В суде против чиновника МУГИСО выступил человек, положивший деньги в его шкаф. Стенограмма

«Деньги вроде передал Васильеву, ой, Разунину»

В суде против чиновника МУГИСО выступил человек, положивший деньги в его шкаф. Стенограмма

В Кировском районном суде Екатеринбурга продолжается уголовный процесс по делу начальника департамента рекламы министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области Игоря Разунина, который обвиняется во взяточничестве. Напомним, что чиновник был задержан 22 декабря 2016 года в своем рабочем кабинете. По версии следствия, деньги в сумме 160 тыс. рублей, которые нашли в шкафу рабочего кабинета Разунина, ему положил посредник Денис Минниахметов, действовавший от имени взяткодателя — одного из рекламщиков Екатеринбурга Вячеслава Васильева. 

УФСБ по Свердловской области

Сейчас в суде заканчивается допрос основных свидетелей обвинения. Так, уже выступили и Денис Минниахметов, и Вячеслав Васильев, от имени которого, по версии следствия, Разунину передавали взятки за покровительство при размещении рекламных щитов. 

В распоряжение Znak.com попала стенограмма судебного допроса Дениса Минниахметова. Мы решили частично, но дословно (вся запись довольно длинная), привести диалоги этого допроса.

Судья: Подскажите, Разунин Игорь Анатольевич вам знаком?

Минниахметов: Да.

Судья: Какие вас связывают отношения?

Минниахметов: Никаких. Работали вместе как-то, в одном салоне.

Прокурор: Скажите, был факт вашего участия в оперативно-разыскных мероприятиях с участием сотрудников ФСБ?

Минниахметов: Да.

Прокурор: Поясните об этих обстоятельствах, а также о том, что этому предшествовало.

Минниахметов: С какого момента, извиняюсь, начать?

Прокурор: Начать с момента, наверное, почему, в том числе в отношении вас, проводились оперативно-разыскные мероприятия. Если вам известно.

Минниахметов: Сейчас.

Прокурор: Ну, давайте так, когда вас задержали и в связи с чем?

Минниахметов: Э-э-э, Васильев передавал деньги для Разунина.

Прокурор: Когда это было?

Минниахметов: Зимой.

Прокурор: Какого года? Где это было?

Минниахметов: В том году.

Прокурор: Тот год — это какой? Тот год — это был 2017 год.

Минниахметов: В 2016 году, извиняюсь.

Прокурор: Васильев кем вам является?

Минниахметов: Знакомый, знакомый.

Прокурор: Васильев — знакомый. Чем он занимается и занимался на 2016 год?

Минниахметов: Не знаю.

Прокурор: Как давно вы его знали?

Минниахметов: Ну, знакомы, но не очень, чтоб прям так вообще давно.

Прокурор: Вам известно, чем он занимался на тот момент?

Минниахметов: Нет.

Прокурор: Разунина как давно вы знаете? На 2016 год как давно вы его знали?

Минниахметов: Давненько работали с ним в автосалоне. На 2016 год не помню, как давно это было. Можно обратиться к суду, пожалуйста?

Прокурор: Не ко мне это.

Минниахметов: Я извиняюсь за свое поведение на данный момент, но я просто… Пока мы сидели, мне позвонили и сказали, что у меня тетя при смерти, поэтому у меня неадекватное поведение. О другом я думаю и нервничаю. Честно. Поэтому извините.

Прокурор: А когда снова вы стали общаться? Накануне 2016 года? 

Минниахметов: В том году.

Прокурор: В 2016 году?

Минниахметов: Да.

Прокурор: Как получилось так, что вы вновь друг с другом стали общаться?

Минниахметов: Получается, стоял в компании с ребятами, не помню по времени, ну, где-то осенью. И все, и в ходе беседы зашла речь о Разунине с Васильевым. И все, Васильев попросил познакомить с Разуниным.

Прокурор: А в связи с чем у вас произошел разговор о Разунине-то? В связи с чем?

Минниахметов: Честно, не помню.

Прокурор: Хорошо, тогда тема разговора какая была у вас?

Минниахметов: Я извиняюсь, я тему разговора не помню. Я помню, что за Разунина речь зашла и Васильев попросил меня с ним познакомить, и я познакомил.

Прокурор: Вам было известно, чем занимается Разунин на конец 2016 года?

Минниахметов: Нет-нет.

Дальше рассказ свидетеля совсем не клеится, и через какое-то время прокурор говорит Минниахметову, что из его слов «ничего не понятно». Тогда свидетель начинает рассказ снова. 

Супруга обвиняемого главы департамента рекламы МУГИСО рассказала о давлении следствия

Минниахметов: Мы в компании стояли, речь зашла за Разунина, не помню… Васильев попросил познакомить с Разуниным. Я организовал встречу Васильева с Разуниным, после на встрече Васильев задавал много вопросов Разунину про щиты, что ли, про рекламные. На тот момент, когда Васильев задавал все эти вопросы, после беседы, ну, Разунин, позвонил или сказал, не помню где, что с Васильевым он больше не хочет видеться. Что если нужна какая-то помощь, чтобы я там посредником был. И все. Не помню, в какой день Васильев передал мне список бумаг, чтоб я передал Разунину. Я этот список передал Разунину, на тот момент не подозревая… Ну, я понимал, что там щиты или что, но что с ними делать, я не знал. Я передал весь список Разунину, Разунин там, не помню, вычеркнул или что-то сделал, и я потом этот список передал Васильеву. После чего или до этого момента Разунин позвонил, или я ему позвонил, или встретились, и он сказал, что по щитам — надо будет за щит давать четыре или пять тысяч. Честно, извиняюсь, я вот на самом деле не помню. Сказал, как работать ему с Васильевым, я вот эти все слова передал Васильеву, что там по щитам, какие расценки там, ну и так далее. После этого какое-то время прошло, Васильев мне передал деньги, не помню за щиты или что. Я деньги взял и передал Разунину. Потом долгое время мы, ну, не общался я ни с кем. Потом Васильев, не помню, тоже дело было зимой, передал мне кипу бумаг.  Я так понимаю, тоже с рекламными щитами. После этого, тоже не помню где, я показал все эти бумаги Разунину. Я так понимаю, Разунин там поотмечал, где можно рекламные щиты ставить, а где нет, насколько я для себя это понял. Потому что я тогда не вдавался в подробности, так как мне это было неинтересно. После чего Васильев тоже через какое-то время позвонил для передачи денег для Разунина. Я подъехал до Васильева, Васильев передал мне деньги, и ко мне подошли сотрудники полиции. Сказали, что я в каком-то уголовном деле, я был в шоковом состоянии, и я сотрудникам полиции сказал, что я к этому никакого отношения не имею. И если надо выполнить свой гражданский долг, я могу вам рассказать, потому что я к этому не причастен никак. И все, насколько я это примерно помню, могу ошибаться, извиняюсь.

Прокурор: Какую сумму до задержания вас сотрудниками Васильев еще передавал?

Минниахметов: Честно, не помню.

Прокурор: За какое количество щитов?

Минниахметов: Тоже не помню. Но вот на тот момент, когда был допрос, я вот помнил отчетливо все.

Прокурор: А себе какую сумму оставили?

Минниахметов: Тоже не помню. Если будет уместно, я могу сказать, почему у меня вся эта ситуация сложилась.

Прокурор: А вот по поводу задержания. Задержанию-то какой-то разговор предшествовал? О чем договоренность, была — между вами и Разуниным? То есть вы должны были какие-то деньги передать?

Минниахметов: Ну, да. Васильев должен мне был передать, а я должен был Разунину отдать.

Прокурор: А сумма какая?

Минниахметов: 160 или 150, не помню уже. Пятитысячные купюры.

Прокурор: Вам было известно, за что должны были передать деньги Разунину?

Минниахметов: Ну, я так понимаю, я догадывался.

Прокурор: За что?

Минниахметов: Ну, я так понимаю, за конструкции или за рекламу.

Прокурор: За установку? За демонтаж? За перевозку?

Минниахметов: Я не углублялся в это, потому что мне это не надо. Я не углублялся. Там за демонтаж, монтаж, как она стояла, мне было это неинтересно.

Прокурор: Вам- то какая-то сумма причиталась с этих денежных средств?

Минниахметов: Не помню уже.

Прокурор: Скажите, вы какие-то документы у Разунина получали относительно этих конструкций для Васильева?

Минниахметов: Честно, не могу ответить вам.

Прокурор: Вы можете вспомнить, за какое количество рекламных конструкций Васильев через вас хотел деньги передать?

Минниахметов:  Не помню,честно, за щиты, но не помню в каких количествах.

Прокурор: Каким- то образом Васильев рассказывал вам, как его щиты будут устанавливаться, оборудоваться, отличаться?

Минниахметов:  Нет.

Прокурор: Место — где, когда вы были задержаны сотрудниками?

Минниахметов: На Ботанике где-то.

Прокурор: В каком месте?

Минниахметов: Магазин, забыл как называется.

Прокурор: Адрес?

Минниахметов: Ну, по 8 Марта если ехать, с левой стороны магазин, не доезжая Ботаники с левой стороны.

Прокурор: Где вы находились, когда были задержаны?

Минниахметов: В машине вроде.

Прокурор: В чьей автомашине?

Минниахметов: Васильева.

Прокурор: Марку, цвет, номер, если помните?

Минниахметов: Бежевая, седан вроде.

Прокурор: Марку-то помните, номер?

Минниахметов: Нет. Я вот честно говорю, у меня столько событий произошло, я старался все забыть. 

Прокурор: Вы на момент задержания от Васильева денежные средства получили?

Минниахметов: Да.

Прокурор: А какую сумму получили?

Минниахметов: Сумму не помню, но пятитысячными купюрами. Или тысячными. Но вроде — пяти.

Прокурор: После задержания в каких мероприятиях вы принимали участие?

Минниахметов: Когда сотрудники подошли, я сказал, что к этой ситуации не причастен. Как только могу, смогу помочь вам в этой ситуации разобраться. Все.

Прокурор: Дальше что?

Минниахметов: Дальше я отнес к Разунину деньги.

Прокурор: До того, как вы отнесли к Разунину деньги, каким образом оформлялось ваше участие в следственных действиях?

Минниахметов: Я сотрудникам сказал, что добровольно готов сотрудничать и показать где, что, как. И объяснил, что к этой ситуации не причастен. Надо будет помочь, я готов помочь.

Прокурор: Как помогали?

Минниахметов: Я пошел, деньги, вроде, передал Васильеву, ой, Разунину.

Прокурор: А кто вам деньги дал? Где вам выдали деньги?

Минниахметов: Сотрудники полиции.

Прокурор: Где?

Минниахметов: Не помню где. В машине, в которой мы сидели. Не помню. Честно, я не старался такие моменты, касающиеся меня, запоминать.

Прокурор: А вы помните, как оформлялась вам выдача денежных средств?

Минниахметов: Не помню.

Проблемы с памятью проявились и дальше, когда вопросы стали касаться непосредственно передачи денег. 

Прокурор: Сотрудники [силовых ведомств] обговаривали обстоятельства, что и как вы должны делать, то есть кому передавать [деньги], где?

Минниахметов: Не помню на самом деле. Вот как в тумане все, не могу вам точно сказать, боюсь соврать, неправильный ответ произнести.

Прокурор: Как вы добрались до того места, где вы Разунину деньги передали? Как туда доехали вообще? Деньги-то где вы ему передавали?

Минниахметов: Я ему в кабинете передал деньги. В его рабочем кабинете.

Прокурор: А где он работал?

Минниахметов: Администрация вот эта в центре, не помню, как называется там. На второй этаж до угла, угловой кабинет…. Я приехал, сказал, что деньги от Васильева, как я помню. Он мне указал в шкаф, я их положил в шкаф, все. Да в шкаф.

Прокурор: А вы спрашивали у него, куда деньги положить?

Суд начинает рассмотрение дела против главы департамента рекламы МУГИСО

Минниахметов: Я, честно, не помню, вот. Я вот, помню, зашел, говорю, от Васильева деньги, он мне указал на шкаф, я положил их в шкаф и все. […] Как в тумане было все. На тот момент могу сказать, что когда допрос у меня был, вот я отчетливо все помнил. А сейчас вы задаете вопрос, я стараюсь задуматься и как то прорисовать все, но не могу. 

Такую забывчивость свидетель объясняет сложной шоковой ситуацией в личной жизни на тот момент, из-за которой он постарался все побыстрее забыть. В том числе Минниахметов не смог припомнить, бывал ли он когда-нибудь в здании ФСБ (именно в это ведомство он написал заявление в отношении Разунина). Адвокат обвиняемого, а также сам чиновник МУГИСО также задавали Минниахметову вопросы. Вот небольшой диалог между свидетелем и обвиняемым: 

Разунин: Инструктировали ли вас сотрудники ФСБ о том, что нужно сказать мне, когда вы придете ко мне на прием?

Минниахметов: Уважаемый суд, я вот на самом деле из-за ситуаций, которые у меня были, на некоторые вопросы не могу отвечать. Я не помню, как это было. Я говорю — у меня были ситуации семейные, которые для меня очень роковую роль сыграли. Я поэтому старался весь тот период забыть. 

Судья: Не помните?

Минниахметов: Не помню.

Разунин: Давал ли я вам какие-то советы или руководства к действию, для сохранения рекламных конструкций Васильева?

Минниахметов: Я для себя те моменты не запоминал, но я для себя точно помню: когда Разунин что-то говорил для Васильева, я это слово в слово передавал Васильеву. Как он говорил на тот момент, я уже не помню. Это надо у Васильева, может, спросить. Потому что мне неинтересно это было, я просто передавал ваши слова Васильеву, Васильева — вам. Вот и все.

Разунин: Скажите, вы говорили сотрудникам ФСБ, что наше с вами общение происходит посредством написания друг другу записок на маленьких листах бумаги?

Минниахметов: Я те моменты вообще плохо помню.

Разунин: У меня тогда нет больше вопросов.

  

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Врачей вновь не пустили в колонию к Алексею Навальному
Россия
Экс-президент Эстонии призвал запретить россиянам въезд в страны Евросоюза
Россия
В соцсети попало видео «победы» сына Кадырова в турнире по боксу
Россия
Россия с 2025 года выходит из проекта МКС
Россия
Сторонники Навального анонсировали всероссийский митинг
Россия
ВОЗ: прививки от коронавируса в мире получили 780 млн человек
Россия
Amazon отказалась от выпуска видеоигры по мотивам «Властелина колец»
Россия
Активисты в Праге облили забор российского посольства кетчупом
Россия
Тихановская посчитала провокацией заявление о подготовке госпереворота в Белоруссии
Россия
В России 64% населения выступает против бессрочного масочного режима
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.