Доллар
Евро

Целый век без права передачи

Российские предприниматели плохо умеют передавать бизнес наследникам. В чем проблема?

Спокойно уйти, оставив дело детям, - непростая задача в российском бизнесеPhoto by Zoe Holling on Unsplash

Одним из результатов рыночных реформ, проводимых в нашей стране с конца восьмидесятых годов, стал значительный рост частного благосостояния: по оценкам известного экономиста Томаса Пикетти, если в конце восьмидесятых частное благосостояние в России оценивалось примерно в 100% ВВП, то к 2015-му году его размер превысил 350% ВВП.

Значительная часть накопленного капитала по-прежнему находится в руках тех, кто его создавал — первого поколения предпринимателей и владельцев капитала. Во многих случаях собственники в российских компаниях ещё и принимают активное участие в управлении своими предприятиями.

Рано или поздно это первое поколение неизбежно должно будет отойти от дел. Это поставит вопросы как о передаче накопленного благосостояния семье — следующему поколению владельцев капитала, так и о передаче управления новому поколению управленцев, которые не обязательно будут являться собственниками. 

Успех передачи частного благосостояния следующему поколению важен не только для семей его владельцев, но и для экономики в целом: устойчивое развитие частного капитала и частной собственности — это важный элемент успешного развития страны, способствующий большей ответственности людей за собственные решения, экономическому росту и самореализации человека. Не менее важны и сохранение и передача «нематериального капитала» — умений и навыков, накопленных предпринимателями и собственниками за прошедшие годы в непростых условиях.

Вопрос преемственности и передачи капитала следующим поколения — источник «головной боли» для подавляющего большинства состоятельных людей и владельцев капитала: по некоторых оценкам, 70-80% обеспокоены проблемами преемственности и считают это одним из самых главных вызовов, стоящих перед состоятельными людьми в ближайшие десять лет.

«Советская» модель преемственности

Процесс передачи благосостояния следующим поколениям наверняка будет непростым. Ведь Россия — практически единственная страна в мире (за исключением некоторых соседних стран бывшего СССР, таких как Украина и Казахстан), где не было прецедентов передачи крупных состояний по наследству в течение почти целого столетия. В результате в России нет ни устоявшихся традиций и принципов передачи благосостояния новым поколениям и подготовки потенциальных преемников, ни достаточного юридического инструментария для этого.

Это совершенно уникальная ситуация: в других постсоциалистических странах Восточной Европы перерыв в институте частной собственности был гораздо короче — всего сорок лет (с конца сороковых до конца восьмидесятых годов двадцатого века). И после падения Берлинской стены во многих из этих стран ещё были живы те, кто помнил, «как оно было при старом режиме», и кто мог поделиться традициями передачи состояний следующим поколениям. А в Китае период жёстких ограничений на частную собственность продлился еще меньше — всего лишь около тридцати лет (до конца семидесятых годов). К тому же у китайцев под боком был Гонконг, Тайвань, а также многочисленная китайская диаспора во многих странах Юго-Восточной Азии, которые способствовали сохранению и передаче традиций управления крупными состояниями.

В отсутствие сложившихся традиций и модели преемственности, по нашему опыту и наблюдениям, большинство российских владельцев капитала используют подход, позаимствованный ими из своего советского детства.

В то время, в силу ограничений, накладываемых общественно-политической системой, советский родитель, даже самый высокопоставленный, вряд ли мог дать своему ребенку существенно больше, нежели обеспечить его квартирой, автомобилем, некоторой суммой на сберкнижке, местом в престижном вузе и ограниченным содействием при последующем трудоустройстве. 

В современном варианте это обычно приводит к фокусу на финансировании качественного образования своим детям (как в России, так и за рубежом) и обеспечении им «стартового капитала» — в виде квартиры, машины, «подъёмных» и т. п. — без каких-либо конкретных намерений по их вовлечению в бизнес, но с подспудной надеждой, что ребенок дальше станет индивидуально «успешным». На этом владелец капитала, как правило, считает свою миссию выполненной, а переход активов по наследству доверяет, в лучшем случае, завещанию (а временами обходится и без него).

В результате таких плохо работающих «простых решений» оказывается, что наличие плана преемственности, как правило, признаёт не более 30%-40% владельцев капитала, а у значительной части владельцев капитала не оформлен даже такой базовый инструмент планирования преемственности, как завещание.

«Семейный бизнес» — не российский формат

Что же мешает использовать западные решения проблемы владельческой преемственности? Одна из причин в том, что нередко западные решения презюмируют, что передача собственности и управления происходит в рамках семейной фирмы, которая полностью контролируется членами одной семьи. 

В России же более распространённый формат собственности в частных компаниях — партнёрский, когда бизнесом владеют несколько человек, не связанных между собой родственными узами. Например, в ходе опросов, проводимых в рамках наших исследований, как правило, примерно 75% респондентов отмечали, что создавали свой бизнес вместе с партнёрами.

Надо признать, что партнёрский характер российского бизнеса сложился не случайно, а как реакция на менее эффективную, по сравнению с развитыми рынками, систему зашиты прав акционеров от произвола менеджмента: если акционер не может возместить с управленца нанесенный ему мошенническими действиями последнего ущерб, то возникает соблазн лично контролировать бизнес-процессы, а для масштабирования бизнеса — привлекать партнёров, которые бы лично «закрывали» те или иные важные участки. 

Партнёрский характер бизнеса в российском формате, как правило, сильно снижает ценность прав собственности на долю в бизнесе, так как предполагается личное участие каждого из партнёров в управлении, а отход от управления нередко «понятийно» снижает и право на доходы от бизнеса.

Снижает он и пространство для манёвра для планирования преемственности и вовлечения в управления представителей второго поколения собственников — прежде чем это делать, партнёрам необходимо юридически полноценно, а не «понятийно», урегулировать взаимоотношения между собой, что зачастую не делается в силу рисков разругаться в процессе такого урегулирования. 

Разница между поколениями

Не помогает процессу планирования преемственности и разница в ценностях между поколениями. 

Наш опыт показывает, что для детей в состоятельных семьях отмеченная выше «советская» парадигма помощи следующему поколению, ориентированная на самостоятельное достижение индивидуального успеха ребенком, не является столь же очевидной, как для их родителей. Многие дети в таких семьях как раз ждут возможности продолжить дело родителей и принять активное участие в управлении семейным благосостоянием, ожидая приглашения к этому от родителей, которые совершенно не спешат этого делать. 

Например, в рамках нескольких из наших опросов доля представителей второго поколения владельцев капитала (потенциальных преемников), которые хотят или считают, что должны в той или иной форме войти в управление семейным бизнесом или проектами, составила более 80%. А при этом среди представителей первого поколения владельцев капитала доля тех, кто имеет чёткое намерение в конце концов передать бизнес семье, составила менее 10%. Колоссальный разрыв в ожиданиях.

Не помогает ситуации и то, что родители в состоятельных семьях, как правило, либо никогда не обсуждают со своими детьми вопросы благосостояния, либо делают это редко. В некоторой степени это является следствием высоких рисков, которые были связаны с ведением бизнеса в девяностые и частично — в двухтысячные года, и стремлением многих предпринимателей по максимуму отдалить свою семью от этих рисков, в том числе за счёт ограничения информации по принципу «меньше знаешь — лучше спишь».

Но факт остаётся фактом: наши исследования показывают, что 70-80% представителей второго поколения плохо представляют, из чего состоит благосостояние семьи, НЕ обсуждают в семье вопросы управления благосостоянием или делают это «редко», НЕ знают о наличии плана преемственности, либо не знают, в чём он состоит. 

То есть второе поколение владельцев капитала плохо представляет состав благосостояния семьи и свою роль в управлении им, а поэтому фактически не готово к тому, чтобы эффективно выполнять роль собственника или управленца в частной компании.  

Как снизить риски российской модели преемственности 

Долгосрочная устойчивость частного бизнеса оставляет желать лучшего и на развитых рынках — по распространённым западным оценкам, второму поколению удаётся продолжить дело родителей примерно в 30% случаев. Не помогает долговременной устойчивости частного благосостояния и тот факт, что, как правило, число претендентов на активы растёт гораздо быстрее, чем растут сами эти активы (за счёт рождения детей, их браков, рождения внуков и т. п.).

В российских же условиях процент успешных прецедентов преемственности, вероятно, будет существенно ниже цифры, приведенной выше для западных стран. Другими словами, подавляющее большинство российских состояний с большой долей вероятностью не переживёт второго поколения собственников: будет потеряно, растрачено или растащено. 

Как можно снизить риски этого? По нашему опыту, стоит сделать несколько вещей: 

  • Как минимум, прояснить взаимные ожидания членов семьи, в том числе ожидаемый формат взаимоотношений после «выхода детей в свободное плавание» и права и обязанности по участию в «семейном бизнесе». Может помочь формулирование свода правил («кодекса») внутрисемейного взаимодействия: что делаем, а что — нет, в каким случаях и на что член семьи имеет право с финансовой точки зрения и кто входит в состав «семьи».  
  • Полезно оценить стоимость семейного благосостояния. Даже приблизительная оценка доли в бизнесе нередко открывает собственнику глаза на то, что этот бизнес — наиболее существенный актив в его портфеле. Это заставляет более аккуратно относиться к его сохранности и эффективности его использования. 
  • Просчитать план действий на случай разных вариантов форс-мажора (от «ухода в монастырь» до «рейдерского захвата»). Подготовить необходимые документы и тех, кто должен будет их исполнять.
  • Урегулировать взаимоотношения с бизнес-партнёрами, в том числе определив порядок и стоимость «выхода» партнёров из бизнеса.  
  • Понять, что быть предпринимателем и менеджером — это разные профессии. Постепенно переходить к регулярному менеджменту, делегируя свои полномочия наёмным менеджерам и учась управлять компанией через совет директоров. Начать готовить преемников-управленцев. 
  • Расширять возможности для детей по приобретению необходимого опыта и навыков, в том числе через вовлечение детей в совместные бизнес-проекты; передавать наработанные связи. 
  • Начинать думать, чем заниматься после отхода от дел. Распространённые варианты: госслужба, общественная работа, долго откладываемое хобби.

И напоследок совет представителям второго поколения — потенциальным преемникам: активнее формулируйте собственную позицию и пожелания в отношении участии в управлении семейным благосостоянием, не ждите специального приглашения от родителей. 

Публикации рубрики «Мнение» выражают точку зрения их авторов.

Автор — Андрей Шпак, руководитель направления исследований и консалтинга Центра управления благосостоянием и филантропии бизнес-школы СКОЛКОВО 

Новости России
Россия
В России цены на продукты выросли в полтора раза сильнее, чем в ЕС
Россия
Источник: некоторых фигурантов «дела 27 июля» могут приговорить к реальным срокам до выборов
Россия
Три сотрудника «Крестов» уволены после жалоб на избиения заключенных в «пресс-хатах»
Россия
Медведица с тремя медвежатами устроила переполох в центре города на Камчатке
Россия
К концу 2019 года электросамокаты и гироскутеры станут транспортом и будут подчиняться ПДД
Россия
В Москве суд снова арестовал Дмитрия Гудкова за пост в соцсетях про митинги
Владимир Путин на заседании Совета безопасности
Россия
Борьба за демократию в России будет долгой. Интервью политолога Григория Голосова
Россия
Оппозиция после серии отказов мэрии подала новую заявку на проведение шествия в Москве
Россия
Правительство предлагает запретить вешать кондиционеры на фасады исторических памятников
Санкт-Петербург
Петербургских чиновников обвинили в подрыве отношений с Сирией из-за закрашенных граффити
Россия
СКР завершил расследование дела еще одного фигуранта «дела 27 июля»
Участники митинга протеста против утверждения проекта закона "О референдуме Республики Ингушетия". Март 2019 года
Россия
В Ингушетии идет свое «Болотное дело». Рассказывает адвокат Вадим Клювгант
Санкт-Петербург
В Петербурге суд восстановил регистрацию оппозиционеров, снятых из-за постов в соцсетях
Россия
Хоккеиста сборной России дисквалифицировали на четыре года за употребление кокаина
Россия
СКР просит заочно арестовать бывшего депутата Госдумы Олега Михеева
Россия
Названа розничная цена седана Aurus из проекта «Кортеж»
Совещание у президента РФ Владимира Путина по модернизации первичного звена здравоохранения
Россия
Почему вряд ли получится выполнить президентский указ об ожидаемой продолжительности жизни
Россия
В Госдуме прошло первое заседание комиссии по иностранному вмешательству в дела России
Россия
Дмитрий Медведев продлил режим уничтожения «санкционки» до конца 2020 года
Россия
Власти официально подтвердили, что в организме архангельского врача найден цезий-137
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно