Доллар
Евро

«Или мы перейдем к парламентской республике, или исчезнем с мировой сцены»

Госдуме РФ — 25 лет. Интервью последнего независимого депутата

Сайт Госдумы РФ

Четверть века назад, 12 декабря 1993 года, состоялись выборы Государственной Думы I созыва. За 25 лет российский парламент «прошел большой путь»: сегодня и не поверишь, что вначале самую крупную фракцию составляли либералы-гайдаровцы, а в конце 90-х Дума грозила отрешением от должности самому президенту.

Об устройстве и принципах функционирования современной Госдумы рассказывает Дмитрий Гудков, депутат ГД в 2011-16 годах. Исключенный за «несанкционированную» оппозиционную деятельность из «Справедливой России», Гудков оказался последним независимым депутатом с активной политической позицией: в частности, не поддержал ни одиозный «закон Димы Яковлева», ни вхождение Крыма в состав России. (Отец Дмитрия, Геннадий Гудков, был не только изгнан из партии, но и лишен депутатского мандата). На сегодняшний день Дмитрий Гудков — председатель «Партии перемен».

Дмитрий Гудков во время работы в Госдуме. 2014 годДмитрий Гудков во время работы в Госдуме. 2014 годДмитрий Духанин / Коммерсантъ

— Поделитесь наиболее яркими воспоминаниями о работе в Госдуме. Что дал вам опыт депутата? Какими результатами вы гордитесь? А чего из важных инициатив не удалось добиться и почему?

— Оппозиционному депутату в нынешней системе можно гордиться только двумя вещами: тем, что он не изменил себе и не предал избирателей, и тем, какое внимание сумел привлечь к опасным для общества действиям агрессивно-послушного большинства. 

Тут мне вспоминается прежде всего «итальянская забастовка», когда мы внесением сотен поправок сопротивлялись принятию законодательства о митингах, сделавшего их практически невозможными. Вспоминается отказ депутатов почтить минутой молчания убитого Бориса Немцова. Вспоминается мой законопроект о связанно-смешанной системе выборов, которая могла бы не дать доминировать в Думе единственной партии. Но, увы, и закон о митингах был принят, и реформирования Госдумы не вышло, и сейчас в ней сидят те, кто не встанет в память ни об одном достойном человеке. А независимых и неугодных депутатов научились лишать мандатов, как это было сделано впервые с Геннадием Гудковым. 

Тем не менее в моем опыте работы в Думе был и положительный момент: я научился профессионально готовить законопроекты. Это документы, в которых одна неправильно поставленная запятая — я не преувеличиваю — может ухудшить жизнь миллионов человек. В моем думском комитете — по конституционному законодательству и госстроительству, который возглавлял хотя и единоросс, но отличный специалист Владимир Плигин, навыки я получил очень полезные. Рано или поздно надеюсь применить их на практике.

— У депутатов Госдумы неплохая, мягко говоря, зарплата. Говорят, около 400 тысяч рублей. По слухам, в следующем году она может удвоиться. Плюс разнообразные льготы — например оплата за счет бюджета служебного автомобиля, отдыха на курорте, огромные пенсии, «гуманные» цены в столовой… Депутаты по заслугам пользуются всеми этими благами?  

— Конечно, у нынешних депутатов нет никаких заслуг. Самостоятельных решений они не принимают, голосуют по указке, о чем тут говорить. Были бы они на самом деле народными избранниками, на зарплату можно было бы закрыть глаза. О своей я рассказывал неоднократно: 313 тысяч, из которых выделял деньги в том числе помощникам. Мне, кстати, не приходило в голову пользоваться служебным автомобилем, бизнес-залами в аэропортах или брать какие-то путевки в подмосковные дома отдыха. Как минимум это неприлично. Впрочем, приличия и нынешняя Дума — две вещи несовместные.

— Часто ли, по вашим наблюдениям, встречаются в Госдуме примеры лоббизма? Другими словами, насколько коррупциогенно это занятие — быть депутатом Госдумы?

— Проблема лоббизма в Думе сильно преувеличена. Чтобы торговать влиянием, его нужно для начала иметь. А в Госдуме сейчас в принципе не принимают решений, правительственные законопроекты проходят по умолчанию, как и президентские. Ну да, наверное, там кружатся рыбы-прилипалы, но акулы, которых они обслуживают, — в исполнительной власти, если ее еще можно так называть. Поэтому в поисках лоббистов нужно смотреть туда. Настоящие лоббисты сидят куда выше: ведь нельзя же себе представить, чтобы депутат лоббировал интересы любого из братьев Ротенбергов. Зачем это им, если можно позвонить своему другу детства?  

"У нынешних депутатов нет никаких заслуг. Самостоятельных решений они не принимают, голосуют по указке, о чем тут говорить"«У нынешних депутатов нет никаких заслуг. Самостоятельных решений они не принимают, голосуют по указке, о чем тут говорить»Госдума РФ

— Всегда ли уровень профессионализма думских «чинов», скажем председателей, зампредов комитетов, соответствует их официальному положению? Встречаются ли «блатные», назначенные не по признаку профессионализма, а потому что они «свои»? 

— Открою секрет Полишинеля: все назначения, не только в Думе, происходят по принципу личной лояльности. Иногда может немного повезти и лояльным окажется действительно хороший специалист. Но сейчас это уже редкость. «Умный» и «верный» — это, как правило, взаимоисключающие категории. Да и что толку от умного человека, который связан в своих решениях по рукам и ногам?

— А председатель Госдумы — насколько влиятелен он? Входит ли в состав правящей верхушки, обладает ли там весомым голосом?

— Конечно, формально председатель Госдумы — человек влиятельный. И нынешний спикер — Вячеслав Володин — старается это показать, выстраивает депутатов, вводит какие-то дежурства от забора до обеда… Однако для него низвержение с небес администрации президента была очевидным понижением в статусе. И восстановить этот статус пока не получается никакими штрафами за прогулы для «коллег». 

— Например, про Жириновского говорят, что на самом деле он очень образованный, умный человек, а эпатаж — только игра на публику. Кто еще из известных думцев притворяется — клоуном или, наоборот, интеллектуалом или «защитником народных интересов»? 

— У Жириновского — личная драма. Человек он на самом деле умный, талантливый, но маска клоуна приросла к лицу, и ни на что другое ему рассчитывать уже не приходится. В 90-х ЛДПР была первой фракцией парламента (помните «Россия, ты одурела», сказанное по этому поводу Юрием Карякиным?). А сейчас это небольшой цирк-шапито с постаревшей гимнасткой и ее группой поддержки. Все те же на манеже.

В ловушку попал не только Жириновский. Взять Милонова: он ведь не дурак, совсем не дурак, но решил пробивать себе карьеру именно таким путем. И тоже уперся в потолок. Как ни выдумывает идиотские новости про свои законопроекты — а уже никому не интересен. На фоне искренних людоедов человек со вставными зубами выглядит жалко. Впрочем, испытывать к таким жалость все равно не стоит.

Ну, а прочие типажи… Когда-то единороссы изображали из себя радетелей за благо народа. Пришла пенсионная «реформа» — кончились радетели.

— Вы работали в Госдуме в пору, когда ее называли «взбесившимся принтером» и «Госдурой» — столько одиозных, репрессивных законов она приняла. Один «закон Димы Яковлева» чего стоит. Часто ли депутаты, одобряя подобные законы, потом сокрушаются, что голосовали под давлением? Совесть их мучает?  

— Совесть… Где-то они слышали такое слово. Одного депутата после того, как он проголосовал за «закон подлецов», жена несколько дней буквально не пускала на порог. Но современной «Лисистраты» не вышло: закон, как вы знаете, продолжает действовать и убивать. 

Сколько депутатов подходили ко мне в думском буфете, жали руку, признавались, что все понимают и со мной согласны, но…

Ученый, сверстник Галилея, 

Был Галилея не глупее.

Он знал, что вертится Земля,

Но у него была семья. 

А у этих — бизнес (пример разорения нашей семейной фирмы оказался показательным), какие-нибудь давние грешки. В общем, перефразируя другое стихотворение, «совесть, ты слабее год от году»…  

"Для Володина низвержение с небес администрации президента было очевидным понижением в статусе"«Для Володина низвержение с небес администрации президента было очевидным понижением в статусе»Госдума РФ

— Известные единороссы Сергей Железняк и Наталья Поклонская не голосовали за пенсионную реформу, чем вызвали гнев своих однопартийцев. По вашему опыту, единственного независимого депутата Госдумы, на думской карьере Железняка и Поклонской можно ставить крест? Им не простят «отщепенчества»? Как это принято в партийных фракциях?  

— Поклонская — это замечательный пример. Когда те самые депутаты — и умные, и верные, и с совестью, и без — вгляделись в ее широко открытые глаза, то увидели там отблески костров инквизиции. И вздрогнули.

А Железняк — история совсем другая. Он всплывал всегда, после самых тяжелых пробоин. Думаю, вынырнет и теперь, будет лавировать, лавировать да вылавирует куда-нибудь. Но это не тот сюжет, за которым я готов пристально наблюдать, пусть себе аппаратно борется под ковром, пенсии там — явно только повод.

— Депутатами Госдумы становились разные телеведущие, режиссеры, артисты, певцы, тренеры и спортсмены. От них есть какой-то реальный толк в парламенте?  

— Среди многочисленных гимнасток зачастую встречаются симпатичные люди. Но симпатичный человек — это не профессия, и бубенцы на колпаке шута никак не влияют на его ужимки. Если без метафор, то все актеры-режиссеры-спортсмены в Думе за редким исключением никогда не играли большой роли.

— Последний состав Госдумы избирался не только по партийным спискам, но и, как когда-то, по одномандатным округам. Это что-то изменило? 

— Поскольку никакой Федерации в России нет, нет и смысла обсуждать нынешнюю Думу. Была «не местом для дискуссий», потом превратилась в «бешеный принтер» и «Госдуру», а теперь это попросту казарма, задача которой — штамповать максимальное количество документов в минимальные сроки. Вон, на днях депутат Госдумы Александр Пятикоп написал пост (фото прилагалось) о том, что — цитирую — «заступил в депутатский наряд»: расставляет перед заседанием бутылки с водой, «обеспечивает стаканчиками». Отличная работа, важная, как раз под стать народному избраннику.  

Если же говорить о системе выборов, то еще в прошлом созыве я вносил законопроект о ее изменении, о так называемой связанно-смешанной системе. Совсем коротко: выборы должны проходить и по спискам, и по одномандатным округам, но одномандатники должны включаться в число списочных мест. Предположим, партия получила 225 мандатов по списку и 225 мандатов по округам. Сейчас это в сумме 450. А в связанно-смешанной системе 225 одномандатников все списочные места и займут, у партии будет в сумме только 225 мест. Если же одномандатников будет меньше, чем мест по списку (а так всегда и бывает), то остаток уйдет «списочным» кандидатам. Там есть еще ряд особенностей, но эта деталь — ключевая.

За подробностями отошлю к давним постам Аркадия Любарева, которые легко найти в Сети: он еще в 2013 году подробно объяснял, как связанно-смешанная система должна быть устроена математически. 

Добавлю, что нам нужны еще и многомандатные округа, в которых побеждал бы и становился депутатом не один человек, а сразу два или три. Тогда второе место имело бы значение: существенная часть избирателей была бы представлена в парламенте. Но пока все это утопия, так как в нынешней системе всерьез говорить о независимом парламенте просто не приходится. Надеюсь, мы вернемся к этому разговору в довольно скором будущем. 

— Видите ли вы в сегодняшней Госдуме тех, кого можно назвать оппозицией?

— Повторю собственную фразу про Думу, которая представляет собой один дом с четырьмя подъездами. Парадный — для «Единой России», а остальные — для «оппозиции», которая, однако, в итоге оказывается в тех же самых коридорах власти и обслуживает те же самые интересы, что и ЕР. 

Нет в парламенте никаких оппозиционеров. Лоббисты — есть, популисты — есть, а оппозиционеров — нет. «Оппозиционные» депутаты голосуют против лишь потому, что знают: их голос ничего не решает. Если я про себя в Думе шутил, что независимый депутат — это тот, от которого ничего не зависит, то эти просто притворяются, изображая непримиримую борьбу, не принимая бюджет. Но как только администрация президента скажет «надо», сразу отвечают «есть!». Важно не то, на какие кнопки жмет «оппозиция», а то, готова ли она произнести «Путин» без прибавления подобострастного «наш президент Владимир Владимирович». Этот простенький тест думская «оппозиция» не проходит. 

Поэтому нет смысла говорить даже о законотворчестве Госдумы. Если законопроект идет от администрации президента или правительства, он принимается без рассуждений. Степень самостоятельности Думы, ее законотворческой инициативы в сколько-нибудь серьезных вопросах стремится к нулю. Это видно, например, по истории с повышением пенсионного возраста. Решает не Дума, она лишь штампует, прикладывая руку к голове, даже не как офицер, а как швейцар — спрашивая: чего изволите?

«Интерес к выборам появляется вместе с хотя бы малейшей возможностью честного результата»

— Когда-то, при Ельцине, Госдума отваживалась на такую дерзость, как попытка импичмента президенту. А сегодня очевидно, что она не является самостоятельным политическим институтом. Каким образом можно вернуть парламенту политическую самостоятельность, что для этого необходимо предпринять? 

— В нынешней системе говорить о том, как нам обустроить парламент, совершенно бесполезно. Сначала нужно обеспечить честные выборы, перейти от суперпрезидентской к парламентской республике. То есть вначале люди видят, что им есть за кого голосовать, потом — что этот кто-то реально может защитить их интересы. Частично это обеспечивается конституционной реформой, частично — моим законом о связанно-смешанной системе выборов. В целом же речь идет просто об уходе от монархии.

— И какое положение, по вашему мнению, должна занимать Госдума в политической системе страны в идеале?  

— Я много раз повторяю очень простую мысль: нам нужна парламентская республика. И в царской России, и в советской, и в нынешней мы живем при монархии. Монарха могут звать императором, генсеком или президентом, но это все равно монарх. Причем у Путина прав даже больше, чем у Николая Второго. Но в XXI веке, при ускорившемся развитии, нельзя больше полагаться на удачу: повезет с добрым царем или опять нам на шею сядет «властитель слабый и лукавый». Нынешние годы отставания мы будем расхлебывать все ближайшие десятилетия, еще и внукам завещаем бороться с санкциями и пытаться догнать и перегнать всей страной капитализацию фирмы Apple. 

"Один человек может сойти с ума и нажать красную кнопку, 450 человек — вряд ли"«Один человек может сойти с ума и нажать красную кнопку, 450 человек — вряд ли»Госдума РФ

Парламентская же республика дает стабильность. При прочих равных она выводит на как минимум средний устойчивый уровень развития. Один человек может сойти с ума и нажать красную кнопку, 450 человек — вряд ли. А если среди этих 450 есть еще и оппозиция, для которой законодательно прописаны полномочия (например парламентский контроль и расследования), если она может обсуждать в парламенте свою повестку, то оставшееся большинство ее уже не проигнорирует. Потому-то властям так важно было не дать оказаться в нынешней Думе ни одному оппозиционеру в принципе.

Вопрос стоит очень просто: или мы перейдем к парламентской республике, или со своими самыми мудрыми в мире вождями просто исчезнем с мировой сцены. Распадемся на «рога и копыта», как Австро-Венгерская, Османская и любая другая империя. Кто бы что ни говорил, я не считаю, что можно этого желать. Федерация с сильными регионами и их сильными представителями в парламенте — вот наш путь. Но пока от него у России только одна буква — «Ф» в «РФ».

— 25 лет тому назад, на первых выборах Госдумы, явка составила почти 55%. На последних выборах в 2016 году — меньше 48%. Даже при том, что, как мы знаем, нередко используется административный ресурс. Если не принуждение бюджетников и работников крупных корпораций, еще вопрос, насколько выборы реально интересуют граждан России.

— «Нередко использующийся административный ресурс» коллеги из нашей «Партии перемен» недавно проиллюстрировали наглядным примером. В Татарстане проводились местные референдумы. Повод был пустяковый: софинансирование местного благоустройства. И, о чудо: шесть из восьми референдумов, за которыми следили наши наблюдатели, не состоялись просто из-за отсутствия необходимой 50-процентной явки. Несмотря на то, что комиссии все равно умудрялись вбрасывать бюллетени. Но все остальные референдумы, где наших наблюдателей не было, прошли на отлично. Вот вам и административный ресурс. И такое творится далеко не только в Татарстане.

Если же говорить об отношении к выборам в целом, то интерес к ним появляется, как только возникает хотя бы малейшая возможность честного результата. Как, например, в Хакасии, где за коммуниста, и не гадавшего стать губернатором, проголосовали — просто назло — больше половины избирателей. Потому власти и не допускают на выборы настоящих оппонентов. 

Уже набил оскомину пример с выборами мэра Москвы, где Собянин «сражался» с несколькими манекенами (кто помнит, как их звали?), зато меня, обладавшего реальной поддержкой двух сотен муниципальных депутатов, на выборы не пустили. Главной задачей в Москве было победить в первом туре, потому что второй — это гарантированный проигрыш власти. 

Как только в плотине появляется щель — то плотине конец. Вот нашу плотину и конопатят. Однако настоящая оппозиция все равно должна использовать выборы как момент слабости и уязвимости системы: люди все прекрасно понимают.

— Может быть, впоследствии сделать участие в голосованиях почетной гражданской обязанностью и так приучить избирателей к осмысленному выбору партий, парламента? 

— Не нужно усложнять. Почетная обязанность — это уже какая-то военная служба по призыву. Велосипед изобрели до нас: есть честные выборы, есть настоящие кандидаты — и все будет. Россия станет активно голосовать, когда увидит результаты своего голосования. 

Если сейчас в регионах люди готовы голосовать даже за манекенов — представьте, что произошло бы, если бы в Хакасии появился свой Ройзман или Шлосберг? 

— Но в России нет оформившейся партийной системы. Нынешние партии — только вывески. Сколько времени понадобится для создания нормальной партийной системы, чтобы перейти к парламентской республике? 

— Хватит пяти-восьми лет. Если по науке — то двух избирательных циклов с неизменными правилами. Не буду уходить в бездны политологии, это действительно так и работает, и мы тут не откроем никаких Америк. Одни приходят, другие уходят, фальсификаций нет — и выстраиваются демократические правила. 

Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

— В парламентских республиках партийные коалиции и правительства бывают нестабильными, выборы проходят часто. Вы полагаете, это подходящая конструкция для очень многообразной страны, конфликтующей даже по незначительным вопросам, как, например, наименования аэропортов?  

— Да что же плохого в том, что общественные проблемы будут обсуждаться, а не загоняться под сукно? Чем больше обсуждений — тем лучше. Чем больше возможностей для граждан влиять на жизнь страны — тем лучше. Те же аэропорты — ну там хоть табличку повесят. Хотя и здесь уже, как видим, подтасовывают и обманывают. А если бы не обманули? А если бы не табличка, а настоящий представитель в Думе? А если бы референдум по действительно важным вопросам? В России ведь отсутствуют реальные референдумы. «Да-да-нет-да» — и все. (Имеется в виду единственный общероссийский референдум о доверии президенту Борису Ельцину и народным депутатам, состоявшийся 25 апреля 1993 года — ред.)

— Какими важнейшими полномочиями, на ваш взгляд, должна быть наделена Госдума? 

— Тут можно прямо по пунктам. 1. Формирование правительства. 2. Парламентское расследование и контроль, которые осуществляет оппозиция. 3. Назначение прокуроров. Остальное, как говорится, приложится.

— А Совет Федерации? Нужен ли он? Если да, то как должен формироваться и какими полномочиями обладать?  

— Совет Федерации — хорошая вещь, только у нас от него осталась лишь косноязычная надпись на фронтоне здания «Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации». Чувствуете, на что упор? На Федерацию, то есть на регионы. В том и разница с Думой: депутат — он идеолог, он про законы и партии, а сенатор — лоббист интересов избирателей конкретного региона. Депутаты законы пишут — сенаторы контролируют, чтобы они были на пользу конкретной области или республике. Поэтому сенаторов именно что нужно избирать, прямым голосованием. Но сейчас этот механизм и это разделение, понятное дело, уничтожены, как и сама верхняя палата.  

— Государственная Дума заменила Съезд народных депутатов и Верховный Совет, которые вошли в историю крайним противостоянием президенту Ельцину. Если Россия станет парламентской республикой, нужен ли ей президент? 

— Да пусть будет. Пусть занимается тем, что называется «представительские функции». Ленточки перерезает. Послам улыбается. Руки жмет. Отличная работа.

«Ощущение конца 80-х в СССР меня не покидает» 

— Как бы вы оценили итоги года для оппозиции?

— Я не буду рассказывать про то, что «скоро рассвет»: всю эту бравурную риторику мы слышим постоянно. Но ощущение конца 80-х в СССР меня не покидает. Какие тогда были успехи у оппозиции? И как быстро изменилась ситуация!

Маяковский в пятнадцатом году писал, что «В терновом венце революций грядет шестнадцатый год». Чуть ошибся. Такие вещи витают в воздухе, но точную дату предсказать нельзя. Вот и я не буду, лишь снова скажу, что ощущение конца 80-х дрожит маревом вокруг. Когда и что из этого марева появится — мы вскоре увидим. 

Примеры регионов, где победили представители «парламентской оппозиции», говорят о том, что люди готовы голосовать хоть за кого, лишь бы избавиться от этой власти. Но «хоть кто» скоро покажет, что ничем не лучше, и тогда настанет новый этап недовольства, подкрепленный повышением пенсионного возраста, налогов и прочим закручиванием уже не политических, а экономических гаек. Вот тогда мы и будем подводить итоги. Власть отлично взрыхлила почву. Что мы на ней вырастим — это зависит от нашей работы.

Главное перестать говорить об объединении как единственной цели. С этим, думаю, все уже понятно: пора начинать просто работать над своими проектами, а не проводить время в бесконечных дрязгах, под руководством какого пастуха наш теленок забодает волка. В этом случае волк точно погибнет — но от старости. Если перестать ругаться и выяснять отношения у кого-то не получается, то стоит просто отойти в сторону и начать заниматься своим делом. А кто тут был самым главным демократом, выясним по итогам честных выборов. 

Дмитрий ГудковДмитрий ГудковИлья Питалев / РИА Новости

— С какой повесткой целесообразно выступать оппозиции? Главное, что волнует людей, — отказ государства от социальных обязательств, увеличение налогов и тарифов, пенсионного возраста. А выборы главы Хакасии показали, что если уж народ и будет голосовать за альтернативу, то «левую». Как вам быть — «леветь»? Но ваш «соратник по партии» Ксения Собчак поддержала повышение пенсионного возраста.

— Для начала — про «леветь». В России нет ни левых, ни правых: есть те, кто против Путина и кто за. Последние — и за повышение возраста, и за увеличение налогов, и за войну с Западом, и за обычное воровство. Иными словами, они за то, чтобы выжать из страны как можно больше денег. Попадется нефть — продадут нефть, попадутся под руку люди — людей. Люди для власти — просто еще один ресурс, только куда менее выгодный, чем нефть. Ею торговать удобнее. При чем здесь политика? Чистый бизнес.

Вопросы о Ксении Собчак я лучше адресую ей самой: позиция партии, лидером которой я являюсь, заключается в том, что повышение пенсионного возраста — это выжимание денег из людей, хотя нужно выжимать их из Сечина.

Если говорить о Хакасии, то ее пример не доказывает ничего: просто работает эффект «второго кандидата». Кто не от власти представлен, хоть как-то, пусть номинально, тот и собирает вокруг себя протестный электорат. Чего далеко ходить: в Липецкой области, где я поддержу на выборах губернатора депутата местного парламента Олега Хомутинникова, у путинского врио Артамонова рейтинг был на уровне 5%. После того, как я опубликовал его фразу о том, что это не цены высокие, а зарплаты низкие, и люди сами в них виноваты, рейтинг рухнул еще ниже. Вот и давайте посмотрим на выборы в сентябре, когда у людей будет альтернатива для голосования не только из КПРФ. 

— Недавно Алексей Навальный озвучил свой план победы над «Единой Россией» на выборах: голосовать за кого угодно, только не за единороссов. Как вы оцениваете такой подход?

— Меня смущает механистический подход: если в Москве план может сработать, то в регионах «вторые места» зачастую принадлежат той же партии власти, только другой ее «фракции». Мы же не думаем, что на проходное место претендует только один «людоед»? У них тоже есть внутривидовая борьба. Ну и, конечно, вопрос — кто и как будет определять «второго» от оппозиции? Посмотрим. Как бы там ни было, стратегия Навального — еще один повод для привлечения внимания к выборам, а это всегда полезно. 

— А есть ли у вас свой план победы над правящей партией?

— Сейчас на первом месте — выборы Мосгордумы в сентябре 2019 года. Затем — Санкт-Петербург с его муниципальной кампанией и ряд региональных выборов, в частности — липецких. При этом не стоит питать иллюзий, будто власти не сделают выводов из своих провалов и не закроют дорогу независимым кандидатам окончательно. «Меня терзают смутные сомнения» насчет допуска к выборам настоящей оппозиции. Однако это лишь приблизит неизбежный финал.

В любом случае, помимо выборов Мосгордумы в сентябре 2019 года, я буду заниматься борьбой с мусорной мафией. Эта тема непосредственно коснулась меня, так как рядом с моей дачей под Коломной люди [генерального директора корпорации «Ростех» Сергея] Чемезова готовятся строить один из самых больших в Европе мусорных полигонов, который отравит и Оку, и Москву-реку. Проект протащили через местных депутатов в нарушение всех норм, наплевав на экологию. И когда я начал заниматься этой темой, то увидел огромное число людей, готовых выходить на протесты, они уже выходят, далеко не только в Волоколамске. Я приехал в коломенскую деревню Непецино снять ролик с двумя-тремя местными жителями — а пришли 250 человек! За что меня мгновенно обвинили в организации незаконного митинга и 13 декабря будут судить. Что ж, значит, болевая точка нащупана верно. И экологический протест, уверен, будет эффективнее даже борьбы с коррупцией, потому как последнюю не всегда видно, а вонючим воздухом дышим мы все. 

— Пенсионная реформа и прочие антисоциальные меры привели к тихому волнению и возмущению в рядах самой «Единой России», хотя очень немногие готовы говорить об этом вслух, чтобы не потерять свой статус. Но если это брожение перерастет в партийный раскол, будете ли вы работать с недовольными «единороссами»?  

— «Тихое возмущение» — отличный термин. Примерно как «пресный океан». В 2018 году на фоне войн, убийств и безудержного воровства пора бы уже переходить от тихого возмущения хотя бы к яростному шепоту. Но посмотрите на последний съезд «Единой России»: цирк с медведями. Очередной съезд КПСС — вот его настоящее название. Бурные, продолжительные аплодисменты, переходящие в овации, крепкий и здоровый сон лидера партии Дмитрия Анатольевича Медведева, «сиськи-масиськи», вот это все. 

«Единая Россия» примет свод «заповедей» для членов партии

Реальность, как обычно, обогнала мечту. «Единая Россия» приняла семь заповедей. (Измельчали, конечно, по сравнению с Моисеем). Процитирую одну из них: нужно «придерживаться принципа личной скромности в публичном поведении». То есть: наворованные дворцы, самолеты, яхты — это все на здоровье, только прячьте получше. Или вот еще прекрасное, КПСС и не снилось. Какая главная задача стоит перед «Единой Россией»: «Быть нетерпимыми к попыткам пересмотра и искажения истории России». Все оставшиеся задачи решены, но вот марать честное имя Ивана Грозного мы не дадим! Умрем, а не посрамим святого равноапостольного князя Владимира, понимаешь, Владимировича. Вскрыли голову типичного единоросса, и внутри нашелся только простенький органчик — все как у Салтыкова-Щедрина. 

Впрочем, не все так весело. Пока на том же съезде Сергей Кириенко рассказывал про необходимость «откровенного диалога» с обществом, судили Льва Пономарева. Я пять часов провел в Мосгорсуде, выслушивая хамство приставов. В зал не пустили даже члена СПЧ Екатерину Шульман. Бравые вояки пообещали: «Надо будет — колючей проволокой обмотаем». Куда как откровенный диалог. 

— В «Единой России» намерены создать комиссию по этике, дискредитирующих партию будут лишать партбилетов. Может, эта мера изменит имидж «партии власти» в лучшую сторону? 

— Думаю, вам и самому смешно задавать этот вопрос. Что там решила в отношении Слуцкого думская комиссия по этике? Что может быть очевиднее, чем случай депутата, домогающегося каждой первой идущей мимо женщины? Но ничего — продолжает занимать посты и нажимать на кнопки. А уж про избиение Олега Кашина я и напоминать не буду. Кто-кто у нас секретарь Генерального совета партии «Единая Россия»? Вот то-то и оно. 

Новости России
ХМАО
У сургутского полицейского-наркобоца было изъято более 20 пакетиков с наркотиками
Издатель «Тинькофф журнала» Александр Рай
Россия
Baza назвала возможную причину смерти издателя «Тинькофф журнала» и его жены
Россия
Эксперты: в России принимается «странный» закон о домашних электростанциях
Россия
В Москве подозреваемый сбежал из клетки в зале суда под потолок. Его поймали полицейские
Гендиректор Первого канала Константин Эрнст
Россия
Эрнст: сюжет на «Первом» об украинском истребителе, сбившем малайзийский Боинг, — ошибка
Россия
Родители девочки, живущей в больнице, просят, чтобы органы опеки не вмешивались в их семью
Глава МВД Грозного Аслан Ирасханов
Россия
США ввели санкции против главы МВД Грозного, посчитав его причастным к казни 27 человек
Издатель «Тинькофф журнала» Александр Рай
Россия
Издатель «Тинькофф журнала» погиб при трагических обстоятельствах вместе с женой
Фигурантка дела «Нового величия» Анна Павликова
Россия
Путин прокомментировал наличие провокатора в создании организации «Новое величие»
Россия
Юрий Лужков: хозяин Москвы, оппонент президента, пенсионер-пчеловод
Депутат Госдумы Владимир Бурматов
Россия
Депутат Госдумы Владимир Бурматов перенес экстренную операцию
Президент РФ Владимир Путин (справа)
Россия
Путин поддержал идею введения наказания для чиновников за оскорбление россиян
Александр Герасименко
ЯНАО
Путин подписал указ о назначениях и отставках прокуроров в регионах УрФО
Президент РФ Владимир Путин
Россия
Путин объяснил, почему за брошенный в полицейского пластиковый стакан приговаривают к реальным срокам
Санкт-Петербург
Защита обвиняемых в деле о теракте в петербургском метро настаивает на их невиновности
Николай Александров
Санкт-Петербург
Генерального директора петербургского «Метростроя» задержали оперативники ФСБ
Россия
СКР запустил процесс экстрадиции в Россию из Италии топ-менеджера структуры «Ростеха»
Санкт-Петербург
В Петербурге семь мужчин избили девушку из-за внешнего вида
Россия
Якутский шаман Александр Габышев, снова идущий в Москву, возможно, опять задержан
Россия
Ушла из жизни солистка группы Roxette Мари Фредрикссон
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно