Доллар
Евро

«Пункты опроса в людных местах — заведомо порочный метод»

Глава «Социума» о том, как провести опрос по строительству храма, чтобы успокоить Екатеринбург

Яромир Романов

В думе Екатеринбурга продолжается формирование рабочей группы из 19 человек, которые будут принимать решение, как пройдет опрос жителей города по выбору места для строительства храма святой Екатерины. Между тем уже два социологических фонда — «Социум» и ВЦИОМ — ранее провели собственные телефонные опросы по строительству храма в сквере у Театра драмы и выяснили, что подавляющее большинство респондентов выступают против. Директор фонда «Социум» Александр Долганов в интервью Znak.com рассказал, как надо организовать опрос, чтобы его результаты были достоверными и отражающими реальное мнение горожан, почему нельзя проводить опрос на избирательных участках и почему сторонников проведения референдума будет становиться все больше.  

— Сейчас в Екатеринбурге готовят большой опрос по месту строительства храма святой Екатерины. Обращалась ли к вам дума Екатеринбурга по этому вопросу? За консультациями, может быть?

— Вопрос логичный. Представляется, что социологи про опросы знают немного больше среднего гражданина и даже, не побоюсь этого слова, среднего депутата. К нам ни депутаты, ни другие организаторы опроса пока не обращались. Возможно, что их консультируют другие представители нашего цеха, но мне об этом ничего не известно, из сообщений о деятельности по созданию группы подготовки такого опроса это никак не вытекает.

— Горожанами обсуждалась возможность проведения референдума по месту для строительства храма. Какие плюсы и минусы в нем вы видите?

— Мнение горожан о референдуме было выявлено в ходе проведенного фондом «Социум» телефонного опроса горожан. Две трети опрошенных посчитали, что по вопросу места строительства церкви должен быть проведен общегородской референдум. Очень вероятно, что сейчас сторонников референдума стало еще больше. На мой взгляд, этот способ решения проблемы мог бы послужить основой общественного консенсуса и умиротворения страстей. 

Референдум — юридически обязывающая процедура. Он проводится по той же процедуре, что и выборы, то есть через голосование на избирательных участках. В референдуме могут принять участие все желающие, если бы было можно совместить референдум с выборами, его стоимость была бы не столь велика. Но выборы ждут нас нескоро. Дороговизна и длительность подготовительной процедуры — главные аргументы против референдума. Еще один аргумент против — низкая активность горожан на выборах, соответственно, опасения, что и на референдуме явка будет меньше 50%, что сделает его результаты недействительными. Зато референдуму обязан по закону предшествовать довольно длительный период общественного обсуждения выносимых вопросов, и это, я считаю, очень важно, даже важнее, чем само голосование.

Александр ДолгановАлександр Долганов

— Вы говорите, что сторонников проведения референдума могло стать еще больше за последние дни. Почему?

— Дело в том, что суть конфликта вокруг места строительства церкви, на мой взгляд, вообще не в том, что одним важнее храм, а другим — сквер. Суть в том, что граждане лишены возможности участия в решении важных городских проблем, широкие слои горожан лишены политического представительства, возможности высказаться и быть при этом услышанными.

«Продавливание» решений вопреки мнению этих активных, но лишенных рычагов влияния людей воспринимается ими как оскорбление собственного достоинства. Не все готовы защищать это достоинство в уличных протестах. Но идея прямого демократического участия в форме референдума многим нравится.

Процедура голосования на выборах в Екатеринбурге организована относительно честно — что не относится к выборам в целом, но это другой вопрос, — способы борьбы с фальсификациями отработаны, поэтому результат референдума вызвал бы, вероятно, доверие городского сообщества.

— Пока все-таки дума склоняется к проведению «опроса референдумного типа». Как социолог, какие рекомендации по проведению опроса вы можете дать?

— Я не знаю, что такое «опрос референдумного типа». Если имеется в виду его обязывающий характер, то есть юридически закрепленные последствия в виде обязательности следования полученному результату, то да, такая возможность предоставляется уставом города. Сама же процедура такого опроса не определена и сейчас вырабатывается. И в части процедуры социологам, безусловно, есть что подсказать. 

Дума Екатеринбурга заявила, что судьбу опроса о храме у Драмтеатра решат 18 человек

Опрос, способный дать точный результат, — это когда он делается в соответствии с принятыми в таких случаях и отработанными богатой социологической практикой правилами и методами. К сожалению, в нашей стране о социологии судят все почти столь же охотно и «компетентно», как о медицине. При этом вера в результаты социологических опросов низка как нигде, как и вообще вера в честность и ответственность любых действующих общественных институтов. Откуда же ей взяться, если, как и сейчас с обсуждаемым опросом, выработанные профессионалами правила и методы никого не волнуют? 

«Давайте организуем пункты опроса в людных местах», «давайте сделаем выборку в 30 тыс. человек, чтобы была репрезентативной»… Простите, но социолог на такие предложения реагирует так же, как врач, если бы он услышал, что кто-то собрался лечить синяк на ноге ампутацией этой ноги.

Чтобы к опросу было доверие, он как минимум должен быть организован при участии профессиональных социологов, чья репутация и компетентность могут быть подтверждены коллегами, профессиональным сообществом в лице профессиональных организаций. Таких организаций-рекомендателей должно быть несколько. Это может отчасти повысить уровень доверия.

— В какой форме нужно провести опрос, чтобы его результаты получились максимально непредвзятыми и репрезентативными? Пока на встрече депутатов с горожанами озвучивались идеи, чтобы открыть участки для голосования, установить на них камеры, сделать голосование открытым, а не тайным, привлечь избирком Екатеринбурга к процедуре.  

— Если все обстоит именно так, надо просто проводить референдум и не путаться в понятиях. Если проводить на участках для голосования, под руководством избиркома, по спискам избирателей, под камеры, с наблюдателями — так это ровно референдум и есть, при чем тут опрос? Непонятно только, почему голосование должно быть открытым, что за логика у предложившего это? А в остальном все хорошо — я и начал с того, что референдум — это наилучший из всех вариантов. 

Плохо только, что, по всей видимости, предлагается этакий «референдум-лайт», когда собираются голосовать по процедуре выборов, но для экономии — с отсутствием многих важных элементов, которые, собственно, и обеспечивают прозрачность и честность, хотя открытое голосование к таким элементам не относится. А без этих элементов различные способы фальсификаций очень даже облегчаются. А если фальсификации будут замечены, не будет доверия к результатам, все задуманное — просто деньги на ветер. 

Теперь об опросе. Опрос значительно, в разы или даже в десятки раз, дешевле, чем референдум, и проще в организации. Опрос, в отличие от референдума, не будет сплошным, то есть когда опрашиваются все и каждый. Процедура опроса охватит лишь выборочную совокупность — какую-то часть из всех горожан, которые могли бы высказаться. Если опрос организован правильно, его результаты с большой вероятностью будут близки к результатам референдума. 

Очень плохо, если опрос будет производиться активистами-волонтерами в неких «пунктах опроса» граждан в людных местах. Это заведомо порочный метод.

Можно сравнить такой «опрос» с теми, что проводят на сайтах или на радио. В этих опросах могут участвовать все читатели или слушатели, что уже задает определенные параметры опроса, то есть систематическую ошибку. Реально в таких опросах участвуют либо самые активные, либо каким-то образом лично заинтересованные в проблеме, либо развлекающиеся бездельники. Здесь мы изначально закладываем систематическую ошибку, которая обеспечит нам полную необъективность, то есть к социологии такие опросы вообще не имеют никакого отношения. 

В случае, если проблема, которой посвящен опрос, острая, если есть организации, кровно заинтересованные в «правильном» с их точки зрения голосовании — для них не будет никаких препятствий так «организовать» голосование на этих «пунктах опроса», чтобы добиться для себя решающего преимущества. То есть это способ фальсификации «изучения общественного мнения» под видом опроса.

— Что такое систематическая ошибка и как ее избежать?

— Все слышали и многие даже использовали понятие «репрезентативная выборка». Чтобы опрос был правильным, выборка, по мнению многих, должна быть большой, чем больше, тем лучше. На самом деле выборка репрезентативна, если она соответствует критерию вероятностного отбора. Это значит, что каждый, кто входит в совокупность опрашиваемых (все жители Екатеринбурга 18 лет и старше в данном случае), должен иметь равную вероятность в эту выборку попасть. Все, что делает эту вероятность неравной, портит репрезентативность выборки. А ее размер вообще ни при чем.

Портят выборку систематические ошибки. Приведу пример. Допустим, у нас задача — узнать мнение населения о предложении запретить аборты. По какой-то причине в опросе участвуют только мужчины. Их можно опросить 300, 30 тысяч или 30 миллионов, но эта выборка вообще не будет репрезентативной, так как мнение целой половины населения, а именно женской половины, в этом опросе вообще не представлено. А именно мнение этой половины в данном опросе крайне важно.

Понятно, что исключать женщин или мужчин из опроса о месте расположения церкви никто не будет. Но, например, социологи знают, что женщины легче идут на контакт, их опросить проще. Значит, если не ввести специальные правила, мы получим перекос в выборке в пользу женщин. Выявление и устранение систематических ошибок выборки — постоянная составляющая в работе социолога. 

— Тогда в какой форме должен проводиться опрос? Предлагались варианты телефонного, поквартирного, уличного опроса.  

— Интервью по телефону — простейший, сравнительно дешевый и вполне доступный метод, он предпочтителен. Именно его использовал фонд «Социум» для своего опроса во время протестов в сквере, его же использовал ВЦИОМ. Обеспечение репрезентативности выборки происходит за счет того, что номера телефонов отбираются по методике, предполагающей равные шансы для любого номера оказаться использованным для звонка. Сравнительно легко можно организовать полный контроль процесса опроса заинтересованной общественностью. 

Поквартирный опрос — более трудоемкий способ. Здесь сложнее проконтролировать интервьюера, его добросовестность в соблюдении инструкций. Методы для этого есть, конечно. Например, использование планшетов для опроса. Но в городе не так много подготовленных интервьюеров с планшетами, и они заняты плановой работой. Следовательно, будут привлекаться волонтеры на роль интервьюеров — как правило, это провальный с точки зрения качества опроса вариант. 

Волонтеры, работающие не за деньги, а за идею, — худшие интервьюеры, они очень сильно искажают данные, это не раз проверено практикой.

Уличный опрос стандартно используется в политических и маркетинговых опросах. Когда нет явной заинтересованности респондентов в результатах опроса, это вполне адекватно работает. Но при наличии активных групп заинтересованных в результатах жителей вероятность, что интервьюеру подведут цепочку граждан с нужным мнением, гораздо выше, чем у поквартирного опроса. 

— Во сколько обойдется работа профессиональных социологов для каждого из этих видов опроса?

— Это точно не десятки миллионов. Но с учетом того, что в политических целях выборка потребуется большая, то есть опрашиваемых будет много, а еще будет много контроля, дополнительных формальных процедур, — думаю, что обойдется дороже, чем рядовое исследование того же уровня. Точно сказать нельзя. «Телефонник» — дешевле, поквартирный опрос — дороже.

— Кроме методов проведения опроса важно, как будут сформулированы вопросы, заданные участникам. Что, по вашему, здесь самое главное?

— Цель данного опроса я бы сформулировал так: помочь добиться примирения позиций противоположных сторон конфликта путем нахождения такого варианта площадки для строительства церкви, который в наименьшей степени будет поводом для недовольства горожан. Это означает, что у исследования должно быть две задачи. 

Первая задача — узнать, какая из отобранных и предложенных на выбор горожанам площадок собирает больше всего голосов. Вторая задача — выявить количество горожан, которые выступают против строительства церкви на каждой из площадок, которые будут вынесены на опрос. То есть по каждой из площадок респонденту надо задавать вопрос, он за строительство на данной площадке, или он против. В таком случае результаты покажут не только, какая из площадок собирает относительное большинство сторонников, но и какая из них вызывает наибольшее неприятие горожан. 

В мэрии Екатеринбурга: опрос о месте размещения храма будет поквартирным

Подсчет рейтинга должен происходить путем сложения «плюсов» и «минусов» по каждой из площадок. Победителем должна быть назначена та, которая получит больший рейтинг после подсчета голосов противников и сторонников. Результат при этом может быть и минусовым. Это даст понимание, какая из площадок будет воспринята наиболее спокойно. 

— Противниками и сторонниками строительства храма в сквере у Театра драмы активно обсуждается, стоит ли включать сквер в список площадок для опроса. Какое у вас мнение по этому вопросу?

— Включение сквера в список приведет к тому, что сторонники строительства храма в нем, ведомые РПЦ, консолидированно проголосуют за сквер, остальные горожане — противники застройки сквера — проголосуют за разные площадки, их голоса разделятся между ними. Если по каждой площадке считать только голоса «за», и не использовать вопрос «против», сторонники церкви в сквере легко могут получить по этой площадке относительное большинство (те самые 25%), после чего власти ничего не останется, как начать очередной раунд наступления на грабли.

Чтобы этого избежать, я и предлагаю суммировать по каждой площадке голоса «за» с плюсом и голоса «против» — с минусом.

В таком случае можно в опрос включить и сквер — с большой вероятностью число сторонников этой площадки будет значительно меньше, чем число противников, и другие площадки окажутся в выигрыше. Таким образом, станет понятно, какая из площадок из числа представленных  вызывает наименее отрицательное отношение, то есть при выборе этой площадки для строительства вероятность конфликта различных групп горожан будет минимальна.  

А это именно та позиция, которую, как представляется, должна в первую очередь транслировать и защищать городская и областная власть, заинтересованная, вместе с остальными горожанами, в пребывании Екатеринбурга в мире и спокойствии. 

Новости России
Россия
«Коммерсантъ»: выручка производителя Superjet упала почти в пять раз
Россия
BadComedian будет рекламировать фильмы онлайн-кинотеатра ivi
Россия
Счетная палата сочла неэффективными ₽8 млрд субсидий регионам Северного Кавказа
Россия
Российский ледокол подал сигнал бедствия у берегов Норвегии
Россия
В Норильске силовики обыскали турбазу, где собрались «Свидетели Иеговы»
Россия
Милонов призвал запретить в России детское шампанское
Россия
Минкульт и Фонд кино раскрыли данные о поддержке российских фильмов. Треть — провал
Россия
Автомобиль службы протокола Дмитрия Медведева сбил пешехода в Подмосковье
Россия
Вышедшая из состава СПЧ Тамара Морщакова назвала неубедительными мотивы отставки Федотова
Россия
Жителей России предупредили о росте цен на гречку до 50%
Россия
Новый глава СПЧ сказал, что понимает реакцию властей на акции протеста в Москве
Один из митингов в Улан-Удэ
Россия
В Улан-Удэ закрыли уголовное дело мужчины, которого обвиняли в нападении на росгвардейца
Россия
«Коммерсантъ»: в 2019 году число проверок бизнеса выросло на треть
Россия
Оргкомитет Олимпиады 2024 года презентовал логотип Игр
Россия
Помпео: США готовы начать военные действия против Турции
Россия
Адвокаты обжалуют приговор 26-летней израильтянке, осужденной в Подмосковье за наркотики
Россия
На трассе М-4 «Дон» столкнулись ВАЗ и грузовик. Погибли три человека
Россия
В Кремле объяснили смену состава СПЧ ротацией
Россия
СК опросил 185 свидетелей и 29 потерпевших по делу о прорыве дамб в Красноярском крае
Россия
ФАС: нацпроекты в 30 регионах реализуют с нарушениями закона и условий конкуренции
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно