«О чем говорить, если в нашей стране митингуют против производства презервативов?»

Общественники, получившие грант от Путина: как победить эпидемию ВИЧ в Екатеринбурге

Narayan Maharjan/ZUMAPRESS.com / Global Look Press

Свердловская область остается одним из самых неблагополучных регионов по числу ВИЧ-инфицированных жителей — сейчас здесь живут около 73 тыс. человек с вирусом. В ноябре бурную реакцию местной общественности вызвала реплика рэпера Гнойного, который назвал Екатеринбург «столицей СПИДа». Год назад о том, что на Среднем Урале эпидемия ВИЧ, публично заявили в департаменте здравоохранения Екатеринбурга (впрочем, потом чиновники отрицали, что это так). Znak.com поговорил с директором фонда «Новая жизнь» Верой Коваленко и руководителем проектов фонда Александром Чебиным о том, как остановить эпидемию и почему надо перестать бояться слова «презерватив».  

— Ваш фонд «Новая жизнь» выиграл президентский грант на профилактику ВИЧ — почти 3 млн рублей. Насколько я знаю, это первый грант в Свердловской области по этому направлению. Почему, по-вашему, раньше свердловские НКО не получали средств на борьбу с ВИЧ из президентского фонда?  

Александр Чебин (АЧ): На самом деле, НКО, работающие в сфере ВИЧ/СПИД, только в этом году начали получать президентские гранты на профилактику заболевания, на поддержку ВИЧ-положительных. Наши коллеги в Москве, Питере, Оренбурге и других городах заявились на первый конкурс и уже несколько месяцев реализуют проекты, которые получили грантовую поддержку. В Свердловской области мы действительно первые получили президентский грант на профилактику ВИЧ/СПИД. Почему мы? Мне кажется, просто потому, что другие НКО не рассматривают эту тему как приоритетную. Это с одной стороны, а с другой — у нас уникальный проект не только для области, а для России в целом.  

— В чем заключалась ваша идея? В заявке говорится, что вы будете работать с дискордантными парами: парами, где у одного человека положительный ВИЧ-статус, у другого — отрицательный.  

Вера Коваленко (ВК): Давайте начнем с того, почему именно это целевая группа. Мы не первый год работаем с уязвимыми группами. Мы не на словах, а на деле знаем, что происходит, когда ВИЧ-положительные люди создают семью или вступают в партнерские отношения с ВИЧ-отрицательными. В этой области немало проблем, но самая важная — ВИЧ-отрицательные партнеры избегают наблюдения в медучреждениях. На базе СПИД-центра есть все медицинские и немедицинские сервисы, которые необходимы парам. Но многие из тех, для кого созданы эти сервисы, не знают о них. Они живут в плену собственных иллюзий, страхов. Они боятся не за свое здоровье, не за свою жизнь, не за жизнь будущих детей, а боятся, что их поставят на диспансерный учет! Разрушить эти иллюзии, помочь преодолеть страхи, сделать так, чтобы обращение в СПИД-центр стало осознанным выбором — задача нашего проекта.  

Директор фонда «Новая жизнь» Вера КоваленкоДиректор фонда «Новая жизнь» Вера КоваленкоЯромир Романов

АЧ: Наш проект — это такой своеобразный мост между дискордантными парами и СПИД-центром. Сейчас таких в регионе у нас нет. Мы создадим мультипрофессиональные команды, в которые будут входить врач, психолог, социальный работник и равный консультант (ВИЧ-положительный консультант. — Прим. Znak). В этом году мы также создаем команду равных консультантов из числа дискордантных пар. Когда люди приходят к врачу, у них ограниченно время и какие-то вопросы они могут не успеть обсудить.  

— Есть у вас какие-то подсчеты, сколько в Свердловской области дискордантных пар? Можно ли вообще их примерно посчитать на основе вашей работы?

ВК: Наличие таких смешанных пар говорит о том, что наше общество не делит людей на положительных и отрицательных. Люди просто встречаются и любят друг друга. Потом, в процессе, получается, что у кого-то может быть сахарный диабет, у кого-то онкология, у кого-то ВИЧ-инфекция. Сколько таких пар — неизвестно. СПИД-центр может, наверно, дать статистику, но все мы прекрасно понимаем, что это верхушка айсберга. Их невозможно посчитать вообще. Даже на приемах, когда психологи, соцработники или врачи-инфекционисты спрашивают, есть ли у вас ВИЧ-инфицированный партнер, многие говорят, что нет, чтобы не расспрашивали. Один человек владеет информацией и может донести ее до своего партнера, а другой человек еще недостаточно принял свой диагноз, чтобы этим делиться. Он предпринимает меры безопасности, он бережет партнера, но не рассказывает о своем диагнозе. Представляете? Как можно в таком случае подсчитать отрицательных партнеров ВИЧ-положительных людей. 

— Ваш проект будет направлен на то, чтобы учить людей объяснять своим партнерам особенности жизни с ВИЧ?

ВК: В том числе. Именно для этого мы будем создавать команду равных консультантов, у которых есть опыт сообщения диагноза, принятия партнера с диагнозом, рождения здоровых детей, сохранения здоровья.  

— В дискордантных парах сейчас не боятся рожать детей?

ВК: Больше 15 тыс. женщин с ВИЧ уже родили здоровых детей у нас в области. Это очень большая цифра и огромная заслуга здравоохранения области.  

— Беременные с ВИЧ-инфекцией часто пишут в профильных группах в соцсетях, что к ним отрицательно относятся в роддомах, женских консультациях. Сталкивались ли вы с такими случаями?

ВК: Раньше, лет 5 назад, было больше случаев. В последний год было только одно обращение. И, наверно, этим все сказано. ВИЧ-инфекция перестала быть чумой. Такое восприятие ее осталось в XX веке. По крайней мере, в нашем регионе дела обстоят так.  

— Что повлияло на ситуацию? Почему стало меньше негативного отношения к ВИЧ?

АЧ: Просветительская работа в области ведется на высоком уровне. Нельзя не отметить большую роль СПИД-центра, который серьезно вкладывается в образовательные программы для медиков, гинекологов, представителей системы образования.  

ВК: В свердловских СМИ тему стали спокойнее освещать. За последние два года сложно найти публикации, где бы негативно отзывались о ВИЧ- позитивных людях, употребляли бы какие-то оскорбительные характеристики, обвиняли бы в чем-то. В других регионах это есть. А здесь [в Свердловской области] пространство, которое прокачано темой ВИЧ.  

Руководитель проектов фонда Александр ЧебинРуководитель проектов фонда Александр ЧебинЯромир Романов

— Вы общаетесь с представителями других регионов. В Свердловской области более открыто говорят об этой теме?

ВК: Где-то открыто, где-то закрыто. Некоторые темы стараются не поднимать. Когда были проблемы с препаратами, область была закрыта, эти вещи у нас не признавали, а в других регионах признавали. Но это была позиция нашего Минздрава.  

— Как сейчас обстоит ситуация с препаратами? Последние сообщения о том, что не хватает терапии из-за того, что закупки отдали с областного на федеральный уровень, были в середине года.  

ВК: Ситуация нормализовалась. Ждем следующий год, поэтому пока мы неспокойны. У нас нет уверенности, что Минздрав РФ проведет все вовремя и поставит в сроки все препараты.  

— В России терапию получают не все — только при определенных медицинских показаниях. Как вы считаете, это проблема? Нужно ли доводить количество препаратов до такого уровня, чтобы их получали все люди, у которых диагностирован ВИЧ?

АЧ: Мы считаем, чтобы остановить эпидемию, нужно, чтобы у каждого человека с момента постановки диагноза «ВИЧ» была возможность начать прием антиретровирусной терапии. Это не соотносится с российскими нормами лечения. Еще до недавнего времени терапию назначали тем, у кого иммунный статус — 350 клеток. Сейчас ее принимают только 30–40% инфицированных. Формально у нас на бумаге говорится о том, что человек может получать терапию после постановки диагноза. Но на деле это не так… И есть простой аргумент — закупают препараты в расчете на тех, у кого иммунный статус снижен, а не на всех стоящих на учете в СПИД-центре. Где же столько денег взять, чтобы всех обеспечить?

ВК: Даже если добавить средства и закупить те препараты, что закупает Минздрав, не все захотят это пить. Если у человека иммунитет более-менее хороший, он выберет такую терапию — не пить 5–6 таблеток каждый день, еще и побочные эффекты могут быть. Выход — это одна таблетка, современные препараты. Если они кажутся государству дорогими, то снижайте цены, ведите переговоры с фармкампаниями, используйте механизмы лицензирования, вариантов много, было бы желание. Вот этого желания у Минздрава РФ мы пока не видим.

— Устаревшие препараты закупают, потому что они дешевле?  

АЧ: У представителей общественности, которые работают в этой сфере, свое мнение по этому поводу, потому что мы смотрим на европейские рекомендации, на их схемы лечения. У нашего государства свое мнение, они говорят, что препараты качественные, они соответствуют, берите и пейте, а если хотите лучше, покупайте за свой счет.  

ВК: Нет другого варианта остановить эпидемию, кроме лечения ВИЧ-инфицированных. Африка перестала быть лицом мировой эпидемии, потому что там все выявленные ВИЧ-положительные стали получать терапию. Их настолько завалили таблетками, чтобы любой желающий в любом месте мог получить их.  

Экспресс-тест на ВИЧ в одной из африканских странЭкспресс-тест на ВИЧ в одной из африканских странShehzad Noorani/STRSDN / Global Look Press

— Если количество препаратов не увеличить, какие у вас прогнозы: эпидемия продолжится? Ситуация усугубится?

ВК: Прогнозы дают эпидемиологи. Мы работаем с людьми. Это точно не наша компетенция.  

— Вас устраивает политика государства по профилактике ВИЧ?

ВК: Есть стратегия, она должна работать. Сейчас уже есть и план реализации этой стратегии, что тоже вселяет надежду. Но надо еще много вести диалогов с властью. Государство потихоньку начинает вступать в диалог с НКО. И это нас радует.  

— Как вы работаете со ФСИН? Какие мероприятия проводятся с заключенными? Среди них процент ВИЧ-инфицированных выше или такой же?

АЧ: Такой же средний процент, как везде. Мы проводим групповые встречи, семинары по ВИЧ-инфекции, индивидуальные консультации, экспресс-тестирование. И мы рассказываем о том, как важно лечиться, как важно принимать терапию, как сохранить свое здоровье, здоровье близких. Осужденные нам задают очень много вопросов. Наш семинар похож на брифинг. И мы стараемся ответить на каждый вопрос полно и понятно. Потому что мы понимаем, что информации [в колониях] не хватает, есть много мифов, неверных установок в отношении ВИЧ, в отношении лечения у осужденных. Важно понимать, что ВИЧ-положительный человек, который принимает терапию, безопасен для окружающих. Он не может передать вирус, потому что под воздействием терапии вирус не размножается, он заблокирован. И чем больше ВИЧ-положительных людей осознанно принимает терапию, тем меньше опасности у ВИЧ-отрицательных инфицироваться ВИЧ.  

— С какими еще социальными группами вы работаете?

ВК: С секс-работницами. Проект по работе с ними очень трудный. Мы начали с нуля, с той ситуации, когда секс-работницы просто не хотели слышать слово «ВИЧ». Об экспресс-тестировании среди них и речи не было. Они боялись этой темы как огня. А сейчас они спокойно делают экспресс-тесты, желающих очень много. Они понимают, зачем это нужно. Но это не самое главное. Они своим клиентам рассказывают о ВИЧ, о способах передачи, о мерах защиты. По сути, они — наши волонтеры в теме ВИЧ. И мы считаем это самым главным достижением. Но этому предшествовала огромная работа, в том числе по обучению. За эти годы мы провели для них больше 50 семинаров по этой теме, в них приняли участие больше 700 секс-работниц. А сейчас они несут эти знания не только своим близким, но и клиентам.  

— Девушки предупреждают клиентов, что у них ВИЧ?

ВК: Конечно, нет, но делают все, чтобы, с точки зрения совести и закона, быть чистыми. Когда человек приходит к стоматологу, он не должен сообщать, что у него ВИЧ. Есть нормативы, по которым должен действовать врач, если он надевает щиток, перчатки, он защищен. Если он этого не соблюдает, это его проблемы. То же самое с секс-работницами. Если они получают терапию, у них нулевая вирусная нагрузка, при которой ВИЧ не передается, при этом еще и презерватив используется — инфицировать ВИЧ клиента невозможно.

Экспресс-тест на ВИЧ в ГерманииЭкспресс-тест на ВИЧ в ГерманииBritta Pedersen/ZB / Global Look Press

— Насколько сейчас у подростков уровень сознательности по теме ВИЧ выше, чем даже 5 лет назад?

ВК: Если взять наших мам и бабушек, они были менее информированы, более закрыты, считали, что их это не коснется. А у сегодняшних подростков информации достаточно. У них и в школы приходят, и лекции читают.

— При этом в СМИ часто попадают случаи, когда в школе негативно относятся к лекциям о секс-просвещении и презервативах. Как можно рассказывать о ВИЧ без секс-просвещения?

ВК: Умудриться надо. Есть три способа передачи ВИЧ: половым путем, через кровь и от матери к новорожденному. Как можно про два рассказать, а один не упомянуть… Большая заслуга СПИД-центра в том, что они обучают не детей, а педагогов тому, как проводить занятия по профилактике ВИЧ в школе. В нашей области почти 10 тысяч педагогов было обучено этому. Все эти люди раз или два в год проводят занятия по ВИЧ-инфекции. В любом случае, педагог, который прошел обучение, может поделиться информацией с родителями, с подростками в индивидуальном режиме. А это значит — снять тревожность.  

Представим, что вышел человек, который рассказывает о ВИЧ-инфекции. Он рассказывает о трех путях, и явно же ребята будут задавать вопросы и про половой путь. И насколько педагог будет готов, так он и ответит. Но, к слову, педагоги, с которыми мы общались, понимают, что надо об этом говорить. И это не урок секс-просвещения, а урок о профилактике ВИЧ-инфекции.  

Если сравнивать поколения, сейчас слово «презерватив» воспринимается спокойнее. Единственный вопрос — в цене. Подростки, может, и готовы его использовать, но где в 16–18 лет взять такие деньги.  

— А поднимался где-то вопрос о снижении цен на презервативы?

АЧ: О чем мы можем говорить, если в нашей стране проходят митинги против строительства завода по производству презервативов.  

ВК: Пока этот вопрос активно не поднимается. Сейчас идет информационная кампания по профилактике полового пути передачи ВИЧ. Размещаются баннеры, ролики по ТВ показывают. У нас в городе баннеры размещены про презерватив как способ защиты от ВИЧ. Вадим Покровский, директор Федерального центра СПИД, в каждом своем выступлении в СМИ говорит о том, что надо перестать боятся слова «презерватив». Действительно, чтобы остановить эпидемию, нужны хорошие антиретровирусные препараты и презервативы. И работа в уязвимых к ВИЧ группах.


 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
В Москве задерживают участников акции в поддержку фигурантов дела «Нового величия»
Санкт-Петербург
СК заказал экспертизу, чтобы выяснить, мог ли полицейский сломать руку журналисту Френкелю
Россия
В Екатеринбурге на ₽10 млн оштрафовали фирму, нелегально оформлявшую мигрантов
Россия
В Краснодаре на 5 суток арестовали мужчину, поддержавшего протесты в Хабаровске
Олег Богомолов (на фото справа) был губернатором Курганской области 17 лет
Россия
Бывший курганский губернатор купил коттедж в Москве стоимостью более 30 своих годовых зарплат
Россия
Суд оставил Ивана Сафронова под арестом до 6 сентября. Апелляция защиты отклонена
Россия
Глава ЦИК Элла Памфилова предложила перенести единый день голосования
Россия
Пассажиров регулярных зарубежных рейсов могут обязать регистрироваться через Госуслуги
Россия
В Хабаровске шестой день проходят стихийные шествия и митинги в поддержку Сергея Фургала
Россия
Air Serbia начала продавать билеты на рейсы в Россию с 1 августа
Россия
В Саратовской области депутата-единоросса приговорили за торговлю наркотиками
Россия
Мосгорсуд признал законным решение об аресте хабаровского губернатора Сергея Фургала
Россия
Мэр Норильска заявил о занижении официальных цифр по заболевшим коронавирусом
Россия
В Южно-Сахалинске задержали организатора акции солидарности с протестующими в Хабаровске
Россия
Число зараженных коронавирусом в России превысило 752 тыс. человек
Россия
В Госдуму внесли законопроект о штрафах до ₽15 млн за отказ сайтов удалять информацию
Россия
В Совете Федерации открыто рассказали о стихийных митингах в Хабаровске в поддержку Сергея Фургала
Россия
В Госдуме хотят попросить Турцию передать России православные храмы и подворья
Россия
Лукашенко рассказал, как витебский губернатор вылечился от COVID-19 с помощью косы
Полиция во время проведения акции в Москве
Россия
Активисты продолжат сбор подписей под требованием «обнуления» голосования по Конституции
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно