Доллар
Евро

«Кремль — это алтарь. А у нас там икона Антихриста!»

Как паломники со всей России прошли крестным ходом в Екатеринбурге в столетие расстрела царя

В Екатеринбурге в ночь на 17 июля прошел царский крестный ход, приуроченный к столетию со дня расстрела семьи последнего императора России Николая II, который почитается в православии как страстотерпец. Юбилейную литургию вместе с членами священного синода провел лично патриарх Московский и всея Руси Кирилл, который также возглавил шествие верующих. Znak.com рассказывает, как прошла первая за последние пять лет патриаршая служба в Екатеринбурге, собравшая, по данным епархии, более 100 тыс. человек.

На крестный ход я еду на полуночном поезде метро — последнем, который может подвезти людей к Храму-на-Крови, — ровно к началу службы. С конечной со мной едут две молодые девушки: длинные юбки и косынки подсказывают, что едут они к патриарху, а сумки с флягами — что сегодня они до конца намерены пройти путь покаяния. Правда, пока они обсуждают не вопросы предстоящего похода, а покупку свитшотов. Нормальная мирская жизнь.

На каждой новой станции число паломников, собравшихся на службу, увеличивается. Пожилая женщина в сношенных кедах везет с собой в пакете икону Николая в тяжелой раме. «Правильно ли я еду, „Уральская“ следующая?», — уточняет паломница, опасаясь уехать от патриарха на другой конец города. У другой женщины с опухшими ногами — в рюкзаке что-то вроде костыля. Она повязывает платок на голову, готовя себя к литургии. В другом конце вагона слышу, как мои спутники обсуждают физическую пользу крестного хода. «Молодежь еще может за счет подвижного образа жизни, а кто старее, тем это еще нужнее, потому что вообще… капец», — резюмирует одна из участниц диалога.

Патриаршая служба началась ровно в полночь. Голос священников, усиленный аппаратурой, можно услышать уже на выходе из метро. Чем ближе подходишь к храму, тем больше появляется просящих и юродивых. «Подайте ради Бога, да не оскудеют ручки ваши, ради Христа», — молят они, встречая людей у рамок металлоискателей, которые нужно пройти, чтобы оказаться на одной площади с Кириллом. Но активно подающих в толпе посетителей литургии не видно: возможно, из-за того, что просители стоят на одном пути и на всех пожертвований просто не хватает.

Пока со сцены зачитывают молитвы, верующие готовят себя к крестному ходу: перед шествием желательно исповедоваться и причаститься. Вся инфраструктура для паломников сосредоточена на небольшом пятачке — ряд биотуалетов, пара машин реанимации вместе с автобусом скорой и тут же — большие дорожные знаки «Причастие» и «Исповедь», к которым десятки людей выстраиваются в бесконечную очередь. 

«Саша, пойдем! Там священники стоят вдоль забора, там не так много», — кричит куда-то в толпу молодая девушка с аккуратным светло-розовым маникюром и подобранным в тон платком. Молодой парень с большой иконой в толстой раме на груди выходит из очереди и устремляется туда, где причаститься, предположительно, будет чуть проще. Вместе с ними еще с десяток человек выходят в поисках этой возможности. Одна из женщин, не найдя места для исповеди, просто обращается к ближайшему священнику, и он, укрыв ей голову епитрахилью, наклоняется выслушать ее грехи.

Пока Кирилл молится за веру на Украине, в толпе кому-то уже становится плохо. Врач скорой помощи пытается «прорезать» толпу, но так как ближе к сцене ряды верующих смыкаются плотнее, доктор разворачивается в сторону «Космоса», чтобы быстрее пройти по газону. Но пройти его беспрепятственно не получается: врач, перешагивая через забор, запинается об опертую на него огромную икону. «Господи…», — причитает медик и идет дальше оказывать помощь. 

Собравшиеся на площади люди находятся в очень разном состоянии: одной хватает сил, чтобы стоять всю службу на голом асфальте на коленях, другая засыпает стоя, изредка перекрещивая рот, раскрывающийся в непроизвольном зевке. Многие семьи пришли с детьми, многие из которых мирно спали в коляске. «Домой, домой!» — плачет мальчик лет четырех на плече у своего отца. Отец покорно выносит его из толпы, пока она смыкается ближе к сцене, внемля речи Кирилла.

Патриарх, тем временем, со сцены пытается осмыслить катастрофу столетней давности. По его мнению, убийство царя было прямым следствием того, что российская интеллигенция и элита поверили в некие «идеи извне» и решили устранить социальное неравенство в России кровью. «Мы должны помнить трагедию прошлого. У нас должен развиться иммунитет к любым призывам добиться человеческого счастья через разрушение того, что есть. Ведь ни один из тех, кто призывал так разрушить народную жизнь, едва ли разрушал свою собственную жизнь и едва ли отказывался от того благополучия, которое он имел», — проповедовал Кирилл, призывая слушателей «выработать иммунитет» к обещаниям счастливой жизни.

После литургии священники выносят чаши для причастия, и толпа превращается в воронку, засасывающую людей внутрь ближе к месту ритуала. «Не толкайтесь!», — возмущенно шипит одна из уже причастившихся дам мужчине в форме цвета хаки. «А вы идите побыстрее», — торопит ее он. 

— Сестричка, не ругайтесь, лучше платочек наденьте, — советует нервной даме стоящий рядом священник, но остается не услышанным.

— А вы не толкайтесь! Раскомандовался тут! — не успокаивается она.

Священник, видя такое неприятие, скорбно прошептал «Господи, помилуй» и перекрестился.

В половине третьего ночи, после того как почти 15 тыс. человек прошли таинство причастия (в епархии рассказывают, что вынесли на площадку сто чаш для ритуала), крестный ход во главе с патриархом Кириллом отправляется в путь. И если на литургии толпа скромно умещалась на перекрытой улице Царской, и визуально казалось, что собралось около 20 тыс. человек, то на шествии верующие растянулись на многие километры. Прибывшие группами паломники старались не потерять друг друга, держась за рюкзаки.

Анастасия, приехавшая из Усть-Катава с группой таких паломников, пытается найти своих в толпе. «Я люблю поездки — и в Дивеево на патриаршей службе была, и в друге места ездила. А сейчас сто лет, патриарх приехал — сам Бог велел!» — рассказывает она. По словам Анастасии, то, что литургию читал лично патриарх, большая удача. «Конечно, это важно: одна служба с патриархом — это как сто обычных», — объясняет она.
 
Внутри движения своя жизнь — ход идет с очень приличной скоростью для организованной толпы, но и пожилые женщины, и семьи с детскими колясками не только поддерживают ее, но и умудряются подыскивать себе в толпе певчих с подходящим им тембром голоса — поэтому пение звучит как хорошо отрепетированный номер. Отряд паломниц учит других петь «Господи Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй нас» по очереди, чтобы пока один отдыхает, песня продолжалась. «Раньше так и делали, народу много в этот раз», — говорит одна из них. На любые заторы в потоке шествующих сразу реагируют сестры милосердия. «Все в порядке, сестры?» — уточняют они, видя, как люди столпились вокруг старушки с тележкой, набитой неким скарбом доверху. Но бабушка, замешкавшись на трамвайных путях, вопросы игнорирует и смело идет дальше, волоча телегу за собой.

Некоторые, из пришедших сюда впервые, свои силы не рассчитали. Молодой человек лет 16, идущий вместе с матерью, к Центральному стадиону уже слегка шатается от усталости. «Миша, давай я рюкзак понесу», — предлагает она, но парень разумно не соглашается. «Да всего четыре часа осталось!», — подбадривает его мамина подруга. «Представляешь, патриарху 70 лет! А он там», — вторит другая женщина.

Политическое выступление патриарха живого обсуждения не вызвало: в шествии говорят больше о насущных проблемах окружающей реальности.

— Правильно говорят, чем скромнее, тем красивее. Монахини все в черном, лицо умоют просто — и смотри, какая красавица. А тут девушка, глаза накрашены, татуировка лисы во всю руку. Я думаю: зачем ты это делаешь? — делится одна из паломниц со спутницей.

— Зачем девочек осуждаешь?

— Да нет, никого не осуждаю. Я сама помню, ходила в короткой юбке, прозрачной блузке. Что к чему? — удивляется паломница в возрасте самой себе. — А тут еще и цветная лиса.

К четырем утра толпа, непрерывно распевая «Помилуй нас», подходит к повороту возле Таганского ряда — единственной «контрольной точке» до Ганиной ямы, где для паломников приготовили туалеты и воду. Все в небольшом количестве, но поток идет с такой скоростью, что останавливаются там считанные единицы. Так проще не отстать от группы.

Впрочем, и после распада групп паломники легко находят собеседников. Бодро идущий возле меня мужчина из Сербии на смеси сербского с русским рассказывает спутнику, как 9 дней назад вместе с группой паломников выехал из Белграда и уже проехал Киев, Москву, Пермь, а утром перед царским крестным ходом побывал в Алапаевске, где была убита великая княгиня Елисавета Федоровна. В паломническую поездку по России он приехал второй раз, и по-видимому, православные святыни и история царской семьи волнуют его больше, чем визит патриарха, о котором он ничего особо не говорит. Отвечая на вопрос, почему он здесь, он начинает; «Крестный ход…», — тут он затрудняется выразить мысль на русском языке. Спутник, идущий с ним последние несколько минут, подсказывает: «Благодать большая?». «Да», — утвердительно кивает серб.

Иногда в толпе можно услышать и религиозно-исторические диспуты. «Владимир там совсем не так выбирал церковь, по наитию выбирал! Так надо православие выбирать. А нам сейчас лапшу вешают, что он там ходил, присматривался. Тьфу», — огорченно сетует пожилой мужчина в беседе с товарищем. В другой точке хода молодой мужчина из Москвы по имени Александр рассказывает своему собеседнику, почему царский крестный ход для верующих так важен. «Что такое цареубийство? Это не то, что случилось 100 лет назад и закончилось, а это то, что идет до сих пор, как камень оставляет круги на воде. Александр III говорил: „Если Москва это храм, Кремль — его алтарь“. А у нас в Кремле что — икона антихриста! Ленин, как его еще назвать? Антихрист! Тебя никто не просит каяться: „Батюшка, я убил царя“. Ты должен каяться, что за 100 лет в России ничего не изменилось. Твое деятельное покаяние — это мусор за собой убрать», — распаляется он.

В беседе с корреспондентом Znak.com Александр объясняет, что с цареубийства началось множество социокультурных изменений. «Сейчас у нас в каждом городе по Ленину стоит, на Красной площади лежит Ленин, улицы в Екатеринбурге названы в честь таких же, как те, кто в подвале расстреливал. 

Мы делаем по миллиону абортов в год, у нас власть имущие, как показывает практика, интересы народа не представляют: на все растут цены, качество жизни падает, рамки, в которых живет человек, сужаются. Мы как нация видим, что с нами что-то нездоровое происходит. А за что это нам, когда это началось? И это начало произошло именно в подвале Ипатьевского дома. 

И сегодня мы идем, чтобы каждый внес свой вклад в наше общественное покаяние. И покаяние — это не только исповедь у батюшки, это в первую очередь перемена сознания. Мы хотим, чтобы это помутнение общественное, это сумасшествие закончилось. Но закончится оно только тогда, когда мы поймем, что все взаимосвязано», — рассказывает он о последствиях убийства помазанника божьего Николая II. 

Александр, несущий на шее икону в половину роста, часто ездит на крестные ходы, много интересуется текущей повесткой и критически смотрит на вещи — в том числе, и на последнюю речь патриарха. Например, он не вполне согласен с тем, что все проблемы России от «влияния извне», и считает, что на внутренние проблемы тоже нужно обращать внимание, чтобы власть имущие обратили внимание на нужды и устремления народа (впрочем, некоторые паломники с тезисом про «тлетворное влияние Запада» согласны). А вот позицию патриархата по непризнанию царских останков, найденных в Поросенковом логу, он поддерживает. «Слава Богу, что не пошли на поводу у следствия и не стали признавать „в честь столетия“. Никогда, ни один русский верующий человек не поверит и не признает их. Народ знает Христа, а Христос — это истина, этот народ невозможно обмануть. Мы прекрасно знаем, что царские останки были уничтожены на Ганиной яме, куда мы идем. А нам хотят дать лжемощи, чтобы мы поклонялись лжеостанкам, и так скрыть ритуальное убийство царя. Русский народ их никогда не признает», — категорично заявляет он.

Чуть менее категоричны Елена и Яна — две паломницы из Воронежа. «Наш Священный синод достаточно рассудителен и компетентен, мы примем их решение по факту, — считает Яна. — Люди с богословским образованием дискутируют на эту тему, мы им доверяем». Елена также отмечает, что к самому празднованию царских дней тема останков не имеет никакого отношения. «Вообще, у нас были крестные ходы именно царские — в Крыму мы были, в Воронеже у нас был пять лет назад. Мы впервые в Екатеринбурге, и собраться здесь — большая честь. Нам есть за что благодарить царскую семью: по их молитвам много у нас происходило, и есть о чем просить. Слава Богу, что мы здесь», — признается она. Яна соглашается: «Для нас это большая честь, попасть сюда именно в царские дни. Паломничество — это когда ты хочешь — планируй, хочешь — не планируй, а попадешь куда-то только по милости божьей. Мы никогда не были в Екатеринбурге, а здесь патриарх, и не один патриарх! Такую радость разделить, такое счастье!»

За пару километров до Ганиной ямы хор голосов усиливается, и верующие возносят молитвы, не переставая:

— Святой Николай II, моли Бога о нас! Алешенька, цесаревич, моли Бога о нас!

— Господи Иисусе Христе, сыне божий, помилуй нас.

— И спаси Россию! — кричит одна из шествующих.

— А это еще что?

— Молитва! Зачем собрались-то? Не только о себе молить, но и о всем мире.

— Идет бой, идет битва! Молитва — это битва против врагов!

Уже у самых ворот Ганиной ямы вновь становится много просителей, уже прибывшие паломники подбадривают только идущих:

— Христос Воскресе!

— Воистину Воскресе! — отвечают ей хором верующие.

— Пра-авильно! — одобрительно кивает бабушка с обочины, вызывая улыбки паломников.

В семь утра основная масса участников крестного хода уже вошла в монастырский комплекс. На месте их ждала полевая кухня, горячий чай и утренняя молитва. По словам наместника монастыря, епископа Нежнетагильского и Невьянского Евгения, всего в шествии приняли участие порядка 100 тысяч человек.

Новости России
Россия
ЕСПЧ коммуницировал коллективную жалобу россиян на внесудебные казни в Чечне
Россия
Путин присвоил звание генерал-полковника назначенному врио губернатора Игорю Кобзеву
Председатель Евросовета Шарль Мишель (слева)
Россия
Глава Евросовета объявил о продлении санкций в отношении России еще на полгода
Россия
Сразу после отставки главы Иркутской области МЧС объявило о проверке выплат компенсаций пострадавшим при наводнении
Россия
«Коммерсантъ» узнал, почему загорелся авианосец «Адмирал Кузнецов»
Россия
В Красноярске мануальный терапевт сломала младенцу две ноги, одну в трех местах
Президент Украины Владимир Зеленский (в центре)
Россия
Зеленский заявил, что не давал интервью России 1. Канал анонсировал «полноценное интервью»
Фигурист Евгений Плющенко и продюсер Яна Рудковская
Россия
Полиция завела дело из-за угроз убийством 6-летнему сыну Яны Рудковской и Евгения Плющенко
Россия
Во время пожара на авианосце «Адмирал Кузнецов» погиб военный
Россия
Органы опеки подали иск об ограничении прав родителей, дочь которых живет в больнице
Россия
СК проводит проверку из-за смерти журналиста, которому медики останавливали кровотечение курицей
Экс-губернатор Еврейской автономной области Александр Левинталь
Россия
Губернатор Еврейской автономной области ушел в отставку
Россия
Губернатор Иркутской области ушел в отставку
Россия
Глава МВД Украины сообщил о задержании подозреваемых в убийстве журналиста Павла Шеремета
Россия
Появились сообщения об обысках в московском офисе компании Nginx
Ольга Епифанова
ЯНАО
Володин запретил депутату Госдумы от арктических регионов с коллегами ехать в командировку
Россия
Росстат: в каждой шестой российской семье стали хуже питаться
Сергей Левченко
Россия
СМИ сообщили об отставке губернатора Иркутской области
Россия
В России растет армия волонтеров — при финансовой поддержке администрации президента
Депутат Елена Шувалова и Алексей Навальный перед зданием Мосгордумы
Россия
Депутат, организовавшая встречу с участием Навального, вышла из столичного отделения КПРФ
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно