Доллар
Евро

«Кто сможет соответствовать темпу работы — останется в игре…»

Интервью Znak.com с самым молодым губернатором в современной России Дмитрием Артюховым

Znak.com

Дмитрий Артюхов вступил в должность губернатора Ямала 9 сентября. В свои 30 лет он стал самым молодым региональным лидером в стране. Субъект, который он возглавил, тоже справедливо было бы снабдить эпитетом «самый» — самый северный и один из наиболее стратегически важных для экономики государства. Корреспондент Znak.com встретился и побеседовал с представителем нового типа управленцев современной России, что называется, по широкому спектру вопросов.

«Я убежден в том, что нужно давать дорогу молодым…»

— Дмитрий Андреевич, я недавно проходил мимо крупного торгового центра в Салехарде и был удивлен количеством подростков и школьников, которые были на крыльце и внутри магазина. Человек 100 было. Это не праздник был, это был обычный день. Тенденция, конечно, по всей стране — ребята проводят свой досуг в ТЦ. Вопрос — почему в Салехарде так и что с этим делать?

— Лучший способ, чтобы дети не были в торговых центрах, это построить для них объекты, в которых бы они могли проводить свое свободное время. Футбол, хоккей, другие командные игры и так далее. Мы строим как раз сейчас подобную площадку. Это «Ямал-Арена», там эти секции будут.

Да, в Салехарде есть вопросы к детскому досугу. Есть центр «Полярис», работу которого мы продлили до 22 часов. Но соглашусь, что многое еще нужно сделать. И в плане молодежной политики скоро произойдут кое-какие изменения.

— Заинтриговали. Будут кадровые решения среди чиновников?

— Думаю, да.

— Я почему завел разговор про молодых, потому что вы являетесь примером представителя нового поколения, который воспользовался социальным лифтом. Кстати, скептики говорят, что их в стране нет. На ваш взгляд, все-таки есть они или нет?

— Наверное, это правильно, что люди во власти не должны появляться с улицы. Нужно сказать, что проект «Лидеры России» показал себя на все 100%. На Ямале есть хорошие примеры. Ну вот Алексей Горпинченко, который после конкурса стал заместителем главы Нового Уренгоя. Еще один парень займет (не буду забегать вперед) в ближайшее время серьезную должность. Я с ним познакомился исключительно по результатам конкурса «Лидеры России». Я до этого конкурса вообще его не знал, он из другого региона. К вопросу — что во власти все для своих.

Это назначение будет новостью. Молодой человек, о котором я говорю, он займет большую руководящую должность. Это определенный риск, я прекрасно отдаю себе в этом отчет. Но нам ставится задача обновления кадров, и я убежден в том, что нужно давать дорогу молодым. Кто сможет соответствовать требованиям, темпу работы, тот останется в игре. Кто не сможет, будем искать дальше. Считаю, что сейчас начинается большая история. Скоро стартует новый этап «Лидеров России». Я общался со всеми нашими ребятами, участниками первого проекта, лично. Может быть, они не готовы буквально завтра прийти в руководство, но они изначально показали себя как сильные и умные люди. У них хорошие базовые компетенции, человеческие качества. Они открытые, умеющие коммуницировать. Выборка довольно жесткая — из 200 тысяч участников до финала дошли всего 300 человек. Поэтому ребята достойные. И мы, я думаю, по итогам второго проекта «Лидеры России» будем присматриваться к новым лицам. Так что социальные лифты есть, они работают.

— Продолжая тему поколений. Слышал историю о том, как 30 мая, после того как президент Владимир Путин назначил вас врио губернатора Ямала, вы собрали членов правительства региона, которые находились от резких кадровых рокировок в несколько подавленном состоянии. Собрали и сказали — всем выдохнуть, работаем, как работали раньше. Скажите, как вам работается с людьми, которым уже под 60 лет?

— Работается хорошо. Это люди, с которыми я работал плечом к плечу последние годы. Я прекрасно знаю их сильные стороны, знаю другие особенности. Но это лучше, чем работать с незнакомыми людьми, искать, ошибаться и так далее. Команда у Дмитрия Николаевича [Кобылкина] была очень сильная. Я сам плоть от плоти этой команды. Я имею в виду не только правительство Ямала. Я говорю и про глав муниципалитетов.

Но уже есть и перемены в этой команде. В самом начале на мое место [место замгубернатора по экономике] пришел Александр Калинин. Тоже молодой. Из Екатеринбурга. Разбирается хорошо в своем деле. Мы с ним вместе начинали толкать те большие проекты, о которых вы знаете. Он хорошо вписался в команду.

Губернатор Ямала утвердил новый состав правительства округа и назначил нового заместителя

Буквально на днях появился новый заместитель по строительству. Для меня это особая история. Потому что в последнее время стало очевидно, что стройка просаживается. Где-то мы получаем низкое качество жилья, не в срок и плохо. Это направление явно требовало усиления ответственности. Это было видно в том числе и по ряду уголовных дел, которые не так давно начали расследоваться. Это все звенья одной цепи по наведению порядка в строительстве. Нам нужно много строить. Президент поставил такие задачи — школы, детские сады и другие объекты. Но важно, чтобы все участники процесса понимали, что есть контроль, есть ответственность и правила будут ужесточаться.

Что касается остальных членов команды. Возрастов здесь нет. Есть задачи. Если они выполняются, все рады, все хорошо. Если не будут выполняться, будут приниматься определенные решения. Могу сказать, что до конца года некоторые изменения в команде неизбежно произойдут. Процесс формирования команды — он живой. Кое-что уже намечено, кое-что планируется. Будем смотреть по результатам работы людей. Но чтобы не пугать зря коллег, скажу, что речь идет обо всех структурных подразделениях, а не только о членах правительства Ямала. У нас сильная команда в целом. Но если где-то будут выявляться слабые места, мы с этим будем работать.

— На днях вы назначили своим заместителем по строительству Андрея Воронова. Кроме того, что вы оба из Нового Уренгоя, говорят, что это ваш однокурсник по проекту «Лидеры России». Это так? И почему именно он?

— Мы с ним пересекались по учебе в РАНХиГС. У нас была учеба управленческой команды, и там мы защищали наш проект по аэропорту в Новом Уренгое. Заняли первое место. Я возглавлял нашу команду. Я, зная, что буду защищать проект реновации новоуренгойского аэропорта, пригласил замглавы города по стройке. Но и без этого проекта я его знал хорошо, еще когда работал заместителем губернатора. Я считаю Андрея Валерьевича очень достойным кандидатом. У него хорошее профильное образование. Он прошел путь от самых низов, от начальника участка до руководителя строительной компании, потом работал в профильном управлении самого крупного нашего города. Не хочу сглазить, хочу пожелать ему терпения, потому что блок сложный и ответственный.

— Имеют ли под собой реальную почву разговоры о том, что Воронов стал нужен, чтобы перевести полномочия куратора строительства с первого замгубернатора Алексея Ситникова на него? Не заложен ли в его назначении потенциальный аппаратный конфликт?

— Нет. За аппаратными конфликтами, если они будут, я буду лично следить, потому что моя задача, чтобы у меня команда не в конфликтах работала, а единым фронтом. Так сложилось, что направление строительства потребовало особого внимания. Требовать от первого заместителя, у которого в полномочиях есть еще целый ряд вопросов, усилить внимание к стройке, значит пожертвовать вниманием по другим блокам. А остальные вопросы, которые курирует Алексей Викторович, очень значимы. Там только один блок ТЭКа чего стоит. Поэтому мы усилили блок строительства административно.

Я уверен, что какого-либо аппаратного противодействия не будет. Кстати, Андрей является представителем школы Алексея Викторовича [Ситникова]. Он его приглашал в свою команду давно. Поэтому у них давняя связка. Но сейчас каждый из них будет нести персональную ответственность за свой блок вопросов. Не будет такого, что кто-то будет за кем-то доглядывать.

Тут, наоборот, есть преемственность, потому что люди давно вместе работали. И это дорогого стоит.

«Заигрывание с государственными деньгами в стройке заканчивается плачевно…»

— Не могу не спросить о громком деле бывшего главы Фонда поддержки строительства Ямала Виктора Калашникова. Его задержали на следующий день после вашего вступления в должность. Он пытался пуститься в бега, что косвенно наводит на мысли, что виноват. Инкриминируют хищение в 400 млн рублей. Это примерно, как я понимаю, 100 квартир могло быть для переселения ямальцев. Как так могло произойти? Такие суммы. Плохо контролировалась работа фонда, который он возглавлял? И что с этим, на ваш взгляд, делать?

— Оценки конкретному случаю должны давать ответственные стороны — следствие, потом суд. Но очевидно, что проблемные ситуации имели место быть. Мы получали жилье, которое потом приходилось доделывать, утеплять и так далее. Элементы недобросовестности присутствуют на строительном рынке. Это попало под внимание правоохранительных органов.

Важно, чтобы те, кто нужно, расставил все точки в этом деле. Но если это подтвердится (а для этого есть основания), то это определенный сигнал всем участникам строительного рынка, кто будет в ближайшие годы строить жилье, объекты. Сигнал в том, что недобросовестность, заигрывание с государственными деньгами заканчиваются плачевно.

— Ходят слухи о том, что в правительстве округа разрабатывается проект по созданию некого единого оператора в строительном комплексе Ямала. Это так? Если да, расскажите, пожалуйста, подробнее об этом.

— Эта дискуссия, действительно, ведется. Никаких решений пока не принято. Вся страна сейчас столкнулась с тем, что новый закон о долевом строительстве не прост в реализации. И в городах, несмотря на то, что рынок самостоятельный и устойчивый, понимают, что новые требования в новом законе притормозят этот рынок. Мы не снимаем с себя ответственности по наращиванию строительных темпов, но институциональные условия при этом усложняются. Поэтому сейчас изучается одна из опций — создание некого оператора, который был бы крупным и имел больше возможностей для работы в новых реалиях.

Но здесь очень много пока рисков возникновения проблем. И я к этому отношусь довольно осторожно. Нужно находить золотую середину, как говорит наш министр строительства и ЖКХ Владимир Якушев. Но реально для отдаленных регионов и небольших населенных пунктов существующий закон о долевом строительстве может парализовать рынок.

Вы же в курсе в общих чертах этого закона? Ты строитель, ты должен получить кредит в банке. А если у тебя небольшая фирма, у тебя нет ни залогов, ничего, никакой банк тебе не выдаст эти деньги. Рынок в маленьких городах — специфический. Это не мегаполис, где у строителей жилье скупают на первоначальном этапе. Здесь продажи порой стоят, стоят по разным причинам. И вот здесь застройщик упирается в стену. Но не строить мы тоже не можем. Поэтому и рассматриваем разные варианты. Но нужно сто раз все взвесить, чтобы не наломать дров.

Мы надеемся на нашего нового министра строительства и ЖКХ, Владимир Владимирович очень квалифицированный специалист и знает нашу северную специфику. Надеюсь, что уже осенью в законодательство будут внесены определенные поправки. Если это произойдёт, никакого единого оператора не понадобится.

«Спасибо Дмитрию Николаевичу, который нас слышит…»

— После вашего избрания губернатором Ямала вы представили Совету Федерации Елену Зленко в качестве нового сенатора, вместо Юрия Неелова. Чем не устраивал Неелов и почему Зленко?

— Юрия Васильевича я рассматривал как основного кандидата в Совет Федерации. Я считаю, что он выдающийся человек. Он очень много сделал для Ямала, для Салехарда. Но он сказал, что не хотел бы больше продолжать работать в Совете Федерации. Это его решение, я его уважаю.

Поэтому пришлось искать другую кандидатуру. Напомню для многих, что законодательство о Совете Федерации — довольно жесткое. И там с улицы не берут. Среди требований — наличие у соискателя должности сенатора депутатского стажа. Это означает, что мы не можем назначить кого-то из наших уважаемых общественных деятелей, которые не занимают выборных должностей.

Мы помним, что одно время в этом органе власти были самые разные люди — к примеру, бизнесмены, которые практически не бывали в регионе. Этот период мы прошли. Спасибо Валентине Ивановне [Матвиенко]. Это была ее принципиальная позиция, что Совет Федерации должен быть настоящей палатой регионов. И люди, которые там представляют регион, должны в нем жить (там есть ценз оседлости). Исходя из этого, выбор мой пал на Елену Геннадьевну. Она — опытный законодатель.

— У меня в другом вопрос. Ее основной сферой деятельности была социальная политика. А после ее назначения в Совфед она вдруг заявила, что будет в верхней палате продвигать реализацию ямальских промышленных проектов…

— …Я не открою вам тайну. Но для любого законодателя важно иметь прочную связку с исполнительной властью на своём уровне. У нас Дмитрий Николаевич Кобылкин — министр природных ресурсов и экологии страны. А природные ресурсы для Ямала — наше все. Поэтому она как сенатор сможет в Совете Федерации решать те задачи, которые необходимы нашему региону. Подходы законодательные — они общие. В законодательстве разобраться можно. У нас своя специфика — северная.

Мы вот, к примеру, бьемся (спасибо Дмитрию Николаевичу, который, став министром, нас слышит) за поправки в законодательство о захоронении ТКО в условиях Арктики. То, что написано для мегаполисов, никак не годится для арктических регионов. Иначе мы должны будем найти колоссальные деньги, чтобы снизить тариф, либо нагрузить эти издержки в тарифе на людей, что неприемлемо.

По всей стране в следующем году появится новая строчка в коммунальных платежках. Все вроде бы осознают, что наведение порядка в сфере обращения с отходами — вопрос очень острый и его нужно решать. Пришел момент, когда отходами нужно заниматься профессионально. Значит, это должно оплачиваться. Специалисты должны мусор вывозить, складировать, перерабатывать, вторсырье делать и так далее. Понятно, что кто-то должен будет за это платить. И по всей стране, в регионах, встанет вопрос — кто и сколько?

— У вас есть видение того, как это должно быть на Ямале?

— Мы его сейчас формируем. Тут очень тонкий вопрос, относительно отдаленных поселков. Мы работаем над этой темой вместе с министерством [природных ресурсов]. Дмитрий Николаевич прекрасно знаком с нашей северной спецификой. Если читать федеральный закон и переложить его на отдаленный поселок, где нет транспортной схемы, надо этот мусор собрать, вывезти его. Вывоз этот будет «золотым», и непонятно, кто за это будет платить. Не население. Этого нельзя делать. Мы хотим эти требования где-то упростить. Чтобы вывоз был не в течение месяца, а полгода, к примеру. Если это не опасные отходы, они собираются, копятся до какой-то массы — и уже потом баржа их вывозит в крупный центр. Эта масса уже из себя представляет какой-то продукт, который интересен переработчикам.

— Я слышал историю про завод в Тарко-Сале, где, как оказалось, немало своих подводных камней, в том числе связанных с бюрократией…

— К сожалению, это часть нашей жизни. И мусор, и кладбища — такая темная сторона была. Но отмахиваться от этого, как показывает жизнь, уже нельзя. Наша задача на Ямале сделать тариф по мусору в пределах среднего по стране. Хотя мы должны понимать, что у нас всегда все дороже в силу расстояний, погодных условий и прочих факторов. Но будем держать планку такую, чтобы для населения эти услуги были не выше, чем в среднем по стране. Мы видим, уже появляются первые тарифные решения. Месяц назад уже первые пять регионов приняли эти решения. Мы пока пытаемся понять эти процессы.

«Главы получат больше полномочий, а с ними — ответственность…»

— Еще во время работы на посту врио главы региона в отставку ушли два главы муниципалитета. В обоих случаях были свои, так сказать, причины их увольнения. Планируете ли в дальнейшем кадровые перестановки в составе корпуса муниципальных управленцев?

— Наши главы — это наше достояние. Это люди, которые работают на передовой, люди, которые отвечают за все. И у нас они достойные все. Поэтому никаких замен я не планирую. Но требования у меня довольно высокие. И произошедшие события в Губкинском и Тазовском районе об этом говорят. Глава должен быть образцовым. Это запрос от населения. И когда это нарушается, то реакция с моей стороны довольно быстрая. Я надеюсь, все выводы сделаны на всех уровнях. Мы живем в современном мире. У каждого сейчас есть телефон с камерой, каждый у нас по-своему репортер. Тебя быстро могут поймать в самом неожиданном ракурсе, если ты ведешь себя не так, как должен вести, и это станет достоянием гласности.

А так — главы сильные. Мы сейчас их будем укреплять административно. Будем возвращать часть полномочий, в том числе по линии уже упомянутых мною строек. У нас порой были истории, когда округ строил какие-то крупные объекты, а глава и не знал, что там у него округ строит. Это неправильно. Нельзя управлять из центра всем. Главы получат полномочия контрольные, но вместе с ними и ответственность.

— Еще о муниципалитетах. Я недавно был в Лабытнанги, смотрел, как там реализуют программу комфортной городской среды. Мои ощущения — все здорово, но, как я понимаю, без прочной доходной базы все эти скверы и клумбы довольно скоро увянут. Ну или город будет сидеть на шее у окружного бюджета. Вопрос — с финансовой и налоговой точек зрения строительство моста через Обь и в целом Севширхода как повлияет на бюджетные доходы города? Есть ли у него шанс превратиться из «города колоний» в серьезный транспортный узел?

— Очень правильный вопрос. Могу сказать, что динамика там появится в самое ближайшее время. Мы делаем все для того, чтобы в эту зиму стартовать со стройкой объектов СШХ. Там появится одномоментно порядка тысячи работников. Это для города даст определенные плюсы. Потому что всех этих людей нужно кормить, возить, развлекать. Но это и определенная ответственность. Контингент разный. Есть риски роста преступности и так далее. Но все равно — это возможности. Появятся строительные заказы. Местные подрядчики будут привлекаться. Это те самые налоги, доходы и рабочие места.

Это произойдет в ближайшее время, и стройка эта будет вестись, как известно, четыре-пять лет. Потом стройка уйдет дальше на север и останется крупная инфраструктура. Это будет логистический центр. Исторически Лабытнанги таким всегда и был. Оттуда экспедиции уходили на Север. В 90-е была просадка, которая сохранялась до недавнего времени. И сейчас этот логистический потенциал снова даёт городу перспективу. Понятно, что многое у нас на Севере делается через нагрузку на бюджет. Но наша главная миссия — создавать для людей более комфортные условия для жизни. У нас огромная страна, и во все ее уголки необходимо привносить какие-то улучшения. Это позиция была и у Дмитрия Николаевича Кобылкина. Я ее разделяю.

Конечно, нужно наваливаться и на экономические центры — Новый Уренгой, Ноябрьск. Они должны чувствовать внимание к себе. Такую задачу я перед собой тоже ставлю. Но Ямал — это не только Новый Уренгой. Это и Шурышкарский район, и отдаленные поселки Тазовского района. Все они не должны быть обделены вниманием. Поэтому следующий год объявлен на Ямале Годом благоустройства сельских поселений. Мы хотим, чтобы жители каждого поселка увидели за летний период в следующем году какие-то позитивные изменения. До каждого поселка будет доведено соответствующее финансирование.

А СШХ — да, для Лабытнанги, Надыма, Салехарда — этот проект будет постоянным источником экономической деятельности. Это неизбежно. Через эти города поедет 25 млн тонн грузов. Это тысячи рабочих мест.

«Сечин очень много сделал для Ямала…»

— Продолжим тему транспорта. На днях в Госдуму поступил законопроект, дающий право северным регионам строить так называемые «платные дороги». Очевидно, проект про мост через Пур. На какой он стадии? Помню, прошлой зимой вы говорили, что в мае этого года может быть готово уже концессионное соглашение. Какова его степень готовности? И хотелось бы услышать потенциального инвестора или пул.

— Конкретику по этому вопросу мы дадим публично уже в самое ближайшее время. Несколько мы затянули проект из-за закона, о котором вы сказали. Я ждал этого закона. История тут очень простая. Нужно создавать дополнительные условия для развития инфраструктуры на Севере. Логика закона о существовании некоего альтернативного проезда в Арктике не работает. Либо объект появится на платной основе для крупных компаний и бесплатной — для населения, либо такой объект не появится никогда.

Эту логику я донес в ходе встречи с председателем правительства РФ. Спасибо Дмитрию Анатольевичу Медведеву за поддержку. В ближайшие дни мы выйдем на публикацию документации о заключении концессии по строительству моста. После публикации в интернете у нас будет возможность до нового года провести заключение концессии. Основные работы должны начаться зимой.

На этапе стройки государственного финансирования не будет. Это жесткие условия. Сейчас мы делаем первым мост, где нет ни копейки бюджетных денег. Возьмем МКАД, дорогу Москва — Санкт-Петербург. Там 70-80% бюджетное финансирование. У нас — 100% вклад инвестора.

— А объясните смысл. Вот есть объект, который построил частный инвестор на свои деньги. Взять тот же аэропорт в Новом Уренгое. Он его лет 30 будет эксплуатировать и зарабатывать на нем. Потом объект возвращается в управление региону. Но годы прошли. В каком состоянии его вернут?

— Нашим сменщикам, которые придут после нас, ничего не мешает заключить новую концессию на реконструкцию объекта.

— На какой стадии находится проект реновации аэропорта в Новом Уренгое? Там уже начались строительные работы? «Ренова» в графике?

— Там с нуля же все проектируется. Мы сегодня в Новом Уренгое строим новый качественный терминал. Уже получен сертификат эксплуатанта. С сентября концессионер является стороной, которая обеспечивает аэропортовую деятельность. Мы получили инвестора, который самостоятельно построит новый современный терминал. Он же реконструирует взлётно-посадочную полосу. И это все он будет эксплуатировать 30 лет. Это не обычный госконтракт, где построят абы как, потом фирма исчезла и никому нельзя будет предъявить претензий. Они строят полосу так, чтобы как можно дольше потом не возвращаться к этому вопросу. Я наблюдаю здесь совсем другой, современный, подход.

Наша задача выполнена. Мы привлекли профессионалов и идем с опережением графика. Мы видим, как эксплуатируется «Кольцово» [реконструировала ГК «Ренова»]. Это все лучше, чем то, что происходит в аэропорту Нового Уренгоя. Мы наблюдаем массу приятных мелочей. Как, например, услуги по хранению зимней верхней одежды, когда ты из аэропорта уезжаешь куда-то в отпуск на море. Я уже молчу про то, что госпредприятие всегда имеет какие-то скрытые процессы и малоэффективно. Здесь же все происходит в бизнес-логике.

— А когда дешевле станет летать из «Кольцово» к вам в Салехард?

— Вот когда в том числе у нас будут аэропорты более эффективными.

— То есть вопросы не к АТК «Ямал»?

— К ним есть вопросы всегда (смеется, — прим. Znak.com). Это любимая тема у всех ямальцев. Если серьезно, то могу так сказать — авиа-бизнес — это самый неблагодарный бизнес, который только можно придумать. Потому что ты всегда первый, кто испытывает на себе все перипетии рынка. На тебе отыгрываются все — аэропорты, топливно-заправочные комплексы, лизинговые компании, конкуренты. А еще вечный дамоклов меч в виде вопросов безопасности.

Безусловно, порой нашу авиакомпанию критикуют справедливо, но не все так просто. Мы в ближайшее время произведем с этой компанией определенные изменения. АТК «Ямал» не должна превращаться в крупную российскую компанию. Потому что конкурировать с S7 или «Аэрофлотом» мы заведомо не можем. Мы должны выполнять социальные функции, Север должен летать (по-другому у нас не бывает), и должен летать подешевле. Мы в следующем году хотим сделать билеты дешевле, чтобы люди увидели хоть небольшую, но динамику снижения тарифов. При всем при том, что керосин реально подорожал.

— А аэропортом якорным в итоге будет оставаться «Рощино» в Тюмени? Не «Баландино» в Челябинске?

— Конечно, будет «Рощино». В авиакомпании «Ямал» нет политики, есть бизнес. Челябинск предложил определенные условия. Компания туда пришла. Власти гарантировали компенсацию части затрат, это интересно. Завтра они это уберут, авиакомпания оттуда уйдет. Но пока компания чувствует в «Рощино» себя вполне комфортно.

— Правительство Ямала будет участвовать в финансировании планируемого расширения пассажиропотока в «Рощино»?

— Мы с Александром Викторовичем [Моором, тюменским губернатором], как известно, в хороших и добрых отношениях. Но это решение пока всерьез еще не обсуждалось. Мы пополам участвовали в строительстве существующего терминала. В ближайшие годы мы хотим дополнить техническую базу для нашей авиакомпании. Нам нужно обслуживать свой флот в комфортных условиях. Чтобы наши техники не на улице в морозы находились, а работали в удобном и отапливаемом ангаре.

— Начиная с мая этого года вы провели целый ряд встреч с руководителями крупнейших российских компаний, работающих в ЯНАО: Миллер, Алекперов, Дюков, Михельсон, Конов — все очень серьезные люди. Но, насколько я знаю, еще не встречались с главой «Роснефти» Игорем Сечиным. Скажите, в планах есть переговоры с ним?

— У компании большие планы на Ямале. В том числе с участием иностранных партнеров. Мы на уровне правительства региона должны оказывать поддержку таким намерениям и создавать все условия для их воплощения в жизнь. Эта работа уже начата. Думаю, в итоге мы выйдем на комфортное для компании соглашение и обязательно его подпишем с Игорем Иванович. 

Он сделал очень много для Ямала. В 2010 году, когда Игорь Иванович был заместителем председателя правительства, именно он разработал план строительства нефтепровода «Заполярье — Пурпе — Самотлор». Это было стратегическое государственное решение, которое синхронизировало планы различных добывающих компаний. Плоды этого мы пожинаем сейчас, имея удвоение нефтедобычи.

— А вообще по чьей инициативе обычно происходят встречи с руководителями такого уровня?

— В каждом случае — по-разному. Когда происходят какие-то политические изменения, понятно, что компании хотят познакомиться. А так, мы все давно знакомы. Я, работая еще заместителем губернатора, курировал ключевые направления, связанные с ТЭКом. Это инвестсоглашения в том числе. Поэтому с большинством руководителей компаний я был знаком.

Со всеми компаниями очень добрые отношения. Это наша стратегия. Потому что они создают благосостояние не только на Ямале, но и во всей стране. Что бы ни говорили, пока углеводороды дают значительную часть доходов всей страны. И это происходит здесь, у нас. Компании ведут у нас позитивную деятельность.

«Путин — очень сильный и мудрый человек…»

— Еще о теме встреч с интересными людьми. На днях видел в вашем Instagram пост про встречу с мэром Москвы Сергеем Собяниным. Вы проявили активность в соцсетях этим летом. Но ведь никто из губернаторов лично их не ведет. Зачем тогда это? У меня ощущение, что это просто выполнение очередного требования администрации президента.

— Это очевидная вещь. Нет, это никакие не вводные. Это просто современный способ донесения информации до людей. И я говорю не только о представителях молодежи. Есть люди с ярко выраженной гражданской позицией, которым важно иметь еще один канал коммуникаций с властью. И нам, мне в свою очередь, важно через этот канал с ними взаимодействовать.

— Я видел, что во время пробежки в первой вашей записи в Instagram вы были в наушниках. А что вы в них слушаете? Музыку? Семинар бизнес-тренера? Или музыку? Если музыку, то какую?

— Конечно, музыку. Это просто музыка для пробежки. Это есть и на Apple Music. Сейчас перешел на Yandex Music. Там есть раздел — «Музыка для бега», включаешь и побежал. Раньше у меня в старых телефонах свой плейлист был. Но сейчас, понятно, времени не хватает, чтобы сидеть и формировать его.

— Прошло три недели с момента вашего вступления в должность губернатора. Цитатник Владимира Путина, который вам подарил тогда уральский полпред Николай Цуканов, с тех пор открывали? Уже были случаи, кода бы вам помогали мысли президента?

— Я не пропускаю ни одну новость с сайта Кремля. Все, что говорит наш президент, это выверенные вещи, те задачи, которые должна понимать вся страна, все мы. Мне в принципе цитатники в помощь, но считаю, что все должны быть в курсе повестки президента. Это уникальный человек: по работоспособности, по энергетике. История все расставит по своим местам. И цитаты нужно читать, и новости нужно отслеживать с ним, и акценты ловить, которые он расставляет. Он очень сильный и мудрый человек.

В России появился новый самый молодой губернатор. Репортаж Znak.com о том, как это было

А для души есть литература. Недавно прочитал книгу «Зимняя дорога» Леонида Юзефовича о гражданской войне. Меня эта тема еще со школы, с «Тихого Дона», зацепила: ломка устоев, брат на брата, интервенты, свои, чужие. Почему я ее решил прочитать, потому что она в каком-то смысле про Север. Там, правда, дело происходит в Якутии, зимой. И это все на основе реальных событий.

— А как вы ее читали?

— Секунды перед сном. Читается на одном дыхании. Может быть, пафосно скажу, но важно, чтобы в нашей стране сохранялась стабильность. Чтобы избежать тех ужасов и сломанных судеб, которые были уже в нашей истории. Такие потрясения — это самое страшное, что может быть. Поэтому Ямал будет всегда тем местом в стране, где создаётся стабильность.

Новости России
Экс-капитан команды КВН «Сборная РУДН» Сангаджи Тарбаев
Россия
Экс-капитан команды КВН «Сборная РУДН» стал постпредом главы Калмыкии при президенте РФ
Россия
Киностудии «Ленфильм» заблокировали банковские счета
Россия
Представитель Чечни заявил, что «ничего не предвещало» перестрелки в Ростовской области
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и российский лидер Владимир Путин
Россия
Лавров: Путин и Эрдоган договорились о прекращении турецкой военной операции в Сирии
Россия
За один день в Шереметьево повредили два самолета
Россия
Зампредседателя «Комитета за гражданские права» увезли в Следственный комитет
Россия
Православный телеканал «Спас» запускает реалити-шоу в мужском монастыре
Валерий Фадеев и Владимир Путин
Россия
Как новый глава СПЧ Валерий Фадеев делал карьеру около Кремля
Россия
СМИ сообщают подробности перестрелки в Ростовской области, где погибли пять человек
Россия
В «Комитет за гражданские права», который возглавляет член СПЧ, пришли силовики
Россия
В Ростовской области пять человек погибли во время перестрелки
Россия
Путин наградил медалью следователя по «московскому делу»
Россия
На руднике «Норникеля» произошла авария, погибли люди
Россия
В Петербурге вынесен приговор Вячеславу Борисову — фигуранту дела о нападении на Кашина
Россия
Рамзан Кадыров попал в Книгу рекордов России. Как организатор рекордов
Россия
Известный социолог Сергей Белановский заявил об уходе из РАНХиГС
Россия
Дмитрий Песков посоветовал относиться «аналитически» к данным о бедности россиян
Санкт-Петербург
В Петербурге скончался член городской избирательной комиссии. Ему стало плохо с сердцем
Россия
От ОПС «Уралмаш» до Госдумы: история Андрея Альшевских, зампреда комиссии по иностранному вмешательству
Санкт-Петербург
В петербургском УФАС попросили не переживать из-за цен на гречку
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно