. В суде мы озвучивали информацию, что, возможно, имел место корыстный мотив в виде подношения в 4 млн рублей. Но официального подтверждения этому нет.

Дело Сандакова — снова идет речь о системном интеллектуальном подлоге, когда следствие само выдумало версию и под нее подогнало доказательства (СКР по УрФО расследовало дело о мошенничестве с деньгами экс-мэра Озерска Тарасова, которого Сандаков якобы обманул на 1,5 млн, пообещав кресло главы Магнитогорска. По версии защиты, речь идет о неофициальном избирательном фонде партии «Единая Россия»).

Еще до передачи дела в суд мы говорили и Бедерину, и Ибиеву, писали Бастрыкину о том, что речь идет о работе Сандакова на выборах, в том числе президентских в 2012 году, о неофициальных затратах, многократно превышающих избирательный фонд. В связи с этим просили провести процесс в закрытом режиме, чтобы не выносить такие подробности в СМИ. Но Бедерин отмахнулся. Более того, Бедерин передопросил всех свидетелей. И все функционеры «Единой России» в своих показаниях сказали, что Сандаков в общем не имел отношения к предвыборной кампании 2011–2012 годов. Они и в суде пытались это говорить, но мы их вывели на чистую воду. То есть, как мы считаем, следователь изначально склонил свидетелей к даче ложных показаний, чтобы подтвердить ту версию, которую придумал сам.

Кроме Челябинска, есть дела в соседних регионах: дело Пьянкова, к примеру. Там тоже масса фальсификаций, и именно из-за этого, по нашим данным, ушел в отставку зам Ибиева Колесников. По нашим данным, он заявил, что не хочет иметь отношения к этой грязи. Кроме него, — дело Контеева, где совершались действия с имуществом в обход решений судов.

Таким образом критическая масса накапливалась. Фальсификация доказательств и отстаивание непроцессуальных интересов — вот методы работы этого управления.
Бастрыкин отстранил от работы группу следователей во главе с начальником СКР по УрФО

Повод для отстранения сейчас специально выбран нейтральный, где невозможно связать события с политикой и экономикой.

К слову, в Челябинской области примерно то же самое получилось с экс-начальником УФСБ Игорем Ахримеевым. Ему показали на дверь максимально мягко — якобы просто закончился контракт и найдено «теплое» место в Роскосмосе. Хотя все знают, что поводом стала та же самая критическая масса. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.