«Все возможно»

«Проект» рассказал, как Ковальчуки обходят санкции США с помощью биохимика из Петербурга

Издание «Проект» рассказало, как братья Ковальчуки, являясь акционерами «Банка Россия», с помощью ученого из Санкт-Петербурга обходят ограничения, вызванные санкциями США. По данным «Проекта», речь идет о петербургском биохимике Александре Плехове, который является соучредителем производителя реагентов для медицинских анализов Vital Development, а также владеет третью акций лизинговой компании «ЛиРосс», являющейся структурой «Банка Россия».

© Zamir Usmanov/ Global Look Press

«В российской прессе Плехов в основном известен как успешный бизнесмен из медицинской сферы. Но есть у него и другая, менее публичная работа. Еще в 90-х, ища защиты от криминала, он познакомился с будущим акционером „Банка Россия“ и близким другом Владимира Путина Юрием Ковальчуком. <…> Их „Витал“ производил и до сих пор производит биохимические реагенты — вещества, необходимые любой лаборатории для проведения анализов. Но тогда, в 90-е, инвестор бизнеса их „кинул“, начались „наезды“ криминала. <…> С тех пор многочисленные фирмы, связанные с Плеховым, совершают странные, а иногда подозрительные сделки, в которых прослеживаются интересы Ковальчука и „Банка Россия“», — пишет «Проект».

По данным издания, «Банк Россия» и сейчас остается одним из крупнейших контрагентов и кредиторов «Витала», о чем говорят данные Федресурса. «Витал» закладывал свое имущество по десяти кредитным договорам, три из которых до сих пор действуют. Кроме того, с 2015 по 2018 год банк выдал «Виталу» 12 гарантий на 8,6 млн рублей.

«Проект» пишет, что «гораздо более крупный бизнес Плехова не связан с медициной и вообще не афишируется». Фамилия Плехова упоминается в «панамском архиве», где сказано, что он по доверенности представлял виолончелиста Сергея Ролдугина, которого в СМИ называют «кошельком Путина», в офшоре Sonnette Overseas с Британских Виргинских островов. Кроме того, Плехов значился акционером компаний Sandalwood Continental и Sunbarn Ltd (первая была ликвидирована в 2013 году, а вторая была активна на момент публикации «панамского архива»). По данным «Новой газеты», оборот по банковским счетам только Sandalwood составлял около 2 млрд долларов.

Еще одним акционером этих офшоров, по данным «Проекта», числится бизнесмен из Петербурга Олег Гордин. В конце 2018 года он вместе с Плеховым получил по 33,3% в компании «ЛиРосс» — крупном лизинговом операторе. Третий обладатель такого же пакета Валентин Пурцеладзе прежде владел всей компанией целиком. Лизинговый бизнес «ЛиРосса» предполагает покупку и сдачу в аренду сложного технологического оборудования и транспорта по запросу компании с возможностью последующего выкупа, пишет издание. Сейчас в собственности фирмы есть четыре судна 2012–2014 годов постройки стоимостью около 3 млрд рублей.

Формально «ЛиРосс» самостоятельная компания, но фактически входит в группу «Зест» из топ-30 российских лизинговых компаний. А «Зест» в свою очередь является лизинговым подразделением «Банка Россия».

«Проект» сообщает, что причиной вывода «ЛиРосса» из структуры банка и оформления ее на Плехова и Гордина, вероятно, стало то, что «Зест», как и сам «Банк Россия», вошли в санкционный список США как бизнесы Юрия Ковальчука. Однако, будучи формально самостоятельной компанией, «ЛиРосс» может кредитоваться под проценты в санкционном «Банке Россия». Когда корреспондент «Проекта» позвонил в «Зест»-«ЛиРосс» и спросил, можно ли, несмотря на санкции против «Зеста», взять в лизинг зарубежное судно, консультант ответил: «Все возможно».

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.