«То, что следователи процессуально люди независимые, — полная чушь»

Бывший следователь челябинского СК — откровенно о работе, руководстве и резонансных делах

За последние несколько лет следственное управление СКР по Челябинской области один за другим сотрясают скандалы, связанные, в первую очередь, с возбуждением уголовных дел на сотрудников: Александр Козлов, Александр Есипов, Денис Гуламов, Алексей Батищев. Все эти дела — уверены действующие сотрудники СК — следствие безграмотного руководства управлением Денисом Чернятьевым. Подробнее об этом и о том, почему при работе в челябинском СУ СКР можно либо спиться, либо «свихнуться», либо вовремя уволиться — откровенно на условиях анонимности рассказал бывший следователь, занимавшийся расследованием особо важных дел.

В адрес Дениса Чернятьева в последнее время звучит много критики Наиль Фаттахов / Znak.com

О ситуации в СУ СКР

— Начну с Гуламова. Собственно, с него и начались громкие скандалы. Когда он стал писать жалобы во все инстанции на всех сотрудников, это дошло до Москвы. Как раз в этот момент должны были прийти «звёзды» генералу-лейтенанту Чернятьеву и его заму, генерал-майору Шульге. Жалобы Гуламова и следовавшие за ними проверки очень сильно били по их «звездам». Что делает Чернятьев? Он разгоняет весь Металлургический следственный отдел (там служил Гуламов — прим.ред.), полностью, без разбирательств и проверок. В отношении одного следователя, который на тот момент уже больше года был прикомандирован к отделу по особо важным делам, возбуждают абсолютно абсурдное уголовное дело о подделке каких-то подписей, ему показательно грозят еще шестью тяжкими составами. Возбуждают дело и в отношении зама руководителя Вадима Шпигуна. Обо всем об этом генерал отчитывается в Москву: возбудили два уголовных дела, всех разогнали. Все. Его не трогают. Дело Шпигуна прекращают за отсутствием состава, второй следователь выходит на судебный штраф.

Подробности уголовного дела следователя из Челябинска, уличенного в фальсификациях

Политика управления такова: им (Чернятьеву) не нужны жалобы и проверки. Он делает так: бей своих, чтобы чужие не жаловались.

Есть такой начальник второго отдела процессуального контроля, он бывший оперативник ОБЭПа, его Чернятьев с собой привез. Так вот с ним разговор всегда одинаковый по спорным уголовным делам или проверкам: «мы дело не читали, но следователь не прав».

Сам Чернятьев не ставит никого и ни во что. Все это прекрасно знают. Никто не знает, почему его Москва держит, очевидно, что у него там есть какой-то «паровоз». При прочих равных он давно бы уже слетел. Последняя ситуация — когда он «отдал на откуп» московскому начальству Мирошниченко (теперь уже бывший заместитель Чернятьева — прим.ред.)  и Морозова (экс-руководитель СО по Златоусту — прим.ред.). В Башкирии за аналогичную ситуацию был снят руководитель, то же самое в Екатеринбурге с Задориным — его вообще сняли просто за вялотекущее расследование уголовного дела. У нашего генерала подрыв на подрыве. 

Подставленный Козлов — мое личное мнение, что его именно подставили. Такой же подставленный Есипов. За такой подрыв в управе обычно снимают руководителя. А Чернятьев просто отдает на съедение своих людей. Вот был Чеурин (экс-руководитель СУ СКР области Павел Чеурин, — прим. ред.) — если возникала какая-то проблемная ситуация, он всегда лично во всем разбирался, потом приглашал на разговор и озвучивал: если все железно, то увольнял, если были сомнения — старался помочь, он не сдавал своих. 

Такая ситуация в прокуратуре. Например, почему мы вообще не слышим о возбуждении уголовных дел в отношении прокурорских. Кондратьев (прокурор области — прим.ред.) не дает возбуждать такие дела. Для понимания: несколько лет назад помощник прокурора в одном из районов Челябинска был пойман «фэйсерами» при получении неких денег. И что? Он получил выговор, уволился, пошел в адвокаты. У прокуратуры есть реальное воздействие на фсбшников — они просто не подпишут им ни одного дела в суд. Также прокуратура влияет на комитет. Начинает следствие воевать. В прокуратуре клич — дела не подписываем. В итоге следствие сидит и ждет. Все дела на 100%  — они не подписывают, так как у нас война идет между прокуратурой и комитетом. Прогибается всегда комитет. Реально, у нас власть прокурорских. А то, что следователи по закону процессуально люди независимые, — полная чушь.

Система съела многих хороших следователей, уверен бывший сотрудник СКСистема съела многих хороших следователей, уверен бывший сотрудник СКНаиль Фаттахов / Znak.com

Внутри комитета происходит примерно следующее. Есть Чернятьев, которому на всех все равно. Он поувольнял самых старых и самых опытных. Только Власова (Юрий Власов — руководитель первого отдела по ОВД) держит из-за его колоссального опыта и знаний, потому что он умеет построить дисциплину и выдать результат. Если он уйдет, там вообще все посыпется. Первый ОВД рассыпется. 

Есть его первый зам Шульга — это завхоз наш, ведает водой и паром, хоть и генерал. Есть Федотов — следит за ОВД и за экономикой, был Мирошниченко, которого продали за «медицинские» дела вместе с Морозовым. 

И вот есть руководитель второго отдела процессуального контроля — тот человек, которого с собой привел Чернятьев. Он хочет попасть на место Федотова, аттестовался на зама. Но Федотов сидит. Хотя, вероятно, он будет следующим «на выход».  Сейчас человек Чернятьева, вероятно, займет место Мирошниченко, и станет все еще хуже, потому что он не работает, а ломает подчиненных.

У меня работает в комитете очень много друзей, которых также эта система съела. Комитет — он пережёвывает и выплёвывает.

Я, когда это говорю, во мне борются два человека — бывший следователь, который очень долгое время там проработал, и человек, который смотрит на эту клоаку. 

Все сейчас там просто сидят и ждут пенсию. Работает все на энтузиастах — молодых пацанах, которые все тянут на себе. По факту все упирается в реальность. Это работа по 20 часов в сутки, отсутствие личной жизни, причем за переработку тебе никто доплачивать не будет. Ты можешь прийти к генералу на заслушку в назначенный полдень, но секретарша тебе улыбнется и скажет, что генерал занят. И ты будешь ждать его до полуночи. 

О Козлове и Есипове

— Саша Козлов — хороший парень. Это было первое его дело (топ-менеджера «Ростелекома», попавшегося на откатах — прим. ред.) в отделе особо важном. Оперативное сопровождение осуществляло УФСБ. И мы знаем, что у них есть возможность прослушивать телефонные переговоры других лиц в режиме реального времени. И Саша, зная, что такая ерунда происходит, зная о возможностях ФСБ, идет на какой-то разговор с жуликом, который находится в изоляторе, где все его контакты отслеживаются, договариваться через каких-то адвокатов. Но это не говорит о том, что он что-то брал. 

Практика, что адвокаты берут якобы под следователей деньги у клиентов, — это не новость. Да, это ненормально. Они говорят клиентам: мы сейчас передадим от вас деньги и у вас все будет хорошо. К сожалению, это норма современной жизни. Но это неправда. Нельзя исключить того, что следователи берут взятки. Но таких мало. Основная масса — работает за идею. Тем более у нас так выстроена иерархия, что у следователя сверху целая цепочка: его начальник, прокурор, областное управление, суд. То есть много инстанций, за которые следователь не несет никакой ответственности и не может на них вообще никак повлиять. 

В суд по мере пресечения Козлову приходили его коллеги и друзья - они не верят в его виновностьВ суд по мере пресечения Козлову приходили его коллеги и друзья — они не верят в его виновностьНаиль Фаттахов / Znak.com

Я лично уверен в том, что помощник Козлова, имея доступ к этому уголовному делу, мог его прочитать, преподнести своей маме (адвокату — прим. ред.), мама преподнесла своему подзащитному, что дай мне денег — мы прекратим. Второй момент, показания адвоката Брагиной: сначала, что это были деньги для «фэйсеров», потом — что для следователя. Конечно, ФСБ автоматом скажут, что это для следователя. Но что мешало тем же «фэйсерам» его съесть, когда он берет деньги? Ответ простой — не было никакой передачи. 

То же самое по Есипову — что мешало взять его с поличным? Вы же его ведете, у вас есть ПТПшки (прослушка телефонных переговоров — прим. ред.). Намерение не наказуемо. Если я вижу инкассаторскую машину, думаю, что хорошо бы подцепить оттуда мешок денег, и говорю об этом своей жене — это не является приготовлением к преступлению. Нужны конкретные действия. Дело, которое вел Есипов, прекращалось бы и так! Я как следователь, который ловил взяточников неоднократно, этого не понимаю. 

Где деньги? Да, адвокат сказал, что передал Есипову миллион рублей. Есипова я знаю очень хорошо — у него действительно квартира в 30 квадратных метров и «Матиз» у жены.  Все. У него ничего больше нет. Он никогда не ездил на «Каенах», как некоторые следователи, никогда не покупал себе дома в Кременкуле, как некоторые следователи, не покупал себе дорогие часы. Он всегда ходил в одних джинсах и одной затасканной футболке или кофте, когда было холодно. 

В деле Александра Есипова - много вопросовВ деле Александра Есипова — много вопросовНаиль Фаттахов / Znak.com

То, что произошло, — это не Есипов, это не про него. Это абсолютно адекватный рабочий мужик, который тащил на себе отдел. И за него никто не заступился, его просто тупо слили «в салат». Ни за что. Со слов одного человека возбуждают дело. Почему-то все забывают, что человек может оговорить. Я уверен, что все это либо хорошо сыгранная провокация, либо просто разговор. Как это трактовать? Как хочешь, так и трактуй. 

Чернятьев чего-то ждет. Он с трибуны говорит о том, что «ребята, главное не берите взяток, а я за вас горой», а тут понеслось. За каждый чих тебя не просто выгоняют, а дела возбуждают — ни за что. Касательно Шпигуна — вообще абсурд был, когда в протоколе допроса была какая-то дописка ручкой. Возбудили дело. Потом прекратили. Хотя факт формально отказной на все 100%.

О делах на VIP

— Чернятьев не держит свое слово, никто не знает, какой ответ он даст на ту или иную ситуацию. Таким примером служит дело копейского мэра Истомина. Знаете, почему он был осужден? Потому что он признался. А признался он, потому что сидел в изоляторе, а в начале сентября у его дочери день рождения. И Истомин пошел на сделку со следствием, так как генерал сказал, а я был свидетелем разговора Чернятьева со следователем, что они его выпустят из СИЗО ко дню рождения дочери, если он признается. День рождения дочери — важный момент, который сломал человека. И он признался в этой рыбе, вероятно, не хотел, чтобы дальше на него копали — ему же пообещали, что не будут. В итоге Истомин сел реально за рыбу. 

Экс-мэру Копейска Вячеславу Истомину вынесли приговор, он взят под стражу в зале суда

Что происходит: следователь с согласия генерала дает добро на эту сделку, та сторона выполняет условия, рассказывает, все признает. Приходит срок выпускать человека из-под стражи. А генерал говорит: я такого слова не давал, ты (следователю) давал — ты разбирайся. И вот следователю как хочешь, так и веди себя. Хотя он давал офицерское слово. А та сторона себя этим признанием закопала. Логично, что ко дню рождения дочери Истомина не выпустили, а выпустили через пару недель. Показали ему, кто здесь власть. Явка с повинной смягчает наказание, но гарантирует его наступление.

В качестве взятки по делу Вячеслава Истомина шли шампанское и фаршированные осетрыВ качестве взятки по делу Вячеслава Истомина шли шампанское и фаршированные осетрыНаиль Фаттахов / Znak.com

Вообще, чем выше должность у лица, в отношении которого хотят завести уголовное дело, тем меньше там правды и больше политики.

По моему мнению, правильная позиция — если человек совершил преступление, значит, он должен ответить за него, а не за какое-то другое.

 Но опять же, если органы предварительного следствия не могут доказать, что человек это совершил, — значит, человек не должен сидеть. Подкидывать что-то — это неправильно. Неправильно при отсутствии доказательств и признания человека, например в краже, подкинуть ему наркотики и посадить его за это. Но так происходит. В том числе по экономическим делам в отношении чиновников. Это в корне неправильно. Не можете доказать — работайте лучше, будьте умнее, повышайте квалификацию, а не как у нас оперативники УЭБиПК, работающие, к примеру, по налоговым преступлениям: они просто берут запугиванием и нахрапом.

Вообще, есть позиция человеческая, а есть позиция следователя — это совершенно разные вещи. И если между ними при работе есть явные противоречия, то надо уходить.

Почему в комитете и в полиции все пьют? Потому что по-человечески не получается. У тебя есть понимание: как правильно и как надо. И если идет расслоение, то ты либо крышей поедешь, либо сопьешься. Иначе в этой системе нельзя. Да, есть люди такие, у которых дырка в голове, — вот они работают.

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.