Доллар
Евро

«Меня постоянно спрашивали: «Где посадки?»

Новый вице-мэр по транспорту — о росте цен на проезд, новой команде и реформах в Екатеринбурге

В октябре этого года новым вице-мэром Екатеринбурга, отвечающим за вопросы транспорта и городского благоустройства, стал Алексей Бубнов, до этого работавший главой счетной палаты города. На первый год его работы придутся как минимум две крупные реформы, которые затронут каждого горожанина: внедрение новой маршрутной сети и новой системы оплаты за вывоз мусора, из-за которой плата за услугу вырастет в разы. В интервью Znak.com Бубнов рассказал, что его удивляет в работе предыдущей команды, почему вырастет цена на проезд в метро, будет ли построена вторая ветка и как город рассчитывает пережить перемены в условиях стесненного бюджета.

«Со „Спецавтобазой“ было непросто — предприятие потряхивало»

— Вы работаете заместителем главы Екатеринбурга по вопросам транспорта, благоустройства и экологии с середины октября. Успели ли вы провести ревизию доставшегося вам от предыдущего руководителя наследства? 

— В какой-то степени мне проще работать, чем коллегам, которые недавно были приглашены сюда Александром Геннадьевичем (Высокинским. — Znak.com), потому что я был председателем счетной палаты и знал все городское хозяйство. Поэтому особой ревизии проводить не надо было: я был на всех крупных транспортных предприятиях, бюджет знаю достаточно хорошо. Мы проверяли и предприятия сферы благоустройства, и транспортные, и получение субсидий транспортными предприятиями. Поэтому все знакомо, дополнительной ревизии не нужно.

— Были ли какие-то «подводные камни», оставшиеся от предыдущей управленческой команды?

— Определенные вещи, конечно, удивляли. Например, со «Спецавтобазой» было непросто, предприятие слегка потряхивало. В сентябре 2018 года пришел новый руководитель, привел с собой еще двадцать человек, начали заниматься каким-то аудитом предприятия, вместо того чтобы заниматься текущей работой. Тем более компания — региональный оператор, надо вникать во все новые производственные процессы. Поэтому состоялся разговор с директором, после которого он уволился по собственному желанию, и сейчас совместно с депутатами мы нашли нового директора, параллельно помогали предприятию вести активную деятельность по подготовке к переходу на работу в качестве регионального оператора.

— Вам досталась самая конфликтная часть работы в новой команде — потому что и по транспорту, и по благоустройству, и по экологии у жителей Екатеринбурга возникают вопросы постоянно. Лично вы какие проблемные точки видите в этих сферах, которые нужно — и можно — решить относительно оперативно?

— Как гражданин — а я в городе живу всю свою жизнь — я вижу, что улицы стали убирать значительно лучше. Раньше, когда я только сдал на права, снег с улицы Ленина не убирали: там были огромные колеи, машину болтало так, что ты мог с дороги вылететь. Сейчас такого практически нет, и качество уборки растет. А вот грязь меня расстраивает. И я до конца с причиной этой грязи не могу разобраться.

— Вроде же установили: пыль с газонов.

— Нет, было заключение, что большая часть — это строительная пыль. И это пыль не со строек, это сточенный шипованными шинами асфальт. Поэтому сейчас мы будем разбираться с качеством асфальта, с качеством битума, почему он так быстро изнашивается. Я думаю, что тут могут быть неожиданные открытия. По крайней мере, такое исследование, недорогое, мы будем заказывать.

— Лично у вас есть вопросы к тому, как благоустроен город и как работает его транспортная система? Есть примеры, когда вы увидели какой-то проект и подумали: ну нельзя же так!

— Я по первому образованию математик, и стараюсь в первую очередь понять логику тех или иных решений. Некоторые вещи я реально не понимаю — зачем. Например, периодические переделки по благоустройству и дорогам. Если ты туда залез — ты потом лет 15 не подходи, чтобы оно держалось все это время. А у нас: сделали что-нибудь, потом перекопали.

Плюс у нас же есть проблема межотраслевого взаимодействия. Мы построили какую-нибудь дорогу или отремонтировали ее шикарно, потом пришла теплоснабжающая организация, раскопала все это, а восстановила плохо.

Радикальные ямы на дорогах — они как раз от таких раскопок!

Во-первых, просто восстанавливают плохо, во-вторых — чисто технически для асфальта лучше, если он единым полотном положен, а не такими «заплатами».

— Этой проблеме уже не один год. Есть идеи, как это синхронизировать?

— Окончательно синхронизировать эту работу не получится, потому что бывают аварийные участки; но мы к этому стремимся. Мы работаем с сетевыми компаниями, планово смотрим работы по их инвестиционной программе на три года и делаем все, чтобы увязать свою программу с их программами.

— Почему такой небольшой горизонт планирования?

— Мы идем от гарантии, она у нас четыре года. Если мы на дорогу вышли, до конца гарантийного срока к ней подходить можно только в исключительных случаях — иначе гарантийные обязательства подрядчика «летят», а нам это не выгодно. Мы же это делаем за счет федеральных денег в том числе, а они потом приходят и говорят: а почему вы тут дел-то наделали? Думаю, плановые вещи мы постепенно втянем в нормальное русло. 

«Смелых людей, позволяющих себе что-то украсть, нет»

— А с благоустройством что происходит? Например, с благоустройством сквера за Оперным театром — там работы во время последнего объезда вызывали большие вопросы.

— Там не так все плохо, как могло показаться. Строители установили опоры для освещения, проложили коммуникации, и, я надеюсь, в скором времени эта красота заработает, и она будет радовать горожан. Если говорить об организации работ — мне кажется, надо было просто закрывать этот парк строительным ограждением по периметру, как мы закрыли набережную Исети между Малышева и Кубышева. Тогда была бы полноценная строительная площадка, и граждане там не смогли бы пройти, грязь бы им не мешала. Вроде бы, пошли навстречу горожанам, а в итоге получили то, что получили. Ну и культура работ подрядчика тоже вызывает вопросы: работники заехали на территорию парка на личных автомобилях, поставили на газон, намесили грязи, потом вытащили ее на улицу. 

Я квартального туда отправлял, чтобы он протоколы выписал! А они говорят — тут же строительная площадка, какие вопросы.

Отчасти они правы. Но зачем ломать, чтобы потом восстанавливать? Ну и надо выполнять контракт, не затягивать процесс работ, а нормально подготовиться, выйти и сделать быстро.

— Что мешает?

— С моей точки зрения, некачественно проработанные проекты строительства,    когда ты подрядчика не загоняешь в определенные рамки, а оставляешь ему горизонт. Плюс —  я, может, крамольную мысль скажу — у нас система очень непростая по госзакупкам и срокам выполнения работ. Деньги выделили в январе, пошли процедуры, подрядчик не заявился, проект получили только в мае — июне, кое-как сделали — и в сентябре только на площадку вышли. 

— Можно ли в реальности этот срок сократить?

— Можно, надо просто не отступать от своих же планов. Если решили, что мы в 2019 году делаем проект, а в 2020-м, например, выходим на объект, то так и надо делать. Но у нас как получается иногда? Приходит в голову свежая мысль сделать что-то еще в дополнение к утвержденным объемам работ в году, и такая спешка иногда приводит к не очень хорошим результатам.

— Какие планы по благоустройству на 2019 год?

— Завершение работ по Оперному театру. Проекты есть все, у нас переходящие объекты — набережная от Малышева до Куйбышева. У нас новый объект — парк Зеленая роща, на который проект есть. И два проекта, по которым мы заявку подали по началу строительства набережной от Макаровского моста. Мы доходим до устья реки Ольховки, а по другому берегу со стороны улицы Папанина до Макаровского моста. Последние проекты надо корректировать: они были выполнены в 2013–2016 годах. Мы этим сейчас занимаемся.

— Вы, будучи главой Счетной палаты, наверняка не раз занимались анализом смет и в этой сфере. Есть ли у вас вопросы к тому, как финансировалась эта деятельность в прошлые годы и насколько правильно расходовались средства? Лично у вас какие-то проекты по дорожному ремонту и благоустройству вызывают вопросы?

— Когда я пришел руководить Счетной палатой, депутаты мне каждый раз говорили одно и то же: «Где посадки?» Но задача у Счетной палаты не в посадках, а в поиске системных проблем при формировании и исполнении бюджета, которые нужно поправить. И учитывая то, как у нас работает по администрации прокуратура и другие надзорные органы — а я с 2004 года работаю в администрации — у нас нет «смелых» людей, которые позволяют себе что-то украсть. Есть вещи просто нелогичные. Там, где нелогично, тут же возникает вопрос — там есть какой-то косяк, или интерес, или корысть.

У ДЭУ, которые занимаются уборкой улиц, основных проблемы две: недофинансирование и слабый контроль выполнения работ. Мы в проекте бюджета на 2019 год добавили на это денег, сейчас убираем определенные глупости, которые в отношении уборки улиц у нас были.

— Например?

— Например, у учреждения есть свой КамАЗ для вывоза снега, но нет своего водителя в наличии. И поскольку надо вывозить снег, директор нанимает технику, которая возит снег, и при своем КамАЗе — который в это время просто стоит у забора — тратит бюджет на это. Таких перекосов не много, но они есть. И мы будем их убирать. Когда руководитель понимает, что его полностью контролируют, он же начинает лучше работать. И я думаю, что это должно привести к результатам, которые люди увидят на улицах.

— Когда увидят?

— Что-то видят уже сейчас, новая техника, которую мы сейчас покупаем, должна выйти на улицу с 15 февраля. Понятно, что в один день ничего не произойдет. Административная машина как каток. Такого, чтобы поменялся один руководитель, и город сразу завалило грязью или, наоборот, стало чисто, не будет, изменения будут проходить постепенно. 

— Бывший вице-мэр Архипов говорил, что городу не хватает денег на уборку и, если бы был дополнительный миллиард, проблем не было бы. Так миллиард нужен или нет?

— Это от задач зависит. Если шампунем все улицы мыть, то и миллиарда не хватит. А можно просто ставить задачу вывозить снег по регламенту. Но проблема недофинансирования действительно есть, и мы сейчас этим вопросом планомерно занимаемся вместе с депутатами Екатеринбургской городской думы.

— Недавно Крицкий на гордуме заявлял, что по строительным проектам у города сметы занижены и подрядчикам просто неинтересно работать. Насколько эта ситуация распространена в дорожном строительстве, в благоустройстве? Вы разделяете такую точку зрения?

— Системно такой проблемы, я думаю, нет. Если брать проект, о котором говорил Крицкий — «Эрмитаж-Урал» — то там проект по конкурсу делал «Атомстройкомплекс». Конкурс несколько раз не состоялся, так как потенциальные подрядчики не понимали логистику движения строительной техники к пятну застройки. Как только совместно с администрацией Екатеринбурга вопрос был решен (мы разрешили временно задействовать пешеходную зону Вайнера), по конкурсу определился подрядчик — тот же «Атомстройкомплекс». 

«Люди в принципе не готовы платить за парковку»

— Сегодня в Екатеринбурге продолжает действовать постановление Якоба о внедрении новой маршрутной сети с 1 июля. За два года отсрочки не проведено фактически никакой работы по информированию граждан и очень мало по остальным аспектам. Так реформа будет или нет?

— Мы смотрели, что сделал «Город.PRO», вместе с транспортными предприятиями дорабатывали схему, так что работа шла. Сейчас мы хотим заказать работу по «матрице перемещения»: мы хотим понять, как у нас вообще люди по городу ездят.

— «Город.PRO» ведь делал это в своем исследовании?

— Да, но они анализировали, как люди по существующей маршрутной сети ездят. А мы хотим захватить и тех людей, которые ходят пешком, и тех, кто ездит на автомобилях. У нас основная задача сейчас — пересадить людей с личного транспорта на общественный, чтобы пропускную способность дорог увеличить. Но для этого надо найти какой-то баланс между экономикой транспортных предприятий и удобством горожан. Если мы сейчас закроем все въезды и маршруты, и скажем: «Все, теперь у вас один вариант — вот этот трамвай, вы на нем доезжаете до пересадки и оттуда на какой-нибудь грязной ржавой маршрутке едете». Да горожане просто нам этого не простят! Поэтому нужно подходить к реформе очень вдумчиво.

— С 1 июля запустить получится?

— Скажу так: такая задача перед нами ставится и губернатором, и главой Екатеринбурга. У нас и контракты, и разрешения на транспорт у всех до 1 июля 2019 года. Но к этому нужно быть полностью готовым, в том числе и информационно. Нужно горожанам объяснить: друзья, у нас сейчас будет так! Если молодежь это, может, и оценит, то пенсионеры этого просто не слышат. Недавно приходит мужчина ко мне на прием и говорит: «А какого черта вы отменили бесплатный проезд пенсионерам»? Ну иди объясни теперь ему, почему так сделали в далеком 2009 году! Был бесплатный проезд — был, у него пенсия небольшая, «вы что делаете, сволочи». Всё. И таких людей немало.

— Если заказывать исследование, можете не уложиться в сроки.

— Как раз исследование можно провести довольно быстро. Есть вариант сделать его с использованием данных GSM-операторов, под это есть и математические модели, и все остальное. А вот как сделать так, чтобы автомобилистов пересадить на общественный транспорт? Мера, прямо скажем, не очень популярная. Сам я сейчас хожу пешком, потому что я просто не понимаю, как припарковаться в городе. Но если человек привык на машине ездить, его пересадить будет сложно.

— Обсуждались антистимулирующие меры: закрытие въезда в центр, увеличение числа платных парковок.

— Все в комплексе надо делать. Например, по парковочным пространствам нам понятно, что это надо отдавать куда-то на конкурс, в частные руки: пусть люди работают и все это делают. Мы посмотрим опыт Москвы, чтобы тоже не было проблем. Если муниципальное предприятие я худо-бедно контролирую, то частник делает что хочет. А люди-то сюда придут потом, а не к частнику. Поэтому тут тоже палка о двух концах. Главное, не навредить.

— А что вызывает опасения?

— Мне кажется, у нас люди в принципе не готовы платить за парковку. Сейчас она стоит 30 рублей в час. Умножаем на 8 рабочих часов — уже 240, на 22 рабочих дня — 5280 рублей. Люди не готовы столько платить. Может быть, тарифы надо менять: вводить помесячный или еще какие-то варианты. Плюс — у нас сейчас нет автоматической системы взимания штрафов, все в ручном режиме. А надо чтобы было, как при нарушении скоростного режима: не оплатил — тебе пришло письмо счастья. Когда станет понятно, что ответственность неотвратима и за парковку нужно платить, машин станет меньше. И тогда, возможно, люди пересядут на общественный транспорт.

— Когда обсуждалась одна из первых концессий, которую администрации предлагала компания «НТС», они просили у города компенсацию за недополученную прибыль — и тогда город на это не шел. Насколько это вообще адекватное требование?

— Не знаю, может, оно и адекватное. Сегодня муниципальное парковочное учреждение, и это не секрет, убыточно. И может быть, мы можем этот убыток отдать компании, которая займется парковками. Нам какая разница, где он генерируется — у нас или у концессионера? Надо смотреть, считать. Я думаю, что в следующем году мы уже будем эту работу продолжать и, возможно, будем выходить на конкурс.

— Возвращаясь к новой маршрутной сети — перевозчики готовы к изменениям?

— Думаю, что да, но не все. Муниципальные предприятия — МОАП, ЕТТУ (с Нового года объединятся в одно предприятие «Гортранс») — они готовы, а некоторые перевозчики вряд ли. Ведь они сейчас живут замечательно, тихонечко откусывают кусочек рынка перевозок, гоняясь за пассажирами. У них все и так здорово.

— Как будете с ними договариваться?

— Никак не будем. Мы просто в силу закона не можем ни с кем договариваться. Мы будем отторговывать новые маршруты, кто конкурс выиграл, тот и повез пассажира.

— А если никто не будет участвовать? Произошел же этот саботаж, когда предприятия просто не стали участвовать в конкурсе на выполнение транспортной работы.

— Будем проводить повторные торги. Иначе никак. Будут непопулярные решения. Но в приоритете услуги должен быть горожанин. Он должен понимать, если тариф поднялся — что он за это получил? Получил за это скорость движения — отлично, получил новый, чистый трамвай или теплый автобус — отлично. А если просто запустили бог знает что, подняли тариф и получилось то же самое, но еще и с некомфортными пересадками… Я думаю, нас за это граждане не похвалят.

— УФАС как раз признавал требования администрации к технике в конкурсах незаконными: по вместимости, по цвету автобусов, наличию валидаторов. Что с этим делать?

— Мы работаем в рамках действующего законодательства и хотим, чтобы жители получали качественную услугу по перевозке. Требования к транспортному средству и есть основа этой качественной услуги. Но у нас выхода нет, будем ставить ряд условий к перевозчику, будем рынок цивилизовывать. Такие реформы проходили уже в других городах, и у нас пройдет. Главное, что у нас есть политическая воля на это и у города, и у области.

— Другая болезненная тема — обновление транспортного парка города. Сейчас почти 400 трамваев и троллейбусов в городе надо менять. Во всяком случае, свой срок службы некоторые из них выработали еще 26 лет назад. Плюс — в 2020 году истекает срок эксплуатации вагонов метро. Денег в бюджете на обновление не заложено. Что будет с этим происходить?

— Метро — это объект, за которым следит Ростехнадзор, у вагонов есть срок службы, и, если вагоны вовремя не поменять после окончания срока службы, эти поезда на работу не выйдут. Поэтому мы сейчас разрабатываем для метрополитена инвестиционную программу, защищаем надбавку к тарифу 4 рубля и в следующем году часть вагонов будем покупать, часть — реконструировать. К 2020 году мы эти мероприятия должны завершить.

Что касается ЕТТУ, вагоны у нас действительно старые, но технически они исправные. Стоит задача их поменять. И это не так уж и дорого: за один трамвай «Уралтрансмаша» мы в этом году платили где-то по 15 млн рублей. У них есть полностью низкопольный трамвай 71-415, там просто «космос» (их стоимость порядка 32 млн рублей. — Прим. Znak.com), они к январю обещают сертификацию закончить. Сейчас мы рассматриваем все варианты для покупки новой техники: нам в конечном итоге нужно менять подвижной состав.

— И откуда брать деньги?

— Если брать по минимальной цене, то 400 трамваев стоят в районе 6 млрд рублей. Не такие неподъемные деньги для бюджета области и города, если это делать в течение нескольких лет. Пока мы смотрим вариант с концессией. Но опять же: у нас опыт концессии по транспорту в стране только один, в Питере. И то это отдельная ветка. Сейчас рассматривается вариант запуска трамвая по концессии в Академический микрорайон. Мы все изучаем, обсуждаем, но уровень проработки пока недостаточный, чтобы принять окончательное решение. Думаю, что к весне уже можно будет говорить более предметно.

— Когда вырастет стоимость проезда в метро?

— В следующем году, я думаю, что где-то в первом-втором квартале. Нам без этого просто не «выгрести», мы не найдем столько денег на вагоны.

— Готовы объяснять в очередной раз, почему тариф растет?

— А куда деваться? Другого выхода нет. Хотя в этом году у нас предприятие сработало безубыточно (метрополитен, в отличие от ЕТТУ и МОАП, демонстрирующих убытки, предыдущие годы приближался к рентабельности. — Прим. Znak.com). С чем это связано — другой вопрос. Может, с чемпионатом мира или еще с чем-то. Если весь город перекопать, у нас выручка метрополитена вырастет, конечно, но нельзя же так делать.

— Может быть, можно было бы привлечь какие-то частные деньги?

— Мы пока этот вариант не рассматриваем. И надо помнить, что метро — это ведь объект двойного назначения, как туда частную компанию запускать?

— Несколько раз представители городских властей поднимали вопрос о вводе антистимулирующих мер для пользователей личного автотранспорта — вплоть до ограничения въезда в центр города. Будет ли такая работа проводиться?

— К этому нужно подходить очень аккуратно. Специально, «назло», мы никакие меры не принимаем. Если помните, раньше на проспекте Ленина можно было машину припарковать. В результате сужался ряд и вставали пробки. Сейчас мы вынуждены ставить там запрет на парковку под угрозой эвакуации автомобиля. Точно так же на улице 8 Марта, там из-за возможности парковки был один ряд. Теперь их два, но улица все равно стоит.

Некоторые принятые решения по организации движения несколько удивляют и меня. Например, по повороту с 8 Марта на «Гринвич». Вроде бы у нас улица непрерывного движения, но у нас она больше не является непрерывной, машины там просто встают. И вроде бы мы сделали там трамвай по выделенной полосе — а толку? Трамвай встал, и ждет, когда машина повернет к торговому центру. Некоторые коллеги из других городов, когда это видят, сразу начинают: «Да вы что, торговые центры такой мощности не могут быть в центре города, они должны быть вынесены за его пределы». Но он же уже здесь. С этим тоже надо разбираться, и мы сейчас с собственником «Гринвича» вопрос обсуждаем.

То же самое можно увидеть здесь у «Пассажа». Вечером люди выходят из кино, они вызывают такси, и на проспекте Ленина стоят водители на аварийной «мигалке» в три ряда. Должна же быть культура вождения у людей. Может, предприятие могло бы предусмотреть какие-то парковки в паркинге, организовать движение. Надо голову включать, подумать, как это сделать.

— Вторая ветка метро — представители областных и городских властей после проигрыша ЭКСПО заявили, что все равно будут делать. Когда начнутся какие-то реальные шаги — нужно «политическое решение» сверху, или можно на низовом уровне уже закладывать деньги на проект и пытаться потихоньку найти на него финансирование? 

— Мое мнение — город Екатеринбург и Свердловская область этот проект не потянет. Должно быть принято решение на уровне Федерации.

— Но она дает деньги под проект, а проекта нет.

— Ну потратим мы миллиард на проект — он полежал на полке, и у него сроки вышли, надо делать новый. У нас сколько таких проектов, постоянно коррективы приходится вносить. Нужна договоренность с федеральной властью, что сегодня мы проект этот сделаем, но завтра получим какие-то деньги на его реализацию. Без этого, я считаю, ничего не получится.

— Сейчас договоренности какие-то есть?

— Я о них не знаю. Это уровень принятия решения как минимум субъекта Федерации.

— Некоторые городские урбанисты, например Владимир Злоказов, говорили о том, что новую ветку метро можно было бы заменить строительством нормальной выделенной линии для трамвая. Этот вариант кто-то просчитывал?

— Я думаю, что на этапе принятия решения о проектировании новой ветки метрополитена эти расчеты будут сделаны. Понятно, что он посчитал, что это дешевле — трамвайные рельсы по 17 млн рублей за километр в любом случае дешевле, чем метро. Никто не хочет просто так деньги «закопать». Но метро все равно быстрее и удобнее и, опять же, имеет двойное назначение.

«Мы сделаем все, чтобы горожане отдельных моментов реформы не почувствовали»

— Через две недели в Екатеринбурге будет запущена «мусорная реформа», но многие горожане до сих пор очень слабо посвящены в то, как это будет проходить. В какой стадии работа по запуску и есть ли опасения, что что-то пойдет не так?

— Я практически уверен, что граждане физически, на улицах, эту реформу не почувствуют. По крайней мере, совершенно точно не почувствуют ее жители Екатеринбурга. Самые большие изменения будут для жителей частного сектора, некоторые из них вообще не платили за вывоз мусора. Будут выставлять мешки, мусоровоз будет ездить по частному сектору и, согласно графику, эти мешки будет забирать региональный оператор.

Для многоквартирных домов ничего не меняется: есть контейнерные площадки, у каких-то домов они стоят на их территории, у каких-то — на местах общего пользования. Мы договорились с управляющими компаниями, что те площадки, которые на местах общего пользования стоят, они тоже содержат. Полигон, на который вывозят мусор из Екатеринбурга, находится в ведении «Спецавтобазы», которая и стала региональным оператором для города. То есть для горожан ничего не изменится, кроме тарифа. Для меня лично, например, он станет существенно выше — хотя я и считаю, что справедливо брать не с квадратного метра, как это было, а с человека, как это будет в новой схеме. Но и тариф установлен значительно выше. 

— Вопрос и к норме накопления мусора — выкидывают ли реально люди эти 2,5 кубометра отходов в год, по которым рассчитывается плата.

— Может быть. Я вспоминаю, как вопрос переработки мусора был решен в Советском Союзе, там все было четко. Сдавали бутылки, сдавали бумагу, мы даже полиэтиленовые кульки мыли. Я выносил мусор раз в неделю. А сейчас я уже по два раза в день могу мусор выносить — появляются новые упаковки, в которых приобретаются продукты, они генерируют просто дикое количество мусора. Но тут мы ничего не можем сделать — реформа федеральная, тариф региональный оператор утверждает в РЭК. Я в этом процессе просто исполняю закон. Нам еще повезло, что функцию оператора выполняет муниципальное предприятие, но было бы на его месте какое-то другое — ничего бы не изменилось, все определено законом. Хотя предписания при нарушениях, если что-то пойдет не так, будут выписаны мне.

— Раздельный сбор мусора для горожан пока никто не собирается вводить?

— Нет, это ведь тоже нужно делать на федеральном уровне. И нужно воспитать людей, чтобы они этим занимались. Я смотрю, как в Европе это сделано — бумага отдельно, пластик отдельно, стекло отдельно. Люди реально фанатеют от этого. Какой-нибудь диван уничтожить стоит колоссальных денег, его ведь нужно специально утилизировать. А у нас — отвез на контейнерную площадку, бросил, ни копейки не заплатил.

— Ждете какие-то сложности от реформы?

— В том, что касается Екатеринбурга, у нас нет сомнений, что все заработает. Но как регоператор «Спецавтобаза» получила, кроме Екатеринбурга, еще огромную территорию Восточного округа. И задача ее стоит в том, чтобы и та территория была чистой.

— То есть теперь, поскольку «Спецавтобаза» муниципальная, ответственность за это еще и на Екатеринбурге лежит?

— Получается, что так. Вообще это довольно смелое решение — завести такого регионального оператора. Потому что с одной стороны он региональный оператор, с другой — перевозчик муниципального мусора. На других территориях все же несколько иначе происходит. Хочу поблагодарить депутатов Екатеринбургской городской думы и председателя Игоря Володина, которые активно подключились к решению этого вопроса. Теперь директором ЕМУП «Спецавтобаза» назначен Григорий Вихарев. Жители могут не волноваться, мы сделаем все, чтобы горожане не почувствовали отрицательных моментов «мусорной реформы». Пользуясь случаем, поздравляю екатеринбуржцев с наступающими Новым годом и Рождеством.

Новости России
Россия
В Саратове юноша зарезал подругу детства из-за долга 2 тысячи рублей
Россия
Стало известно, зачем силовики приходили домой к Обухову и Вихаревой
Россия
В Италии разрешили парковку возле церкви за молитву
Россия
В Архангельске задержаны участники митинга против строительства мусорного полигона
Россия
В Белгородской области начальник тыла полиции покончил с собой
Россия
Протоиерей Смирнов рассказал детям, как общаться с матерщинниками: «Дать по морде — и все»
Россия
Скончался владелец сети отелей Hilton Бэррон Хилтон
Россия
Шойгу не исключил, что в России отменят службу по призыву
Россия
Отравленный «Новичком» британец решил отсудить у России 1 млн фунтов стерлингов
Россия
Путин высказался о критике власти российскими СМИ
Россия
США призвали Россию прекратить преследование «Свидетелей Иеговы»
Россия
В Петербурге завели дело из-за размещения фото политиков на могилах Смоленского кладбища
Россия
В Турции перевернулся автобус с российскими туристами: 14 пострадали
Россия
В Москве пропала 14-летняя теннисистка из Абхазии
Россия
В Госдуме хотят создать рабочую группу по правовой защите медиков
Екатеринбург
Дети, получившие ожоги в Турции, доставлены в Екатеринбург
Россия
В Финляндии завели дело из-за нелегального ввоза волков из России
Россия
Украина отказалась от участия в сессии ПАСЕ
Россия
В Петербурге задержан мужчина, который намеренно сбил полицейского
Россия
В Коми чиновники торжественно открыли новые окна в детсаду
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно