Доллар
Евро

«Наступает точка, когда общество перестает терпеть и сбрасывает ярмо»

Владимир Милов: как энергетическая революция повлияет на путинский режим

Нынешний режим не готов внедрять масштабные инновации и модернизировать экономику, считает экспертKremlin.Ru

Геополитические риски, например, выход США из «ядерной сделки» с Ираном, предопределяют повышение мировых цен на нефть. Как ни удивительно, и в краткосрочной, и в долгосрочной перспективе для России это зло. Бензин продолжит дорожать, а экономика — деградировать. А самое главное — легкомысленный расчет на рентабельность традиционной энергетики оставит нашу страну в арьергарде технологической революции. Феномен объясняет бывший замминистра энергетики Владимир Милов.   

«На нефтяной рынок надвигается масштабная угроза — электромобилизация» 

— Подводим итоги июня в энергетической сфере: страны ОПЕК договорились нарастить добычу нефти на 1 миллион баррелей в сутки. Трамп уверяет, что это его заслуга: уговорил саудитов, так как цены на бензин в США достигли трехлетнего максимума. Один миллион баррелей — насколько это существенно для мирового рынка?  

— В ОПЕК действуют грамотно, понимая, что немного пережали рынок. И сегодняшний уровень цен — это не то, чего они хотят. Когда цена составляет 80 долларов и деньги текут в бюджет — это хорошо. Но в самом ОПЕК есть большие внутренние разногласия. Там есть страны, которые хотят наращивать добычу. Компании призывают правительства ослабить квоты на добычу, потому что теряют деньги. Российские компании (Россия не входит в ОПЕК, но является ее партнером — прим. ред.) тоже никогда не хотели сокращать добычу. 

Надо сказать, что решение ОПЕК не является каким-то сенсационным. Они договорились о довольно умеренном увеличении добычи. При этом в реальности ряд стран не смогут исполнить это обязательство, нарастить добычу до такого количества. Ни Иран, ни Венесуэла, ни Ливия. На самом деле, по различным оценкам, добыча вырастет на 500-700 тысяч баррелей. Для рынка это не очень много (ежесуточный объем добычи нефти странами ОПЕК — более 30 млн баррелей — прим. ред.). Такое решение лишь свидетельствует, что они понимают для себя угрозы и не хотят уступать свою долю американским производителям. 

— Игорь Сечин называет высокие цены на нефть одной из основных причин повышения цен на бензин. Это действительно так? 

— Обратите внимание: когда мировые цены на нефть снижаются, цены на бензин в России остаются на прежнем уровне, они не падают. Понятно, что это аномалия. У меня есть такая шутка, правило 100 километров от Москвы: чем дальше вы отъезжаете от Москвы, тем цены на бензин все ниже и ниже. Бензин туда поставляется ровно с тех же самых нефтеперерабатывающих заводов, но стоит он на 2-3 рубля дешевле. Этот парадокс объясняется просто — тем, что нефтяные компании устанавливают цены от покупательной способности населения в регионах. Если у жителей, скажем, Калужской области денег меньше, чем у москвичей, значит, им такие цены на бензин не повесишь. 

И это подводит к простой мысли, что у нас механизм ценообразования не связан с объективными факторами. В России раздутая торговая надбавка в цене бензина. Вместе с прибылью переработки она составляет в цене больше 20%. Отчасти повышение цен на бензин объясняется повышением акцизов. Но главная причина — монополизм в нашей нефтяной отрасли.

На нефтяном рынке сейчас действует «правило качелей». Оно сложилось в последние 10 летНа нефтяном рынке сейчас действует «правило качелей». Оно сложилось в последние 10 летNikolay Gyngazov/Global Look Press

— Вернемся к глобальному. Трамп возобновил добычу нефти, означает ли это, что он препятствует процессам замены традиционной энергетики на альтернативную? 

— Трамп идет против мирового глобального исторического тренда, это так. Например, все, что администрация Трампа говорит про уголь, свидетельствует о том, что они не очень понимают, как работают рынки. Они считают, что администрация Обамы задавила угольную промышленность. Но это, конечно, не так. Угольная отрасль отмирает, потому что она просто неконкурентоспособна и неэффективна. То, как они пытаются идти вопреки этому тренду, чтобы получить какие-то голоса в угледобывающих штатах, схоже с работой насосов на «Титанике». Это может чуть-чуть затормозить процесс, но не развернуть его. 

Спрос на альтернативную энергетику объективен. Тем более что она уже обеспечила свое место под солнцем. Да и Америка устроена иначе, чем Россия. Там нет «царя», который сидит в вашингтонском Белом доме. Экономикой управляет огромное количество свободных рыночных агентов, есть реальный федерализм, штаты проводят свою политику, отличную от воли Трампа. Крупнейшие штаты поддерживают «зеленый» тренд. Поэтому я не думаю, что Трамп как-то затормозит развитие альтернативной энергетики.  

Полагаю, что политика администрации Трампа — это последний загул возрастной сверхбогатой белой страты общества, которая всю жизнь мечтала построить режим типа апартеида в ЮАР. И вот теперь она добралась до власти и пытается это сделать. Но против лома нет приема. Против мирового тренда «хотелок» определенной, пусть богатой и влиятельной, группы людей, недостаточно.

Владимир МиловВладимир МиловНаиль Фаттахов/РИА Новости

— Тот же Игорь Сечин постоянно предвещает заоблачные нефтяные цены — за 100 долларов. Какие причины могут поспособствовать повышению цен?

— Это различные напряженности на Ближнем Востоке. Там идет глобальное противостояние между Саудовской Аравией и Ираном, которое в военном выражении простирается от Сирии до Йемена. С этим связано ужесточение позиции президента США Дональда Трампа по Ирану. Американцы объявили о восстановлении санкций и разрыве соглашения об отказе [Ирана] от ядерного оружия. 

Кроме того, есть вечная проблема Венесуэлы. Ее фактор важен с точки зрения объемов добычи. Сейчас Венесуэла стоит на грани коллапса нефтяной добычи, потому что там государство не может нормально функционировать. По внутренним причинам у них просто разваливается вся экономическая система. А что касается внешних, то они находятся под серьезными санкциями. У них большая проблема с доступом к международным финансовым рынкам. Если в Венесуэле прекратится добыча нефти, то это тоже приведет к росту цен.  

Но, вообще, на этом рынке действует «правило качелей». Оно появилось на рынке последние лет десять благодаря феномену американской сланцевой нефти. Это означает, что если цена на нефть несколько вырастает, то гораздо большее количество проектов становятся рентабельными и на рынок выбрасываются новые, дополнительные объемы нефти, прежде всего из Северной Америки. Мы прямо сейчас можем видеть, как это работает. Цены в 70-80 долларов за баррель приводят к серьезному росту американской нефтедобычи. И, конечно, если цены будут выше, то объемы добычи будут еще больше. В итоге новые объемы сбалансируют рынок. А значит, ожидать резкого роста цен больше, чем на короткий промежуток, не приходится, это краткосрочные вещи. 

Но есть и фундаментальная история. Например, Международное энергетическое агентство в своих ежегодных докладах говорит, что за период относительно дешевой нефти после падения цен в 2014 году произошел очень масштабный отказ от инвестиций в новые проекты по добыче традиционной нефти, не сланцевой, не какой-то экзотики типа нефтяных песков, а именно обычных запасов. Например, многие компании отказались от разработки месторождений, которые при ценах в 50-60 долларов и ниже оказались нерентабельными. Это прежде всего касается шельфа в Северном море, там было зафиксировано очень много брошенных месторождений. Хотя, в принципе, там еще оставались запасы и их можно было дожимать, при цене в 40-50 долларов за баррель это стало нерентабельно.  

Игорь Сечин надеется, что цены на нефть еще поднимутся выше $100 за баррельИгорь Сечин надеется, что цены на нефть еще поднимутся выше $100 за баррельРоснефть

Сбрасывание инвестиций в дорогостоящие и конвенциональные проекты — серьезный фактор, который позволял Международному энергетическому агентству говорить, что где-то в районе 2020 года или чуть позже возможно серьезное снижение объемов добычи традиционной нефти и это может привести к дефициту и росту цен до 100 долларов и выше. И вот это уже не краткосрочный прогноз. 

Дело в том, что на нефтяной рынок надвигается масштабная угроза — электромобилизация. Сейчас уровень коммерциализации дошел до того, что в перспективе лет десяти-пятнадцати можно ждать серьезного вытеснения двигателей внутреннего сгорания. Это будет означать, что нефть из супертовара превратится в обычный товар. Она будет востребована, но в гораздо меньших масштабах. Ее доля в автомобильном транспорте будет уменьшаться. Спрос останется в основном в авиации, судоходстве и ряде других секторов. А значит, говорить о какой-то долгосрочной востребованности нефти не приходится. Даже если электромобилизация растянется на более долгий период и нефть еще будет стоить 100 долларов, это будет означать только то, что «наши» гуляют в последний раз. В длительной перспективе (а по меркам энергетического рынка в 10-15 лет — это короткая перспектива) большие цены на нефть уже невозможны. Это очевидно. 

— Но электромобили требуют электричества, а электричество генерируют электростанции, использующие мазут. В Германии ветряки себя не окупают. Можно привести много подобных примеров. 

— Вам нужно посмотреть на впечатляющие цифры — как падала удельная стоимость по разным видам выработки альтернативной электроэнергии. Лет десять назад, когда на различных форумах и встречах говорили про альтернативную энергетику, большие компании смеялись и воротили нос: дорого, неконкурентно и потребует много субсидий. Сейчас, если посмотреть на отчеты крупнейших компаний, они выдвинули альтернативную энергетику на первый план, как главный элемент своей стратегии. 

Не надо думать, что структура потребления энергии по-прежнему будет такой же, как во времена потребления традиционных ресурсов. Будущий энергобаланс будет разным и нишевым, в соответствии с возможностями и функциональным предназначением. Это не как сейчас: нефть, газ, электроэнергетика и, в общем-то, все. 

Возьмем, например, биотопливо. Говорят: нельзя всю землю засеять рапсом, просто площадей не хватит. Это правда. Но, с другой стороны, биотопливо может решить локальную задачу — избавить сельское хозяйство от покупки ГСМ и перевести его на самообеспечение. Вот вам пример функциональной нишевой задачи.  

Есть еще ветряки и солнечные батареи. Вряд ли они пригодны для масштабного снабжения крупных объектов. Но они могут полностью «закрыть» индивидуальный жилой фонд, особенно в сельской местности, тогда другие источники энергии там просто не понадобятся. А муниципальную энергетику можно связать с переработкой отходов. Будущий энергобаланс — это не 2-3 новых аналога нефти и газа, это много разных видов энергии. 

«Система перераспределения становится все более конфликтной, жесткой, репрессивной»

— Не секрет, экономически путинизм, как и Советский Союз, держится на нефти. Советы рухнули по двум причинам: когда Горбачев упразднил тоталитаризм и когда Запад в 1986 году обрушил нефтяные цены. Не уверен, что Путин сам, как Горбачев, наступит на горло собственному авторитаризму, но падением нефтяных цен ему точно угрожают. С другой стороны, закат нефтяной эпохи прогнозируют еще с 1980-х годов, а она все не закончится. Каковы ваши прогнозы?

— Энергетика — это очень инертная сфера. Здесь процессы не происходят быстро. Обычно большим структурным изменениям предшествует крупная технологическая революция. Что касается потребления нефти, то закат этой сферы уже происходит. Например, если 15-20 лет тому назад потребление транспортного сектора было почти полностью связано с нефтью, то сегодня уже на 90%, виден сдвиг. И дело не только в электромобилях и гибридах: общественный и грузовой транспорт все чаще переводят на газ. Играет свою роль и биотопливо.

Я бы советовал смотреть на то, что происходит в автомобилестроении. Крупнейшие автоконцерны очевидно взяли на вооружение перевод автомобилей ближайшего будущего на электричество. В этом плане они выглядят даже лучше, чем Tesla, потому что представляют собой уже отстроенные бизнесы с хорошей финансовой системой. Я считаю, что лидерами электромобилизации скорее будут традиционные концерны, а не экспериментаторы типа Tesla. 

И на этом фоне российская экономика, конечно, будет иметь бледный вид. Последнее обрушение нефтяных цен мы видели в 2014 году, и это привело нас к жестким последствиям. Это напоминание о том, что с нами будет, если мы не научимся производить какие-то другие продукты. Пока не видно, чтобы мы их производили: для этого нужны совсем другие экономические условия, реально благоприятная предпринимательская среда — чтобы не трогали инвесторов, чтобы никакого Следственного комитета и прокуратуры, обысков, отъема активов, никакого доминирования госмонополий и так далее. В таких условиях, как сегодня, мы не сможем построить другую, более современную, лучшую экономику. И если вы хотите увидеть состояние российской экономики, когда цены на нефть «превратятся в тыкву», вспомните 2014-15 годы. Такое состояние может растянуться на десятилетие. 

Электромобильная революция изменит мир. И Россию в том числеЭлектромобильная революция изменит мир. И Россию в том числеStefan Zeitz/imago stock& people

— В таком случае при какой цене на нефть всеобъемлющие, кардинально подсекающие авторитаризм реформы — и в технологиях, и в политике — станут неизбежными?

— Я бы не стал связывать переломный момент для режима с конкретной ценой на нефть. У нас в России это работает не так. Одни из ключевых свойств нашего общества — это инертность и долготерпение. Люди боятся серьезных изменений. Стратегия поведения общества в том, что оно лучше будет пробовать адаптироваться к изменениям и терпеть трудности, чем рисковать текущим положением дел. От многих экономистов вы услышите, что Россия будет все дальше скатываться на периферию мировой экономики. Так вот, при сохранении текущего состояния нынешняя система может гнить долго, десятилетиями. Если, конечно, не произойдет какого-то политического катаклизма, в результате которого у значительной части общества иссякнет терпение.

Действующая система гораздо более гибкая, чем советская. У нее много возможностей — и финансовых, и пропагандистских. Есть частная экономика, свобода передвижения и много чего еще, чего не было в СССР. Поэтому и репрессии, которые мы видим, точечные, а не массовые. Эта система может выживать еще довольно долго. Но подчеркну — выживать. Никакого развития не происходит и не будет. 

— Знаменитый футуролог Джереми Рифкин полагает, что альтернативная, распределенная энергетика — ключ к новому, поистине демократическому обществу. На ваш взгляд, есть ли в нашей стране силы, препятствующие развитию альтернативной энергетики?  

— Никто не мешает. Только инерция рынка. Какое-то время таким источникам энергии не доверяли из-за слишком высокой стоимости и необходимости субсидировать [генерацию]. Но все быстро меняется. Мы видим, что рыночные агенты сами начинают брать альтернативную энергетику за основу своей стратегии. Правда, это касается развитых стран.

Проблема нашей экономики — как уйти от нефтяной зависимости. У меня есть ответ. Мы могли бы освоить производство самых разных видов приборов для альтернативной энергетики. Это будет огромный рынок, который откроется в ближайшее время. И Россия могла бы выйти на него, освоить и производить все — от солнечных батарей до электромобилей. При этом возникнет масса новых рабочих мест. Тогда как в традиционной энергетике много рабочих рук уже не нужно. Но думать об этом надо было еще вчера и в масштабах глобального государственного проекта. 

К сожалению, нынешний режим настроен на перераспределение имеющихся ресурсов. Он не желает, не умеет и не в состоянии создавать новую стоимость и новые продукты. Причем чем дальше, тем система перераспределения становится все более конфликтной, жесткой, репрессивной. Естественно, в такой среде появляться инновациям весьма затруднительно. Когда правительство видит в обществе врага, у которого нужно что-то отнять, это убивает в людях инициативу. 

"Сталин, грубо говоря, импортировал всю промышленность. Она не была создана за счет инициативы и энтузиазма граждан СССР"«Сталин, грубо говоря, импортировал всю промышленность. Она не была создана за счет инициативы и энтузиазма граждан СССР»

— Тогда, может быть, получится внедрить технологии альтернативной энергетики авторитарными методами? Так же, как Сталин проводил индустриализацию? 

— Сталин, грубо говоря, импортировал всю промышленность. Она не была создана за счет инициативы и энтузиазма граждан СССР. А кому это надо сейчас? Все хотят развивать что-то свое, и преимущество на рынке получает тот, кто более эффективен. Такими примитивными методами, как при Сталине, сейчас другой мир устроить уже невозможно. 

С другой стороны, сколько было у нас попыток создать инновационную среду через «Сколково» и прочее подобное? Мы видим, к чему это приводит. К единичным исключениям и к большому числу несостоявшихся проектов. А в общем — отсутствие массового движения вперед. Однажды в Исландии мне похвастались, как им удалось вырастить в теплице одно банановое дерево. Ну, хорошо. Но в целом-то они все равно там расти не будут. Так и у нас с технологиями при авторитарном режиме. Ну, вырастят 2-3 таких «банановых дерева», и что дальше? Надо менять среду в целом.  

— А если просто отгородиться от мировых технологий? Нет технологий — нет проблем. Тем более что большинству россиян, кажется, не нужен высокий стандарт потребления. 

— В целом, успешные экономики — те, что экспортируют. К примеру, Германия входит в тройку ведущих мировых экспортеров, ее экспорт — примерно как весь российский ВВП. Протекционизм, особенно для таких маленьких, с точки зрения рынка, стран, как Россия, наоборот, упирается в низкий платежеспособный спрос. Мы составляем всего 2% от мирового рынка: у нас нищее население. Сейчас в качестве приоритетной отрасли у нас выдвинули сельское хозяйство. Но наиболее успешная его часть связана с направлениями, которые работают не с внутренним рынком, а на экспорт, мы одни из мировых лидеров в экспорте зерна. 

Кроме того, протекционизм приводит к снижению конкурентоспособности: вы создаете тепличные условия, и люди теряют способность производить эффективный продукт и лишь съедают субсидии. Это, в частности, видно по импортозамещению в том же сельском хозяйстве. Ну да, по ряду направлений удалось добиться импортозамещения. Но за счет чего? За счет субсидий агрохолдингам. Вместо этого нам нужно производить действительно конкурентоспособные продукты, востребованные на мировом рынке. Вот что должно быть нашей целью. 

— Если по одну сторону баррикад — альтернативная энергетика, а по другую — путинский режим, кто победит в итоге? 

— Запрос населения на псевдостабильность — понятен. И он тормозит развитие. Но надо также понимать, что так или иначе надо куда-то двигаться. Невозможно находиться в состоянии вечной ледяной статуи. Мы знаем много примеров, когда статичные империи в итоге разрушались. За последние сто лет у нас это происходило дважды. Сегодня мы идем примерно в ту же сторону. Сначала это просто отставание от мира. Но затем наступает точка, когда общество перестает терпеть и сбрасывает ярмо режима. 

Судя по тому, как властная группировка вцепилась в свои кресла, мы снова идем к такому же сценарию. И здесь альтернативная энергетика является заложником ситуации и потому вряд ли сможет развиваться, если ничего не поменяется в политике. Нужна другая среда — дружественная к конкуренции, инициативе и инновации. 

Читайте также
Новости России
Россия
Песков объяснил, откуда у Владимира Путина могло быть удостоверение Штази
Россия
Госдума увеличила МРОТ на 117 рублей
Россия
РКН оштрафовал Google на полмиллиона рублей
Россия
Каждая вторая россиянка видит опасность насилия в семье
Россия
Глава Росгвардии Золотов подал к Навальному иск о защите чести и достоинства
Россия
Российские пользователи Twitter запустили флешмоб о намеках
Россия
Тверской «священник от кутюр» объяснил свои фото в Gucci и Louis Vuitton
Россия
Новые «умные» счетчики на газ обойдутся россиянам в 130 млрд рублей
Россия
Управление следственного комитета начало проверку кампании против онкобольных детей
Россия
Издательство исправило учебник истории, где говорилось о захвате Россией Амурской области
Россия
Британский адмирал увидел предпосылки для начала новой мировой войны
Россия
Госдеп включил Россию в список стран, опасных для туристов из-за терроризма
Владимир и Людмила Путины
Россия
Росфинмониторинг хочет отслеживать разводы чиновников и ограничить оборот наличных
ЯНАО
На Ямале разбираются с танцем для детей на шесте и «полуголой бабой»
Россия
Названы условия признания вины арестованной в США Марии Бутиной
Россия
Минздрав выступил против устрашающих картинок на бутылках с алкоголем
Россия
СКР завел уголовное дело из-за застрявших в Китае российских туристов
Россия
В Петербурге суд отклонил иск к «ВКонтакте» о разглашении личных данных силовикам
Россия
Ксения Собчак ушла с поста главного редактора русской версии журнала L’Officiel
Россия
В Instagram появились голосовые сообщения
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно