Доллар
Евро

«Власть не усвоила уроков XX века. Мы наступаем на те же грабли»

Режиссер Николай Досталь — о причинах раскола между обществом и властью и как его преодолеть

Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

В Ельцин Центре, в рамках проекта журналиста Валерия Выжутовича «Другой разговор», состоялась творческая встреча с режиссером Николаем Досталем, автором широко известных фильмов «Облако-рай», «Штрафбат», «Завещание Ленина», «Раскол», «Монах и бес» и других. Общение началось с просмотра одной из частей многосерийного фильма «Россия. ХХ век. Взгляд на власть», в котором Досталь, опираясь на архивные документы и общеизвестные факты, обвиняет советских вождей в бесчеловечном отношении к своему народу. Таким образом, встреча сразу приобрела отчетливое политическое звучание. Вашему вниманию — ответы Николая Досталя на вопросы ведущего и аудитории.  

Николай ДостальНиколай ДостальМаксим Блинов / РИА Новости

«Не было бы раскола, может, и РПЦ была другой — сдержанней, умеренней» 

— Николай Николаевич, фильм «Россия. ХХ век. Взгляд на власть» сделан в 1999 году. Нет желания что-то переснять, иначе расставить акценты?

— Когда я сейчас смотрел на экран, были мысли, что эту картину надо показывать в школах — старшеклассникам, которые не знают своей истории, не знают прошлого. Когда Путин недавно проводил заседание Совета по правам человека, Николай Сванидзе приводил цифры, которые говорят, что школьники вообще не знают, что такое «репрессии» и что они были, что такое «сталинизм». Кто-то не знает, кто у нас был первым космонавтом, думают, что первыми в космос полетели американцы и так далее. Поэтому нужна обильная просветительская работа. И этот фильм помог бы просветить наших детей, внуков — что же было в XX веке?

— Но в то же время депутаты Госдумы готовят решение, пересматривающее отношение к войне в Афганистане. Они полагают, что вторжение в Афганистан было оправданно. То же самое говорилось в августе, в полувековую годовщину ввода войск в Чехословакию.  

— Это абсурд. Грустно, очень грустно. Афганистан — это уж совсем неправильная война, абсолютно. Воинам-афганцам поклон и память за то, что они, так сказать, беспрекословно выполняли приказы своего командования. Но само командование надо просто судить за то, что погибло столько людей. Восемь человек собрались в Политбюро и решили: надо помочь Афганистану, введем туда войска. Ну и чем все это кончилось?  

"Солженицын говорил, что, если бы не было XVII века, скорее всего, не было бы 1917-го года"«Солженицын говорил, что, если бы не было XVII века, скорее всего, не было бы 1917-го года»

— У вас есть сериал «Раскол» — о церковных и общественных реформах Никона в XVII веке, которые вызвали одно из самых сильных размежеваний в истории России. Вам не кажется, что этот раскол до сих не преодолен, что раскол продолжается? И чем можно сцементировать наше общество? Нам говорят о неких «духовных скрепах»… 

— Александр Солженицын говорил, что, если бы не было XVII века, скорее всего, не было бы 17-го года. Он считал, что мощная трещина раскола, которая пролегла в России в XVII веке между старообрядцами и никонианами, дошла и до 1917 года, и до наших дней.  

Вообще, этот век называли бунташным: был медный бунт, восстание Степана Разина, Соляной бунт и, главное, раскол православной церкви. А что знает об этом веке широкий читатель, зритель? У нас ведь так: Иван Грозный, Борис Годунов, потом сразу Петр 1 и дальше до Николая II. Между тем в XVII веке было многое сделано для укрепления российского государства, при царе Алексее Михайловиче, отце Петра I, Украина была присоединена к России. И все это — в тени. Протопоп Аввакум и боярыня Морозова считаются сектантами. Никакие они не сектанты, глубоко верующие люди, но старообрядцы. Протестовали против новин, которые каленым железом вводил Никон. Аввакума за неповиновение новым канонам в конце концов сожгли на костре.  

«Камни прошлого — это ступни прошлого». Пока мы эти камушки не изучим, нет нам дороги к светлому будущему. Историю надо знать. Знание своей истории это и есть скрепа. Поэтому нам и хотелось сделать этот фильм. 

— Когда я смотрел «Раскол» и ждал, когда будут вывозить боярыню Морозову, все думал, передадите вы «привет» художнику Сурикову, воспроизведете ли его знаменитую картину. Почему вы этого не сделали? 

— На картине Сурикова Морозова не сказать что старая карга, но что-то около этого. На самом деле она была красивой, привлекательной женщиной. Поэтому я, наоборот, не хотел, чтобы в «Расколе» были какие-то ассоциации с картиной Сурикова, у меня Морозову играет замечательная актриса Юлия Мельникова. Я старался, чтобы наша боярыня Морозова была интересной, статной женщиной, и мне кажется, у нас получилось.

"На картине Сурикова Морозова не сказать что старая карга, но что-то около этого. На самом деле она была красивой, привлекательной женщиной"«На картине Сурикова Морозова не сказать что старая карга, но что-то около этого. На самом деле она была красивой, привлекательной женщиной»

Вообще, я хорошо погрузился в историю старообрядчества, часто бывал на Рогожской заставе (старообрядческий центр Москвы — прим. ред.), и их митрополит Корнилий благодарен мне за то, что я рассказал народу, кто такой Аввакум. Даже было лестно, что после этого на Рогожскую заставу, к митрополиту Корнилию приехал Путин. До него там не был ни один глава советского и российского государства.  

А в Троице-Сергиевой лавре стали факультативно преподавать историю старообрядчества, обратили внимание на них. По сравнению с РПЦ они, мне кажется, туда (показывает пальцем наверх — прим. ред.) поближе: никто не пьет, не курит, все худые. Не то что… Не было бы раскола, может, и РПЦ была другой — сдержанней, умеренней. 

— Как вы думаете, Русская православная церковь должна покаяться за гонения на старообрядцев? 

— Тот же Солженицын все время об этом говорил: что не покаялась, что должна покаяться. Думаю, сейчас может идти речь не о покаянии, а об осмыслении того, что было. Сейчас осмысление важнее покаяния. 

«Сегодня „Штрафбат“ на больших, федеральных телеканалах не вышел бы»

— Нынешние правители России не желают признавать преступления даже дальних своих предшественников. Сколько усилий пришлось приложить Польше, чтобы Россия признала Катынь. Казалось бы, ну скажите: это было не при нас, эта была совсем другая эпоха, другая власть, а мы от этого открещиваемся, мы это осуждаем. Но это в лучшем случае дается с огромным трудом. 

— Наверное, срабатывает преемственность, «честь мундира»: это наши предшественники, наши прадеды, наши отцы, разве они могут быть преступниками? Внук Молотова, депутат Госдумы [Вячеслав Никонов] постоянно ставит под сомнение секретные протоколы [пакта Молотова-Риббентропа]. Ну как так можно? Мы своими глазами видели эту карту, когда делали фильм «Россия. ХХ век. Взгляд на власть». Нам с большим трудом удалось достать ее с помощью соратника Горбачева [Александра] Яковлева. Благодаря его вмешательству нам дали эту карту, а на ней рукой Сталина проведена линия раздела Европы и подпись: И. Сталин. Вот, настоящий документ истории, а внук Молотова говорит, что с протоколами что-то не так. 

Поэтому и не была осуждена верхушка КПСС, которая подписывала расстрельные списки — Сталин, Молотов, Хрущев, Каганович. А еще потому, что, вообще-то, ее поддерживали и рядовые коммунисты, все мы за нее голосовали. Вы спрашивали о скрепах. В советское время была одна большая скрепа — КПСС, за нее все и держались.


Вообще, я не очень понимаю, что такое «скрепы». Как это — скрепа патриотизма? Я считаю, что патриотизм — дело интимное, как любовь к отцу, матери, к крылечку, дому, городу, где ты родился, вырос. Это чувство идет как бы с генетического уровня, само собой. Мы же не выходим на Красную площадь и не кричим: я люблю свою мать! Зачем же кричать «я люблю Россию»? Как же не любить, если ты здесь рос, учился, женился и так далее.

Когда слово «патриотизм» употребляют по всякому поводу, его девальвируют. Как и слово «демократия», которое уже затрепали. И тот, кто много говорит о «духовных скрепах», тоже делает ошибку. Меньше говорите, честно излагайте историю, воспитывайте так, чтобы жить не по лжи, чище, осмысливайте и скорбите. Я вспоминаю Виктора Астафьева, который говорил, что войну мы выиграли бездарно, мясом миллионов погибших, и называл День Победы не праздничным, а скорбным, днем траура по погибшим, считал, что в этот день нужно не радоваться, а помнить и скорбеть. Почитайте его роман «Прокляты и убиты», это большая работа о войне. Он вообще великий писатель.

— Но многое делается, чтобы правду не узнали. Обратите внимание, как министр Мединский «ложится грудью на амбразуру», чтобы отстоять миф о 28-ми гвардейцах-панфиловцах. 

— Я тоже удивлен тому, что он сказал. Он еще хуже сказал, он сказал: даже если это миф, не трогайте, это святое. Что не трогать? Миф не трогать? Что святое? Но ведь от этого героизм советских людей, солдат не становится меньше. Сколько еще было героических битв и поступков. Очень странная политика Мединского и Военно-исторического общества, которое он возглавляет. Я ее не понимаю.

— Болезненную реакцию министра вызвал и ваш фильм о штрафбате…

— Да, Мединский в свое время говорил, что фильм очень талантливый и актеры тоже, но все неправда. И я даже написал в «Российскую газету» открытое письмо к нему, был у нас такой «закадровый» диалог.   

А дело было так. Прочитал я сценарий нашего знаменитого драматурга Эдуарда Володарского и говорю ему: «Эдик, у тебя там столько несоответствий с уставом! Очень много. Например: офицеры должны быть отдельно от уголовников, командовать может только не разжалованный и так далее». Но он мне возразил: гладко было на бумаге, да забыли про овраги, потому что, когда «все на фронт! ни шагу назад!», когда штрафбаты только появлялись, было столько отклонений от устава. 

"Я тоже удивлен тому, что сказал Мединский. Он еще хуже сказал, он сказал: даже если это миф, не трогайте, это святое"«Я тоже удивлен тому, что сказал Мединский. Он еще хуже сказал, он сказал: даже если это миф, не трогайте, это святое»Kremlin.ru

А когда фильм был готов, мы показали его одному бывшему штрафнику, замечательному писателю, журналисту (его уже нет в живых), и он сказал: да, кое-что у вас не по уставу, за что-то вас будут пинать, но вы, исказив частности, не соврали в главном — что штрафники несли свои кирпичики в огромный фундамент под названием «Победа». И это было для нас самой главной оценкой. Потому-то мне этот фильм близок и дорог. 

В основном штрафники, конечно, гибли. Ведь что такое разведка боем? Минное поле, они идут и взрываются, а уже за ними идут регулярные войска. Если вы помните, в конце «Штрафбата» мы дали список — сколько было рот, батальонов. Это было «пушечное мясо».  

— Как вы думаете, сегодня «Штрафбат» вышел бы на широкий экран?

— На каких-то кабельных каналах он шел, а на больших, федеральных, думаю, что не вышел бы.  

— И «Завещание Ленина» тоже сегодня не показали бы…

— «Раскол» — в связи с украинскими событиями — тем более могут не показать. Хотя в 2020 году будет 400 лет со дня рождения протопопа Аввакума, и уже есть оргкомитет по празднованию этой даты на государственном уровне. Надеюсь, может, тогда «Раскол» покажут по федеральному каналу. 

Есть там такая сцена: когда царю Алексею Михайловичу говорят, что с Украиной что-то нехорошо, он вспоминает своего шута Ваньку. «Часто его вспоминаю. Говорил же мне Ванька: не бери Украину, в нужный момент подведет, как фальшивая монета». Это не выдумка, мы нашли, что Алексей Михайлович однажды такое сказал. Так что на Украине этот фильм сейчас тоже, наверное, не покажут.

Что касается «Завещания Ленина», то это еще одна моя просветительская картина (снятая по биографии и «Колымским рассказам» Варлама Шаламова — прим. ред.). Варлама Тихоновича мало читали и знали, он всегда был в тени Александра Исаевича Солженицына. А я считаю его более сильным — как писателя, как поэта. Шаламов — настоящий большой писатель. Уже потом я узнал, что Солженицын предлагал ему вместе писать «Архипелаг ГУЛАГ», он понимал, что лагерный опыт Шаламова несравним [с менее тяжелым опытом Солженицына]. Но тот был волком-одиночкой, отказался, работал один и оставил в нашей литературе большой след. Я рад, что мне удалось снять о нем «Завещание Ленина». Потом мне говорили, что после показа сериала его произведения стали брать в библиотеках, читать школах. Это здорово. 

Кстати, в этом фильме Шаламов читает начало своего стихотворения «Аввакум в Пустозерске»:

Не в бревнах, а в ребрах
Церковь моя.
В усмешке недоброй
Лицо бытия.

Когда я прочитал все это стихотворение, сразу решил почитать что-то про Аввакума и понял, как «рифмуются» обе биографии: Шаламов — 15 лет на Колыме, Аввакум — 15 лет в яме, тот выжил, этот был сожжен. Так я перешел к работе над «Расколом», стихотворение Шаламова подтолкнуло меня к нему. 

«Мой опыт пессимистичен, но моя вера оптимистична» 

— Если школа не справляется не только с воспитательной, но уже и с образовательной функцией, если министр культуры фальсифицирует историю, а ваш «Раскол» и «Завещание Ленина» не показывают по федеральным телеканалам, выходит, много зависит от бабушек и дедушек, пап и мам?

— Не многое, а все зависит от родителей. На школу надеяться нельзя. Воспитывает не двор, не школа, а родители. А начинать надо уже с 3-4 лет: обучать красоте, читать. Сейчас, когда у меня два сына и двое внуков, я уверен в этом на 100%. К сожалению, сейчас никто не читает. Я сам-то не так много читал, начал поздно, а уж дети, внуки вообще не читают. Это стыд, стыд.

Fishki.net

— Мы видим восстановление авторитарного и репрессивного характера власти, ресталинизацию. Школьники, как вы отметили, ничего не знают о репрессиях. Вы не чувствуете, что ваши творческие и просветительские, воспитательные усилия оказались напрасными?  

— Однажды я сказал, считаю, правильно, что России повезло с народом, люди все талантливые, но при этом полная непруха с властью: вроде бы прошел огонь и воду, а о медные трубы, кого ни возьми, спотыкаются. Власть очаровывает, и начинают работать не на народ, а на себя, на свою семью. И сейчас с властью не очень хорошо. Она не усвоила уроков XX века. И в результате мы наступаем на те же грабли. А следствие — раскол: между богатыми и бедными, между Москвой и провинцией, в уровне жизни, образования и всего прочего. Печально, очень печально. Власть должна брать на себя ответственность за этот раскол и стараться его нивелировать с нашей помощью. Но что мы можем? Мало что можем.

Мне сложно сказать, какая у всех нас перспектива. Мой опыт пессимистичен, но моя вера оптимистична. А когда произойдут радикальные изменения? Может, нескоро, не в моей жизни, но в вашей. Надо надеяться. Россия такая живучая держава, думаю, не пропадем. Хотя тех, кто уезжают отсюда, я не осуждаю. Если есть возможность выбора — учитесь там, работайте там, все равно к концу жизни вернетесь, мне так кажется. 

Лично у меня запасной родины нет, второго гражданства тоже нет, куда деться, надо жить и работать здесь по-честному. Все-таки я не думаю, что мои усилия напрасны. Если хоть у нескольких человек что-то екнуло, шелохнулось… Надо просто делать свое дело, а там уж будь что будет. 

Материал подготовлен при участии Юрия Гребенщикова.

Новости России
Россия
Чиновник из Дагестана «добавил» себе 34 года, чтобы получать пенсию по старости с 28 лет
Россия
Суд снял арест с 19 банковских счетов по делу экс-министра Абызова
Курган
На детской поликлинике в Кургане повесили российский флаг вверх ногами
Россия
Россия и Украина договорились об обмене пленными. Что известно к настоящему моменту?
Россия
СМИ: владелец службы такси, подавшей иск к устроителям протестов, имеет многомиллионные госконтракты
Подписание пакта Молотова-Риббентропа. 1939 год
Россия
80 лет пакту Молотова—Риббентропа. Невыученные уроки истории
Россия
ФБК выяснил, что главный антикоррупционер Москвы купил квартиру за 200 миллионов
Россия
Московские власти не согласовали акции оппозиции на 31 августа
Россия
В Чечне на АЗС взорвалась автоцистерна с газом
Россия
Власти Москвы не собираются запрещать использование смартфонов в школах
Россия
МВД возбудило уголовное дело о договорном футбольном матче
Россия
Пять советов, как выбрать хорошие курсы иностранного языка
Россия
В Якутии задержан начальник районной полиции из-за «фривольной» работы ИВС
Россия
Минпросвещения не будет включать компьютерные игры в школьную программу
Россия
Медведев поручил к 30 сентября оценить идею о четырехдневной рабочей неделе
Абдулмумин Гаджиев
Россия
«Мемориал» признал политзаключенным журналиста издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева
Россия
Московский метрополитен подал иск к оппозиционерам
Россия
«Грани.ру» сообщили настоящее имя осведомителя спецслужб по делу «Нового Величия»
Россия
«Чита.ру» нашла новые подтверждения подтасовок, которые могут сорвать выборы губернатора
Россия
Российские ученые потребовали прекратить дело о массовых беспорядках 27 июля
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно