Управляющий директор НТМК и КГОК — о развитии комбинатов и переселении буддистов

«Российский рынок сейчас значительно привлекательнее»

Управляющий директор НТМК и КГОК — о развитии комбинатов и переселении буддистов

Последние два года прибыли свердловских металлургов растут: несмотря на давление на рынок американских санкций и падение курса рубля, компании находят способ не только зарабатывать на внешнем рынке, но и эффективно сбывать свои товары на внутреннем. В интервью Znak.com управляющий директор свердловских активов ЕВРАЗ, Нижнетагильского металлургического комбината и Качканарского горно-обогатительного комбината Алексей Кушнарев рассказывает, за счет чего компании удавалось расти прошлый год и какие риски перед металлургами стоят сегодня.

Управляющий директор ЕВРАЗ НТМК и КГОК Алексей КушнаревЯромир Романов

«У НТМК сегодня — лучший показатель по затратам на рубль продукции»

— 2018 год выдался и для ЕВРАЗ КГОКа, и для ЕВРАЗ НТМК очень удачным, финансовые результаты существенно выросли. Каковы итоги 2018 года? Что оказывало на них влияние?
 — Все металлурги провели хороший год, не только ЕВРАЗ НТМК и Качканарский ГОК. Это, наверное, первый год после кризисных, когда все почувствовали, что рынок немного ожил, появились заказы. Мы не можем похвастаться какими-то выдающимися объемами продукции, потому что чугуна и стали выплавили примерно столько же, сколько в предыдущие годы: мы запускали новую доменную печь, и понадобилось некоторое время, чтобы вывести ее на проектную мощность. Но недополученные сотня-две тысячи тонн не играют роли, команда комбината отработала очень хорошо и печь запустила в рекордные сроки. В российской металлургии мы сегодня самые рентабельные, у НТМК лучший показатель по затратам на рубль продукции.
В целом в этом году были хорошие цены на сырье, что сподвигло всех металлургов вложить средства в модернизацию производства и техперевооружение, которое у кого-то было заморожено, у кого-то приостановлено. Это хорошо еще и тем, что когда металлурги начинают развитие, они подтягивают, обеспечивают заказами машиностроение.
Заработанные деньги дали возможность выплатить коллективу хорошую 13-ю зарплату, а также заложить масштабную инвестпрограмму на год: собрались реконструировать рельсобалочный цех, делать проекты по экологии, без которых работать уже нельзя.

— За счет чего удавалось наращивать прибыль: введен какой-то новый вид продукции или сказалась общая ситуация на рынке?
 — Мы сильно снизили производство полуфабрикатов, ушли от массового производства «квадрата» в балочный сортамент, который весьма востребован. Мало того, сегодня рынок просит продукцию с новыми свойствами — это требует определенного времени и вложений.
Что меня радует, востребован и обычный сортовой прокат, причем именно на российском рынке. Традиционно у нас примерно половина продукции шла на внутренний рынок, половина на экспорт. Сейчас 60–65% уходит на российский рынок: он значительно привлекательнее.


— В какой-то момент из-за скачка курса многие металлурги начали активно продавать свои товары за рубеж. Сейчас предприятию выгоднее торговать на экспорт или на внутренний рынок? 
— Экспорт становится выгодным при резких скачках курса рубля. Но сейчас внутренний рынок начинает оживать. На последнем собрании СОСПП, например, предприниматели на первое место поставили именно развитие внутреннего рынка.


— Есть ли у российских металлургов потребность отвоевывать внутренний рынок у зарубежных конкурентов?
— Мы почти не сталкиваемся с этим. Например, на российском рынке рельсов сегодня нет зарубежных производителей — хотя в свое время РЖД пробовали закупать японские рельсы. Сейчас российские производители в состоянии полностью удовлетворить потребность в этом виде продукции.
Иначе дело обстоит с колесами. Общая потребность в колесах в России всегда была 1–1,2 млн штук в год — и два комбината, которые делают колеса, покрывали рынок полностью. Но в кризисные годы компании-операторы подвижного состава колеса закупать перестали и решили ездить на старых. Сейчас весь парк старой техники «порезали» и на рынке образовался дефицит колес для новых вагонов, который быстро восполнить невозможно. Начались разговоры: давайте завезем сюда китайские или американские колеса. Но у американских колес технология другая: если у нас они цельнокатаные, то у них — литые, характеристики у них хуже, безопасность под большим вопросом.
Мы долго заходили на рынок США и в итоге в прошлом году получили разрешение на неограниченную поставку колес ЕВРАЗ НТМК, именно потому что потребители оценили, что наши колеса лучше американских. Но в условиях временного дефицита на российском рынке мы все колеса отдаем на внутренний рынок.

«Доменные печи, к сожалению, не вечные»


— Какие новые проекты ждут ЕВРАЗ НТМК и ЕВРАЗ КГОК в ближайшие годы?
— За последние 15 лет мы научились строить новые доменные печи. К сожалению, они не вечные: срок жизни 15–20 лет, и потом приходится их менять. Две печи у нас уже отработали свой срок, одну новую мы ввели в эксплуатацию, вторую сейчас будем реконструировать.
Нам нужен новый рельсобалочный цех: стан, построенный в 50-х годах, просто не способен удовлетворять требования современного рынка.
У нас есть проекты по коксохимическому производству, механической обработке колес. И самый большой проект, практически на миллиард долларов — разработка Собственно-Качканарского месторождения в Качканаре. Только чтобы поддерживать наш металлургический комплекс нам надо 52–59 млн тонн руды ежегодно, а ресурсы Гусевогорского месторождения уже на исходе.


— В какой стадии находится работа над проектом?
— Есть план развития Качканарского ГОКа до 30-х годов — как именно мы будем вводить новые мощности и параллельно снижать добычу на Гусевогорском месторождении. Разработали проект строительства современного производства с вводом Собственно-Качканарского месторождения, использованием самых современных технологий и оборудования. Мы предполагаем, что в 2021 году на новом месторождении будут добыты первые тонны руды. Планируется покупка большегрузных экскаваторов и БелАЗов, строительство новых фабрик непосредственно в карьере.


— С освоением СКМ связана история с буддийским поселением на горе Качканар, который находится в зоне разработки и пока не собирается покидать места. Этот конфликт как-то разрешается?

— Этот конфликт не наш. Был суд, который постановил, что поселенцы занимают федеральные земли незаконно. Во время переговоров было достигнуто с ними понимание, что необходимо переселение в другое место. Все стороны договорились, пожали друг другу руки. Главы городских округов, Качканарского и Нижнетуринского, определили новое место под поселение, которое согласовали с департаментом леса. 

Я думаю, что сейчас все должно разрешиться благополучно: по крайней мере, намерения в протоколах подписаны. 

Мало того, глава Нижней Туры очень заинтересован в переселении и рассчитывает привлекать туристов на этот объект.

— Как сейчас складываются отношения с профсоюзными организациями предприятий? Конфликты трехлетней давности, как были на КГОКе, больше не повторяются?

— На нижнетагильском комбинате  проблем нет. В Качканаре я в первые дни работы вообще не понимал, что происходит. Обошел все коллективы, со всеми пообщался, услышал, чего люди хотят. Запросы самые обычные: все хотят работать в комфортных условиях, чтобы было чисто, светло, тепло, чтобы были запасные части и так далее. Когда с коллективом говоришь, обещаешь и делаешь — люди становятся на твою сторону. Сейчас у нас сложностей нет, с лидерами профсоюза мы все обсудили и заключили коллективный договор. Уже дважды мы этот договор перезаключали, и, судя по тому, как проходят общие собрания, конфликтов нет.

Единственное, мне бы хотелось, чтобы жители Качканара узнали, как можно жить, если у тебя есть такой профсоюз, как на ЕВРАЗ НТМК. Например, почему профсоюз металлургического комбината может организовать большой спортивный праздник для коллектива или спартакиаду для 20 школ города? Причем, сделать за свои средства. А когда я говорю об этом в Качканаре, мне отвечают: «А зачем это нам, это же не наше». Как не ваше? Город-то небольшой, сделали бы детям подарок. А детей в Качканаре в процентном соотношении больше, чем в Нижнем Тагиле.

— Вы сказали про рост зарплат на предприятиях — насколько они увеличились?

— Зарплаты выросли примерно на 10%. Делать это непросто: инфляции, если верить статистике, у нас почти нет, значит, рост зарплат должен обеспечиваться ростом производительности труда или сокращением численности. Численность на предприятиях сейчас оптимальная, сокращать сложно. У нас даже в самые тяжелые времена не было массовых сокращений. Часть персонала уходит естественным путем: кто-то стареет и уходит на пенсию, кто-то переезжает в другие города, кто-то нарушает трудовую дисциплину — и мы с ними расстаемся. 

Главная задача у нас сейчас — обеспечить работой молодежь. Пенсионер хоть как-то социально защищен, а молодому работнику надо устраивать жизнь, обеспечивать семью. 

«Кедры посадим — можно будет орехи собирать»

— Экология Нижнего Тагила уже два года становится предметом интереса президента РФ Владимира Путина — он упоминает город в послании Федеральному Собранию как экологически неблагополучный. Как меняется ситуация с выбросами на комбинате? Насколько значительно их можно сократить, не теряя в рентабельности, не сокращая рабочие места и выпуск продукции?

— Мы как раз и идем по этому пути. Все быстро забывают историю. Взять июнь 2002 года, когда я приехал на комбинат: дым, красное небо от мартена, черный снег на пруду. Сегодня мы закрыли мартен, две коксовых батареи, связанные производства — и того дыма уже нет, дышится по-другому. Были сложности: доменные печи разогнали выше проектного уровня в два раза, и системы аспирации перестали справляться, поэтому и случались выбросы, которые всех раздражали. Хотя предельно допустимой концентрации выбросов мы при этом не превышали. 

Поменяли доменные печи, и проблем стало значительно меньше. В целом мы сократили выбросы в несколько раз, если сравнивать с уровнем «нулевых». Готовимся перейти на замкнутый цикл водоснабжения, чтобы исключить выбросы в воду — это потребует порядка трех млрд рублей инвестиций. Но проблема оказалась в том, что подрядчиков на такой объем работ найти нелегко. 

— Еще одна поставленная президентом задача — создание зеленого пояса вокруг городов. Что с позиции комбината можно сказать о городских лесах и будет ли ЕВРАЗ НТМК как-то задействован в этой работе?

— У нас есть программа озеленения и в Тагиле, и в Качканаре. В Качканаре мы договариваемся с министерством природных ресурсов и вместо старой рощи кедровника, который уже не плодоносит, высадим новые кедры. Через какое-то время можно будет орехи собирать.

— Что вы думаете о «пенсионной реформе»? 

— У нас проблем с пенсионерами нет. Моему советнику 85 лет, но у него ум настолько острый, что он молодого заткнет за пояс. Пенсионеров мы поддерживаем.

Если человек уходит и объясняет свою сложную ситуацию, бывает, выплачиваем две, три зарплаты. На наших предприятиях общие социальные и благотворительные выплаты составляют порядка полутора миллиардов рублей в год, в том числе у нас есть программа поддержки ветеранов комбинатов — это тысячи человек, которых мы не забываем, помогаем с лечением, оздоровлением, организуем для них праздники. 

— Бизнес не может оставаться в стороне от городов присутствия, как вы помогаете городам? 

— И НТМК, и Качканарский ГОК много лет признаются одними из лучших благотворителей Свердловской области среди предприятий черной металлургии и горно-перерабатывающей отрасли. Проектов очень много, они реализуются по трем основным направлениям: «ЕВРАЗ — детям», «ЕВРАЗ — спорту», «ЕВРАЗ — городу». 

В Нижнем Тагиле и Качканаре на средства компании приобретают медицинское оборудование, открывают сенсорные комнаты, разрабатывают новые методы реабилитации детей с диагнозом «детский церебральный паралич».  Шефская работа не только не утеряна, а наоборот, развивается. За минувшие пять лет обновлены около 30 учебных кабинетов и лабораторий в базовых средних школах, а в наших вузах и колледжах были открыты 18 лабораторий и мастерских для обучения востребованным в металлургии профессиям.

В обоих городах популярен грантовый конкурс социальных проектов «ЕВРАЗ: Город друзей — город идей». Ежегодно на воплощение самых интересных идей горожан компания направляет по 6,5 млн рублей. В мае организуем городской спортивный праздник «Дай пять!», который собирает тысячи горожан и любителей спорта из Тагила и Качканара.

Недавно ЕВРАЗ подписал соглашение о социально-экономическом сотрудничестве с Качканарским городским округом. При поддержке компании в Качканаре будет построена лыжная база и трассы на 3–5 км, разработан проект Дворца единоборств, передана в муниципальную собственность и реконструирована гостиница «Ванадий» с последующим перепрофилированием в многоквартирный дом для проживания медиков и учителей, приезжающих в Качканар, разработан оптимальный режим системы теплоснабжения Качканара и так далее. 

Есть планы по реализации крупных инфраструктурных проектов и в Нижнем Тагиле. Это мост через Тагильский пруд. Комбинат готов дать свой металл на проект и оказать финансовую поддержку, когда будет утверждена смета. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
В Петербурге с 28 января начнут действовать новые ограничения для несовершеннолетних
Россия
Twitter начал процедуру «приземления» в России
Россия
Сафронову и адвокатам по просьбе ФСБ могут ограничить время ознакомления с делом
Россия
Фотограф Евгений Фельдман сообщил об эмиграции из-за политического преследования
Россия
ГД не будет запрашивать в СК данные о незаконной охоте с возможным участием генерала МВД
Россия
Калужский омбудсмен назвал «туфтой» версию Gulagu.net об убийстве заключенного в ИК-3
Россия
Рамзан Кадыров признался, что не владеет «углубленным русским языком»
Санкт-Петербург
В Петербурге кондуктор избила тиктокера валидатором
Россия
«Комитет против пыток» призвал сторонников обращаться в ГП и МВД по «делу Мусаевой»
Россия
Кадыров показал документ о бюджете Чечни, но почти сразу удалил его
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.