Доллар
Евро

«У меня все так же, как и у вас»

Кандидат от ЕР Анастасия Немец о том, как бороться за права инвалидов в думе Екатеринбурга

Сопредседатель свердловского штаба ОНФ, второй номер в списке «Единой России» на выборах в думу Екатеринбурга Анастасия Немец уже много лет занимается правами людей с ограниченными возможностями. Она — пример того, чего может добиться человек, передвигающийся на инвалидной коляске. Анастасия работает диспетчером службы спасения 112, участвует в конкурсах красоты, прыгает с парашютом и ведет несколько общественных проектов. Znak.com поговорил с кандидатом в депутаты о том, как меняется отношение к инвалидам в России и о проблемах доступной страны в Екатеринбурге. 

— Ваша история нетипична и во многом удивительна для российских реалий. Несмотря на то что вы — инвалид-колясочник, вы ведете активный образ жизни, водите машину, путешествуете, прыгаете с парашютом. Как это получилось?

— У меня отказали ноги в 23 года. Депрессия, апатия, реабилитация, дикое желание встать на ноги — через все это я проходила шесть лет. В 29 лет я решила, что хватит, потому что до этого видела только реабилитацию и белые халаты. Я даже ездила лечиться в Китай и там решила, что пора действовать и что-то менять. У меня появилась работа, экстрим. Мне казалось, что я никогда не буду водить машину, но когда я первый раз села на снегоход, мой мир перевернулся и я пошла учиться на права. 

Сейчас мне кажется, что я до аварии была абсолютно другой — это два разных человека. Жизнь до инвалидного кресла была серой рутиной, бытом. Сидя в инвалидной коляске, я поняла, насколько жизнь прекрасна и удивительна. Я ее очень сильно люблю и ценю, хочу взять от нее по максимуму. То, чего у меня не было в той жизни, когда я была здоровой, я реализую сейчас. Сложно объяснить, но это зависит от человека. Я не говорю, что я приняла себя такой, какая я есть, но я научилась с этим жить. Не то что полноценно, но, может быть, в качестве примера здоровому человеку, у которого все на месте, что все ограничения — в нашей голове. 

— Вы сознательно решили вдохновлять других людей с инвалидностью или это получилось как-то случайно?

— Своим образом жизни я показываю людям, на что они способы, когда не могут выйти из зоны комфорта, считают, что если с ними случилась беда в жизни, то все кончено. Но нет ничего невозможного. Главное, чтобы были цели, задачи. Я сама не люблю просить помощи и делаю все, чтобы быть независимым от окружающих человеком. Мне нравится помогать другим, насколько это возможно. Меня постоянно спрашивают, куда можно съездить, если ты на коляске, я рассказываю про места, где будет комфортно, где в случае чего могут оказать помощь. 

Сейчас, когда мы ездим по больницам, врачи просят, чтобы после выборов мы организовали мотивационный урок. Глядя на мой образ жизни, они считают, что это необходимо в первую очередь родителям, которые воспитывают детей с инвалидностью, чтобы они понимали, что это не приговор, не наказание, не кара в семье. Этого не нужно стесняться, а можно развивать ребенка, и он будет полноценным членом общества. 

— Вы работаете в Службе спасения 112. Можете рассказать о своей работе?

— Я работала в транспортной компании, получала неплохие деньги, но мне надоели сухие звонки, не было живого общения. И я, потеряв в доходе, пошла работать в МЧС, а теперь — в Службу спасения 112, и сейчас каждый день хожу на работу, как на праздник. Мы принимаем звонки экстренной помощи. К нам попадают все звонки в полицию, скорую помощь, пожарным. На наш номер можно позвонить даже с телефона без сим-карты. Иногда это удобнее и проще для горожан, а мы перенаправляем эти звонки в экстренные службы. 

— Тяжело каждый день слушать про человеческие трагедии?

— Бывает тяжело психологически, конечно. Иногда звонят не совсем адекватные люди, бывают очень сложные случаи, когда приходится удерживать человека на линии, в это время с ним работают психологи. Но ты выполняешь свой долг, хотя к концу рабочей недели хочется отключить мозг и не думать, не переживать ни за что. Это работа на износ. 

— Вы не думали уйти оттуда, чтобы заниматься только общественной работой, например в ОНФ? Вы получаете за нее зарплату?

— Нет, это общественная деятельность. Работа мне нужна, чтобы вносить свой посильный вклад в семейный бюджет.

— Несмотря на то что вы передвигаетесь в инвалидной коляске, вы участвуете в соревнованиях по парашютному спорту. Расскажите, пожалуйста, как это вышло?

— Я обожаю небо! Сейчас я занимаюсь профессионально парашютным спортом. Перед этим я попробовала множество разных видов и поняла, что я экстремальный человек, а прыгнуть с парашютом я давно мечтала. Мое единственное ограничение — я всегда прыгаю в тандеме с инструктором, потому что не могу приземляться на ноги. После этого мы в течение минуты падаем и делаем в свободном полете фигуры. Мне даже иногда кажется, что моя жизнь до инвалидного кресла была намного скучнее, чем сейчас. 

— Еще несколько лет назад считалось, что в России почти нет доступной среды для инвалидов. Ситуация меняется в последние годы?

— Безусловно. В последние 5–6 лет, особенно после Паралимпиады в Сочи, все чаще и больше стали говорить про людей с ограниченными физическими возможностями. Уделяется максимальное внимание программам по доступной среде. Многое делается. Если вспоминать лет 10 назад, это абсолютно другие города, другая «доступка». Про нас говорят, нас видят, люди на колясках с различной формой инвалидности стали выходить из дома. 10 лет назад ты был белой вороной в магазине, на тебя дети тыкали пальцами и говорили: «Мама, мама, посмотри». Сейчас наше общество становится более адекватным и принимает всех на равных, вне зависимости от того, передвигаешься ли ты на коляске или ходишь с палочкой.  В больших городах делается все, насколько это возможно. Но нет предела совершенству. В маленьких городах области предстоит еще глобальная работа. 

— Еще в 2016 году вы в интервью говорили, что в обществе не очень хорошее отношение к людям с ограниченными возможностями. То есть всего за два года ситуация переменилась. За счет чего, по-вашему стали возможны такие изменения в сознании общества?

— Про нас говорят, нас показывают. У нас есть программа президента по доступной среде, который обратил внимание на эту тему. Мы уже не сидим дома, у нас есть возможность трудоустраиваться и быть со всеми на равных. Раньше про нас никто не слышал. Сознание людей меняется — чем больше мы видим, слышим, понимаем, тем больше изменяется отношение. Нас не надо бояться, мы не инопланетяне. 

— А люди боятся?

— Люди разные, некоторые даже боятся в глаза посмотреть, стесняются. Это работа не одного десятилетия — поменять наш менталитет. За границей такого нет. Там ты будешь в очереди наравне со всеми стоять, тебя никто не пропустит, у всех абсолютно равные права. В России нас раньше не было, все сидели дома, никто нас не видел и даже не знал, что мы существуем. Сейчас все меняется. 

— Насколько я знаю, вы сначала не хотели участвовать в выборах в гордуму Екатеринбурга. Что заставило вас поменять свое мнение?

— Было время подумать, разобраться в себе. Я передумала. Всем известно, что недавно была в предвыборной кампании президента (Анастасия Немец была доверенным лицом кандидата в президенты Владимира Путина. — Прим. Znak). К нам приходили граждане и рассказывали о многих проблемах. Поработав на избирательной кампанией президента и увидев, сколько проблем у людей, когда они ходят по замкнутому кругу, я поняла, что мне хотелось бы им помогать с помощью одного телефонного звонка. 

— Вы думаете, полномочия депутата гордумы дадут вам возможность решать проблемы с помощью одного телефонного звонка?

— Конечно, проблемы бывают разные. Но насколько это возможно, я думаю, да. По крайней мере, обратить внимание на какой-то вопрос точно, заставить чиновников прислушаться. 

— Многие считают, что в гордуму люди идут за деньгами. 

— У меня нет финансового интереса. Да, люди говорят: «Она, наверное, зарабатывает сотни тысяч рублей, вот бы ей зарплату в 25 тысяч, двух детей и ипотеку». А я так и живу: с ребенком, такой зарплатой и ипотекой. У меня все так же, как и у вас. Я абсолютно чиста: вот моя пенсия, вот моя зарплата. 

— Вы попали в публичную политику в 2016 году, когда неожиданно для многих возглавили проект «За честные закупки» в свердловском штабе ОНФ. Можете рассказать, как это получилось? Почему вы решили заниматься политикой?

— Вы сами сказали, что это было неожиданно, для меня в том числе. Мне предложили этот пост, мне стало интересно попробовать, я подумала: «Почему бы не копнуть глубже эту тему». В проекте я занималась мониторингом, меня заинтересовала тематика закупок, касающихся доступной среды. Мы смотрели многие контракты по переоборудованию больниц, провели свое большое внутреннее расследование, съездили, посмотрели, что делается на самом деле и поняли, что все, что было заявлено в контрактах, действительно исполняется. 

— Чем вы сейчас занимаетесь в ОНФ на посту сопредседателя свердловского штаба?

— Я принимаю участие в различных проектах. В первую очередь это командная работа, поэтому нельзя сказать, что какие-то результаты — это только моя заслуга.  

— В последнее время стало меньше слышно о мероприятиях ОНФ. С чем это связано?

— Может быть, потому что мы сейчас занимаемся предвыборной кампанией, у нас скоро выборы в гордуму, затем выборы главы города, поэтому работа «Народного фронта», возможно, не так сильно видна в повестке. Но ОНФ как режиме нон-стоп работал, так и работает.

— Вы уже определили для себя, какими вопросами хотите заниматься в гордуме?

— Моя тема — это, конечно, «социалка».

— Вы следили за работой прошлого созыва гордумы?

— Политика в моей жизни появилась совершенно недавно, поэтому я не следила. 

— А сейчас вы с кем-то советуетесь по политическим вопросам?

— Ни с кем не советуюсь. Это моя личная история. Маленькими шажками идем вперед, учимся, разбираемся. Конечно, есть к чему стремиться. 

— Как мандат депутата гордумы может помочь вам заниматься вашими проектами по помощи людям с ограниченными возможностями?

— Это все темы, которые касаются доступной городской среды. Наш город развивается, он не стоит на месте, он прекрасен, много чего сделано в центре города. Но есть много проблем в отдаленных районах, хотелось бы ими заниматься и помогать людям. 

— Можете назвать какие-то конкретные проблемы?

— Меня очень беспокоят наши поликлиники в плане доступной среди, старые здания. Чтобы элементарно сдать анализы, необходимо подняться на второй этаж. Мы давно говорим даже на своем уровне «Народного фронта» о том, что необходим кабинет на первом этаже для обслуживания людей с ограниченными возможностями, для сдачи анализов, чтобы специалисты к ним спускались вниз. Потому что не все поликлиники можно переделать, заново построить, но создавать «доступку» для людей с ограниченными возможностями, для мам с колясками, для пенсионеров можно. Надо двигаться в этом направлении на законодательном уровне. 

Материал оплачен из средств избирательного фонда избирательного объединения «Свердловское региональное отделение Всероссийской политической партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ»

Новости России
Россия
Из программы Леонида Парфенова исчезло слово «Намедни». Он объяснил нам, почему
Россия
В Минске по запросу США задержали сотрудницу «фабрики троллей» Евгения Пригожина
Россия
В России впервые назначено наказание по резонансной статье о фейковых новостях
Россия
В Москве задержан еще один новый фигурант «московского дела»
Россия
Сергей Миронов заявил, что «СР» попросит частично отменить мораторий на смертную казнь
«Церемония» открытия конструкции
Россия
В Туле депутат гордумы от ЕР похвалился открытием по просьбе жителей сушилки для белья
Россия
СКР возбудил дело по факту смерти женщины при обрушении в доме в Приморье
Россия
Счетная палата: госпрограммы по ЖКХ и здравоохранению не будут полностью реализованы
Россия
Рэпер Баста стал владельцем футбольного клуба «СКА Ростов-на-Дону»
Россия
На Байкале активисты снесли бюст Путина, протестуя против приговора любимому мэру
Россия
Силовики начали обыски в офисе ФБК в Москве: ломают дверь, заклеили камеры наблюдения
Россия
Правительство поддержит законодательное введение единой квитанции за услуги ЖКХ в России
Россия
Пригожинское информагентство опровергло информацию о гибели бизнесмена
Россия
Депутат Госдумы объяснил, почему в России не надо возвращать смертную казнь
Россия
Президент Эквадора отменил указ, поставивший страну на грань революции
Россия
В Москве компанию, которую рекламировал Дибров, подозревают в хищении миллиарда
Россия
В штабах Навального в нескольких регионах России проходят новые обыски
Россия
Нобелевскую премию по экономике вручили за меры борьбы с бедностью
Россия
Крупный поставщик физраствора и жизненно важных лекарств может остановить производство
Россия
Мединский поддержал упрощение возрастной маркировки произведений искусства
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно