Его война закончилась

«Он хотел казаться злее, чем был». Екатерина Винокурова об Аркадии Бабченко

Убит журналист Аркадий Бабченко. Строго говоря, в последние годы он со своим проектом «Журналистика без посредников» не был журналистом в классическом, привычном смысле.

facebook.com/babchenkoa

Мы не были близкими друзьями, но общались. В последние годы, впрочем, часто ругались — насколько я знаю, то же происходило и с другими российскими знакомыми Бабченко. Ведь я скептически относилась к его обещанию проехать по Тверской улице в танке НАТО, я с трудом проходила мимо его постов о нежелании сочувствовать Лизе Глинке и пострадавшим в Кемерове. Аркадий сознательно заступал за все границы, сознательно провоцировал, сознательно говорил страшные гадости. Те самые гадости, на которые даже не хочешь отвечать и только напишешь общим знакомым «Это совсем уже». Поэтому в последний год я не отвечала на его комментарии.

В жизни он был, напротив, очень добрым человеком. Он был одним из тех, кто кинулся помогать пострадавшим в Крымске. Я знала, что если в одной из европейских столиц я услышу окрик «Катя» и увижу высокого лысого Аркадия, то смело откликнусь, потому что меня ждет очень добрая и умная беседа. Аркадий Бабченко в жизни был, как это водится, добрее и даже сильнее Аркадия Бабченко в социальных сетях. Мне сейчас кажется, что он стеснялся этой своей доброты (в его семье остались приемные дети) и специально писал в соцсетях злее, чем мог бы.

Бабченко чаще всего говорил о себе как о солдате. Он так и писал о себе в Twitter: «Солдат, ветеран, военный корреспондент». Его сутью, как у многих ветеранов, стала война. Аркадий Бабченко давал нам не тот взгляд на войну, какой мы видим по телевизору от никогда не воевавших — «Можем повторить», «идем танками вперед», «жертвы будут, но небольшие». Это был как раз взгляд человека, думающего о каждом убитом и каждом убивающем. Война для Бабченко была сотнями и тысячами историй про судьбу простого солдата, не знающего, что там напридумывали в штабе и какой геополитический замысел стоит за кровью и обломками костей. «Старшина запаса» (его ник в Twitter и ЖЖ) жил и умер старшиной.

Чем известен российский журналист Аркадий Бабченко, и за что его могли застрелить в Киеве

Многим было интересно следить за его жизнью — прошлой и настоящей — потому что она напоминала кино. Война, журналистика, Европа, снова война, потом снова мир. Наверняка, не один офисный сотрудник мечтал бы поменяться с ним жизнями. Более это невозможно.

Спи спокойно, Аркадий. Срок твоей службы завершился.

Война бывает детская, до первого убитого.

Потом не склеишь целого из вдребезги разбитого. (Ю. Шевчук)

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.