Доллар
Евро

«Сегодня они выражают антипатию, а завтра — придут в церкви»

Секретарь Челябинской епархии — о новых и старых храмах, уроках трагедии в Керчи и о ссоре с Константинополем

Челябинская епархия РПЦ оказалась участницей бурной дискуссий вокруг часовни, которую рядом с главным корпусом Южно-Уральского государственного университета  предложило построить руководство вуза. Церковь обвинили в захвате земельного участка в центре города. В епархии парировали тем, что верующие, которые хотели бы видеть православный храм рядом с храмом наук, тоже имеют право на свое мнение. Секретарь челябинской епархии РПЦ и настоятель Свято-Троицкого собора в Челябинске Игорь Шестаков считает, что оба лагеря должны услышать друг друга. Но при этом принять тот факт, что решение о судьбе проекте строительства часовни придется выносить городским властям. 

— На прошлой неделе прошла довольно обстоятельная дискуссия по поводу часовни, и после нее организаторы встречи — участники инициативной группы «Челябинский урбанист» — заявили, что церковь и верующие согласны на поиск альтернативной площадки. Так ли это?

— Мы не будем возражать, есть будет проведен поиск альтернативной площадки. Ведь скорее всего это позволит построить полноценный храм, более значительный по площади. Но относить его далеко от ЮУрГУ — значит потерять полностью всю идею. Сегодня строительство часовни в этом месте выглядит логичным и законченным именно как идея. И в этой истории мы будем принимать участие до конца. 

Принимая во внимание, что общественное мнение разделилось, нам необходимо прислушаться к людям. Те, кто выступает против храма, это в том числе и наша паства. Сегодня они выражают антипатию, а завтра станут посетителями храмов, если не полноценными прихожанами. Так бывает. 

При этом считаем, что поскольку землей распоряжается город Челябинск, администрация, мы будет апеллировать к ней. Что может предложить администрация? Мы понимаем, что поиск земельного участка — непростое дело. Нам бы не хотелось, чтобы кто-то думал, что у нас есть легкость по отношению к этому вопросу. 

— Чья все-таки земля в этом месте?

Участники слушаний высказались за строительство храма возле ЮУрГУ, но в другом месте

— Земля принадлежит приходу, той юридической организации, которая была зарегистрирована минюстом. Это приход Святой Великомученицы Татьяны, который и будет осуществлять строительство храма. Но надо понимать, что приход как административно-хозяйственная единица не привязан к конкретному месту. Поэтому не кажется некорректным или надуманным то, что мы рассуждаем об альтернативных вариантах. Мы тут не трусливо отступаем перед общественным мнением. Мы знаем, что приход есть, и если для его целей будет задействован именно этот земельный участок — хорошо. Но если предложат что-то другое и это нас устроит, тоже хорошо. 

Мы стараемся донести до людей, что наше мнение тоже нужно учитывать. Верующие, пусть даже они не составляют большинство, тоже граждане города. Мы ведь, когда строим храм, стараемся вписать его в городскую среду. 

А в отношении храмов, кстати, чаще происходит обратное: город с ними не считается. Например, возьмут, обставят многоэтажками…

Сейчас мы стараемся разрушить миф, что некие злобные клерикалы включают мощный ресурс и везде им зеленая улица. Ничего подобного. На самом деле это долгий процесс, даже там, где нет никаких проблем. Зачастую мы сталкиваемся с конфликтами интересов, чьей-то собственностью, КТОСами (комитеты территориального общественного самоуправления. — Прим. ред.). Я понимаю чувства этих людей. Они хотят детскую площадку, а им предлагают нечто другое. Сам живу в многоэтажке. Начни перед моими окнами что-то уплотнять, и я буду недоволен. 

Но общественное мнение — это не только взрывной процесс, стихийный выплеск адреналина, это еще и другая сторона. Мы хотим найти разумный компромисс. Это слово здесь не позорное, оно не означает капитуляцию одних и победу других. Мы бы не хотели, чтобы этот спор стал еще одной визитной карточкой Челябинска. Надо обсуждать, надо договариваться, надо апеллировать к власти, чтобы она, услышав нас, помогла решить проблему. Может быть, ЮУрГУ скажет, что хочет сделать там научный лофт — почему нет? Все в рамках разумного диалога. 

— Когда можно будет говорить об окончательном решении и кто будет его принимать?

— Окончательное решение принадлежит городской власти. Я понимаю, что крайне трудно сейчас администрации, и я им желаю — без сарказма сейчас говорю — принять правильное решение. Пусть они не боятся его высказать, потому что это должно быть продуктом нашего обсуждения. Если они посчитают, что вопрос надо отложить, пусть будет так. Давайте еще раз через какое-то время вернемся к обсуждению, решение должно родиться само. Место непростое и объект непростой. Это университетский храм. И если мы будем игнорировать мнение молодежи, то зачем мы это все затеваем? Я надеюсь, что городские власти примут решение. Разговор начат.

— Мы с вами были на публичных слушаниях, и там была бойня. В таком формате проходят все публичные слушания, и неважно, что хотят построить: храм, кафе или просто дом. Всегда крики и скандал. Нет ощущения, что люди стали намного агрессивнее, чем раньше? И с чем это связано?

— Наверное, это обманчивое ощущение. Я сам не по всем вопросам готов высказаться комплиментарно. Иной раз за живое заденет. Сегодня есть социальные, экологические проблемы. Есть проблемы, связанные с удобством, комфортом, безопасностью. Мы каждый раз с этим сталкиваемся. Естественно, людей это беспокоит. 

Мы живем в состоянии тревоги, некоего ожидания. Для верующего человека проще. Он уповает на волю Божью. Только при этом и сам он должен оставаться по-настоящему верующим человеком, он должен понимать, что Бог есть Любовь. И через эту призму должен смотреть на все. Он сам не должен быть ни источником раздражения, ни транслятором его. Но проблемы все же накапливаются и приводят к такому вот выбросу… 

Даже до появления активных молодых людей, урбанистов, мнения на тех же публичных слушаниях высказывались самые нелицеприятные и в жесткой форме. Мы — мегаполис, где у людей немного личного пространства. Как эти проблемы решать? Это вопрос к профессионализму, такту и выдержке управленцев. Если есть вызов, на него надо отвечать. 

Хорошо, что сейчас есть возможность высказаться. Плохо, что эта возможность не контролируется.

Я говорю не про полицейский контроль, а с той точки зрения, что люди думают, что можно не отвечать за свои слова. Что угодно сказал, обидел, оскорбил — и вроде ты ни при чем, хотя это оставляет свой след… 

— То, о чем вы говорите, для челябинцев более характерно, чем для жителей других городов. Нас проще завести…

— Это понятно почему: у нас есть определенный менталитет. Мы же подвижные люди, у нас темп речи выше, плотность населения выше, город динамичный. При возникновении любой проблемы люди остро реагируют. Челябинск — далеко не глубокая провинция, где ничего не происходит. Челябинск — это город, где общественное мнение набирает обороты. Я лично обеспокоен оттоком молодежи, хотелось бы, чтобы люди оставались в городе и чтобы для них находились рабочие места. Чтобы наши программы были успешны. Я вижу, как молодые священники работают над социальными проектами, и это тяжело дается, это большой труд.

— Нельзя обойти трагедию в Керчи. Для мира это явление, когда дети берутся за оружие, в общем известное. Но для России это новая угроза. Нам есть чем на нее ответить?

— Дети, получается, совсем не дети. Не хочу высказывать банальные мнения, что компьютерные игры до этого довели. Есть и 50-летние, которые играют в игры. И это их не сподвигает выходить на улицу и топить корабли. Но, бесспорно, есть над чем задуматься. Это оставленность человека. Некое одиночество современного молодого человека. Это некий эскапизм, замыкание в себе. Я много раз с этим сталкивался как священник. Закрылся в себе, но пить не хочу, наркотики принимать не буду, и как бы сделать так, чтобы абстрагироваться от этого всего? Неудивительно, что порой это идет в агрессию и в насилие. Следует ли это осудить? Следует. Как с этим бороться? Боюсь, чтобы ответ не звучал банально. 

Надо всем вместе над этим задуматься. Тут есть проблемы трудоустройства после вуза, поэтому тут есть над чем поразмыслить — раз. Обратить внимание на то, кто владеет умами молодых, — два. 

Я более 15 лет отдал военно-патриотическому воспитанию. Занимаясь этим, я убедился в том, что это очень тонкая сфера, тут надо быть очень аккуратным и очень тактичным по отношению к молодым людям.

Надо транслировать мысли, которые были бы на пользу, уравновешивали бы молодого человека. Любой человек в молодости максималист, это нормально. Но где грань между максимализмом и экстремизмом? Вот эту точку невозврата необходимо искать в каждом человеке. После этого случая, очень надеюсь на это, будет не просто ряд полицейских или административных мероприятий, а все-таки возвращение к теме, что молодежью надо заниматься. И желательно поддерживать, тех кто хочет и умеет этим заниматься.

— Челябинская епархия, ее прихожане как-то переживают разногласия РПЦ и Константинопольского Патриархата?

— Все, что касается православного мира, касается и нас. Здесь — за всех говорить, правда, не буду — наша паства, и наши священники бесспорно с матерью-церковью. Большая часть нашего духовенства — это люди, которые имеют и светское, и духовное образование. Они хорошо усвоили уроки церковной истории. Общественное мнение, может быть, потому так неустойчиво, что люди плохо знают аспекты церковной истории. 

Идут мощные информационные вбросы, которые ставят под сомнение легитимность Московского патриархата. Это абсолютно некорректно задаваемые вопросы и абсолютно надуманные проблемы. Преемственность не прерывалась никогда, мы в этом отношении — церковь святая и апостольская. Церковь, имеющая свое самоуправление в лице святейшего патриарха московского и всея Руси. Ничего исторически неверного здесь нет. Если будет запрос на просветительскую работу, захотят люди послушать лекции, я готов. Я сам преподавал историю 12 лет. Я готов рассказать аудитории обо всем этом. Только это очень долгий и вдумчивый разговор. Когда прихожане обращаются, мы отвечаем: действительно, проблема имеет место, она началась не вчера. Ведь и Константинопольский Патриархат — это тоже церковь, которая пережила много бурных перемен. Написаны километры книг, касающиеся аспектов взаимоотношений церквей.

Поэтому эта боль отзывается в наших сердцах. Мы обеспокоены такой позицией Константинопольской Патриархии. Украина для нас — это часть нашей церкви, это значительная паства, которая всегда принадлежала к РПЦ. Но мы не только в прошлое смотрим, мы видим настоящее и понимаем будущее. Южноуральская паства однозначно со святейшим патриархом московским и всея Руси, мы с этой позиции не сойдем. И прежде всего мы, как и вся РПЦ, молимся о мире. Каждый день на богослужениях возносятся прошения о мире. Очень надеемся на мудрость и такт. 

— Давайте вернемся в наши палестины. Поговорим о том, как продвигается храмовое строительство в Челябинске. Где мы можем в ближайшее время увидеть новые церкви?

— Проекты идут. Понятно, что в условиях экономической ситуации это непросто. Но решаем эти вопросы. Большой энтузиазм у верующих. Особенно в спальных районах. Там точно не столкнемся с мнениями, что строить не надо. Когда храм в праздничные и воскресные дни не может вместить прихожан, это показатель. Мы еще не достигли дореволюционного уровня по количеству храмов. При том что тогда в городе жили 160 тыс. человек. 

Что касается кафедрального собора, то для нас веха 2020 год. Мы, разумеется, не привязываемся к саммитам ШОС и БРИКС. Но для нас это водораздел, когда храм зайдет под купол и приобретет законченную форму. А дальше начнется долгая работа по внутренней отделке и убранству. Это серьезный и затратный процесс. Храм строится на пожертвования граждан, поэтому собрали средства — продолжили стройку, и так от этапа к этапу. Грех жаловаться, строительство идет теми темпами, которые запланированы. 

Мы надеемся, что город увидит к 2020 году главный свой храм под куполами.

Кроме того, сейчас идет выбор участков для храмов в Парковом и в Чурилово, где уже есть общины. 

— Есть ли варианты появления какого-либо церковного объекта на площади Ярославского, где когда-то и стоял кафедральный собор?

— Боюсь, что это уже сформировавшийся центр Челябинска и мы здесь что-то восстановить не сможем. Мы ведь строим новый кафедральный собор, и он будет гораздо лучше. То здание мы потеряли безвозвратно, Оно было уничтожено в 30-е годы. Если сейчас говорить о чем-то памятном, это снова вопрос городской среды. И мы даже никогда не подступали к этому вопросу. Мы понимаем, что сейчас там законченный ансамбль, хотя близко красивый треугольник: Свято-Троицкий храм, храм Александра Невского и Свято-Симеоновский собор. Это храмы с историей, с внешним видом, лицо города. Сейчас новодел, полагаю, в этом месте и не нужен. А вот новый кафедральный собор — да, другое дело. Туда город развивается, весь скепсис на этот счет прошел даже у самых сомневающихся. 

— В адрес епархии прозвучал упрек, что в области есть храмы, имеющие историческую ценность, но они в руинах.

Тайны старого Челябинска: из-под куполов — на расстрельную комнату

— На самом деле работа по восстановлению храмов идет. И восстановлено их намного больше, чем осталось разрушенных. Но в умирающем селе мы не можем это делать. Не потому что денег жалко. Кто этот храм будет содержать? Будет ли там община? В селе до революции было 2000 человек, сегодня 200. Смогут они всерьез содержать храм, который предки строили, не скупились?

В действительности очень во многих селах храмы пережили второе рождение: например, в Большом Куяше. Но большой храм — это очень долгий путь. В селе Булзи, где часто приходится служить, где есть женская монашеская община, там еще более успешно идут работы, из руин подняли храм. Но там, где село, к моему сожалению, прекращает существование, восстановление храма, становится очень сложным. Это не спорный вопрос, но очень сложный. 

— Как идет реконструкция храма Александра Невского?

— Трудно, сложно, но идет. Это объект культурного наследия, там все строго выверено. Владыка много внимания этому уделяет. Для нас это не просто храм — это символ нашего города и его возрождения. Это и поиск инвесторов и тех, кто будет помогать, кто будет делать внутреннее убранство. Мы понимаем, то храм будет посещаться не только общиной, но и гостями города. Тут надо семь раз отмерить.

Новости России
Владимир Зеленский
Россия
Еxit polls на выборах в Раду: партия Зеленского побеждает, пророссийская оппозиция вторая
Россия
Посольство Туркменистана опровергло слухи о смерти президента
Россия
СМИ сообщили о смерти президента Туркменистана
Россия
Найденный мертвым в Польше российский мальчик был убит, считают в прокуратуре
Россия
Журналисты заявили, что их избила охрана клуба в Москве из-за плаката с митинга
Россия
У пассажирского Boeing во время полета из Москвы в Прагу загорелся багажный отсек
Россия
На выборах в Раду на Украине за три часа зафиксировано 382 жалобы на нарушения
Россия
Мэр Кунгура подал в прокуратуру на родителей детей-инвалидов из-за одинаковых футболок
Россия
В Амурской области машина провалилась в промоину от дождей: пострадали два человека
Россия
Глава Сахалина отправил в отставку зампреда правительства из-за драки в кафе
Екатеринбург
Глава Музея святости в Екатеринбурге заявила, что прихожане против работы Покрас Лампаса
Россия
В Ростове после матча «Спартака» произошла потасовка между болельщиками и ОМОНом
Россия
British Airways и Lufthansa приостановили полеты в Египет из соображений безопасности
Россия
Пятилетний россиянин, пропавший в Польше, найден мертвым
Россия
Мосгоризбирком ответил Навальному на призыв зарегистрировать оппозиционных кандидатов
Россия
В Барселоне задержаны двое мужчин, которые похитили и насиловали россиянку
Россия
В Сети появилось видео с дракой якобы зампреда правительства Сахалина в баре
Россия
Согласованный митинг оппозиционных кандидатов в Москве собрал больше 20 тыс. человек
Россия
У пассажирского самолета SSJ-100, летевшего из Китая, треснуло лобовое стекло
Россия
В Москве к началу митинга за допуск к выборам независимых кандидатов пришли 7 тыс. человек
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно