«Я бомж, но полиции до этого дела нет»

В Челябинске мать депутата оставила без жилья нянечку детсада из-за ее пропавшего сына

Жительница Челябинска Людмила Мишина осталась без жилья после темной истории, в которой оказалась замешана 61-летняя Светлана Ищенко — мать депутата Металлургического райсовета и главы СК «Феникс-гран» Петра Ищенко. Ищенко даже предъявляли обвинение в вымогательстве, при помощи которого у потерпевшей отобрали всю недвижимость, но спустя шесть лет расследование неожиданно прекратили. А месяц назад пострадавшую женщину, работающую нянечкой в детском саду, через службу судебных приставов выселили на улицу из ее бывшей квартиры в самом центре города, за которую она боролась до последнего.

Znak.com

Людмила Мишина сегодня может только плакать и бесконечно перебирать кипы документов, которые собирает с 2012 года, когда ее запугали и лишили прав на недвижимость. Ее сын — Александр Тельманов — пропал без вести в 2012 году, скорее всего, его нет в живых. Отец сына и бывший сожитель Николай Тельманов — умер в мае 2018 года в колонии. И все это, по мнению Людмилы Мишиной, может быть связано с историей Светланы Ищенко. 

Как ранее уже сообщал Znak.com, речь идет о событиях 2012 года. Тогда Светлана Ищенко, будучи главой строительной компании, дала 20 млн рублей своим знакомым, которые обещали ей помочь получить разрешение на строительство многоквартирных домов в поселке Новосинеглазово. Но ни денег, ни разрешений женщина тогда не увидела. Двое мужчин, тот самый Николай Тельманов и его знакомый Алексей, были тогда осуждены за мошенничество, но вину не признали, заявляя, что с деньгами скрылся сын одного из них — Александр Тельманов, через которого Тельманов-старший и был знаком с Алексеем. Еще до вынесения приговора, как считало следствие, Светлана Ищенко решила попытаться вернуть деньги своеобразным способом.

Мать челябинского депутата скрылась от следствия и объявлена в розыск

«Ищенко когда-то работала вместе с Тельмановым-старшим, он и посоветовал решить вопрос через своего сына Александра и его знакомого Алексея. На этом все. Больше сам Тельманов ничего не знал. А я на тот момент не была знакома ни с Алексеем, ни с Ищенко, — говорит Людмила Мишина. — С Тельмановым мы никогда не были женаты, у нас только общий сын — Александр Тельманов. О каких-то их делах с Ищенко я вообще ничего не знала до того, как летом 2012 года пропал сын. Тогда и узнала, что были какие-то 20 млн рублей, которые якобы дали сыну. Летом 2012 года мне передают, что единственный сын скорее всего убит, я в шоке, ничего не понимаю. В один из этих дней звонит женщина и представляется Светланой Ищенко. Она предлагает встретиться под тем предлогом, что расскажет что-то о судьбе сына. Я, естественно, согласилась (такие данные есть в материалах уголовного дела. — Прим. ред.). Я приехала в кафе, туда же приехал Николай Тельманов, а затем дочь Светланы Ксения Ищенко с двумя крепкими парнями».

Далее, по словам Мишиной, в ходе беседы в кафе Ищенко пояснила, что если бы они (Людмила и Николай) не пришли еще в течение двух дней, то их бы нашли в карьере. Также она сказала, что им угрожает опасность и домой возвращаться нельзя, а нужно переждать, пока все не закончится, у нее дома. 

«Я боялась осуществления угроз со стороны Ищенко, была напугана, уйти из кафе не пыталась, и мы согласились поехать домой к Ищенко, добровольно проследовав к ней в машину, какого-либо насилия к нам не применялось», — скажет в своих показаниях мать пропавшего парня.

Дома Тельманова и Мишину держали три дня, в течение которых убеждали расплатиться за долги сына. Только один раз Николай Тельманов сумел позвонить Алексею и быстро крикнуть, что их с Мишиной похитили.

1 сентября 2012 года родителей пропавшего парня отпустили с условием, что все поедут к нотариусу. 

Так, по данным следствия, Людмилу Мишину заставили переоформить на Светлану Ищенко две квартиры — одну в центре Челябинска на проспекте Ленина, 52 (стоимость около 10 млн рублей), вторую — на северо-западе (стоимость около 3 млн рублей), а Николая Тельманова — автомобиль Toyota Corolla. 

Когда имущество было отчуждено, семью отпустили. После этого потерпевшие сразу написали заявления в полицию, Людмила Мишина попыталась отозвать доверенность на право распоряжения своим имуществом, но безуспешно. Через суд, который длился несколько лет, Светлана Ищенко доказала свое право на квартиры Людмилы Мишиной. 

В 2013 году по факту вымогательства имущества у Мишиной и Тельманова было возбуждено уголовное дело. Подозреваемой, а затем и обвиняемой стала Светлана Ищенко. Но обвиняемой — лишь заочно, так как, по официальным данным, Ищенко скрывалась за границей, в связи с чем была объявлена в розыск. Ее родные тогда говорили, что она лечится от онкологического заболевания.

Пострадавшая Людмила Мишина считает, что Светлана Ищенко никуда не скрывалась - просто силовики ее даже не искалиПострадавшая Людмила Мишина считает, что Светлана Ищенко никуда не скрывалась — просто силовики ее даже не искалиМВД РФ

«На самом деле она никуда не уезжала, так как в то время, когда она была в розыске, она здесь выписала доверенность своему представителю, чтобы продолжать решать дела с моими квартирами, — говорит Людмила Мишина. — Мы писали жалобы, что она тут. По факту — ее никто и не искал».

Интересные вещи в это время происходили и с самим уголовным делом — в рамках его расследования на предмет вымогательства, то есть квартиры Мишиной, было наложено обременение. Однако в какой-то момент в 2016 году уголовное дело по непонятным причинам на несколько суток передавали для расследования из райотдела полиции в УМВД по Челябинску следователю Кутепову. Именно в эти дни с квартир по заявлению Ищенко был снят арест, и она успела переоформить жилье на себя, а затем реализовать недвижимость. 

В результате квартира на северо-западе была продана третьим лицам. А из жилья на Цвиллинга, где жила сама Мишина, ее начали выселять, так как оно оказалось каким-то образом в залоге у банка в счет погашения ипотеки родственницы Ищенко.

«Выселили зимой 2019 года, теперь я бомж, но полиции до этого дела нет. У меня нет вообще ничего. Квартира стоит пустая. Как ее вернуть — я не знаю. Живу у знакомых. Николай Тельманов был осужден по делу о мошенничестве с деньгами Ищенко и умер в колонии в мае 2018 года, причем уже туда ему поступали угрозы с предложениями оставить историю в прошлом, обещали, что он не выйдет по УДО. Он и не вышел. Я думаю, что смерть насильственная», — говорит женщина.

Само уголовное дело Светланы Ищенко прекратили в феврале 2019 года в связи с отсутствием состава преступления. Сейчас Людмила Мишина обжаловала постановление о прекращении. 

В Челябинске прекратили уголовное дело матери депутата о вымогательстве

Еще один герой истории, Алексей, освободился из колонии около месяца назад. О сыне Тельманова и Мишиной нет никаких вестей с 2012 года.

Как ранее сообщал Znak.com, сама Светлана Ищенко вину в корне не признает. Женщина рассказывает, что действительно встречалась с мужчиной, который ее обманул, и его бывшей женой, но никогда ни силы, ни угроз к ним не применялось, в коттедж их она увозила, потому что они сами рассказывали, что боятся угроз со стороны третьего участника событий — Алексея, считающего, что с 20 млн рублей пропал их сын Александр. 

Людмила Мишина заявляет, что Тельманов не просил никаких денег в долг, это было бы глупо. Никаких угроз от Алексея им не поступало.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.