Доллар
Евро

Отец-одиночка

Следователи решили найти педофилию в семье уральца, воспитавшего 60 приемных сыновей

Игорь Мотыгин и его приемные сыновьяАлександр Дыбин / Znak.com

Игорь Мотыгин из Челябинской области за 20 лет воспитал 60 приемных сыновей, его жизнь никогда не была легкой, а в последние полгода превратилась в постоянную борьбу за свою семью. Мотыгин стал фигурантом дела о мошенничестве — один из подростков обвинил приемного отца в том, что тот тратил его пенсию по потере кормильца. Позже выяснилось, что заявление мальчика было написано под таблетками и нажимом начальницы районного отдела опеки, которая уже не в первый раз пытается насолить Мотыгину. Дальше — больше: после истории с сексуальным насилием в одном из интернатов Южного Урала следователи начали искать педофилию и в семье Мотыгина. 

Дом Игоря Мотыгина чем-то напоминает крепость. Изба стоит на краю деревни Нововарламово Октябрьского района (Челябинская область), на крыше — российский флаг, а вокруг вал из наметенного снега, в котором застревает машина. Вот только ворот у этой крепости нет — отдали в починку, пес прячется от холода в будке и не высовывается. А хозяин «замка» — скорее, пленник из-за режима домашнего ареста. На ноге Мотыгина электронный маячок, а на поясе коммуникатор для связи с сотрудниками ФСИН.

«Я могу ходить по дому и по двору, — рассказывает Игорь Мотыгин, показывая свои гаджеты. — А дальше столба уже считается побег. По этому прибору могу созвониться с начальником из ФСИН. Тут есть кнопка SOS, если меня силком потащат со двора. Датчик с ноги не снимаю, даже когда хожу в баню».

Дом многодетной семьи МотыгинаДом многодетной семьи Мотыгина

Сейчас у Мотыгина семеро приемных детей. А началась его многодетная история в 1996 году, когда Мотыгин взял на воспитание троих племянников, отца которых посадили в тюрьму.

«Я тогда жил в Челябинске. Жена была категорически против приемных сыновей, и мы расстались, — вспоминает Мотыгин. — А через несколько лет опека предложила оформить приемную семью и взять еще детей на воспитание. Так и закрутилось. Одни вырастали, начинали жить своей жизнью, брал новых. Всего воспитал 60 пацанов. Почти со всеми поддерживаем связь. Созваниваемся, встречаемся. Даже не представляю, как может быть по-другому».

Таблетки и начальница службы опеки

Арестантом отец стал из-за Влада, которого забрали из семьи в 2017 году. Игорь Мотыгин оказался под домашним арестом после обвинения в присвоении денег, которые принадлежали мальчику. Якобы Мотыгин снял с карточки сумму, накопившуюся за счет пенсии по потере кормильца. Следственный комитет уже несколько месяцев расследует хищение порядка 200 тыс. рублей. 

«Влад сбегал несколько раз, его тянуло в сторону Троицка, — говорит Игорь Мотыгин. — И это нормально. Все мои мальчики — из трудных семей, из коррекционных учреждений. Они постепенно адаптируются к жизни в семье. Бывает, и хулиганят. Глупо ждать, что подросток, приехавший из детдома в семью, сразу станет примерным. Так Влад сбежал и в тот раз, мы поискали его, а через два часа сообщили в полицию. Его задержали в Троицком районе и сразу поместили в детдом. Я приехал за ним, а меня на порог не пускают. А ведь я опекун, несу за него ответственность! Тут же мимо меня в ворота проехала начальница службы опеки Октябрьского района Татьяна Резевич, ее пустили и дали пообщаться с мальчиком. После этого она вышла с бумагой от него, что он отказывается от семьи и просит вернуть его в детский дом».

Впоследствии мальчик напишет новое заявление, в котором расскажет, что писал первую бумагу под действием таблеток и не понимал, что происходит. 

Подросток еще до опекунства стоял на учете у нарколога, и ему были прописаны сильнодействующие препараты, которые в Троицком детдоме сразу же дали.

«У меня многим пацанам эти таблетки прописаны, вон они лежат в шкафу, — рассказывает Мотыгин, — но я им их не даю. А зачем, если у них нормальное поведение, они ходят в школу, играют, общаются со сверстниками? Зачем им эти таблетки? У меня два мальчика по показаниям из детдома должны обучаться на дому по спецпрограмме, а они нормально учатся в школе. Это обычный детдомовский подход. Проще ведь дать таблетку и не заниматься ребенком».

Второе заявление ВладаВторое заявление Влада

Но второй бумаге ни чиновники из опеки, ни суд не поверили, и Мотыгина лишили опекунства над Владом. Параллельно начальник районных органов опеки Татьяна Резевич написала заявление в Следственный комитет, сообщив, что Мотыгин снял с карточки Влада, на которую перечисляли пенсию по потере кормильца, 200 тыс. рублей. СК сразу же возбудил уголовное дело по части 3 статьи 159 УК РФ («Мошенничество»).

«Я никогда и не отказывался, что снимал эти деньги, но тратил я их на Влада в том числе, — говорит Мотыгин. — Купил стиральную машину, телефон. На эти деньги жили. Но какое тут нарушение, если это разрешено постановлением главы Челябинска, по которому мне давали опеку? Там так и написано: имеет право распоряжаться пенсией и другими пособиями. Но и это не все. У меня есть расписка от Влада, в которой он разрешает снимать эти деньги. Меня обвиняют, что я эти деньги куда-то потратил. Но на опекаемых отчет о тратах сдается в конце года, и на момент возбуждения дела этого отчета не было. Сейчас я этот отчет подготовил, и почти на все позиции есть чеки. Почти на все, потому что опекунам сначала разрешили не сдавать чеки, все их стали выбрасывать, а потом внезапно ввели эту отчетность снова. А где ты возьмешь чеки за покупки, которые делал полгода назад? Я понимаю, что это его пенсия, и эти деньги будут нужны ему. Поэтому у меня такая система. К 18 годам я всегда возвращаю деньги, которые приходилось брать у сыновей и тратить на всех. Если надо, беру кредит. Так было уже с несколькими сыновьями. Так будет и с Владом, я уже возвращаю ему деньги. Завел двойную карту, чтобы перечислять ему небольшие суммы на газировку и мороженное. Могу видеть его траты. Хотя он формально уже не мой, и общаться с ним мне запрещено».

Большая семья требует больших затрат. Если сложить все выплаты, в месяц выходит порядка 60 тыс. рублей. Почти половина этой суммы уходит на еду. Основными продуктами семья закупается на оптовом рынке, но все равно Мотыгин остается любимым клиентом в местном магазине, где покупает едва ли не больше всех в деревне. Изба отапливается электричеством, зимой на это уходит больше 11 тыс. рублей. Еще нужны дрова для бани, интернет, телефоны, одежда, школьные принадлежности. Так от пособия почти ничего не остается.

Старые счеты

Следственный комитет расследует уголовное дело уже почти полгода. За это время Игорь Мотыгин с подписки о невыезде попал под домашний арест, хотя следствие требовало заключить его под стражу из-за попытки съездить в Бакал, где содержится Влад. Чтобы не оставлять семерых детей без опеки, суд следствию отказал.

«Следователи изымали два компьютера, на которых дети делают уроки, — говорит Мотыгин. — Что там искали — не понятно. Какие там могут быть доказательства? Но несколько месяцев пацаны сидели без интернета — единственного развлечения зимой».

Многодетная семья меняет место жительства раз в несколько лет. В Октябрьский район Мотыгин с пацанами перебрался из Увельского. До этого жил в Копейске, еще раньше в Челябинске. Каждый раз он переезжал из-за конфликтов с органами опеки.

«Я неудобный: пока меня не знают, пару-тройку лет живем мирно, — поясняет Мотыгин. — Потом я начинаю судиться, и начинается конфликт. Дело в том, что многим моим пацанам положено жилье от государства. Как сиротам его выдают — все знают. Могут кормить завтраками, дать гнилье, потерять документы. А я требую, пишу жалобы, иду в суд. Подходит к 18 годам, а у меня уже все документы собраны, и сразу иск. Раз проиграл, два проиграл — без очереди квартиру вынь да положь. Какому чиновнику такое понравится?»

Но есть в этой истории и личный подтекст. Весной 2017 года один из воспитанников Игоря Мотыгина заявил о насильственных действиях в отношении него со стороны приемного отца, причем совершены они были якобы в 2014 году, когда мальчик только попал в семью.

В результате расследования выяснилось, что ребенка подговорили оклеветать приемного отца. Сделал это бывший воспитанник Мотыгина, которому отец задолжал 50 тыс. рублей. 

Бывший воспитанник заставил мальчика рассказать на диктофон историю об изнасиловании, которого не было. Следственный комитет отказался возбуждать уголовное дело в отношении Мотыгина.

В этом инциденте сыграла свою роль и начальник отдела опеки, написавшая на Мотыгина заявление о мошенничестве, — Татьяна Резевич, которая, по словам мальчика, требовала отказаться от приемного отца и продолжать обвинение.

«Мальчик пояснил, что, когда он находился в отделе полиции, начальнику отдела опеки Резевич во время разговора он сообщил, что Мотыгин ничего в отношении него не совершал, однако та ему не верила и стала давить на него, требуя написать заявление об отказе от опекунства, — говорится в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. — Он сначала отказывался, но Резевич продолжила настаивать, тогда он согласился и написал под диктовку необходимое заявление об отказе от Мотыгина и совершении насильственных действий… Он не стал ничего доказывать или оправдываться, так как думал, что у него нет другого пути. На момент дачи пояснений мальчик указал, что со стороны Мотыгина не совершено никаких преступлений. Он снова помещен в семью Мотыгина, где ему нравится и он никуда не хочет. Отношения в семье хорошие, дружеские, никто его не бьет».

Получив эти документы, Мотыгин обратился в суд с иском о защите чести и достоинства и потребовал взыскать с Резевич по миллиону рублей за себя и за приемного сына. Суд в удовлетворении иска отказал, а через несколько месяцев Татьяна Резевич написала новое заявление — о краже денег со счета другого приемного сына.

Новый поворот

Недавно на расследование уголовного дела Игоря Мотыгина неожиданно повлияла история, произошедшая в одном из интернатов Челябинской области, воспитанники которого массово заявили о сексуальном насилии со стороны мужчины, приходившего в учреждение в гостевом режиме. После того, как ситуация вышла на федеральный уровень, за сотни километров от этого интерната в Октябрьском районе следователи по делу Мотыгина начали копать в совершенно другом направлении. 

Так, приемных детей стали опрашивать на предмет сексуального насилия со стороны отца.

«Причем делают это обманом, — рассказывает Мотыгин. — Меня с двумя сыновьями увезли на допрос. На нем присутствуют сотрудники комиссии по делам несовершеннолетних и органов опеки. Обе работают в администрации, обе заинтересованы в исходе дела, раз писали на меня заявление. Выходит, следователь должен был звать на допрос специалистов из другого района, у которых нет интереса. Больше того, пока меня не было дома, приехали за второй партией. И давят на них: „Говорите, а потом к маме-папе поедем“. Разве так с детьми можно? И в такой обстановке спрашивают, как отец вас моет и так далее…»

С такими же вопросами Следственный комитет приходил к бывшей гражданской жене Мотыгина, которая уже несколько лет с ним не живет, а также к совершеннолетнему воспитаннику Александру Шиндякову, находящемуся в колонии.

«Приходил следователь и предлагал дать показания на Игоря, — говорит Александр Шиндяков. — Я сказал, что жил у него почти 20 лет и ничего такого не видел. Следователь предлагал мне положительные характеристики, поспособствовать УДО. Но я отказался от этого».


Игорь Мотыгин не сдается. «У меня есть заключение эксперта-лингвиста, в котором говорится, что два заявления об отказе от меня Влад писал под диктовку, а одно, в котором признавался в этом, писал от себя. Но суд, лишая меня опекунства, не принял эти бумаги. Сейчас я жду психологов, чтобы они пообщались с мальчиками и сделали заключение, из своей головы они говорят или им это кто-то внушил», рассказывает Мотыгин.

Недавно многодетный отец добился снятия своей семьи с учета в инспекции по делам несовершеннолетних. На учет он попал из-за побегов Влада. А раз опекунство с него сняли, то и оснований для контроля нет. В школе получил характеристику на пацанов: все учатся, играют, одеты, обуты, сытые.

Запоздавший со школы сын Игоря Мотыгина, скидывая рюкзак, с порога спрашивает: «Компьютер свободен?»

«Какой компьютер, картошку надо чистить», — отвечает старший.

Вся семья уже готовит ужин. Сегодня у Мотыгиных солянка.


Официально

Начальник управления социальной защиты населения администрации Октябрьского района Наталья Истомина сообщила Znak.com, что не владеет детальной информацией о положении дел в семье Мотыгина. «Мы только патронируем семью, дети обучаются, он под домашним арестом, там контролируют другие органы, но психолог работает, — сообщила Наталья Истомина. — Пока идут следственные действия, мы не вмешиваемся в ситуацию».

Проверяла семью и уполномоченный по правам ребенка в Челябинской области Ирина Буторина, чье ведомство было у Мотыгина почти полгода назад. «Мы работали на месте, и по результатам работы оснований, чтобы отстранять Мотыгина от обязанностей опекуна, не было, — пояснила детский омбудсмен. — Сейчас ситуацию держим на контроле и ждем завершения расследования. Считаю, что нужно оказывать помощь и сопровождение. И органам опеки на это было указано после нашей проверки. Должен быть индивидуальный план сопровождения».

В следственном отделе СУ СКР по городу Троицку, который ведет расследование дела Мотыгина, от развернутых комментариев воздержались, сообщив, что следствие продолжается и результаты могут быть обнародованы через месяц. 

Читайте также
Новости России
Россия
Американские власти затягивают выдачу виз жене и дочке Виктора Бута
Россия
Глава кемеровского города объяснился за снежную горку, покрашенную белой краской
Россия
В России четверть работодателей намерены сократить штат
Россия
Чиновнице с Камчатки за предложение «чпокнуть» вооруженного пенсионера вынесли замечание
Экс-заместитель мэра Москвы по социальным вопросам Леонид Печатников
Россия
«Незыгарь»: в отношении бывшего заммэра Москвы возбудят дела по факту хищения ₽ 3,5 млрд
Россия
ЕСПЧ принял к рассмотрению жалобу на пытки заключенных в Ярославской колонии
Россия
«Левада-центр»: число россиян, сожалеющих о распаде СССР, достигло максимума за десять лет
Россия
Под Кемерово ледяную горку покрасили в белый. Местные уверены, так скрывают грязный снег
Заслуженный артист РФ Олег Мартьянов
Россия
Скончался актер театра и кино Олег Мартьянов
Публицист Валерий Иванов
Россия
В Литве задержан 71-летний публицист из России
Журналист Владимир Познер
Россия
Познер разъяснил, почему многие россияне уважают Сталина, и назвал их «рабами»
Защитница коренных народов Хакасии Лидия Баинова
Россия
Прокуратура Хакасии извинилась перед активисткой, с которой сняли обвинения в экстремизме
Россия
Минюст внепланово проверит движение «За права человека», которое возглавляет Лев Пономарев
Россия
СМИ сообщили о гибели в Сирии астраханского десантника
Россия
В Тверской области нашли свалку собачьих шкур, но в МВД и СКР не отреагировали
Петр Трофимов и юрист Правозащиты «Открытой России» Анастасия Буракова
Россия
В Петербурге суд восстановил в должности почтальона, выступавшего против низких зарплат
Россия
В России создадут единую компанию по обращению с отходами и дадут льготы регоператорам
Россия
Интернет еще сильнее ограничат. Россияне заплатят за это десятки миллиардов
Владимир Малиновский и Юрий Чайка
Россия
Уралу, Сибири и Приморью подобрали новых заместителей Генпрокурора РФ
Россия
В Бийске 16-летнего подростка вызвали на допрос из-за сториз с полицейским в Instagram
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно