«То, что Тунгусов формирует свою команду, а губернатор свою — это иллюзия»

Советник Евгения Куйвашева — о своем участии в конкурсе по выборам главы Екатеринбурга

На прошлой неделе свердловский губернатор Евгений Куйвашев определил, кто будет представлять его интересы в комиссии по выборам главы Екатеринбурга. Выбор показал, что он подошел к этому вопросу нестандартно, и если глав других муниципалитетов помогали выбирать одни и те же люди, то главу Екатеринбурга в числе прочих будет экзаменовать вице-губернатор Азат Салихов, глава облизбиркома Валерий Чайников и общественный советник губернатора Анатолий Гайда, являющийся наиболее опытным свердловским политиком в этой тройке и занимавший высокие должности в областной власти во времена войны «города» и «области». В интервью Znak.com он рассказал, чем будет отличаться этот конкурс от прочих и как то, что финалисты конкурса будут известны в начале августа, может повлиять на кампанию по выборам городской думы, где еще на праймериз «Единой России» уже наметилось несколько серьезных конфликтов.

«Я допускаю, что у представителей думы и губернатора могут быть разные подходы»

— Комиссия по выборам главы Екатеринбурга — первая, в которую губернатор направил людей не из «стандартного набора» для таких случаев, из управляющих округами и управлений внутренней политики и кадровой политики. Вы в этом процессе принимаете непосредственное участие впервые. Могли бы рассказать, как на этот раз проходил выбор членов в комиссию, чем руководствовался губернатор, в чем логика этого действия?

— То, что состав комиссии от других отличается, неудивительно. Во-первых, Екатеринбург ни в один управленческий округ не входит, так что там управляющего в составе комиссии не могло быть в принципе. Во-вторых, губернатор понимает, что Екатеринбург — столичный город, и, наверное, он мог уделить этому особое внимание. Хотя я не думаю, что состав комиссии по выборам главы Екатеринбурга так уж принципиально отличается от прочих. Возможно, он просто фиксирует ответственность и остановил свой выбор на этих людях.

— Как вам предложили принять участие в этой работе?

— Я думаю, как и всем остальным: позвонил губернатор и спросил, не буду ли я против, если он включит меня в состав комиссии. 

— Вас просьба не удивила?

— Меня в моем возрасте сложно удивить. Губернатор принял решение, и я с ним согласен. Мне и самому это будет интересно.

— Губернатор уже давал какие-то установки по работе в комиссии?

— Никаких установок губернатор не давал, тем более что мы еще ни разу не собирались, и вообще не все члены комиссии находятся в Екатеринбурге. Я думаю и необходимости такой сейчас нет. Чем заниматься — мы знаем, все это прописано в документах, и все это будет делаться и без установок губернатора. Если вы имеете в виду, что губернатор укажет на какого-то конкретного кандидата…

— Почему нет?

— Теоретически это возможно. Но комиссия не определяет будущего лидера Екатеринбурга, она определяет только, соответствует ли он по своему профессиональному уровню статусу главы города. А окончательное решение принимает городская дума. У комиссии, конечно, есть возможность дать рекомендацию по избранию кандидата, и такое решение будет сделано по каждому. И комиссия вполне может рекомендовать всех, если они требованиям соответствуют.

— Для стороннего наблюдателя картина сейчас выглядит следующим образом: есть три человека, назначенные губернатором и доверенные лично ему, и еще три — назначенные думой, но ориентированные на первого заместителя губернатора Владимира Тунгусова, с которым много работали в прошлом. Насколько такой взгляд на ситуацию справедлив? К чему может привести такая конфигурация в работе?

— Те, кто так считают, ошибаются в исходных позициях. Такая фантазия может возникнуть только в голове не очень компетентных людей. Тунгусов сегодня — первый заместитель губернатора. Не может заместитель губернатора находясь в его команде формировать свои подходы, это будет длиться ровно пять минут. После этого губернатор вызовет и скажет все, что нужно по этому вопросу. Что Тунгусов формирует свою команду, а губернатор — свою, это иллюзия.

Я допускаю, что у представителей думы и губернатора могут быть разные подходы, но все равно нужно будет приходить к консенсусу: по положению решение по любому вопросу принимается большинством голосов. И я думаю, что консенсус будет найден. По большому счету, нам делить-то нечего. Дискуссии будут, кандидаты должны будут отвечать на вопросы комиссии — причем любые вопросы, связанные с работой главы. Но я не думаю, что будут какие-то противостояния. Журналисты уже противопоставляют одного члена комиссии другому, как в спорте: что один будет бодаться с другим, тот — с третьим, и так далее. С чего вдруг? Это фантазии.

— Могут ли члены комиссии из думы заблокировать какие-либо решения, как это уже происходило в Богдановиче или Дегтярске?

— Теоретически — да.

— Почему тогда не сделали, как в том же Дегтярске — решающий голос за председателем, выбранным, допустим, от области, и решения за двумя членами плюс председатель?

— По положению у всех членов комиссии равные голоса. Председатель будет выполнять только организационные функции, и преимуществ никаких он не имеет. Но все члены комиссии — очень разумные люди, понимают, какая на них ответственность, и быть посмешищем никто не хочет. Так что мы обречены договариваться. И почвы для деструктивных действий кого-либо из членов комиссии я не вижу. Никто не будет ничего блокировать, я в этом абсолютно уверен.

— На комиссию ложится дополнительная ответственность еще и потому, что, по сути, сейчас ее выбор важнее, чем выборы депутатов городской думы — ведь депутатам придется выбирать из тех кандидатов, которые будут предложены комиссией. Почему эту работу решили в итоге не откладывать до сентября? Чье это было решение?

— Давайте исходить из того, что главу Екатеринбурга по действующим законам в любом случае будет избирать новый состав. Зачем тогда ждать полгода, чтобы потом Екатеринбург работал без руководителя? Лучше спокойно в переходный период провести конкурс, а голосовать будет уже новый состав. Это очень логично, и главное — полностью укладывается в федеральное законодательство.

«Средний срок руководителя администрации губернатора на посту — два года»

— На ваш взгляд, как это отразится на накале борьбы на выборах в думу Екатеринбурга? На праймериз «Единой России» мы видели достаточно жесткую конфронтацию по нескольким округам — надо ли ее ждать, если решение по кандидатуре главы будет уже на 90% сформировано? 

— Я думаю, что конкуренция даже усилится, потому что депутаты будут чувствовать, что от их голосов будет зависеть итог выборов главы Екатеринбурга. И эта конкуренция пойдет на благо жителей города.

— Какой сейчас смысл тратить деньги на выборы, формировать коалицию большинства, если в итоге депутатам предложат, условно, выбор из двух человек?

— Депутаты ведь могут не проголосовать ни за одного из них, и тогда будет объявлен новый конкурс. 

— При той же комиссии.

— Да, но ведущую роль играет представительный орган, как это предусмотрено Хартией местного самоуправления. Поэтому депутаты будут бороться за свои места. 

— Сейчас считается, что большинство в думе Екатеринбурга находится под контролем Владимира Тунгусова. На ваш взгляд, может ли куратор текущего «большинства» в думе упустить контроль в результате этих выборов или это маловероятный сценарий? И если это произойдет, возможны ли какие-то кадровые изменения в администрации губернатора?

— Я начну с последнего. Администрация всегда живет в перспективе кадровых изменений. С 1995 года в регионе сменилось три губернатора, а руководителей администрации — десять. То есть в среднем срок жизни руководителя администрации на посту два года. Конечно, кто-то был дольше, кто-то меньше, но в среднем — два с лишним года, потому что работа такая. Поэтому чисто статистически исключать ничего нельзя.

Но потеряет ли контроль первый замруководителя над думой, или, правильнее, областная администрация в целом над происходящим в думе Екатеринбурга? Нельзя потерять то, чего нет. Я с трудом понимаю, что такое контроль над депутатами. Я сам был пять лет депутатом, и надо мной никакого контроля не было.

— Я приведу пример: осень 2016 года, депутаты думы Екатеринбурга лишают мандатов своих коллег за неподанные декларации. Через неделю в здание думы приходит Владимир Тунгусов, объясняет депутатам свою позицию, и они уже отозванные мандаты вопреки всему возвращают, отменяя свое же решение. Это — контроль.

— Это не контроль. Если был бы контроль, тогда бы Тунгусов их звал в резиденцию и говорил: «Решение такое. Вам записать или сами запомните?» И тут же они голосовали, и отзванивались с докладом, что все о' кей. Вот это контроль. А когда руководитель администрации приходит к депутатам и начинает им что-то объяснять — это попытка просто донести свою позицию или позицию губернатора. Но представить, что депутата можно просто через колено перегнуть крайне сложно. Я был депутатом и действовал так, как считаю нужным. И я думаю, что таких, как я, абсолютное большинство. То, что депутаты живые люди, и они готовы воспринимать позицию губернатора, это нормально: иди и агитируй за то или иное решение. Но это не контроль.

— В 2013 году выборы обоих глав сопровождались скандалами из-за активности Евгения Ройзмана и Александра Буркова. Сейчас вы видите потенциал для появления таких «нестандартных» кандидатов, переворачивающих повестку? Есть ли возможность зайти в конкурс и «поскандалить» — чтобы обеспечить внимание к своей фигуре на выборах в думу Екатеринбурга, например, или «выпросить» какую-нибудь должность?

— Я думаю, что как раз новый метод избрания главы города исключает элемент ненужного пиара и ненужной конкуренции. Конкурсная комиссия — это мощнейший фильтр. Не пройдут туда случайные люди, не дойдут они. Даже если комиссия по формальным основаниям не сможет кого-то отсечь, никто не заставит депутата проголосовать за популиста. И в этом колоссальный плюс этой схемы. В противном случае, если возвращаться на несколько лет назад, результаты на выборах главы города были бы совсем другие.

Избрание главы с участием комиссии — это как раз тот случай, когда нужен не пиар, а хорошая кабинетная работа членов комиссии и депутатов: поговорить с кандидатом, понять, что у него есть, кто за ним стоит, какие у него возможности влиять на развитие города. Я не думаю, что сюда придут люди с целью раскрутить себя в повестке. Тем более что 6 июля прием документов уже заканчивается, а дальше — приходи и «пиарься» перед членами комиссии. Да никто не будет тратиться на это.

«И горожанам, и самой власти безразлично, как человек попадает во власть»

— В СМИ широко обсуждалась возможность участия в этом конкурсе людей с опытом работы в горадминистрации — и помимо первого замглавы администрации Алексея Кожемяко, называли, например, вице-губернатора Сергея Швиндта, и ряд других фамилий из правительства. Кто-то уже предупреждал губернатора о желании поучаствовать в конкурсе?

— Если у них появится такое желание, мне кажется, чисто этически они должны посоветоваться с руководителем, то есть с губернатором. Я не исключаю таких вариантов. Идут чиновники, идут депутаты Госдумы, идут городские администраторы, профессор вот заявился один. И это классно, это значит, что у депутатов будет хороший выбор. Были бы прямые выборы, часть людей просто не стала бы в этом участвовать. А такая спокойная форма избрания может заинтересовать многих. Во-первых, финансы не надо тратить. Во-вторых, это избавит от нападок журналистов и от той грязи, которая сопровождает практически любые выборы.

— Шансы повлиять на конечный результат у кандидата при этом невелики.

— По моему опыту, люди не хотят идти на выборы при условии, что результат неясен, а получат они «по полной программе». Когда я сам избирался, против меня выпустили брошюру в 1998 году — «Гаденыш с ученой степенью», где было написано, что я сбивал людей на своем автомобиле, что я застрелил своего научного руководителя, за то что тот посмел раскритиковать мою докторскую диссертацию, что шизик и на «Агафуровских дачах», само собой. Толстый талмуд раскидали по всему району Верх-Исетскому, но я все равно занял первое место. И многие такого не хотят. А здесь люди пойдут, будет конкуренция, и это только на благо и депутатам, и губернатору, и заинтересованным лицам в городе. 

— Если будет избран кто-то, работавший раньше в команде администрации Екатеринбурга, вряд ли в ней будут существенные изменения. Есть ли у губернатора претензии к действующим городским администраторам?

— Претензии есть всегда, как и у жителей вообще: то снег не убирают, то пыль. Это жизнь. И требовательность к администрации была, есть и будет. Будут ли перемены в команде — это вопрос только к избранному главе муниципального образования, независимо от того, работал он раньше в администрации нет. Но я думаю, что кто бы ни пришел, принципиальных разгонов команды не будет. Люди там работают не первый год, опытные, дело свое знают. Но это вопрос только к главе.

— В ходе праймериз обсуждалось, что у бизнесменов Среднего Урала есть свой взгляд на то, кто и как должен руководить городом. С ними были какие-то переговоры?

— Губернатор постоянно встречается с бизнесменами, без этого было бы сложно работать, и я думаю, что он знает их мнение на этот счет. Но он губернатор, и решение за ним.

— Насколько хорошо сейчас Евгений Куйвашев знаком с их позицией и насколько она расходится с мнением губернатора на этот счет?

— Задайте ему этот вопрос.

— Раз выборы главы Екатеринбурга теперь полностью под контролем области — следует ли ждать какого-то более лояльного отношения к городу? Я имею в виду возвращения полномочий — по рекламе, по градостроительству, возможно, еще каких-то? 

— Если будет избрана компромиссная фигура, а только она может быть избрана, я не исключаю улучшения отношений с городской администрацией. В том числе и возврата целого ряда полномочий, которые ранее были изъяты — земельные, градостроительные, рекламные. Это могло бы быть следующим этапом конструктивного взаимодействия. И губернатор готов вернуться к этому вопросу. Но только в том случае, если он будет убежден, что город сработает лучше, чем область.

— До этого года глава Екатеринбурга без вопросов был политиком номер один в городе — за исключением Евгения Порунова, избранного депутатами, о существовании которого многие горожане даже не подозревали. Как создавать нового «сильного мэра Екатеринбурга», если его простой горожанин не избирает?

— Я глубоко убежден, что и абсолютному большинству горожан, и самой власти безразлично, как человек попадает во власть. Они заинтересованы в том, чтобы он качественно выполнял свои функции и защищал их интересы. К тому же, здесь ведь не кулуарно принимается решение, депутаты должны же представлять своих избирателей. Если он хочет, он может пойти к ним и сказать: «Вот я буду голосовать за Петрова, если вы меня изберете». Будет ли у граждан дискомфорт от того, что они не знают главу Екатеринбурга? Узнают за неделю. Когда будет нормальная работа — либо в ту, либо в другую сторону. И я думаю граждане убедятся, что новая схема не хуже прямых выборов. А может быть, даже и лучше.

— Для вас лично какие качества будут важны при выборе будущего главы?

— Профессионализм и ответственность. Если у человека нет опыта управления, муниципального или какого угодно, ничего не сделаешь. Надо несколько лет, чтобы втянуться, а ведь жизнь города не остановишь. 

— Сколько, на ваш взгляд, будет участников?

— Я думаю, не больше десятка. До финала, я думаю, человек 5–7 дойдут. Не будет же их много, все прекрасно понимают, что на халяву не прорваться. И даже если ты имеешь кучу денег — что, ты купишь всех депутатов или членов комиссии?

— Можно избрать «своих» депутатов.

— Ну, дать денег и сказать: «Я пойду, а ты за меня голосуй». (Смеется.) Это маловероятно. Мне кажется, выбор будет у депутатов и членов комиссии. И мне кажется, что это будет очень качественный выбор, что будет вопрос — ну, кого? Все хороши.

— Может случиться так, что депутатам, по сути, будет безразлично, кого из представленных комиссией кандидатов выбирать.

— Ну, дай бог, чтобы так и случилось. Но победитель все равно только один, и на каком-то этапе надо будет определяться.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
МИД: официальный твиттер-аккаунт, где продавали базу данных туристов, взломали
Россия
В Москве перекрыли Тверскую, где МЧС уже больше двух часов ликвидирует пожар
Россия
В Совфеде обсудят ответ на «признаки внешнего вмешательства» в голосование по поправкам
Россия
Росавиация продлила ограничения на международные перелеты до 1 августа
Россия
Greenpeace предупредил о риске повторения большого пожара в Сибири в 2020 году
Россия
Сыну экс-сенатора Галлямова, сбившему гаишника, вынесен приговор
Россия
В Ненецком автономном округе назвали причины протестного голосования по поправкам в Конституции
Россия
Сбербанк снизил ставки по основной линейке рублевых вкладов
Россия
Памфилова заявила, что голосования «на пеньках и в багажниках» в России не было
Россия
Эксперт: почти половина голосов за поправки к Конституции были сфальсифицированы
Россия
В официальном твиттере МИДа продают базу данных туристов за 43 млн рублей
Дмирий Песков
Россия
Кремль о нападении на Давида Френкеля: «этот инцидент должен быть расследован»
Россия
Путин поручил генпрокурору разобраться с арестом экс-главы «Трансфин-М» Дмитрия Зотова
Россия
Итоги голосования по Конституции в Кремле «однозначно считают триумфом»
Санкт-Петербург
Военный эксперт Неелов, рассказывавший о ЧВК, приговорен за госизмену
Россия
Движение «Голос»: голосование по поправкам стало примером покушения на суверенитет народа
Россия
58 млн голосов, поданных на досрочном голосовании по поправкам, могут оспорить в суде
Александр Лукашенко
Россия
В Белоруссии задержана личный помощник Виктора Бабарико, соперника Лукашенко
Россия
На участке, где голосовал Путин, поправки одобрили только 54,5% избирателей
Игорь Сечин
Россия
В генетическом проекте «Роснефти» сменился руководитель
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно