«Мы сделали все. Бизнес не сообразил»

Директор челябинского центра развития туризма — о кластерах, иностранцах, Аркаиме и метеорите

Отдохнуть в среднестатистической Турции можно дешевле, чем в Челябинской области. Но тем не менее, есть люди, которые уверены, что туризм на Южном Урале может расти и развиваться, а поток гостей будет только расти. Среди них — директор центра развития туризма Челябинской области Дмитрий Столбов, который рассказал Znak.com о том, почему забуксовала реализация проекта по созданию кластера «Синегорье», что поможет развивать туризм на севере и юге региона, почему метеорит, упавший в Челябинской области пять лет назад, не превратился в коммерческий бренд, а Аркаим не стал курортом.

— Словосочетание «туризм в Челябинской области» звучит не очень привлекательно на фоне того, что уже больше года в топе тема местной экологии. Как вы решаете эту проблему?

— Один бизнес портит имидж области, другой — пытается его восстановить. По Челябинской области идет негативный фон. Мы продвижением туризма и событийными мероприятиями стараемся эту парадигму сломать. Пытаемся показать, что хорошего у нас больше, чем плохого. Да, есть вопросы экологии, они педалируются разными группами. Но эта проблема — не открытие. Я бы не сказал, что она существует настолько глобально, чтобы помешать отдыху на Южном Урале. У нас насыщенная спортивная и культурная жизнь. В каждом регионе есть определенные ресурсы, которые складывались исторически. У нас они очень хорошие. Градация туризма —  разнообразная. Чаще всего мы говорим о рекреации, об отдыхе от трудовых будней. И тут есть разнообразие. Мы стараемся предложить и экологические тропы, где есть элементарный сервис: связь на всем протяжении тропы, в конце пути — место, где можно остановиться, переночевать. Есть отдых, который связан с природой, это зеленые зоны, где можно побыть вдали от городской суеты и промышленности.

— И что вы делаете для продвижения туризма на Южном Урале?

— Основная задача — привлечь поток туристов. Мы позиционируем Южный Урал в близлежащих регионах. Здесь мы конкурируем с той же Башкирией. Мы проводим большую работу, чтобы привлечь иностранных туристов. Есть Европа, есть азиатское направление. Подбираем маршруты, точки просмотра и размещения, которые были бы по душе этим людям. К нам приезжает большое количество иностранцев, в том числе с деловыми визитами, в командировки на наши предприятия. Регулярно наши специалисты возят группы иностранцев по различным местам. Есть гости из зарубежья, которые приезжают на мероприятия. Спортивные, например. Информацию о Южном Урале мы заявляем во все крупные туристические фирмы, чтобы иностранные туристы, кроме Москвы, Санкт-Петербурга и Казани, видели еще и нас. Мы хотим увеличить количество этих групп.

— Как это будет выглядеть? Менеджер турфирмы предложит клиентам поехать в Челябинск?

— Да. Этот вопрос сейчас решается. Несколько крупных туроператоров будут включать в свою линейку Челябинск. На всех информационных источниках туроператора будет информация о наших объектах, которые будут предлагаться клиентам. Как мы выбираем Таиланд, Турцию, Египет, также будут выбирать города России, в том числе Челябинск. А наша задача — сделать привлекательное предложение. Для европейцев больше интересны лес, рыбалка, охота. Для азиатских туристов — эксклюзивные места. 

 — Что ждет туристов в Челябинской области? Мы все были на местных базах отдыха и знаем, что там происходит.

— Человек не едет куда-то, чтобы просто посмотреть на лес и переночевать. Да, это плюс, если место глухое и красивое. Но турист должен что-то увидеть, чем-то поразиться. Это уже зависит от фантазии владельца того или иного объекта.

Сейчас в основном коммерсанты предоставляют стандартный набор. А если мы хотим, чтобы турист вернулся, мы должны его удивить. Но здесь встает вопрос инвестиций, окупаемости. Большая проблема — себестоимость.

Сейчас такие драконовские тарифы на энергоресурсы и подключение к ним, что зачастую нельзя к этим предприятиям (туристическим. — Прим. ред.) относиться с критикой. Они еле сводят концы с концами, существуют между выручкой и себестоимостью. 

Да, мы говорим о том, что надо создавать некие туристические дестинации (центры притяжения, наполненные инфраструктурой). Тут есть сложности. Подходящие для этого земли либо в чьем-то управлении, либо подведение к ним коммуникаций встает в огромную сумму. Но это вопрос диалога, координации всех ведомств. Многие бизнесмены обращаются к нам за помощью. Существует «Территория бизнеса» при министерстве экономического развития, которая заточена под субсидирование, льготное кредитование и другую помощь малому и среднему бизнесу. Наша задача — объединить всех участников процесса и помогать им. 

Есть и вторая сторона медали: как только территория очищена от обременения и готова для создания туристического объекта, на ней чудесным образом вырастает жилой дом. И эти законодательные вопросы не отрегулированы. Бывает и так: приходят коммерсанты и говорят, вот глава на встречу не идет, с соседями конфликт, а я такой хороший, мне не дают развиваться. Едем в район, глава говорит: готов работать, но предприниматель не слышит замечаний, мусор не вывозит, территорию захватил, тут одно, тут второе. Здесь нельзя никого ни в чем упрекать, это бизнес, и все ищут, где сэкономить. Мы выступаем переговорщиками в таких ситуациях, это индивидуальный диалог. Пытаемся вникнуть в каждую проблему. 

— А государство с инфраструктурой не помогает?

— Инфраструктурные объекты — это гигантские деньги. Проводить газовую трубу или подключать электричество к объекту, который находится в поле, очень дорого. У области сбалансированный бюджет, мы бы хотели видеть федеральную помощь для этих целей. Несколько лет назад разрабатывался кластер «Синегорье», который создавался по правилам Ростуризма, чтобы федеральный центр помог развить инфраструктуру. Сейчас этот проект буксует, потому что в самом Ростуризме меняются правила игры. Но мы заявились, и наш кластер был в лидерах. Мы мониторим ситуацию, и как только правила игры сформируются, мы снова заявимся и будем просить федеральный центр помогать. Деньги области нужно вкладывать туда, откуда будет быстрый эффект. Поэтому пока пытаемся развиваться вокруг уже сформированных объектов, что будет однозначно прибыльным, чтобы исключить риски.

— Вы знаете, сколько туристов к нам приезжает?

— Более двух миллионов человек в год. По статистике новогодних каникул, мы заняли лидирующие позиции в России по посещению горнолыжных курортов и мест просмотров. Это 180–200 тысяч человек.

Если мы за ближайшее время доведем годовые цифры до трех миллионов, будет хорошо. Но это не просто, учитывая, что платежеспособность падает. 

Съездить на уик-энд в обычное, не самое дорогое место семье обойдется в 7–10 тысяч рублей. Не каждый может позволить себе такие поездки. И это снижает поток туристов. Тут включается механизм конкуренции — если человек и поедет, то это должно быть чем-то действительно интересным. Мы изучали опыт развития туризма в соседних странах, там создавали массу разных объектов: например, музей сковородок и тому подобное. 

— Кажется, что такие мелкие самодельные музеи — это несерьезно…

— Нет. Людям интересно, если к этому подойти с творчеством. Человек совместит приятное с полезным: приехал на природу и сходил в музей. Так же работают контактные зоопарки. 

— У вас есть стратегия развития туристической отрасли в регионе?

— Все это есть. Но мы видим, как меняется экономическая ситуация в стране. В планах создавать кластеры — дестинации, пользоваться статусом ТОСЭР, чтобы облегчать работу коммерсантов. Есть Бакал, Верхний Уфалей. Есть южные территории, где мы пытаемся создать дестинацию, вокруг которой будут расти туристические объекты. Но это опять же вопрос земли и коммуникаций. Когда мы решим этот вопрос, мы представим индустриально-туристические территории.

Точно будем утверждать документы территориального планирования, чтобы не появилось жилье, чтобы в этих местах были объекты только туристической направленности. 

У нас есть населенные пункты Париж, Варна, Фершампенуаз… Всем интересно посмотреть не только на уменьшенную копию Эйфелевой башни в селе Париж, но и посмотреть нагайбакскую культуру. Конкретные проекты анонсируем ближе к лету. Есть проект по созданию круглогодичного профилактория, где посетители полностью отказываются от цивилизации. Там матрасы с соломой, свет от свечи. Все, чтобы человек был наедине с природой. Если проект будет реализован, люди поедут. 

— Вокруг Аркаима созданы легенды, он привлекает тысячи людей, но, если посмотреть на это трезво, вокруг музея — грязь, мусор, антисанитария. Почему все это не может вырасти в цивилизованный бизнес?

— История с легендами создавалась стихийно. То, что это страна городов, которой 4 тысячи лет, —  это факт. Почему не стала развиваться территория вокруг Аркаима? Большая часть ее находится на территории заповедника. По сути, ничего делать там нельзя. Даже ходить можно строго по установленным местам. Есть несколько участков в свободном владении. На них уже разрабатывается градостроительная документация. Они в частных руках. В ближайшее время там появятся объекты, скорее всего отели. Рядом есть земли Кизильского района. Градостроительная документация на выходе. Как только все это пройдет согласование, территории начнут развиваться.

Но вопрос инфраструктуры остается открытым. Нужно подводить газ, строить очистные сооружения.

Сам заповедник и не мог развиваться как туристический центр, у него другие задачи. Возможно, в свое время коммерсанты побоялись развивать ближайшие территории. Но сейчас ситуация выправляется. 

— Если говорить об упущенных возможностях, почему растеряли весь пиар-эффект от падения метеорита и ничего не создали на этой основе?

— Не думаю, что мы что-то растеряли. В музее метеорит лежит. Люди приезжают, смотрят. Может быть, надо было построить какое-то здание, сделать культурно-развлекательный объект. Но никто из коммерсантов эту инициативу не проявил. Со стороны властей сделано все. Метеорит подняли, поместили в музей. Он в свободном доступе. Мы знаем место падения.

Но никто из коммерсантов не подхватил и не создал, никто не воспользовался этой уникальностью. 

У нас много баз вокруг Чебаркуля, почему никто не посвятил какую-то из них метеориту? Не сделал музей или арт-объект? Мы бы направили туда всех иностранцев, которые к нам приезжают. Я считаю, что власти тут ничего не упустили. Бизнес не сообразил. Была уникальная возможность, ею не воспользовались. 

— Кроме развития туризма, вы занимаетесь еще и классификации отелей, присваиваете звезды. Как это происходит? Как в программе «Ревизорро»?

— Все гостиницы должны быть классифицированы, должны подтвердить свою звездность, это факт. Конечно, отель может и без звезд работать. Но это опять же элемент конкуренции, ты должен подтвердить уровень сервиса и получить сертификат. Классификация — процесс официальный. Когда я вижу недостатки, связываюсь с собственником и говорю о них. А дальше его право, исправлять или нет. Но опять же к вопросу о трудности ведения этого бизнеса. На многое просто не остается денег. 

— Про деньги верится с трудом, потому что иногда ценообразование в местных отелях вызывает оторопь…

— Это вопрос конкуренции. В одном из загородных отелей двухдневная программа Нового года стоила порядка 50 тыс. рублей. И он был полностью занят. Смогли создали тот продукт, который востребован и за который готовы платить такие деньги.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.