Доллар
Евро

«Трудно быть контрагентом ММК только потому, что ты тоже живешь тут»

Глава Магнитогорска — о ментальности жителей, экономике города и своих планах

Сергей Бердников, глава Магнитогорска, до назначения на должность был одним из ведущих топ-менеджеров Магнитогорского меткомбината. На новом посту — с октября 2016 года, он говорит, что городу, несмотря на его безусловную зависимость от ММК, нужно развиваться самостоятельно и уменьшить долю занятых на производстве комбината. О том, как живет город металлургов, какие у него проблемы и перспективы и при чем тут глава города, Сергей Бердников рассказал корреспонденту Znak.com.

— Куда движется Магнитогорск?

— Только вперед! Но, вообще, главная цель нашей работы — это диверсификация экономики. Город создавался как моногород. Мы и сейчас таковым являемся, но понимаем, что главная задача — уйти от первоначальной судьбы. Наша экономика должна быть диверсифицирована. Комбинат, развиваясь, поднимает производительность труда. Хотим мы или нет, но появляется необходимость трудоустройства людей. Другой аспект, за последние годы вокруг комбината сформировалась определенная инфраструктура по снабжению и сбыту. Сегодня все это становится на цивилизованные рельсы. Многие, кто в те далекие годы становился спутником комбината, сегодня должны искать себе новые направления, потому что появились электронные торги. Комбинат работает только с теми, кто эффективен. Трудно быть его контрагентом только потому, что ты тоже живешь в Магнитогорске. А быть эффективным — это сложно, это уже другой уровень. Поэтому далеко не все с этим справляются, и наша задача тех, кто уже не может работать с комбинатом, направлять в другое русло. И мы стараемся дать другие тренды развития города. Но у нас большая проблема в людях. Их не хватает в целом, уровень безработицы 0,7 процента. Это мало. Но главное, сегодня дефицит квалифицированных кадров и рабочих, и управленцев. С одной стороны, мы ищем, как это решить. С другой, если надо выполнить работу, это становится не так просто в силу отсутствия квалифицированных компаний или кадров. Но тем не менее мы ищем возможность загрузки малого и среднего бизнеса.

— И куда вы его направляете?

— Если бы все было так просто, я бы сразу дал команду людей перенаправлять. Рыночная экономика исключает административные решения. Многие думают: есть президент, губернатор или глава города, сейчас он даст команду и все. Я бы был рад, если бы так было. Я бы дал команду. Но это вопрос сложный. Сегодня комбинат одно из крупнейших и успешных предприятий. Это связано не с тем, что он есть, а с тем, что его менеджмент сумел обеспечить на рынке эту нишу, сумел настроить свои процессы и весь коллектив так, что они стали эффективны. У нас есть еще ряд компаний, которые работают в том же режиме. И это не административное решение. Наша задача помочь тем, у кого есть идея, понимание, у кого есть знания и умения организации бизнеса,помочь на этапе становления. Может быть, дать преференции, предусмотренные законом. Но никак не подменить функцию предпринимателя. Так не бывает, что я сижу и решаю, кому и где бизнесом позаниматься. Так не бывает. Прежде всего труд. А мы должны помочь. У нас есть индустриальный парк в городе. Те, кто туда попадает, получают помощь. Мы создали службу, которая буквально носит на руках тех, кто готов зайти в эту нелегкую стезю. В индустриальном парке порядка семнадцати резидентов. Рассматриваем несколько проектов: конно-спортивный центр, большой шиномонтажный центр. Работаем с существующим бизнесом, который получает дотации, много таких историй в медицинской сфере. Скоро откроется несколько производств, например по производству циркония, та же «Андроидная техника», которая получает земельные участки для расширения производства, попадает в программы поддержки. Но тут первичен бизнес, а не мы.

— Насколько город зависит от комбината?

— Прямой зависимости нет. Но порядка четверти населения работает на комбинате. Да, он дает большую занятость, но мы работаем над тем, чтобы уменьшить долю занятых в производственном цикле ММК. Комбинату нужно сказать спасибо, он не забывает город. Учитывая, что есть и отрицательные моменты от деятельности комбината, он и вкладывает в город. Тут обоюдная выгода, и это правильно.

— Сколько Магнитогорск зарабатывает?

— Основные поступления — это налоги, причем больше всего от НДФЛ. Но мы получаем чуть более 20%, остальные деньги уходят в центр. Каждый налог администрируется по-разному. Система в целом в стране выстроена так, что у нас нет районов или городов, которые зарабатывают только себе. Не виновата какая-то территория в том, что у них нет комбината, нефтяной вышки или добычи газа. И неправильно сказать, что если в Тюмени стоит какая-то вышка, они должны ездить на золотых автомобилях, хотя могли бы, если бы все налоги оставались в Тюмени. Есть система. Правильная она или нет? Сколько она есть, столько об этом и спорят. Город работает в ней. Наш бюджет порядка 12 миллиардов.

— Вам этих денег хватает?

— А вам вашей зарплаты хватает?

— Ее никому не хватает…

— Если мы хотим сегодня взять и все поменять, то, конечно, не хватает. Но не хватает всем. И Москве тоже. Но, честно, проблема не в этом. Когда я сюда пришел, ощутил две проблемы, и на первое место я поставил бы не бюджетный дефицит, а профессиональный. Сегодня не хватает профессиональных коллективов, способных кардинально изменить нашу окружающую действительность. Даже если тут высыпать гору денег. Резко ничего не изменится. Нас много критикуют, я это воспринимаю нормально, я готов и поспорить с критикующими. А сможет ли он что-то сделать лучше, хотя бы руками, не говоря про то, чтобы головой. Критиковать можно, а когда конструктивно, да еще сказать: «я могу». Это сложнее. Главное не найти деньги, а качественно их потратить. Я как глава получаю много критики: вот сделали дорогу, плохо. Но не я ее лично закатывал. Если бы я закатывал, она бы была качественной. Я привык, если делаю, то делаю качественно. Если не умею, иду учусь. Поэтому я понимаю критику в свой адрес так. Почему не качественный асфальт? Потому что те, кто его укладывает, чего-то делают не так. И я испытываю не проблему финансового дефицита, а проблему с качеством исполнения работ.

Есть те, кто плохо работает, а есть и те, кто изначально не собирался работать. И таких, оказывается, очень много. Они приходят, чтобы деньги получить. И говорить, что нам не хватает денег, это неправильно. Хотя, конечно, их всегда мало. 

У меня всегда планов громадье. Если мы восстанавливаем в год по 30 километров дорог, конечно, мы бы лучше меняли по 100 километров. Но это другой уровень денег, при том что у нас есть проблемы в больницах, в школах, нам не хватает садиков для младшего возраста. И школ надо больше. Но, с другой стороны, мы все ходим на работу и понимаем, на какие деньги можем рассчитывать. И я думаю, что у нас идет некий переломный момент в стране, даже не в городе. Когда уходят 90-е, мы знаем, как тогда люди добывали деньги. А сейчас приходит время, когда надо профессионально работать. Мы сейчас где-то на границе между тем процессом и этим.

— Магнитогорск с экономической точки зрения является моногородом, это оказало влияние на ментальность его жителей?

— Я бы не связывал это с моногородом. Но размер территории очень влияет на ментальность людей. Монозависимость тут ни при чем. Да если бы всем такое градообразующие предприятие, как у нас, молиться бы надо было. Если предприятие успешно, чего еще желать? Другое дело, что есть города, где предприятие в кризисе, тут проблема. Но связаны они размером территории. Чем она больше, тем люди более раскрепощены. Больше направлений развития, они получают больше информации, примеров, на которых учатся и развиваются. Чем территория крупнее, тем люди более выделяются, более склонные к поиску, к реализации себя в других сферах, им присуща креативность. Чем меньше территория, тем все пожестче. И второе — очень большая проблема, вам она понятна плохо (в силу возраста, вы выросли в другую эпоху). Но есть некоторая скованность всех жителей. У людей старшего поколения внутри есть такое мнение: «нам обязаны». Я всегда спрашиваю: чем обязаны? Когда я родился, учился, много было пословиц вроде «как потопаешь, так и полопаешь». Я понимал, что надо учиться, надо быть трудолюбивым на работе, я куда-то стремился, работал над собой, занимался и карьерным ростом, старался стать профессиональнее, подтвердить свои амбиции своими возможностями. Тогда тебя будут уважать и слушать. Так нас воспитывали. Но потом людям кто-то сказал, что

СК и прокуратура проверяют роддом Магнитогорска, где из-за инфекции произошла трагедия

им кто-то должен. А сегодняшняя молодежь этого лишена. С ними проще, они легче идут в бизнес, легче берутся за новые направления, они чего-то генерируют, креативят. Вот вы же не пошли на производство, выбрали журналистику. А молодежь 70-х, у них было четко, вырос — пошел на предприятие. Лопата и вперед. И это проблема в целом нашей страны, мы уходим из СССР в новую систему, и очень сложно людей переделать. Они до сих пор считают, что им должны и обязаны. Наверное, это справедливо, потому что они всю жизнь отработали и им говорили, вот вам низкая зарплата, но зато вам все положено. Но, думаю, новая молодежь будет делать новую страну. И я вижу своей задачей создать условия в городе для молодежи. Чтобы она видела, что в Магнитогорске чисто, как Европе. Дороги хорошие, как в Европе. Есть больницы, в которые так же приятно заходить. Есть садики, и они тоже отвечают требованиям. У нас тут была передача «Ревизорро», мне очень понравилось. Зашли в больницу, а на дверях висит объявление: «встреча с детьми в субботу и воскресенье». Корреспондент спрашивает: ну почему я с ребенком могу видеться раз в неделю?». Сидит главврач и говорит: «а потому». И этим все сказано. Я год отработал и жестко начал бороться с таким костным отношением к людям в нашей медицине.

Мне непонятно, почему за талончиком надо стоять в 5 утра, они кончаются и тебе говорят: приходи завтра. И пока я не стал главой города, я не мог победить эту проблему. А чтобы победить, пришлось с четырьмя заведующими серьезно поговорить. И потом пишут, что Бердников устроил террор. А как мне относиться к такому врачу? Я пытаюсь бороться, но очень трудно.

 И журналисты порой мешают. Вы возьмите телефон и позвоните, запишитесь к врачу. Вам скажут завтра в 10, вы придете, а ваша карточка уже будет у врача. Плохо? Почему нельзя так организовать? Можно! Но надо было наказать  четверых главврачей, чтобы стало именно так. Я спрашиваю: ну почему нельзя? Мне говорили: так всегда было, есть и, пока мы тут, будет. Да, у нас есть проблема со зданиями, но я хочу, чтобы люди не почувствовали разницы в человеческом отношении. И нет никаких проблем настроить эту систему. Почему в Европе мамочке можно быть весь день с ребенком, а у нас только раз в неделю? Как с этим бороться? Только заменой тех, кто не понимает. Есть люди, которые перестраиваются, самообучаются. Это то, о чем я говорил раньше. Нужна способность к самосовершенствованию. Смотришь, как меняется жизнь, надо быстро успевать. Не успеваешь, надо освободить место другим. И ничего страшного тут нет. Ведь нет трагедии, если один руководитель меняется другим. Это нормальное состояние дел. Человек должен использоваться там, где он приносит максимальную пользу. Если человек боится высоты, зачем ему идти в пилоты?

— Почему мнение людей так быстро меняется? Сегодня ругают за очереди в поликлиниках, когда увольняют главврача, начинают ругать уже за это?

— Это интересно. Назначаешь человека на должность, идет поток негатива, кого вы ставите! Когда он ушел или выгоняем, обратный поток, зачем уволили. Говорят: мы оппозиция. Я этого не понимаю. В моем понимании везде стоят деньги. Если бы я хотел выкопать на площади яму и так и оставить, а кто-то против этого — это оппозиция. Но если я говорю, что я хочу положить асфальт, люди умудряются вставать в оппозицию. Говорят: ну все, сейчас администрация будет воровать. Делаем асфальт — мы готовимся украсть деньги, не делаем — уже все украли. Есть те, кто постоянно стоят по ту сторону баррикады. Ладно бы мы хотели сделать что-то плохое. Критикуйте, я только рад, вы мне показывайте, где что не так,  мы ведем непримиримую войну с бракоделами.

— Еще одна острая тема — проблема с киоскерами, которые жалуются на давление.

— У нас почти 600 киосков. Недовольных — десяток. Почти все из них сами не торгуют, они сидят на шее малого бизнеса, сдают киоски в аренду. Раньше город брал с них 1-2 тысячи в месяц, а они брали 10-20 тысяч с коммерсанта. И мы с собранием депутатов решили, если ты заслуживаешь льгот от города, так развивай свой бизнес сам. Мы запретили сдавать киоски в субаренду. Если ты бизнесмен — так ради бога. Но они протестуют. Второе, они незаконные. Они подают в суды, но нет ни одного решения, где бы сказали, что администрация незаконно поступает. Если ты держишь киоск, он должен соответствовать нормам и правилам. Мы с домов убрали всю незаконную рекламу, с фасадов. Мы хотим и киоски привести в соответствующий вид. Да, нужно чуть-чуть денег потратить. Но и мы даем льготы по аренде. Первый год не будешь платить ничего, потом 25%, потом 50% и так далее. Что плохого, что киоск выглядит современно? Человек, покупая что-то в этом киоске, не чувствует себя униженно. А там создали профсоюз. Это тоже умный шаг, собирают средства, это тоже способ заработать. У нас было несколько встреч. Говорят: сделайте вот так. Я их юристу говорю при всех: «я вас устраиваю на работу на должность, которая позволит это сделать. И вы это подписываете, но я вас заранее предупреждаю, это уголовно наказуемое действие». Говорит, не пойду. То есть вы меня просите это решение принять, а сами делать отказываетесь. Молчит. Уходят, и потом опять статьи, администрация нас не слышит, убивает малый бизнес и т. д. Это 7 человек из всего сообщества.

— Магнитогорск, как и Челябинск, попал в майские указы Владимира Путина. У ММК есть экологическая программа на 28 миллиардов рублей, а что в это время будет делать город?

— Была революция, страна разрушена. Прав Ленин — не прав, неважно, стране надо куда-то двигаться. Потом — Великая Отечественная война. Задача была — сохранить страну. Комбинат расстраивался с той задачей. Понятно, что тогда все агрегаты к экологии отношения не имели. Теперь мы осознали это, и стоит вопрос экологии. Есть два варианта: собственник предприятия, понимая это, что-то меняет, и второй — он ничего не делает. Если говорить о нашем комбинате — это колоссальные средства, которые вкладываются в экологию. Стоит задача к 2025 году вообще не превышать ПДК. И что тут митинговать? Разработана реальная программа, под нее подведено финансовое обеспечение, за один день невозможно физически это все сделать. Все расписано по годам. Причем не через 50

ММК инвестирует 3 млрд рублей в новый экологический проект

лет, а через 5-7, это все будет уже при нас. А вот все равно, лишь бы встать и быть против. С нашей стороны, за минувший год мы построили новый парк. Всю жизнь о нем мечтали и построили. В этом году мы реконструируем еще один парк. Мы в том году посадили более 5000 деревьев. А у нас город, в отличие от многих других, не в лесу, у нас все деревья искусственно посаженные. В этом году будет так же. Сейчас разрабатываем проект реконструкции очистных сооружений Водоканала. Те, что есть, строились 40 лет назад и уже не соответствуют требованиям. Мы разработали механизм, нашли деньги, будем реализовывать. У нас с прошлого года река Урал открыта для купания. Нету ни одного запрещающего аншлага. И не я их снял, а Роспотребнадзор. Для этого мы вместе с ММК провели ряд мероприятий. В итоге – мы восстановили пляж.

— Как вы видите развитие карьеры? Кресло мэра — это только начало?

— Я родился и вырос здесь, дети здесь. Я точно никуда не стремлюсь. Мне работа нравится. Когда я ушел с комбината, где-то это воспринималось как потеря. Но с возрастом человек меняется и есть много факторов, которые более важны. В детстве неважно, что ешь, а важно сколько. А в возрасте уже важно, что ты ешь. И принцип этот работает. Если у меня что-то получается, меня это радует. Кто-то по ту сторону баррикад, но работа сделана большая. И большая часть населения видит, что город меняется к лучшему. Я вижу, как моя команда меняется, как они внутренне меняются, мне это приятно.

Я хочу сделать Магнитогорск таким, чтобы человек себя чувствовал по-другому, не как 50 лет назад. Для этого есть понимание, есть возможности, но нужно время. 

Такие процессы быстро не делаются. И мой карьерный рост в том, чтобы завершить задуманное. Наша задача — успеть сделать как можно больше, чтобы люди не через десятилетия, а сегодня и сейчас жили в комфортном и благоустроенном городе. Поэтому я стараюсь придать ускорение всем самым здоровым и нужным процессам, чтобы еще при нашей жизни мы смогли сказать: «Мы это сделали».

Читайте также
Новости России
Заместитель министра транспорта и фронтмен рок-группы Ctrlband Алан Лушников
Россия
Замминистра транспорта РФ покинет свою должность и будет петь в рок-группе
Россия
Памфилова: Зимин мог сняться с выборов в Хакасии, потому что «реально оценил возможности»
Россия
Министр экономразвития Орешкин поддержал «план Костина» по частичному отказу от доллара
Врио главы Хакасии Виктор Зимин
Россия
«Интерфакс»: единоросс Виктор Зимин снял свою кандидатуру с выборов главы Хакасии
Россия
Памфилова порекомендовала Ищенко и Тарасенко не участвовать в новых выборах главы Приморья
Россия
Под Петербургом полицейские заявили, что их пытали ФСБшники, чтобы «выбить» признания
Россия
YouTube заблокировал доступ к каналу блогера Юрия Хованского
Россия
«Справедливая Россия» может выдвинуть на выборы губернатора Приморья своего кандидата
Россия
Израиль передал России данные о крушении Ил-20
Татьяна Москалькова
Россия
Фигурант дела «Нового величия» Крюков обратился за помощью к Москальковой
Россия
В бюджете России на 2019–2021 годы вырастут расходы на прокремлевские молодежные форумы
Россия
Журнал Time поместил на обложку матрешку с Путиным, Трампом и Дерипаской
Россия
Профессор УрГЮУ Денис Гончаров — о делах за репосты, подростковом насилии и проблеме АУЕ
Россия
Песков: Путин не сердится на Асада из-за инцидента с Ил-20
Россия
Клиенты за месяц сняли со счетов Сбербанка 1,2 млрд долларов
Россия
В Госдуме призвали пересмотреть дело ветерана труда, которого осудили за мак в огороде
Россия
Суд сделал закрытым процесс над главой грозненского «Мемориала» Оюбом Титиевым
Россия
Аркадий Дворкович стал председателем фонда «Сколково»
Россия
У «Газпрома» изымут почти 9 млрд, чтобы компенсировать выпадающие доходы из бюджета
Россия
Великобритания создаст спецподразделение для кибервойны с Россией
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно