«В российскую сборную тоже никто не верил, а она дошла до четвертьфинала»

Кандидат в мэры Екатеринбурга Надежда Абакумова — о неожиданном выходе в финал конкурса

Надежда АбакумоваЯромир Романов

Выход юриста Надежды Абакумовой в финал конкурса по выборам главы Екатеринбурга стало одной из главных политических новостей этой недели. До недавнего времени неизвестная широкой публике, она стала одним из трех кандидатов, рекомендованных к избранию на пост мэра, оставив позади более очевидных претендентов на этот пост — первого заместителя главы администрации города Алексея Кожемяко и депутата Госдумы Андрея Альшевских. Вчера же ее уже видели в окружении других победителей конкурса на форуме «Единой России», где она сидела на одном ряду с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым. В интервью Znak.com она рассказала, что думает о своем успехе, считает ли она себя «оппозицией» и готова ли действительно возглавить мэрию, если депутаты проголосуют за нее.

— Вы ожидали, что вашу кандидатуру рекомендуют для избрания на пост главы Екатеринбурга?

— Я ожидала, но объективно, думала, что рекомендованных кандидатов будет больше — человек пять-шесть. Я думала, что Альшевских рекомендуют, хотя я понимаю, что в его выступлении было к чему придраться. Ну и думала, что Алексей Кожемяко тоже будет рекомендован.

— Как вы думаете, почему вы, а не Альшевских, которого называли третьим возможным кандидатом, или не Кожемяко?

— Я читала, на что они формально ссылались и к чему можно было придраться. Руководствовались ли они именно этим, я не знаю и выдумывать не могу. Если брать выступление Андрея Альшевских, было видно, что его могли «завалить» на знание законодательства и к этому все и велось. Он разбирается в той части, с которой близко работает, но не так хорошо знает муниципальное законодательство, как я или Высокинский. Что, собственно, [член конкурсной комиссии Анатолий] Гайда и продемонстрировал.

Кожемяко, я уверена, хорошо разбирается в муниципальной «кухне», но доклад даже меня немножко поразил. Хотелось сказать: «Александр Эдмундович, выходите, мы вас узнали!» Даже было немножко неловко, что он выглядел как копия Якоба. Его ли вина в том, что доклад такой блеклый, или ему такой подготовили, а он не сильно вникал — не знаю. Но выступление получилось слабым, и в СМИ достаточно жестко по нему прошлись, и комиссия, видимо, так же его оценила. Хотя точно так же можно было придраться и к моему выступлению и досье: к наличию руководящего опыта или другим моментам. Почему именно так решили — вопрос к комиссии.

Абакумова была первым кандидатом, прошедшим собеседование на пост главы ЕкатеринбургаАбакумова была первым кандидатом, прошедшим собеседование на пост главы ЕкатеринбургаЯромир Романов

— Валерий Чайников, комментируя решение комиссии, упомянул о том, что в тройку рекомендованных кандидатов нужно было включить женщину. Вас это не смущает?

— Мы вчера рассуждали на эту тему, и было несколько вариантов, почему меня рекомендовали: запрос на новое лицо, «по женской квоте» и так далее. Я вполне допускаю, что такой вариант мог быть. Видите, как тройка «Единой России» формируется — обязательно должна присутствовать женщина. Когда я раздумывала об участии в конкурсе, я предполагала, что фактор женского пола сыграет в мою пользу — хотя это звучит немножко по-сексистски. Это тренд, и меня радует этот тренд: женщин должно быть немного больше в политике.  

Вчерашнее мероприятие показало, что наличие женщин на форуме ставит мужчин в тупик: они не умеют ни общаться, ни здороваться, реально надо это менять.

Кто кому должен руку протянуть, надо ли вообще со мной здороваться, как это делать? Было очень забавно. Я даже не успевала реагировать — просто руки мимо меня проносились. С Высокинским поздоровались, с Маслаковым поздоровались, на мне взгляд задержали и ушли. Не понимают, что со мной делать вообще, как со мной себя вести.

— Вчера вы сидели вместе с Высокинским и Маслаковым, почему так произошло?

— Организаторы сказали, что мы должны сидеть втроем, и все. Меня пригласили туда за несколько часов до старта форума — пришлось бежать, переодеваться быстро к мероприятию.

— С губернатором успели пообщаться?

— Только пожали друг другу руки. Он, кстати, единственный человек, кто не растерялся и по статусу и возрасту протянул руку первым. Пожелал удачи, но больше ни о чем не говорили.

— Почему вы вообще решили принять участие в выборах главы?

— Я всегда так или иначе находилась около публичной политики в качестве советника, аналитика, эксперта. Решение пойти на выборы было спонтанным, и я каждый раз передумывала. Сначала я заказала справку об отсутствии судимости. Получила ее и подумала: «Хорошо, я заполню анкету, но подумаю, относить ее или нет». Отнесла и подумала, что не факт, что еще пойду на собеседование. И каждый раз это как-то по ходу шло, не могу сказать, что была какая-то продуманная стратегия.

Изначально мне, как юристу и участнику этого процесса, было интересно получить такой опыт, почувствовать это на себе. На собеседование я пошла, чтобы немного попрактиковаться в выступлениях, это было любопытно. В любом случае, некий полезный опыт есть. Посмотрим, к чему это приведет.

— Если депутаты за вас проголосуют, вы будете готовы принять на себя руководство городом?

— Да, я буду готова. Но это будет такое…

— Вы считаете, что это маловероятно?

— После рекомендации я уже ничего не считаю маловероятным. В российскую сборную тоже никто не верил. И видите, я, как российская сборная, дошла до четвертьфинала. Может, мой внутренний Акинфеев лучше сработает. Если мне сейчас скажут принимать ключи от города, у меня, наверное, ноги будут подкашиваться. Но я примерно представляю людей, которые войдут в мою команду, знаю хороших экспертов, знаю специалистов, которые должны остаться в администрации. Все возможно, не вижу в этом ничего страшного. 

Мне вообще кажется, что эта какая-то сакрализация должности — «страшно браться за город». Что страшного? 28 муниципальных программ, на каждую программу поставить проектного менеджера, настроить систему контроля. Это проектное управление, это подъемно. Разница в управлении между 4 млрд рублей (финансовый объем проектов под управлением Абакумовой в «Атомстройкомплексе») и 40 млрд рублей не сильно уже большая.

В окружении других претендентов на пост главы, Виктора Маслакова и Александра ВысокинскогоВ окружении других претендентов на пост главы, Виктора Маслакова и Александра ВысокинскогоЯромир Романов

— Как в «Атомстройкомплексе» отнеслись к вашему выдвижению?

— Большинство не знали, некоторые коллеги только в медиа вчера прочитали. Я поставила в известность генерального директора: было понятно, что имя компании всплывет и с этим будут связаны некоторые конспирологические версии. Он сказал, что не возражает.

— Можете кратко напомнить основные положения своей программы?

— Краткость — сестра не моего таланта, мне на презентации 15 минут не хватило, чтобы донести свою программу. Если покороче, меня волнует тема муниципальных контрактов и их качества: то, как прописаны гарантийные обязательства подрядчиков, как пишутся техзадания под них, огромное количество инструментов не используется. В итоге мы получаем недобросовестных подрядчиков. Нужно совершенствовать отношение муниципалитета к контрактной системе, чтобы эффективно расходовались средства. Найти хорошего подрядчика — это сэкономить деньги, заключить хороший контракт — получить качественную услугу. И контрактная система касается всего, больше 70% бюджета расходуется по контрактам. Работы здесь хватит на два мэрских срока.

— Каким направлением займетесь в первую очередь?

— Меня волнует, как у нас составлены контракты на уборку территории. Нет единого стандарта, все на усмотрение районов, и сам подход, когда контракт делается на целый район — огромную территорию. Мы этим сами подводим наших подрядчиков к некому картельному сговору, а это ведет к повышению цен. 

Хочется замахнуться и на глобальный проект — строительство городской набережной, чтобы ее можно было пройти от Палкино до Химмаша. 

— Сейчас есть проект благоустройства от КБ «Стрелка», как вы его оцениваете?

— Мне нравится, что сделали с набережной в КБ «Стрелка», но меня не устраивает, в каком виде это вылилось в рабочий проект. Потерялось самое главное, что было в проекте: из-за отсутствия пешеходных мостов набережная прерывается, а она должна быть цельной. Если моста нет, я вообще не понимаю, ради чего это все затевалось.

— Вас естественно связывают с личностью вашего бывшего супруга, депутата Константина Киселева. Вы говорили с ним о своем выдвижении? Он помогал вам с программой?

— С программой он мне не помогал, креатор своей программы полностью я. Скорее наоборот: я помогала ему с его губернаторской программой [в 2017 году Киселев участвовал в выборах губернатора Свердловской области]. Я безусловно советовалась, у нас хорошие дружеские отношения, и он один из тех, кто меня поддержал, когда я сказала робкое «а может быть» по поводу участия в конкурсе. Но идея была моя, и с ним мое выдвижение не связано.

— Насколько я знаю, вы участвовали в заявлении референдума против отмены выборов мэра вместе с Киселевым и Дмитрием Головиным. Это не мешает вам участвовать в конкурсе?

— Моя позиция не меняется: граждане должны выбирать мэра на прямых выборах, и я буду эту идею продвигать. Она мне работать не помешает, и когда вернется тема прямых выборов, я готова освобождать поляну для того, чтобы они проводились. Пока условия такие. Я юрист по менталитету, я понимаю, что сейчас такие правила игры, и играю по ним. Но прямые выборы я считаю более правильными.

— До работы в коммерческой структуре вы работали в Уральском институте регионального законодательства. Какие законы вы написали?

— Я автор более сотни законов — просто я после ста перестала считать — Свердловской области и нескольких законов Пермского края. Я курировала социальное направление, поэтому все законы о здравоохранении, образовании, социальной поддержке в оригинальных версиях — они все моего авторства. Сейчас, правда, их уже не узнать, потому что их сотни раз переделывали. Но, например, первоначальный закон о монетизации льгот, он моего авторства.

— Сейчас как раз в регионе депутаты собираются перебрать много социальных законов из-за пенсионной реформы. Вы как к этому относитесь?

— Я понимаю, к чему они ведут: у нас огромное количество льгот и преференций предоставляются «по достижении пенсионного возраста», то есть сейчас с 55–60 лет. Если наш бюджет готов поддерживать людей с этого возраста, то логично формулировку поменять, прийти к более конкретной. У них безвыходная ситуация, на сам возраст повлиять они не могут.

Что касается самой реформы, у меня сложное отношение. Мне не нравится, как реформы проходят. Она назрела давно, просто когда это произошло, не надо было говорить: «Все хорошо, никакого увеличения возраста не будет, денег навалом». Надо было постепенно, через переходный период увеличивать. 

Я понимаю экономическую логику, но почему нельзя было начать пять лет назад об этом говорить, чтобы теперь не включать всю пропагандистскую машину для этого? Знаете, как в Корее боролись с алкоголизмом: у них 40 лет назад начали постепенно, по градусу уменьшать крепость водки.

Сначала до 39 градусов стандарт понизили, потом еще. Сейчас там 21–23 градуса. И эта стратегия понятна, и никаких бунтов, ничего. У нас почему-то что монетизация, что пенсионная реформа проводились, когда «приперло». Хотя логика была понятна всем заранее.

— Некоторые избиратели воспринимают вашу кандидатуру как оппозиционную. Вы считаете себя оппозицией?

— Я придерживаюсь консервативных либеральных взглядов. Являюсь ли я оппозиционером? Нет, я ни к каким партиям не отношусь. Я готова с властью спорить и дискутировать. Я со многими вещами не согласна, какими-то хочется уже порулить и исправить, потому что надоело ждать, когда на кого-то снизойдет вдохновение. Если формально понимать слово оппозиция, это оппозиционные взгляды — есть одна линия, ты ей оппонируешь. Но при том смысле слова, который сейчас в него вкладывается, я бы себя оппозиционером не назвала.

— При этом вы подписали декларацию «Единой России». Зачем? Она вас к чему-то обязывает?

— Декларация вообще никого ни к чему не обязывает, тут как раз с терминами все в порядке. Я ее читала, и там написаны хорошие вещи: «Мы живем в прекрасном городе, мы должны быть толерантны и активны по его изменению». Я не покривила душой, подписывая ее. 

— Будете ли вы как-то готовиться к финальному голосованию за главу Екатеринбурга? Работать с депутатами, например?

— С депутатами пока непонятно, как работать. Посмотрим, кто изберется. Если депутаты захотят со мной индивидуально поговорить, встретиться с фракциями — я думаю, это будет не лишним. Я буду заниматься презентацией своей программы, немного подправлю ее. Хотя я еще не поняла дальнейшие правила, будем ли мы выступать перед депутатами или нет. Если все 19 человек будут выходить с докладами, непонятно, зачем тогда работала комиссия.

— У вас есть предположения, кто из депутатов мог бы поддержать вас?

— Ну, я на «Яблоко» рассчитываю как минимум (лидером списка «Яблока» на выборах является Константин Киселев. — Прим. Znak.com).

— Если выиграете не вы, но ваши оппоненты предложат вам работу в администрации, вы пойдете?

— Сложный вопрос. Я привыкла к достаточно свободному образу жизни и понимаю, что стать заместителем или руководителем какого-то управления означает связать себя с муниципальной службой, с огромным количеством ограничений. Если ты не возглавляешь все это, стоит ли себя ущемлять, чтобы взять один из отделов? С другой стороны, почему бы не попытаться взять на себя часть работ по уборке, благоустройству, попытаться реформировать эту систему. С третьей — все зависит от того, кто будет возглавлять администрацию и насколько он будет готов менять всю эту команду. 

Передо мной есть пример Ильи Борзенкова — молодого талантливого управленца, у которого были идеи, который шел реформировать администрацию, и в итоге система его перекрутила. Не могу сказать, что он реализовал свои идеи и достаточно быстро оттуда ушел. Я боюсь, как бы не случилась такая же ситуация, когда руки у тебя связаны и приходится играть по тем же правилам. Потратишь зря время, система тебя пережует и выплюнет. В общем, по этому вопросу я сама с собой еще не договорилась.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Участники протестов в Белоруссии самоорганизуются через Telegram
Россия
Протестующие в Минске забрасывают силовиков коктейлями Молотова и запускают в них фейерверки
Россия
СМИ: силовики передвигаются по Минску на каретах скорой помощи из-за перекрытых улиц
Россия
МВД Белоруссии сообщило о первом погибшем во время протестов
Россия
Количество умерших с COVID-19 в Москве практически достигло 4,6 тыс.
Россия
В штабе Тихановской не знают, где их кандидат, и рассказали о ее странных словах
Россия
Лукашенко о протестующих в Белоруссии: «Обкуренные, пьяных много, с наркотиками»
Россия
Штаб кандидата в президенты Белоруссии Тихановской сообщил, что ее удерживают в ЦИК
Россия
Посол: задержанные в Минске российские журналисты Старков, Ласенко и Пегов, освобождены
Россия
Силовики в Минске открыли огонь по протестующим. В числе раненных — журналистка
Россия
Силовики в Минске вновь применяют против протестующих светошумовые гранаты
Россия
32 российских СМИ потребовали, чтобы власти Белоруссии освободили журналистов из РФ
Россия
Глава КГБ Белоруссии заявил о предотвращенном покушении на Тихановскую
Россия
«МБХ медиа»: в Минск ввели военный спецназ, дана установка на «жесткое силовое подавление»
Россия
В центр Минска перед началом протеста пригнали водометы, автозаки и грузовики ОМОНа
Россия
В штабе Тихановской ответили на вопрос, будет ли она участвовать в протестах
Россия
Фармкомпании просят Минздрав отложить регистрацию вакцины от COVID-19
Закари Латэм
Россия
«Первое в мире убийство ради просмотров в TikTok»: мог ли блогер убить соседа ради хайпа
Россия
В Минске у места новой акции протеста появились «карательные отряды»
Россия
Светлана Тихановская обжаловала в ЦИК результаты голосования на выборах президента
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно