Доллар
Евро

«Фотография — это то, о чем ты думаешь, что ты чувствуешь сейчас»

Как Сергей Коляскин стал одним из титулованных российских фотографов

Сергей Коляскин и его книга об Индиииз архива фотографа

Один из самых титулованных фотографов Челябинска Сергей Коляскин презентовал свою первую книгу об Индии. Тираж разлетелся моментально, и, по слухам, Сергей готовит второе издание. Список его достижений только за прошлый год трудно даже дочитать до конца, он занимает больше листа формата А4. Коляскин неоднократно добивался международного успеха, сотрудничал с посольствами ведущих стран мира, совершал экспедиции с Русским географическим обществом… Znak.com поговорил с Сергеем о его творческом методе и причинах успеха. 

— Честно говоря, когда я открыл вашу книгу, то не предполагал, что тут будет такое приличное количество текста. Почему-то я думал, что это будет фотокнига в чистом виде.

— Да, у нас как раз вышел спор по этому поводу. Мы с друзьями не так давно ездили на Кубу, и я хотел сделать книгу еще и по материалам этой поездки, однако тут у нас и возник диссонанс. Они хотят, чтобы это была фотокнига, потому что они — фотографы, а писать должны писатели. 

Мне кажется, это ограниченный взгляд на вещи, потому что фотография является только частью материала. Иногда ведь хочется объяснить ситуацию, рассказать подноготную, которая лежит в основе. В документальной фотографии особенно важно объяснить, что, где и как происходит, хочется выразить и собственное мнение по поводу обстановки, в которой произошло задокументированное событие. 

Книга об ИндииКнига об Индии

А вообще мне нравится писать. Здесь не так много текста, а хотелось бы написать более подробные рассказы. 

— Список ваших наград даже сложно дочитать до конца. Как так получилось?

— Мне всегда нравились конкурсы. Благодаря соревновательному аспекту, ты всегда лучше можешь понять, на что ты способен, насколько интересны твои работы. Конкурсы всегда стимулируют, дают хороший пинок, чтобы сделать что-то интересное. Иногда ты снимаешь специально для конкурса, иногда — подбираешь уже готовое фото, но в любом случае, участие в конкурсе заставляет тебя выйти из дома, чтобы поснимать нечто интересное. Плюс конкурсы дают выход на какие-то выставки и создают узнаваемость, а для меня это достаточно важно. 

— Какое достижение за прошлый год вам больше всего запало в душу?

— День рождения дочери, которой исполнился год. (Смеется.) Ну и на Кубу мы съездили очень круто. 

— Как вы впервые взяли в руки камеру?

— Я любил книги о животных и мечтал путешествовать, снимать фильмы о природе. В Златоусте была кино-фотостудия «Пламя», которой руководил Владимир Галынкин. Мама сказала мне, что если уж учиться, то учиться надо нормально, и подсказала мне пойти в эту студию. Я пришел и давай рассказывать, что я хочу снимать фильмы про животных, большие, полнометражные. (Смеется.) Мне тогда сказали: «Давай начнем с фотографирования». Так я увлекся фотографией. Хотя фильмы тоже снимал, только не на пленку, а уже на видео. 

Первый месяц мы в студии чистили картошку, составляли химические реактивы, из двадцати человек, пришедших в студию, осталось пятеро. Тогда Галынкин и сказал, что раз все лишние ушли, будем с вами плотно заниматься фотографией. 

Начали учиться заряжать фотоаппараты в темноте катушками с пленкой, разбирали фотокамеры. У Владимира Васильевича был немножко армейский подход. Он считал, что надо полностью знать свою аппаратуру, ее зарядку, сборку-разборку, и мы чуть ли не с часами замеряли время сборки фотоаппарата. Он дал нам хорошую базу, дал понять, что сначала надо хорошо изучить свои инструменты и только потом заниматься уже самой съемкой. 

Сергей Коляскин

Я занимался в студии пять лет, мне больше всего нравился процесс печати. Нужно было отснять пленку, проявить ее — и это было достаточно скучно. Но потом нужно было зарядить ее и начать печатать, и там начинался этот волшебный процесс, когда ты опускаешь бумагу в проявитель и она тут же начинает преобразовываться. На твоих глазах происходит чудо. Там происходило довольно много манипуляций: осветление каких-то зон, кадрирование, ретушь — мы всем этим занимались. 

Меня тогда занимали разные манипуляции с фотографией. Пробовал монтировать, создавать коллажи. На пленке это получалось достаточно корявенько, мне это не нравилось. Потом появилась более развитая цифровая фотография. Я начал оцифровывать пленки, сканировать, познакомился с фотошопом. Так получилась моя первая выставка, посвященная фотоманипуляциям. 

Сейчас я уже охладел к ним. Мне нравятся документальные аспекты съемки. 

— Насколько тяжел ваш рюкзак с рабочими инструментами, когда вы путешествуете? 

— Я неприхотливый человек и люблю путешествовать налегке. Главное правило путешествующего фотографа — тебя ничто не должно ограничивать. Нужны удобная обувь, удобный рюкзак и минимальный набор фотоаппаратуры. Хорошо, когда есть две камеры и на каждой по объективу. Лучше всего брать с собой зумчики, один — телевик, другой — стандартный zoom. Я стараюсь таскать с собой в поездки беззеркалки, чтобы не менять лишний раз объективы, не мусорить на них. Чистка матрицы в поездке — достаточно сложное и муторное дело, если на них попадет мусор. А снимать с двух камер получается гораздо быстрее. Иногда я беру одну камеру и два объектива. 

— Куда вы ездите с наибольшей охотой? 

— Мне нравится Средняя Азия, нравится ее культура, там живут приятные люди. Интересная природа, мало заезженные места, где мало туристов. Киргизия, Узбекистан, Казахстан — очень интересные страны. Как правило, я езжу туда автостопом. 

— О, как? Не страшно? 

— Нет, наоборот, интересно. У меня совсем небольшая сумка с собой: майка, носки, зубная щетка с пастой и фотоаппарат с двумя объективами. Все, собственно. Так и езжу. На одну поездку уходит две-три недели. 

— А сколько стоит такое путешествие? 

— Очень бюджетно. На трехнедельную поездку уходит порядка десяти тысяч рублей. 

— И потом месяца два обрабатывать материал?

— Ой, у меня вообще сложности с обработкой. Я больше люблю снимать. Я сразу выкладываю только то, что интересно, потом возвращаюсь к материалу через полгода или год, это очень долгий процесс. 

— Как же при таком подходе вы все-таки умудрились насобирать материал на целую книгу про Индию, написать ее и издать? 

— Так поездка была аж в 2015 году. (Смеется.) На самом деле, это хороший подход, поскольку большой проблемой всех фотографов является тот факт, что оценить себя самого очень сложно. Кто-то, глядя на свои фото, считает себя неимоверно крутым, кто-то — как я — смотрит и думает: «ужас, я же бездарь». 

Поэтому материал должен хорошо отлежаться с полгода, чтобы ты мог подойти к его оценке уже более рационально. С позиции не фотографа, а зрителя. 

И тогда ты смотришь, а в фотографии, которая казалась тебе особенно интересной, нет ничего особенного. Просто у тебя связано с ней много воспоминаний, тебе было тяжело ее снять, или она, наоборот, была совершенно случайной. А другая фотография вышла просто — ты просто подошел к человеку, поговорил с ним, снял его и вышел очень хороший снимок. Поэтому хорошо не сильно торопиться с выбором фотографии. 

— Как вы подходите к незнакомому человеку и делаете его портрет? В шапке-невидимке? 

— Иногда действительно приходится общаться, но вообще я стараюсь снимать людей в тот момент, когда они к этому не готовы. Потому что, если вы попросите у человека разрешение на съемку, он начнет позировать и у него изменится поведение, взгляд, осанка, черты лица. Все эти фото, которые вам нравятся, сделаны с большой скоростью.

— Как ковбой? Навскидку? 

— Да. Очень быстро. Фотоаппарат находится под мышкой, ты что-то увидел, молниеносно это снял, снова убрал фотоаппарат и дальше идешь, будто бы ничего и не было. Многие из этих кадров сняты без дублей. Это особенно актуально было на Кубе. Индусы в большинстве своем лояльно относятся к съемкам, а вот на Кубе некоторые сразу начинают на тебя наезжать. Некоторые начинают у тебя деньги за это вымогать, их американцы испортили. Некоторые просто не хотят, чтобы их снимали, потому что у них до сих пор коммунистическая страна и они боятся — ты что-то опубликуешь, а им потом по голове надают. 

Сергей Коляскин

— А отдельная книжка про Кубу-то будет? 

— Да. Мы наснимали очень много материала. Если в Индию я путешествовал ради погружения в страну и уже только потом снимал, то на Кубе мы интенсивно снимали всё и вся. И общались очень много. С нами был мой друг Рашид, который там уже бывал и завел знакомства. Его приятель устраивал нам экскурсии, иногда был переводчиком, а его брат — настоящий шаман и он позволил нам побывать на обрядах. У них это называется «сантерия», но по сути дела это — вуду. Очень специфическая религия. То, что обычно показывают для туристов, как правило, никакого отношения к настоящим обрядам не имеет. Но нам удалось с настоящим шаманом пообщаться, поснимать настоящие ритуалы и даже сфотографировать жертвоприношение. 

— Вы говорите на испанском?

— Нет, я брал с собой небольшой разговорник. (Смеется.) Английский-то у меня плохонький, но для общения с индусами его хватает. С нами был один человек, у которого идеальный английский с оксфордским произношением, так вот его в кафе не поняли. А когда я им на ломаном английском сказал, они сразу кивнули и принесли все, что было нужно. 

— Что больше всего поразило в Индии?

— Я много читал про нее, поэтому считал себя подготовленным ко всему, но подготовиться к запахам и общей грязи невозможно. У них совершенно другое отношение к естественным потребностям, к людям, к смерти. Это может шокировать, и меня это тоже удивляло. 

— Сколько времени вы там провели?

— Четыре месяца.

— Ого. Всю страну объехали?

— Нет, Индия очень большая страна. К тому же я не люблю спешку. Когда турист приезжает куда-либо и говорит: «На этот город можно потратить шесть часов и ехать дальше» — это плохой подход. Для того чтобы понять город, на него надо потратить неделю, а лучше — месяц. Надо же понять психологию жителей, изучить местную культуру, ведь у каждого города она своя, своя атмосфера, душа города. Если ее понять, все становится гораздо проще. 

— Интересно, а у Челябинска какая душа?

— Ну… Мрачная. (Смеется.) Суровый город. Мне Челябинск не сильно нравится, честно говоря. Особенно сейчас.

— А какое у вас образование?

— Фотокиностудия, в которую я ходил, не дает дипломов, но это была очень хорошая школа. Галынкин очень хороший мастер, учился в Питере. Вообще, у меня ветеринарное образование, я кинолог и еще проходил небольшой курс по экологии в МГУ. 

— В наше время в хорошую погоду в парке под каждым кустом можно найти девушку с зеркалкой и позирующую ей подругу. Все вдруг резко стали фотографами. Но что нужно сделать, чтобы быть хорошим фотографом, а не дерьмовым?

— Знаете, сейчас даже нет толкового определения, что такое «профессиональный фотограф» и кто может им быть. Соответственно, мы не знаем, что такое «дерьмовый фотограф». Всем же движет рынок. Сложный вопрос, на самом деле. Девочка же снимает то, что есть у нее в голове. Что такое «недерьмовая фотография»? Это та фотография, которую можно назвать искусством. Тогда она должна отличаться от других и должна быть произведением ума фотографа. Как двигается большинство фотографов, вышедших из фотошколы и просто взявших в руки камеру? Они начинают снимать на автомате и получается, что зачастую больше производит камера, а не человек. 

Камеры стали очень доступными, и результат съемок сразу заметен, поэтому фотоаппараты и стали популярными. Сейчас и на телефон много снимают, это удобно, потому что ты сразу видишь материал.

Эта простота приводит к тому, что люди снимают без обдумывания кадра. Получается, они себя не вкладывают в то изображение, которое снимают. А в хорошую фотографию ты должен вкладываться.

Фотография — это не изображение кого-то, а изображение себя зачастую. Через призму реального мира ты показываешь себя. То, о чем ты думаешь, то, что ты чувствуешь сейчас. 

Соответственно, чтобы не быть дерьмовым фотографом, нужно иметь что-то в голове. Многие читают книги по фотографии, ходят на различные мастер-классы, это нормально, когда у тебя нет элементарной базы. Но когда она уже есть, нужно тратить время не на это, а на изучение мира как такового. Лучше читать хорошие художественные книги, поэзию, научную литературу, смотреть хорошие фильмы, слушать хорошую музыку — все это создает в твоей голове мировоззрение, которое будет передаваться через твои фотографии. 

Сергей Коляскин

— Тогда скажите, какие художественные высказывания повлияли на вас больше всего, скажем, за последний год?

— Я стараюсь читать достаточно много, примерно по одной книге в одну-две недели, в зависимости от объема. Мне нравятся специфические книги, я люблю читать о путешествиях и о животных — Эттенборо, Даррелла, специфическую научную литературу. Мне нравится Станислав Лем, его рассказы, «Солярис». У него богатое творчество. Еще в этом году я, наконец-то, добрался до романа Ивана Ефремова «Таис Афинская» и перечитал его, и еще мне нравится «На краю Ойкумены». Читаю много специальной литературы, в том числе для художников по восприятию цвета, но это не так интересно читателю, я полагаю. 

Фильмов смотрю много, последнее, что особенно запомнилось — «Танцующая в темноте» с Бьорк, анимационный «Призрак в доспехах», «Три билборда на границе Эбинга, штат Миссури». Очень понравилось «Черное зеркало». Смотрели?

— О, да. Там очень хорошо показаны тенденции медиа-мира. 

— Мне столько говорили о нем, я посмотрел, и мне показалось, что не все, что сейчас уже реально существует, там описывается. Там показано определенное направление, но этих направлений больше, и они будут вкупе воздействовать на развитие человечества. 

По теме будущего я вообще очень много читаю, в том числе и научных статей, меня очень интересует, в каком направлении мы двигаемся. 

— Вы с оптимизмом глядите в будущее? 

— Да. Станем ли мы киборгами или уйдем в облако, в матрицу — все это хорошо. Как ни взглянешь в прошлое — люди никогда не жили хорошо, а сейчас мы живем лучше всех поколений, что существовали до нас. Я не вижу причин, что дальше будет хуже. Да даже если машины всех убьют, все равно будет хорошо. (Смеется.) Начнется новый эволюционный виток. 

Я всегда смотрю с точки зрения биологии. Биологи странные люди, у нас другой взгляд. (Смеется.)

Люди сейчас пытаются брать на себя функции Бога, играют в божественное. Клонирование и создание новых организмов, создание искусственного интеллекта — это же попытка стать Творцом. 

Рождение ребенка — это тоже по сути создание нового существа, но теперь человеку этого мало, он хочет создать что-то просто руками, без использования своих генов. Отсюда и движение в сторону создания искусственного интеллекта, роботов, это уже попытка стать полубогом. Если это нас и уничтожит, роботы создадут свою цивилизацию, только роботизированную. Они будут дальше покорять Вселенную. 

Ведь суть Вселенной — в постоянном усложнении ее развития. Всё всегда усложняется, укрупняется. После Большого Взрыва по пустому космосу летали разрозненные молекулы, которые начали объединяться в конгломераты и усложняться, начали формироваться планеты, на них зародилась белковая жизнь, постепенно возникали все более сложные существа, и вот появился суперсложный человеческий мозг — квинтэссенция развития. Думаю, вскоре должен появиться супермозг, это неизбежное следствие эволюции. Что он будет делать дальше — посмотрим. 

Сергей Коляскин

— Насколько я понимаю, основная проблема искусственного интеллекта — отсутствие способности к свободным ассоциациям? 

— Тут вообще много вопросов. Искусственный ли это интеллект? Можно ли назвать его интеллектом в полной мере? Как он себя поведет? И будет ли у него самоосознание? 

— Будут ли у него этические рамки? 

— Да, но человеком-то он в любом случае не будет. Например, у нас есть амбиции, а у робота амбиций нет. Поэтому, возможно, что он будет тихим и добрым. 

— Хм… Кстати, а какие у вас амбиции, раз уж мы об этом заговорили? 

— Амбиции у меня большие. (Смеется.) Для чего человек изначально занимался творчеством? Чтобы как-то войти в историю, оставить свой след. Человек смертен, он приходит и уходит, потом о нем все забывают. А вот искусство-то — оно вечно. Поэтому люди и стремятся заниматься искусством. Кстати, и наука является искусством. Это все попытки оставить о себе память. 

Поэтому для меня максимальная цель — оставить о себе память. Чем больше о тебе помнят — тем лучше. (Смеется.)

Новости России
Россия
ЕСПЧ коммуницировал коллективную жалобу россиян на внесудебные казни в Чечне
Россия
Путин присвоил звание генерал-полковника назначенному врио губернатора Игорю Кобзеву
Председатель Евросовета Шарль Мишель (слева)
Россия
Глава Евросовета объявил о продлении санкций в отношении России еще на полгода
Россия
Сразу после отставки главы Иркутской области МЧС объявило о проверке выплат компенсаций пострадавшим при наводнении
Россия
«Коммерсантъ» узнал, почему загорелся авианосец «Адмирал Кузнецов»
Россия
В Красноярске мануальный терапевт сломала младенцу две ноги, одну в трех местах
Президент Украины Владимир Зеленский (в центре)
Россия
Зеленский заявил, что не давал интервью России 1. Канал анонсировал «полноценное интервью»
Фигурист Евгений Плющенко и продюсер Яна Рудковская
Россия
Полиция завела дело из-за угроз убийством 6-летнему сыну Яны Рудковской и Евгения Плющенко
Россия
Во время пожара на авианосце «Адмирал Кузнецов» погиб военный
Россия
Органы опеки подали иск об ограничении прав родителей, дочь которых живет в больнице
Россия
СК проводит проверку из-за смерти журналиста, которому медики останавливали кровотечение курицей
Экс-губернатор Еврейской автономной области Александр Левинталь
Россия
Губернатор Еврейской автономной области ушел в отставку
Россия
Губернатор Иркутской области ушел в отставку
Россия
Глава МВД Украины сообщил о задержании подозреваемых в убийстве журналиста Павла Шеремета
Россия
Появились сообщения об обысках в московском офисе компании Nginx
Ольга Епифанова
ЯНАО
Володин запретил депутату Госдумы от арктических регионов с коллегами ехать в командировку
Россия
Росстат: в каждой шестой российской семье стали хуже питаться
Сергей Левченко
Россия
СМИ сообщили об отставке губернатора Иркутской области
Россия
В России растет армия волонтеров — при финансовой поддержке администрации президента
Депутат Елена Шувалова и Алексей Навальный перед зданием Мосгордумы
Россия
Депутат, организовавшая встречу с участием Навального, вышла из столичного отделения КПРФ
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно