Обыкновенная история

ВЛКСМ — 100 лет. Как современная молодежь смотрит на политику, государство и будущее?

Сегодня, 29 октября, — сто лет ВЛКСМ. Комсомольцы прошли грандиозный путь от Павки Корчагина до современных российских миллионеров и миллиардеров из рядов чиновников и бизнесменов. Воевали и погибали на фронтах Гражданской, Великой Отечественной и криминальной войн, восстанавливали страну из руин в 20-х, 40-х, 90-х. Вековой юбилей — повод задуматься: для кого? Что представляют собой сегодняшние 17-25-летние «комсомольцы», так называемое «поколение Z»?

Konstantin Kokoshkin/Global Look Press

«Мы наш, мы новый мир построим» 

Начнем с того, что молодые, те, кому «еще нечего терять», кого «не потрепала жизнь», во все времена — максималисты, и куда радикальнее, революционнее взрослых. Как говорится, «кто в молодости не был радикалом — у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума». О склонности к протесту говорят не только типические, но и уникальные характеристики поколения Z. Вот какой образ рисуют многочисленные исследования. 

Открыты и коммуникабельны. Индивидуалисты, но в то же время не любят одиночества. Не стремясь к превосходству, доминированию, предпочитают совместное действие, «мозговые штурмы». Не выносят однообразия и скуки. Постоянно находятся в движении.  

Konstantin Kokoshkin/Global Look Press

Как следствие, поколение Z не имеет устойчивых предпочтений, постоянной лояльности, не воспринимает информацию «на веру». Поступает по собственному усмотрению, при этом оно рационально, прагматично, «несущий» принцип отношений — выгода. Со взрослыми общается без пиетета, на равных, свободно и откровенно. Признает и уважает скорее наставников, нежели «больших боссов». Сегодняшние «комсомольцы» упрямы, уверенно высказывают свое мнение, отстаивают свою правоту, спорят, не стесняясь задают вопросы.

«Задиристость» отражается и в самооценке: нынешняя молодежь считает себя уникальной. Независимая в суждениях и поведении, целеустремленная, она с готовностью берется за «нерешаемые задачи», чтобы «проверить себя». Интересуется «фундаментальными проблемами человечества». И вообще ощущает себя «гражданами мира», поэтому стремится выучить иностранные языки и нередко владеет сразу несколькими. 

Молодежь столицы на Красной площади. 1963 годМолодежь столицы на Красной площади. 1963 годРИА Новости

Глобализм — отличительная черта поколения Z, и понятно почему. Любой социологический портрет этого поколения начинается с замечания о том, что оно почти «с пеленок» теснейшим образом связано с миром цифровых технологий. Причем более чем в 85% случаев выход в Сеть осуществляется не со стационарных компьютеров, а с мобильных устройств. Социальные сети, интернет-каналы (в первую очередь «ВКонтакте», Youtube) — вот основная среда обитания, общения, главный источник знаний.  

Можно догадаться, что исходя из таких качеств, как любознательность, активность, целеустремленность, самостоятельность, рациональность, молодые люди часто планируют стать предпринимателями, как их кумиры — Марк Цукерберг или Павел Дуров. При этом они не зациклены на деньгах, материальном успехе. Богатство, воплощенное в машинах, квартирах и банковских счетах, для них особой ценности не представляет. Предпринимательство для них — способ не столько заработать, сколько превратить хобби в основной источник дохода, избежать казенщины, иерархичности, подчиненности, зависимости, корпоративности (поэтому многие, помимо предпринимательства, выбирают еще и фрилансерство). А воплощение успеха — саморазвитие, роскошь общения и эмоциональных переживаний, путешествия. Для этого, дескать, достаточно и скромной зарплаты. 

Разумеется, они не симпатизируют сложившейся в России политической системе, не приемлют коррупцию и запреты, винят власти в преследовании бизнеса, распространении неравенства, безработицы и преступности. Идеалом называют социальное государство Германии, но в принципе видят в государстве машину подавления и угнетения личности. Как и в системе школьного образования. Школа — пособник государства, справедливо рассуждают они.  

Реакция на официальную пропаганду, насаждение православных «скреп» и ценностей советской эпохи — безразличие. Поколение Z патриотично, но в меру, «без фанатизма» (этому способствуют и занудные, плохо иллюстрированные учебники — тогда как молодежь усваивает информацию молниеносно, скользя взглядом, со средним периодом концентрации на объекте — 8 секунд, в формате красочных видео и увлекательных игр).  

Зато с родителями у ребят — партнерские отношения. Ориентируясь в современной жизни лучше взрослых, опережая их во многих актуальных навыках, о «предках» они отзываются с теплотой и нежностью, сочувствуют им, нередко проявляют гордость за них, приводят их в пример, боятся разочаровать, не оправдать надежд. В политическом смысле солидарность со взрослыми выражается в неприятии пенсионной реформы и снижении рейтинга Владимира Путина. 

SolominaTatiana/twitter.com/Global Look Press

Для молодежи родные, семья (вплоть до домашних животных и даже растений) — и есть родина. И поскольку родина — не абстрактное понятие, а конкретные, осязаемые объекты, «чувство родины» — гораздо более острое, щемящее, интимное. Стоит отметить, что перспективу эмиграции российские юноши и девушки разделяют гораздо меньше, чем их сверстники из Восточной Европы.  

Вышеперечисленные качества и умонастроения, а главное — знание о том, что они принадлежат всемогущему авангарду человечества, которому суждено до неузнаваемости изменить цивилизацию, делают представителей поколения Z потенциальными бунтарями, организаторами, предводителями и участниками массовых протестов, низвергателями нынешнего российского государства.  

«И боец молодой вдруг поник головой»

Но это — только с одной стороны. Как всякое выдающееся явление, поколение Z внутренне противоречиво.  

В первую очередь нужно подчеркнуть, что они, как правило, не настроены на постепенный рост, карьеру — ведь это так тривиально и монотонно. Хотят всего и сразу (это, вероятно, связано с манерой познания — не размышлять, а получать готовые решения из поисковиков), причем не имея четких представлений о возможностях трудоустройства, но обладая завышенными ожиданиями насчет полагающихся им зарплат (так, юные москвичи, готовящиеся к выпуску из школы, рассчитывают зарабатывать по окончании вуза 80 — 85 тыс. рублей).   

Комсомольцы, работники завода имени И.А. Лихачева. 1920-е годы.Комсомольцы, работники завода имени И. А. Лихачева. 1920-е годы.РИА Новости

Другое примечательное свойство — личное ощущение неготовности к происходящим и еще более впечатляющим грядущим технологическим и социальным переменам в ходе Четвертой промышленной революции (школа необходимых профориентационных программ не предлагает, родители в этих вопросах несведущи). Отсюда страх навсегда промахнуться в выборе жизненной траектории, в самом начале пути «угробить» свое счастье. Ответ на страх — растерянность и оцепенение, боязнь думать о будущем, короткий горизонт планирования, «пофигизм», нежелание брать ответственность, нарабатывать навыки решения проблем в реальной жизни. 

Вот если бы кто-то пришел, поверил в мою одаренность, взял за руку, дал денег, все устроил и наладил… В представлении определенной части молодежи этим «кем-то» выступает государство — в лице административных органов, силовых ведомств, корпораций, тем более что оно «должно». Неудивительно, что, по мнению тех же московских старшеклассников, успех в предпринимательстве зависит прежде всего от денег (более 65%), связей (свыше 30%) и в гораздо меньшей степени от образования, опыта и личных качеств (около 20%), оригинальной бизнес-идеи (менее 10%). О «вере в успех» упомянули только 7%.  

Чтобы потом не разочаровываться, ребята не собираются рисковать и «переворачивать мир» и Россию, тем более что их поколение в сравнении с другими — малочисленно (соотечественники поколения Z составляют около 7% всего населения России). Их цели не амбициозны: «нормальная жизнь», «простое счастье» — тихое бюргерское благополучие. Они ценят окружающий покой и внутреннюю уравновешенность, умеренны в проявлениях (в одежде, питании, чувствах и т. д.), отнюдь не агрессивны и часто даже асексуальны. (Кстати, не торопятся вступать в брак — ведь он подразумевает ту самую нежелательную ответственность, при этом их представления о семейном укладе довольно консервативны: женщины должны быть скромными, заниматься домом и детьми, мужчины — обеспечивать семью). 

Сконцентрированность на себе ведет к тому, что молодые хоть и одобряют волонтерство, сами к благотворительности не склонны. Также характерно, что они почти не интересуются историей своей страны. Рефлексия на события прошлого — слабая. Так, сталинские репрессии вызывают неодобрение менее чем 20% представителей поколения. Не то чтобы их оправдывали, просто о неприятном лучше не думать совсем. Такое отношение опять же формируют школьные учебники, где теме репрессий посвящен всего-навсего 1(!) абзац. Сказывается и опека родителей: «нахлебавшись» при «перезагрузке» российского государства в 90-х, теперь они оберегают своих чад от любого негатива. 

Komsomolskaya Pravda/Global Look Press

Еще одно объяснение незначительного интереса к истории: она есть «застывшая» политика, а политики молодежь избегает. Две трети называют себя аполитичными. Молодые люди готовы вступиться за близких, выступить против конкретного проявления несправедливости, но к политическим концепциям и вообще политической рутине — безразличны. Кроме того, участие в политике небезопасно: могут последовать проблемы в отношениях с вузовским начальством, с учебой, малоприятные контакты с силовиками, не говоря уж об уголовном преследовании и суде. С другой стороны, учащиеся вузов (они как раз принадлежат поколению Z) «заботливо» вовлекаются в разного рода студенческие движения, организации, активы, события, тесно связанные с властью и патронируемые ею. Именно студенты, уже достаточно взрослые, чтобы избавиться от юношеского максимализма, и еще слишком молодые, чтобы на своей «шкуре» испытать циничность социальной политики государства, являются его оплотом в молодежной среде.

Комсомольцы на целинеКомсомольцы на целинеРИА Новости

Опросы студенчества, проведенные в прошлом и этом году, показали, что рейтинг доверия Алексея Навального всего лишь 5% (у Путина — 7%),  более 70% студентов убеждены, что акциями протеста ничего не поменять, половина считает, что и не нужно менять. Лишь порядка 15% заявили, что интересуются политикой и готовы участвовать в протесте (но «обещать не значит жениться»). В качестве ориентира молодые называют не только либеральную Германию, но и авторитарный Китай. 

Таким образом, тезис о том, что молодежь политизирована и симпатизирует оппозиции — миф, в реальности она склонна либо игнорировать сложившуюся политическую систему по принципу «мы не трогаем вас — вы нас», либо встраиваться в нее, демонстрируя показную, фальшивую лояльность, заключают социологи. Другими словами, в политическом «разрезе» молодежь не отличается от взрослых: в большинстве своем мы не «бунтовщики», а, скорее, политические двоемысленники и эскаписты.

Комсомольцам из поколения «семидесятников» не о чем волноваться. 

Использованы материалы actualcomment.ru, forbes.ru, hightech.fm, mel.fm, novayagazeta.ru, rosbalt.ru, ttolk.ru, 2035.media

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.