«Они считали, что это их деньги»

Экс-партнер рассказала суду, как Новиков и Шилиманов делили деньги пайщиков «Бухты Квинс»

В Кировском районном суде сегодня прошел допрос Ларисы Ассоновой, бывшей помощницы барда Александра Новикова и экс-замминистра экономики Свердловской области Михаила Шилиманова. Вместе с ними она обвиняется в многомиллионном мошенничестве с деньгами пайщиков поселка «Бухта Квинс» (по части 4 статьи 159 УК РФ). Поскольку Ассонова единственная признала вину и даже заключила досудебное соглашение, материалы по ней были выделены в отдельное производство. И сегодня в суде женщина заявила, что именно Новиков и Шилиманов требовали от нее передавать им большую часть средств пайщиков, хотя понимали, что оставшихся денег не хватит на строительство домов.

Лариса АссоноваАнастасия Гейн

Сегодня в суд Ларису Ассонову доставили из СИЗО, где она находится с декабря 2017 года по другому уголовному делу — о мошенничестве с землями Александра Новикова. В ходе допроса Ассонова рассказала, что пришла работать к Новикову и Шилиманову в 2010 году. «Насколько мне известно, ПЖСК был образован в 2008 году. В конце 2010 года Шилиманов предложил мне возглавить отдел продаж группы компаний „ДомБери“ (изначально реализовывала проект поселка — прим. Znak.com). До этого я была риэлтором, у меня было свое агентство», — уточнила подсудимая.

По ее словам, официально она не была оформлена ни в ГК «ДомБери», ни в ПЖСК «Бухта Квинс». При этом Шилиманов — на тот момент заместитель министра — сделал Ассонову своим доверенным лицом, чтобы через нее контролировать работу «Бухты Квинс». Именно он, по словам подсудимой, научил ее заполнять специальные таблицы, в которых отражались сведения о поступлении и распределении денег пайщиков. Также женщина занималась рекламой и контактировала с агентствами недвижимости по продажам квартир.

Анастасия Гейн

Землей в ПЖСК, как объяснила подсудимая, владел Александр Новиков. То есть изначально она принадлежала фирме «Дигитал Ай» (выступала застройщиком поселка «Бухта Квинс»), где Новиков с сыном были соучредителями, имея по 50% долей. Но когда генподрядчик «Инвестстрой» подал в суд на ПЖСК из-за неоплаченных работ, Шилиманов объяснил Новикову, что земля под угрозой — часть ее могут забрать. Он предложил вывести землю. «Новиков больше не хотел рисковать. Он сказал, что Клинов (руководитель фирмы „Инвестстрой“) вряд ли будет враждовать непосредственно с ним как с великим человеком, поэтому землю нужно оформить на него лично. Шилиманов был против, пытался объяснить, что надо оформить на другое юрлицо, но Новиков настоял на своем. Итогом стало переоформление земли с „Дигитал Ай“ на Новикова», — рассказала она. «Кроме того, что само ПЖСК, по сути, принадлежало Новикову, его сын подписывал договоры — по сути, собирал деньги на расчетный счет. Директором и учредителем компании, которая была подрядчиком на ПЖСК, также была компания Новикова, которую возглавлял его сын. По сути, все соглашения Новиков подписывал сам с собой», — продолжила экс-партнер барда.

Когда Ассонова начала работать, уже были залиты фундаменты под 10 таунхаусов, стояло «три коробки». Но продажи не шли — после кризиса 2008 года проект оказался неактуальным. Тогда было принято решение переориентироваться на строительство домов.

Жилье в «Бухте Квинс» продавали по цене от 55 до 70 тыс. рублей за квадратный метр. На самом же деле генподрядчикам для проведения строительных работ перечисляли меньше половины от этой суммы. «Новиковым и Шилимановым было выделено на само строительство 25 тыс. рублей за квадратный метр. Это все указано в таблице, которую я предоставила следствию. Там же расписаны расходы на рекламу, проценты за продажу объектов агентствам недвижимости (2% от общей стоимости). Остальную сумму они делили между собой, причем Новиков получал большую часть, потому что являлся владельцем земли», — заявила подсудимая.

Она пояснила, что расчеты шли по следующей схеме: 6 тыс. рублей за квадратный метр с проданного жилья — в пользу Новикова, а остаток делился 50 на 50% между Новиковым и Шилимановым. Обналичивание денег шло через фирмы-однодневки, которым перечисляли деньги за якобы выполненные работы. В дальнейшем представители этих фирм наличкой отдавали деньги Ассоновой, а уже она — Шилиманову. По словам подсудимой, деньги она привозила Шилиманову на работу либо в названное им место.

Однако в какой-то момент между партнерами произошел конфликт. «Изначально Шилиманов сам ему передавал деньги. Но Александр Васильевич заподозрил Шилиманова в том, что тот ему недодает деньги. А в мае 2011 года, если не ошибаюсь, рукой Новикова сделаны расчеты по таблице в несколько столбиков: то, что он получил, то, что он должен был получить, и разница — около 1 млн рублей. Это подтвердило, что Шилиманов не донес ему деньги», — вспоминает Ассонова.

По ее словам, случился скандал. «Новиков в приказном порядке сказал, что доносить ему деньги теперь буду я вместе с таблицей. Чтобы не было разногласий, он расписывался в таблице», — уточнила она. Новикову Ассонова, как она отмечает, привозила деньги либо домой, либо в «Театр Эстрады», либо в «Дом Кино».

Несколько лет партнеры работали по этой схеме — пока затяжным строительством «Бухты Квинс» не заинтересовались силовики. В конце лета 2014 года, по словам Ассоновой, Новиков вызвал ее к себе и сказал: «Я больше не в состоянии удерживать возбуждение уголовного дела. Мне нужно, чтобы ты уничтожила все документы». 

Бард Новиков 4 месяца отказывается читать материалы своего уголовного дела, затягивая процесс

Вот только женщина этого не сделала. Узнав о том, что она сохранила документы, бывшие партнеры, по ее словам, открыли «настоящую охоту» за всеми данными. Главным был сервер — на нем сохранилась переписка между Ассоновой, Новиковым и Шилимановым. Как говорит подсудимая, она неоднократно в письмах просила барда и экс-чиновника не забирать деньги ежемесячно, потому что средств на строительство не хватало. «Новиков и Шилиманов ни под каким предлогом не соглашались не забирать деньги. Строили на то, что было выделено», — говорит она. 

В дальнейшем Ассонова передала все документы следствию. Когда гособвинитель поинтересовалась, почему Новиков и Шилиманов сами не уничтожили документы, подсудимая усмехнулась: «Новиков? Таскать компьютеры и документы и уничтожать их?» А потерпевшие шепотом отреагировали на эту реплику: «Не барское это дело!»

Адвокат подсудимой Сергей Шкодских спросил, почему Ассонова в принципе согласилась передавать деньги пайщиков партнерам. 

«Господин Шилиманов — довольно тонкий психолог. В 2009 году мне была необходима операция на сердце. У нас в Екатеринбурге очередь была полгода. Можно было без очереди, но платно. Таких денег у меня не было. Господин Шилиманов оплатил мне эту операцию, мне ее сделали. Само собой, я чувствовала себя обязанной. Ну и плюс не проходило двух недель, чтобы Новиков не сказал мне: или ты работаешь на нас, или сидишь в тюрьме. В принципе, так и вышло», — объяснила свои поступки Лариса Ассонова.

Позднее она уточнила, что вернула Шилиманову деньги за операцию по частям, но не разрывала отношения с партнерами из страха оказаться на скамье подсудимых. При этом отношения между ней и Новиковым с Шилимановым были по типу «директор — подчиненный». «Они считали, что это их бизнес, их деньги», — говорит подсудимая.

Анастасия Гейн

Отвечая на вопросы прокурора, Ассонова подробно рассказала о самом ходе строительства «Бухты Квинс». Всех подрядчиков, по ее словам, подыскивал Михаил Шилиманов — это были его знакомые. С них Шилиманов якобы тоже собирал «определенную дань». Подрядчики приносили деньги в офис и сдавали главному бухгалтеру, это никак не оформлялось. По словам подсудимой, подрядчики даже после возбуждения уголовного дела не рассказали силовикам всей правды.

Сама она, по словам Ассоновой, никаким образом не могла распоряжаться деньгами пайщиков. И вообще, искренне верила, что «Бухту Квинс» достроят. 

«Несмотря на то, что я практически была в гуще событий, я считала, что они собираются его (объект) достроить, иначе бы я своих друзей и знакомых, которые в достаточном количестве в ваших рядах, туда не привлекала. Я сердцем болела за этот объект», — сказала она, отвечая на вопрос одной из потерпевших о планах Новикова и Шилиманова. 

После такого заявления судья Лариса Шаньгина спросила, почему Ассонова в принципе заключила досудебное соглашение и признала вину, если считала, что «Бухту Квинс» достроят. «В чем тогда ваша вина?» — уточнила судья. «Люди остались без квартир», — ответила подсудимая. «Вы осознавали, что деньги, которые вы передаете Новикову и Шилиманову, им не принадлежат?» — настаивала Шаньгина. «У них немного другая позиция была на этот счет, я спорить с ними на эту тему не могла», — уклончиво отвечала Ассонова. «Вы считали, что совершаете мошенничество?» — спросила судья. «У меня была надежда, что все-таки и Шилиманов, и Новиков, зная их финансовое положение, одумаются и какие-то деньги вложат в строительство», — заключила подсудимая.

Облсуд отказался отменить приговор по делу о махинациях с землями барда Новикова

При этом сейчас Ассонова не понимает, каким образом могли сдать в эксплуатацию даже один из домов «Бухты Квинс». «Поселок находится в 100 метрах от озера Шарташ. Точка сброса воды — в восьми километрах. Туда нужно тянуть трубу, что в зимний период невозможно и достаточно дорого. Плюс ко всему вторая и третья очереди простояли под дождем и снегом 6 лет. Не сделано ни экспертизы, ничего, — просто сверху крышу поставили. Я видела интервью министра по строительству, которого Шилиманов с Новиковым туда таскали. Этот министр их очень хороший знакомый, это показуха чистой воды», — считает она.

Адвокат Сергей Шкодских в разговоре с Znak.com заверил, что все слова Ларисы Ассоновой подтверждаются документами. «Здесь нет ни одного слова, которое было бы придумано», — подчеркнул защитник.

Следующее заседание назначено на 17 мая. На нем будут исследованы документы, которые легли в основу выполнения Ассоновой досудебного соглашения, в том числе протоколы осмотров, очных ставок, таблицы, о которых шла речь.

Добавим, что, по информации от пайщиков, сам Александр Новиков по-прежнему находится в Москве, где «болеет уже 6 месяцев», на связь с ними не выходит.

Александра Новикова и Михаила Шилиманова также обвиняют в мошенничестве, совершенном группой лиц по предварительному сговору и в особо крупном размере (по части 4 статьи 159 УК РФ), но их уголовное дело в суд пока не передано.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.