Доллар
Евро

«Полицейские спрашивали: ты уверена, что тебе нужна скорая, может, тебя оставить?»

Волонтер Навального, страдающая эпилепсией, — о девяти днях ареста и ночи в больнице

Ирина Норман

Сегодня Кировский районный суд Екатеринбурга освободил от отбывания ареста волонтера местного штаба Алексея Навального Ирину Норман, страдающую эпилепсией и получившую 15 суток за участие в несанкционированной акции против повышения пенсионного возраста 9 сентября. Сразу после окончания судебного заседания в спецприемник отправился ее гражданский муж Сергей Кривоногов. По дороге он радостно отвечал на звонки родственников и журналистов и сокрушался, что оставил дома хлопушку. Корреспондент Znak.com поговорил с Ириной Норман сразу после того, как она вышла за ворота спецприемника.

— Что вы ощущаете сейчас? Злость или радость?

— Ничего. Я не ощущаю ничего, пока не понимаю, что происходит.

— В твою поддержку прошло несколько акций, о тебе написано много новостей, люди публиковали слова поддержки в соцсетях. Каково тебе ощущать себя неким символом борьбы, свободы?

— Я не считаю себя каким-то символом. Я только слышу об этой поддержке от Сережи. Новости пока не видела, постов не читала. Мне непривычно, что даже вы здесь и задаете мне какие-то вопросы. Но я хотела бы поблагодарить все СМИ, которые освещали мое дело, и правозащитника «Открытой России» Юлию Федотову. Без такой поддержки я бы, наверное, сегодня не вышла.

— Расскажите, какие условия в спецприемнике, как к вам относились?

— Если в целом, то плохо. Медицинского обслуживания там нет, врача нет — есть только фельдшер, который кроме того, чтобы померить давление, ничего больше не может. Таблеток у них нет. Единственные таблетки, которые они мне выписывали, — цитрамон, так как долгое время очень сильно болела голова. 

Вокруг грязно. Полы мы мыли сами, без перчаток. Сотрудники полиции ведут себя очень халатно. Они признаются, что законов не знают. Признаются, что не закончили ничего, кроме школы. Они об этом открыто говорят! Они не руководствуются законами, а работают по каким-то своим внутренним правилам, которые озвучивать тоже не хотят.

Я все первые сутки сидела одна и добивалась того, чтобы у меня была хотя бы какая-нибудь сокамерница, потому что я болею и мне нужно наблюдение. И сотрудники полиции могут не среагировать на мои приступы, тем более они происходят в ночью, во время сна. 

Я знала, что тут же сидит [экс-кандидат в гордуму Екатеринбурга] Елена Парий, которую тоже задержали во время митинга (суд назначил ей 25 суток административного ареста за участие в акции 9 сентября — прим. ред.). Я просилась к ней, потому что других вариантов особо не было — они говорили о том, что другие девушки больные и что мне не стоит жить вместе с ними. Поэтому я предложила Парий. Они очень долгое время отказывались меня к ней перемещать или ее ко мне, потому что у нас одинаковая часть, одинаковая статья. На вопрос, почему нам нельзя сидеть в одной камере, они отказывались что-либо говорить — разворачивались и уходили.

— Полицейские проявляли какую-то агрессию?

— Они очень часто нас упрекали в том, что мы сидим и едим халявную еду, а они тут работают. Они также считают, что такие, как я или подобные люди, которые сидят за митинги, — это госдеповские, американские засланные люди, которым за это платят. Они на полном серьезе говорят об этом. Говорили о том, что таких, как я, нужно расстреливать, что Сталина на нас нет, что расстрел — это единственный вариант, который помог бы нашей стране.

— Кроме слов, эта агрессия как-то выражалась в их поведении?

— В отношении, в грубости. Елена [Парий] долго спорила с ними по поводу бананов. Они очень мелко резали все фрукты из передачек, по 2-3 сантиметра. Из-за этого фрукты очень быстро гниют. И получается так, если человек болеет, желудок не справляется, все это сгнивает на следующее утро. Я у них пыталась узнать, какой должен быть регламент, сколько сантиметров куски, но они очень мелко резали. 

— Мне говорили, что вас грозились наказать якобы за нарушение распорядка. Так ли это?

— Про наказания они особо не говорили. Понимали, что об этом везде пишут и говорят в СМИ. Поэтому прямых угроз не было. Были какие-то подлые действия. Например, они отказывались предоставлять мне медицинскую помощь. А это гораздо страшнее. Они ссылались на то, что у них есть врач, который оказался просто фельдшером и ничем не мог мне помочь.

— Что происходило в ту ночь, когда вам пришлось вызывать скорую (в первую ночь, которую Ирина Норман провела в спецприемнике, ее госпитализировали в больницу, так как ей стало плохо — прим. ред.)?

— У меня начались подергивания. Днем я как раз уточняла у того фельдшера, что мне делать, если станет плохо, — мне сказали: вызывать скорую. Стало плохо, я попросила вызвать. Полицейские минут 20 ходили туда-обратно и спрашивали: «Ты уверена или нет? Может, тебя лучше оставить? Тебе не стоит туда ездить». 

В Екатеринбурге суд «проявил снисхождение» к стороннице Навального, страдающей эпилепсией. Ей дали 15 суток

В итоге мы поехали в больницу. Меня закрыли в отдельный кабинет, терапевт со мной даже не общался. Я сидела в отдельном кабинете, полицейский стоял в коридоре, а напротив, в кабинете, сидел врач-терапевт.

Ко мне подошел сотрудник полиции и спросил: «Может, ты уже решила? Поехали обратно!» А как я могу решить, если я еще не видела ни врача, ни лечения? Он закрыл дверь и через пару минут принес мне бумажку, где терапевт расписался, что содержание в больнице мне не нужно, что можно меня отправлять обратно — принимать таблетки, которые мне назначил лечащий врач.

— То есть врач в больнице вас даже не осмотрел, но выдал справку?

— Да, он даже не общался со мной. Ко мне подходила только медсестра, которая зачем-то взяла у меня кровь на анализ. После того, как мне показали справку, я сама попросилась к врачу, хотя бы переговорить с ним. Она мне ответила, что она терапевт. Я спросила, знает ли она что-то про эпилепсию. Она ответила: «Так, поверхностно». Затем я спросила: «Зачем вы вообще меня принимали? Вы мне не нужны». Она развернулась, встала и ушла.

Сотрудник полиции хотел меня забрать. Один он не справился, потому что я не вставала со стула. Он вызвал второго, они пришли вдвоем, вытащили наручники — хотели меня «упаковать». После этого мы договорились, что я позвоню хотя бы своему защитнику, Сергею (Кривоногову, гражданскому мужу Ирины — прим. ред.), пока мы будем добираться до спецприемника. Сергей пришел, но его не пустили ко мне. 

— После той ночи, когда вас привезли в больницу, становилось ли вам плохо? Пытались ли вы еще раз вызвать скорую? 

— Я перестала общаться с врачами, сотрудниками полиции. Поняла, что смысла нет. Единственное, чего я добилась, чтобы меня перевели в камеру к женщине, к Елене Парий. Это произошло на вторые сутки — после долгих споров, истерик и слез, неоднократных заявлений. Елена тоже была на митинге, стояла возле автобуса и пыталась помочь людям, подсказать, как вести себя при задержании. В итоге ее тоже задержали ни за что.

— Последние дни как у вас проходили?

— Первые пять-шесть дней было очень сложно. Во-первых, морально. Потому что я считала, что меня держат здесь незаконно. Во-вторых, они не давали вовремя выпить таблетки. Они их забывали или закрывали где-нибудь у фельдшера. А фельдшер в пять вечера уходит. Сотрудники забывают, их больше 60 человек, и каждому донести, что мне нужно вовремя принимать таблетки, — это нереально. Им стучишься в дверь — подходят, спрашивают: «Что надо?» Пытаешься объяснить. Они разворачиваются и уходят.

Обходы вечерние должны быть, но их нет. Также еще нарушения были в плане доставления меня в суды. Я писала заявления сразу же, как получала определения. Например, сегодня был суд, я сразу же написала заявление и ходатайство в Кировский районный суд, по которому просила не рассматривать дело без меня. Ни печати, ни ответа, ни подписи, что мое заявление приняли. Только сегодня они дали мне ответ — после того, как я написала жалобу, что нужно ставить печати на заявлениях и других документах, которые они принимают в работу.

Было очень много жалоб. Только в первый день я написала четыре жалобы. Но их не заверили. Сегодня я написала еще одну жалобу. Буду ждать от них все ответы. Может, даже приду повторно, чтобы их забрать.

— Придете сюда? Вы же только что вышли. Не хотите отдохнуть от деятельности, забыть это место как страшный сон? 

— Вернусь, чтобы забрать ответы, конечно. Я очень долго отдыхала. У меня было очень много времени на отдых, чтобы спать и ничего не делать. Ответы мне нужны, чтобы закончить судебное разбирательство. Но мне нужно еще с юристами переговорить. Я пока еще не понимаю даже, отменили мне решение или нет. [Административное наказание осталось в силе, суд постановил лишь прекратить отбывание ареста — прим. ред.].

— А в последние дни что-то изменилось? В администрации спецприемника привыкли, что вам требуется лечение, стали снисходительнее, может быть?

— Как я поняла, они начали узнавать новости. И начальник спецприемника, видимо, с ними жестко поговорил. Но все зависит от человека, зависит от смены. До кого-то дошла информация, до кого-то нет. В целом, сказать, что резко все поменялось, нельзя. Немножко начали более «лайтово» относиться — это факт. Но какие-то оскорбительные фразы звучали на протяжении всего времени — и сегодня, и вчера. 

— Чем вы занимались девять суток, которые провели в спецприемнике?

— Читала книги по учебе, по бухгалтерскому учету, анализу и аудиту [Ирина учится на пятом курсе УрГЭУ на специальности «Бухгалтерский учет и аудит» на заочном отделении — прим. ред.]. Читала книги по работе в сфере ЖКХ, жилищный кодекс. Сегодня читала Джорджа Оруэлла. Что принесли, в целом, то и читала. Хотя книг было достаточно, сотрудники полиции даже ругались, что у нас книг много накопилось. Там действительно их было много, больше сорока.

— Вас арестовали за участие в акции 9 сентября. Почему вы решили пойти на нее?

— Мне кажется, это очень странный вопрос — спрашивать, почему я вообще пошла на акцию. Я вышла за своих родителей. Моим маме и папе больше 50 лет. Они предпенсионного возраста, эта реформа их напрямую коснется. И это коснется их жизни, а значит, и меня.

— Насколько я знаю, у вас после первого задержания [на митинге 7 октября на Площади Труда — прим. ред.] как раз и начала проявляться эпилепсия. Вас по этой причине даже пытались отговорить от участия в шествии 9 сентября. Почему вы все-таки решились? 

— Митинги правомерны. Они мирные, как у нас считается по Конституции. И я сама считаю, что мы никаких неправомерных действий не совершали. Не было причин и оснований, чтобы нас задерживать.

— Полиция-то считала иначе.

— Значит, они неправильно поступают, а не я. Я не считаю, что я в чем-то там виновата или что я неправильно поступила. Я понимала, что нас задержат, когда за нами начали следить «эшники», когда начали задерживать ребят, когда сотрудники ДПС начали останавливать машины и забирать водителей, флаги и плакаты. 

— За вами тоже следили?

В Екатеринбурге суд освободил из-под ареста волонтера Навального, страдающую эпилепсией

— За нами следили, да. Мы это замечали и до митинга, и на следующий день. Какие-то странные люди ходили за нами по пятам. Ты бежишь — они за тобой. Машины стоят полностью затонированные возле дома. Дом у нас небольшой, мы знаем, как выглядят машины жильцов.

— А если возвращаться к истории, что привело вас к борьбе за свои права, из-за чего вы вообще начали ходить на митинги?

— Я работала в банке до 26 марта 2017 года. Потом сильно заболела, месяц провела на больничном. И как-то случайно посмотрела все ролики Навального: «Он вам не Димон» и так далее. «Он вам не Димон» меня сильно не схватил. Я подумала, что это было и так понятно. А вот другие расследования ФБК меня очень зацепили. Тогда я поняла, что происходит. Что люди не виноваты в том, что они не платят по кредитам. Что у них действительно нет финансовой возможности, потому что у нас такая ситуация, потому что в стране воруют. 

Первый митинг, на который мы пришли, был 26 марта. Тогда было как-то непривычно, даже странно. Я не очень-то понимала, что происходит, но еще до митинга записалась в штаб Навального. После этого стала смотреть, читать новости. После этого все пошло…

— Теперь, получив 15 суток ареста за участие в митинге, проведя 9 суток в спецприемнике, вы чем планируете заниматься? 

— Тем же самым, ничего не поменялось. 

— Не считаете, что раз вас отпустили раньше срока, то вас больше не посадят, что создался прецедент? 

— Нет, они не руководствуются этим. Им приходит указ. И начальники, и сотрудники полиции говорят, что они не в праве что-либо менять. Им приходит приказ, значит они этому приказу подчиняются. Судья так же. Сотрудники полиции, которые нас задерживали, — тоже. Мы не можем предусмотреть, кто какие рассылки дает.

Новости России
Россия
Глава МЧС назвал «недопустимым» поведение главы Чувашии по отношению к пожарному
Перестановки в правительстве влияют на популярность приложений в AppStore, считает разработчик
Россия
Приложение для сайта президента РФ стало самым популярным в разделе «Новости» в AppStore
Россия
Baza рассказала о «подарочном» квартирном фонде Собянина для особых людей
Россия
«Ни хрена не культурный человек» из «великой семьи». Кто такая министр культуры Ольга Любимова
Россия
Аналитик предположил, что облигации Минфина на ₽58 млрд мог купить иностранный инвестор
Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Россия
Глава Чувашии заставил пожарного подпрыгивать за ключами для нового автомобиля
Россия
Forbes назвал самых разбогатевших и самых обедневших олигархов в «эпоху Медведева»
Россия
Лукашенко рассказал, какие альтернативы российской нефти рассматривает Белоруссия
Россия
ФСБ сообщает о задержании жителя Крыма, шпионившего на СБУ
Вячеслав Макаров
Россия
Партия от создателя World of Tanks хочет упростить процедуру проведения референдума в РФ
Россия
Рывок из Северной Кореи в Южную. Какой путь должна проделать Россия
Россия
«Коммерсантъ» узнал о проекте еще одной новой партии. Ее создаст основатель Faberlic
Россия
Эпидемия смертельного коронавируса в фотографиях и видео
Россия
Собянин и Мединский получили премию «Золотой Ершик» за расточительство
ХМАО
Обвиняемый США в киберпреступлениях уроженец ХМАО частично признал вину
Анатолий Локоть на выборах
Россия
Мэр Новосибирска предложил закрепить в Конституции прямые выборы мэров 15 городов России
Россия
Неизвестный инвестор выкупил облигации Минфина на 58 млрд рублей
Россия
Путин назначили Орешкина и Мединского помощниками, а Козака — замглавы своей администрации
Россия
Минкомсвязи представило список ресурсов, доступ к которым может стать бесплатным
Россия
В Болгарии предъявлено обвинение россиянам, которых считают причастными к отравлению
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно