«Золотые слова — дефицит и блат»

Как на самом деле жилось в СССР. Шесть воспоминаний

25 декабря 1991 года принято считать последним днем существования СССР. В этот день с на куполе Кремлевского дворца спустили красный флаг СССР и подняли флаг РФ. Судя по соцопросам, сегодня все больше людей вспоминают те события с сожалением. В частности, число россиян, сожалеющих о распаде СССР, достигло максимума за последнее десятилетие. Согласно опросу «Левада-центра», сейчас об этом говорят 66% респондентов. Среди главных причин, по которым россиянам не хватает СССР, — разрушение единой экономической системы (52%), потеря чувства принадлежности к великой державе (36%) и рост взаимного недоверия и ожесточенности (31%). 

Владимир Вяткин / РИА Новости

Znak.com поговорил с жителями разных регионов страны, а также известными россиянами, о том, как им жилось в СССР, ностальгируют ли они по тем временам и сожалеют ли, что Советский Союз распался.  

Максим Шевченко, 52 года, журналист и общественный деятель, Москва:

— О распаде СССР я сожалею, потому что эта была великая держава. Она воплощала в себе уникальную проекцию народов Евразии, а не была наследником каких-то европейских или американских принципов устроения государства. Вопрос только в форматах. Я считаю, что СССР вполне мог модифицироваться в демократическое государство с широкими социальными правами, современной экономикой, частным предпринимательством. Это была настоящая молодая нация с огромной перспективой будущего и очень тяжелой, завоеванной кровью историей. Я жалею об СССР как о нереализованной возможности. 

Владимир Акимов / РИА Новости

У меня нет ностальгии по Союзу, есть недовольство современным государством и современной системой. Люди, когда ностальгируют об СССР, они ведь ностальгируют не о колбасе за 2 рубля 20 копеек, не об очередях, не о партсобраниях. Маразма было хоть отбавляй. Но это было государство, которое гарантировало право на труд, право на бесплатное образование и медицину. Это было государство, которое защищало своих граждан и давало ощущение перспективы. Современное государство не дает такого ощущения. В СССР, если вы делали шаг от государства, то попадали в некую тень, государству было просто на вас плевать: вы могли отрастить волосы, слушать рок-музыку. Вас никто не трогал. Сейчас государство гораздо больше лезет к вам в мозги. Современный человек уже не может писать, читать, думать, слушать рэп. В СССР это носило больше теоретический характер, так проявлялось некое занудство.

Максим ШевченкоМаксим ШевченкоЕкатерина Чеснокова / РИА Новости

Когда СССР распался, мне было 25 лет. Это был самый прекрасный возраст в моей жизни. Когда вам 18, 20, 25, то где бы вы ни жили, у вас будет все хорошо. Вокруг меня были самые красивые девушки, я был молод, я путешествовал автостопом по огромной стране. Рок-музыка, поэзия — это особая жизнь. Но мне и не нравилось многое. Например, я ушел из комсомола по собственной заявке, поддерживал христианско-демократическое движение. Я понимал, что СССР отстает от современного понимания свободы, и, когда началась перестройка, я искренне верил в то, что мы можем сохранить формат огромного государства, но при этом добиться гражданских прав и свобод. В итоге не получилось ни прав, ни свобод, ни государства. 

Наталья Рубцова, 44 года, бухгалтер, Екатеринбург:

— Я не сожалею о том, что СССР развалился. Это была страна, основанная и существовавшая на лжи и насилии. Причем в первую очередь по отношению к собственному народу. Очень рада за Прибалтику, что она смогла вовремя вырваться из «совка», жаль, что у остальных республик это не особо получилось. Ностальгии по СССР у меня тоже нет. Я стараюсь жить настоящим и будущим: своим и своей семьи. 

С трудностями в СССР мы сталкивались постоянно. С бытовыми, например, каждый день: талоны на колбасу, масло, сахар. Помню, что мама начинала закупать продукты к новогоднему столу летом. А эскимо я первый раз в жизни попробовала в Ленинграде, когда мне было 12 лет, у нас в Свердловске его просто не было. Обувь отец привозил из Москвы, когда ездил туда в командировки, обои для ремонта — из Ленинграда. С политическими трудностями моя семья столкнулась еще в 1937 году, когда прадеда арестовали и расстреляли по доносу. 

Мне кажется, что главным минусом жизни в СССР как раз и был тотальный дефицит, чувство постоянного унижения, необходимость в блате, чтобы что-то приобрести, хоть женские колготки, хоть автомобиль. К плюсам можно отнести возможность для любого ребенка бесплатно посещать спортивные секции, кружки. У нас в классе больше половины ребят занимались различными видами спорта, ходили на занятия в Дом пионеров или музыкальную школу. 

Проще и свободнее работать, конечно, в России. Главное — являешься ли ты профессионалом, а для того чтобы стать профессионалом, возможностей сейчас еще больше: доступность высшего или дополнительного образования, иностранные языки, наличие Интернета. 

Николай Сванидзе, 63 года, журналист и историк, Москва:

Я не вижу особых оснований сожалеть о распаде СССР. В Союзе меня особо никто не обижал, но режим, который существовал, мне не нравился. Сами по себе реалии Советского Союза у меня ностальгию не вызывают. Я ностальгирую о своей молодости, и не важно, прошла бы она в СССР или в Великом Московском княжестве. 

Мне не нравилось ничего из того, чтобы было бы связано именно с СССР. Мне нравились мои школьные и студенческие годы, мои друзья. Это были какие-то личные вещи, которые к режиму не имеют никакого отношения. Лично я ни с какими трудностями не сталкивался, кроме того, что был общий запрет на свободу слова. Но к этому все привыкли, а в детском и юношеском возрасте я много и не думал.

Николай СванидзеНиколай СванидзеZnak.com

В СССР была определенная стабильность, надежность, уверенность в завтрашнем дне. Мы жили более дружно, но это была скорее привычка коммунальной жизни, когда все жили по баракам и коммунальным квартирам и все привыкли к такому тесному общению. В этом были свои плюсы и свои минусы, последних, конечно, больше. Главное, что сталкивались только на курортах, потому что узбеков видели, только если приезжали в Узбекистан, жителей Кавказа — если приезжали к ним. Все были привязаны к своему месту жительства, миграция была намного меньше, чем сейчас. Неизвестно, что было бы, если бы она была такой, как сегодня. Может быть, дружбы было бы меньше. 

Владимир Акимов / РИА Новости

Свобод в СССР никаких не было вообще. Выезжать за границу было нельзя, говорить ничего было нельзя, писать ничего было нельзя: свободно писать мог только спортивный журналист. «Динамо» — «Спартак» — 1:2, счет на табло, тут не соврешь. Были времена, когда привязывались даже к длине волос, ширине брюк. Сейчас, конечно, свобод гораздо больше, несопоставимо. 

Юрий Кечеджиян, 68 лет, геолог, Ростов-на-Дону:

— У меня неоднозначное мнение о распаде СССР. С одной стороны, Союз для меня — это то место, где я родился, где прожил большую часть своей жизни. Я очень долго гордился своей страной, сверхдержавой, которая одержала великую победу в войне ценой жизни миллионов людей. Еще я ценил жизнь в СССР за спокойное и счастливое будущее, гарантированное на десятилетие вперед и для молодых, и для пожилых. Мне нравилось, что наша жизнь была расписана от нашего рождения до ухода на тот свет. Детские сады, школы, которые давали прекрасное образование, трудоустройство для выпускников вузов, забота о пожилых людях: пенсии, путевки в санатории, на отдых. Я благодарен Советскому Союзу за то, что у нас была возможность гордиться успехами наших соотечественников в космосе, балете, военной сфере, спорте. Особенно ценилось многонациональное государство, отсутствие национальных распрей и антагонизмов. 

Но, с другой стороны, мы жили за таким железным занавесом, который отрезал нас от всего остального мира на долгие-долгие десятилетия. Мы не знали, как жили люди за границей, нам все время говорили, что они проклятые капиталисты, угнетенные трудящиеся. Эта невозможность общаться с миром, этот запрет на свободное передвижение — огромные минусы того времени. У нас, выращенных в СССР, не вызывало сомнений то, что мы идем верным путем. Появились такие сомнения лишь на завершающей стадии, потому что коммунистические лозунги были оторваны от реальности. У нас не было элементарных продуктов питания, нормальной одежды. Нашими золотыми словами были — дефицит и блат. КПСС была доминантной, а всякое инакомыслие наказывалось. Все, кто пытался высказать мнение, отличное от мнения партии, становились изгоями.

Юрий КечеджиянЮрий Кечеджиян

Наверное, у меня все же нет никаких сожалений. Это история многих десятилетий, раз так случилось, так и должно было быть. Ностальгии по государству тоже нет, есть ностальгия по той молодости, которая уже ушла: по студенчеству, армии, друзьям. 

Наше современное общество далеко не совершенно, мы не знаем, что случится завтра, и не можем строить планы на будущее, но свобод и возможностей сейчас, безусловно, больше. 

Сергей Корзун, 62 года, основатель и первый главный редактор радиостанции «Эхо Москвы», профессор НИУ ВШЭ, Москва:

— О распаде СССР я не сожалею. Мы ведь не сожалеем о распаде урана, например. Приходит время — империи распадаются, ведь то, что их цементировало, больше не действует. Идея коммунизма была утопией, а социалистическая реальность СССР — воплощенной антиутопией. Иногда я, конечно, ностальгирую по своей молодости, которая пришлась на советское время, но с возрастом всё меньше.  

Трудности, с которыми я сталкивался в СССР, перечислять не буду, ведь жизнь тогда была намного менее удобной, чем сейчас. Но и обвинять только советскую власть не возьмусь, потому что революция в технологиях кардинально поменяла жизнь не только в России. Главное, что мне не нравилось в СССР, — это особо извращенная политкорректность, то есть почти официальное двуличие. В брежневские времена на людях надо было говорить «правильные» вещи о роли партии, преимуществах советской экономики, мудрости членов политбюро и лично генерального секретаря ЦК КПСС, а в близком кругу уже вполне свободно обсуждалась реальность: геронтократия, бардак, дефицит всего и вся, тупые идеологические лозунги. 

Второе, что мне не нравилось, — практическая невозможность легально заработать побольше денег. Зарплаты при социализме отличались всего в разы, а не в сотни раз, как сегодня. В конце 80-х я сходил с ума от невозможности купить себе квартиру, пусть и небольшую. Решил задачу только в 2000-м, уже в рыночной экономике и с ипотекой. 

Сергей КорзунСергей КорзунЛичный архив Сергея Корзуна / Денис Михеев

Третье — нехватка и очереди. Меня ломало в них стоять, поэтому старался обходиться тем, что было возможно купить без них или по блату.  

Но было и то, что нравилось. Например, бесплатная медицина, которая действительно была бесплатной, но не совсем медициной. Бесплатное образование — действительно бесплатное, но довольно скучное и догматичное. Кто-то говорит об особом коллективистском духе того времени, мне же кажется, что это миф, идеологема. Люди демонстрировали показной коллективизм ради лояльности власти, а в быту как дружили по своим интересам, так и продолжали дружить. 

Первое собственное дело, радио «Эхо Москвы», я начал в 1990 году. Это был еще СССР, но происходил уже закат социализма, Горбачев многое успел изменить в стране. Без всякого сомнения, свободнее и интереснее работать в России, а вот проще, скорее, в СССР. Тогда на работе не «выгорали», а работали в большинстве своем спустя рукава. «Как вы нам платите — так мы вам и работаем» — вполне реальная формула уравнительной социалистической экономики. 

Эльвира Дырхеева, 79 лет, пенсионерка, Москва: 

— Я не сожалею о развале СССР, ведь сейчас мы живем лучше, чем жили тогда. Возможностей больше и для работы, и для учебы, и для путешествий.  

Трудностей и проблем в Союзе было много. Я жила на Байкале и, когда я работала, у нас директор был бурят, главный инженер был бурят. Одно время он хотел поставить меня заместителем, но не мог, потому что на предприятии две руководящие должности занимать должны были русские и еще две — представители другой нации. Я была вынуждена уйти на другую работу. Там спросили, являюсь ли я членом партии. Когда узнали, что да, только тогда согласились принять. Никто не судил о тебе по тому, хороший ты человек или плохой.

Денисенко / РИА Новости

Сейчас больше свободы. Тогда что-то не так сказал — и тебя сразу по 58-й статье. Мой родственник был учителем в школе, он сказал что-то несоответствующее и его отправили по этой статье в лагеря. Большой проблемой был квартирный вопрос. Мой отец погиб на войне, а мы с мамой получили квартиру через двадцать с лишним лет после войны, и то она обивала все пороги. Зарплаты были очень низкие. 

Были и хорошие стороны. Все нации дружно жили, все были равны, в независимости от того, узбек ты, казах или русский. Несмотря на недостаток во всем, люди были как-то добрее друг к другу, отношения были другими.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.