«Должности нам никто не обещал»

Финалист «Лидеров России» о том, почему из победителей не создать кадровый резерв Кремля

Денис Тур - управленец в Уральском банке реконструкции и развитияЯромир Романов

Несколько дней назад в Сочи завершился первый в России конкурс «Лидеры России», который, как обсуждали в кулуарах, был придуман для того, чтобы создать новый кадровый резерв современных управленцев. Официально финалисты получили 1 млн рублей на образование и возможность поработать с именитым наставником. Один из победителей конкурса, Денис Тур, рассказал Znak.com, как проходил конкурс, как он добился успеха и о том, почему победители не попадут в кадровый резерв администрации президента. 

— Для участия в конкурсе «Лидеры России» нужен был опыт, в том числе управленческий. Расскажи о своей биографии и карьере, о том, как ты получил этот опыт.

— Я из обычной семьи военных. Долгое время я жил в военных городках. У меня перед глазами всегда был пример лидера, пример отца. Он воевал в Афганистане, у него есть высокие награды. Я учился в обычной школе, только в 10–11-м классе перешел в гимназию, где мог немного по-другому взглянуть на свое образование. Я хотел поступить в юридическую академию, но у меня не хватило баллов для бюджета, поэтому я поступил в УГТУ-УПИ на «Менеджмент организаций». И не пожалел, потому что там я нахватался больше скиллов, которые мне пригодились в жизни. Еще, как мне кажется, [мне помогли] занятия спортом. В школе я профессионально начал заниматься легкой атлетикой, выполнил норму кандидата в мастера спорта. Это позволило мне научиться достигать каких-то целей через труд, работу над собой. 

Я закончил с профессиональным спортом и на 4-м курсе понял, что нужно где-то работать. Я нашел вакансию специалиста колл-центра банка. Тогда я считал, что в банк просто так не попасть, нужны какие-то связи. После собеседования мне сказали, что мне нужно не в колл-центр, а в продажи. Я прошел путь от простого стажера до руководителя группы в Уралвнешторгбанке, потом руководителя группы, начальника отдела в СКБ-банке. Каждый этап роста происходил не всегда гладко, иногда болезненно. Приходилось делать шаги назад, чтобы потом вырасти. Я никогда не строил иллюзий, что можно сделать карьеру за один год. 

— Сейчас ты работаешь в Уральском банке реконструкции и развития (УБРиР)? На какой должности? Что входит в твои обязанности?

— Я управляющий директор центра организации продаж и развития электронного бизнеса. Я занимаюсь digital-проектами, продвижением услуг в интернете, оптимизацией и диджитализацией бизнес-процессов, чтобы нашим клиентам было удобнее пользоваться нашими услугами. 

— Почему ты решил участвовать в конкурсе «Лидеры России»? 

— Это была случайность. Мне сказали, что есть конкурс, за две недели до конца регистрации. Я посмотрел условия, и меня зацепило, что можно пройти комплексную оценку своих управленческих и лидерских навыков. Это было абсолютно бесплатно, и это полезная штука, чтобы оценить себя со стороны. У нас в банке проводится много оценок, но федерального уровня оценки я не проходил. 

— То есть ты не рассчитывал тогда, что конкурс — это возможность для кадрового роста?

— Нет, никаких иллюзий по поводу кадрового роста, финала или даже полуфинала я не строил. Я думал, что продержусь до первого теста. Там надо было зарегистрироваться в личном кабинете, а после этого снять видеоинтервью. Для меня это было шоком, потому что я перед камерами вообще не умею держаться. Я 40 раз переснимал то, что говорил. Это было тяжелым испытанием. После этого было задание, когда нужно было за две минуты ответить на разные вопросы по истории, литературе, государственному праву. Это тоже был стресс.

— Что было в финале?

— В первый день были семинары, выступали Лавров, Кудрин, Греф, Орешкин, Шувалов, Кириенко, они рассказывали про свои кейсы, оценивали их плюсы, минусы. Общение было открытым, ни к чему не обязывало, потому что вокруг сидели такие же управленцы. Потом было три дня оценочных испытаний. Было очень сложно, так как в полуфинале и финале были сильные ребята. Сложно было в этой высококонкуретной среде показать свои навыки. Еще мы должны были провести урок в школе на тему лидерства. И в конце было задание на оптимизацию бережного производства: нужно было за три цикла сделать производство более эффективным. 

— Что ты говорил на уроке в школе?

— Я был в 10-м классе. Я рассказал ребятами, какие были мысли у меня самого в 10-м классе, я тогда совсем не думал о лидерстве. Я попытался простыми словами объяснить, как ставил цели, как можно использовать возможности, которые появляются, как я решал кейсы. Мы долго общались, потом они все даже добавили меня в друзья во «ВКонтакте».

— Как тебе показалось, нынешние десятиклассники отличаются от тех, какими были вы в этом возрасте?

— Мне кажется, нет. Все подходят к такому возрасту, когда понимают какую-то ответственность, интересы становятся более понятными. Каждый начинает думать о перспективах в жизни. Я им сказал, что они родились в эпоху цифровизации, поэтому они будут более успешны, чем мы. 

Нам приходилось привыкать, и мы все еще оптимизируемся под цифровые инструменты, а они уже там как рыба в воде.

Я им сказал, что только после института зарегистрировался во «ВКонтакте», когда он появился, они были в шоке и долго смеялись. Еще рассказал им, что полистал папку мемов их класса, они удивились, как я смог ее найти, я ответил, что в цифровом мире это довольно легко. 

— Есть такое мнение, что современные дети менее заточены на построение карьеры, а больше склонны к путешествиям, комфортной жизни. А чтобы добиться успеха, надо приложить усилия, к которым они не готовы. 

— Сейчас перед нашим миром стоят большие вызовы с точки зрения цифровизации всех сфер жизни. Нам нужен будет новый формат руководителей. Свобода мышления будет плюсом и поможет раскрыть творческий потенциал. Простые специальности подвергнутся роботизации и оцифровке. Скорее всего, категория «делать» придет в полностью автоматизационный режим, нам нужны будут люди, которые будут больше знать, уметь, творчески развиваться. Школьники со временем осознают это и смогут быстро приспособиться. 

— Давай вернемся к конкурсу. Финалисты получили право поработать со знаменитым наставником. Ты будешь его выбирать или он тебя?

— До начала финала надо было выбрать не менее десяти наставников. Я выбрал 10–12 человек из разных категорий, в том числе Аркадия Воложа из «Яндекса», главу Сбербанка Германа Грефа, основателя «Магнита» Сергея Галицкого, [вице-премьера правительства РФ Игоря] Шувалова, [министра экономического развития Максима] Орешкина. Выбирать сложно, потому что, с одной стороны, очень мало информации; с другой стороны, ты знаешь их только в публичном поле. Приходилось выбирать по ощущениям. 

Как процедура будет проходить дальше, я пока не знаю. Нам сказали, что примерно в конце февраля наставники сами будут выбирать по скиллам, подходят финалисты или нет. 

— На что можно потратить образовательный грант в 1 млн рублей?

— В течение 30 дней нам нужно заключить договор с РАНХиГС. Они будут операторами денег. Потом я могу выбрать любое российское образование по своему усмотрению.

— А вам не объясняли, почему только российское?

— Была [на конкурсе] небольшая шутка. Грефа спросили, какого мнения он про российское образование. Он сказал, что очень скромного. При том опыте, который у меня есть, мне достаточно будет российского [образования]. У меня street soft skills — уличные навыки, у меня нет академического образования в менеджменте, у меня опыт, который я накопил, работая с профессионалами, пытаясь самообразовываться, читая книги. Те программы, которые есть в России, будут достаточны, я смогу свои навыки повысить. 

— В Екатеринбурге и во всероссийских этапах ты обошел депутатов, сотрудников администрации президента, сотрудников региональных органов власти. Как ты думаешь, говорит ли это об уровне подготовки власти, если действующие чиновники не могут пройти собственный конкурс на лидерство?

— Участников из госорганов было не так много. Те ребята из госорганов, с которыми я общался, мне показались очень открытыми, интересными, продвинутыми. У нас была открытая панельная дискуссия с новыми губернаторами, мне показалось, что у них открытые, свежие мысли, они были высокого уровня. 

Мне кажется, госуправление будет перестраиваться под форму открытости, потому что нам нужно будет успевать за всем остальным миром. Я считаю, что мы движемся вперед.

Не везде в госуправлении нужны «лидеры». Мы получали оценки по нескольким критериям: лидерство, социализация, инновационность и другим, не все сферы госуправления требуют этих скиллов. Достаточно будет в каждом определять свои сильные стороны. Я думаю, что в госуправлении идут изменения, они будут трансформировать даже тех, кто там сейчас работает. Те, кто не смогут приспособиться, будут уходить. Те, кто сможет, будут меняться. 

— Как ты оцениваешь участников конкурса? Не было ли там случайных людей?

— Как финалисты, так и полуфиналисты были достойные. Например, у Константина Гончарова есть проект «Устроим», он занимается острой социальной проблемой — устраивает людей, которым от сорока и выше. Он мог бы со своим опытом пригодиться для тех вызовов, которые стоят перед страной. Виталий Мутуков — хороший крепкий управленец в бизнес-среде, Андрей Винницкий — доктор юридических наук, они тогда будут дальше развиваться и продолжать карьеру вне зависимости от того, попали они в финал или нет. 

В финале было очень сложно проявить свои навыки в высококонкурентной среде, потому что все старались их проявить. Но я принял решение оставаться собой, потому что я не хочу отходить от своих принципов и вести себя иначе, чем я себя веду. Я вел себя так, как считал нужным. Но лишних людей там точно не было. 

— «Как считал нужным» — это как-то по-другому, не так, как другие участники?

— Были моменты, когда ребята вели себя, может быть, более активно, чем они ведут себя в обычной жизни. Даже [замглавы администрации президента] Сергей Кириенко сделал встряску на третьем или четвертом дне. Он прямо сказал, что не надо заниматься идолопоклонством. Он говорил, что это заметно, что когда оценщик смотрит на вас, вы ведете себя активнее, а когда не смотрит — сидите спокойно. По его словам, это больше минус, чем плюс. 

— Свердловский губернатор Евгений Куйвашев уже пообещал, что он пригласит всех пятерых финалистов из региона к себе на стажировку. Пойдешь ли ты туда? 

— Мне пока не совсем понятен формат, который предлагает Евгений Владимирович. После встречи у меня будет больше информации. 

— Интересно ли тебе было бы поработать в органах власти или госкомпаниях? (В кулуарах обсуждалось, что некоторым победителям конкурса могут быть предложены должности там. — Znak.com.)

— Я пока не думал о работе в органах власти. Но те примеры, которые я видел на конкурсе — губернатора Калининградской области Антона Алиханова, главу Тюменской области Владимира Якушева, — показали, что они смотрят вперед и довольно опытные руководители, у них разный бэкграунд. Взгляды и то, как они доносили до нас идеи, были мне понятны. С губернаторами мы решали конкретные кейсы по региону, это было интересно. 

— А как ты видишь дальше свою карьеру?

— Сейчас УБРиР удовлетворяет моим критериям, я могу себя здесь реализовать. Наш банк успешен, здесь можно воплощать идеи. 

— У нас стало проводиться больше конкурсов, например, на должности министров. Было бы тебе интересно поучаствовать?

— Я никогда не работал в органах госвласти, для меня эта зона ответственности непонятна. Я вижу, что идет условная подготовка кадрового резерва губернатора, [приглашают] людей из бизнеса, им дают большую амбициозную должность, они используют свои гибкие инструменты коммуникации, управления. Им не нравится, что в органах власти не позволяют работать так, как работают в бизнесе, гибкость позволяет решать проблемы гораздо быстрее, чем забюрократизованность. Вот это «отлежалось три дня» — это совершенно не про меня. Если меня сейчас загнать в какие-то рамки бюрократии, я не смогу там себя реализовать, не смогу работать в таком формате. 

— Как ты оцениваешь социальные, карьерные лифты в сегодняшней России?

— Карьерные лифты в коммерческих организациях я могу оценить. Если ты будешь долго и упорно работать, показывать свой профессионализм, ты будешь расти. Если ты не будешь отсиживаться, лениться, а будешь постоянно предлагать какие-то идеи. С точки зрения госуправления, эта штука мне не понятна. Я мог бы оценить, только пообщавшись с руководителями [на конкурсе].

— Что они рассказывают?

— Что подходы меняются. Например, Орешкин рассказал, что он хочет воплотить культуру гибкого управления, что они используют мессенджеры для общения. Что не собирают длинные большие совещания, что стараются быстрее совершать коммуникации друг с другом. 

— Считается, что конкурс «Лидеры России» был придуман, потому что администрация президента внезапно осознала, что ей неоткуда брать новые кадры. 

— Я вообще не слышал, что участники попадут в кадровый резерв правительства. Это не звучало. 

Сейчас я в прессе слышу, что это «кадровый резерв президента», «кадровый резерв Кремля». Вопрос так не стоит, наверное. Должности никто не обещал. Сказали, что нам могут предложить, если мы подойдем в чью-то команду.

У каждого финалиста и полуфиналиста есть свой богатый опыт, который можно применить. Если дадут возможность и полномочия применять, это будет полезным кейсом для госуправления. А если посадят в такие же рамки и скажут: «Вот здесь ты должен написать служебную записку, и пока она не пройдет все круги ада, дальше не пойдет», дальше этого не взлетит. Главное, чтобы все не утихло и нашли возможность использовать финалистов и полуфиналистов. 

— Если не будут использовать ваш потенциал позже, в том числе при каких-то назначениях, получается, что смысл конкурса практически нивелируется.

— Мне кажется, нет. Не было задачи на конкурсе отобрать государственных управленцев. Была задача сделать оцифровку компетенций, которые позволяли найти сильные стороны людей. Если бы хотели госуправление, делали бы конкурс под госуправление. А здесь сделали конкурс общий. Нельзя человеку, который пришел из инноваций, сказать: «А теперь, давай, ты покажешь, как ты можешь управлять городом». 

— Накладывает ли конкурс на вас какие-то обязательства?

— Никаких. Нас никак не ограничивали, никакого политического контекста не было. Что мне очень понравилось — мы свободно общались на любые темы. Каждый говорил, что считает нужным. Мы чувствовали себя довольно свободно. Мы могли задать любые вопросы. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
МИД Литвы: Светлане Тихановской предоставлена охрана и квартира
Протесты в Минске в 2006 году
Россия
Как проходили протесты в Белоруссии против перевыборов Лукашенко в 2006, 2010 и 2015 годах
Россия
В Минске ОМОН разгоняет людей, несущих цветы к месту гибели демонстранта
Россия
Капитан белорусской милиции ушел в отставку на фоне протестов
Россия
Соратница Тихановской рассказала, что та могла записать обращение под давлением силовиков
Россия
Михаила Ефремова госпитализировали из здания суда. Процесс отложен
Россия
В Минске начали срочно демонтировать лавочки, урны и тумбы
Россия
Забастовка в Белоруссии стремительно набирает обороты
Никита Телиженко
Россия
В Минске пропал корреспондент Znak.com Никита Телиженко: он не выходит на связь 20 часов
Россия
Тихановская с листа прочитала новое обращение с призывом «не выходить на площади»
Россия
СК Белоруссии пригрозил, что будет изымать машины, блокирующие транспорт
Россия
Как Александр Лукашенко стал диктатором и что его ждет дальше
Степан Путило
Россия
Телеграм-канал NEXTA, освещающий протесты в Белоруссии, собрал миллион подписчиков
Россия
Оппоненты Лукашенко на выборах заявили, что завтра подадут жалобы в ЦИК
Россия
Заявление редакции Znak.com по поводу заметки об отъезде Светланы Тихановской в Литву
Россия
Путин объявил о регистрации в России первой в мире вакцины от коронавируса
Александр Лукашенко в Вене
Россия
Как мировые лидеры отреагировали на подавление протестов в Белоруссии
Россия
В Погранкомитете Белоруссии не говорят, выехала ли из страны начальник штаба Тихановской
Россия
В Белоруссии началась забастовка на предприятиях
Россия
Светлана Тихановская сделала первое заявление после отъезда в Литву
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно