Доллар
Евро

«Меняли чугун на шампунь»

Шесть историй о том, как самый большой завод Челябинска выживал в 90-е

Наиль Фаттахов / Znak.com

Сегодня Челябинский металлургический комбинат не сходит с новостных лент: завод осваивает новейшие технологии и десятки видов новой продукции, поставляет уникальные рельсы для железных дорог и московского метро, обновляет производство. Не забывает и об экологии: отчитывается о модернизации оборудования, проходит аудит независимых экологов, благоустраивает челябинские дворы и высаживает десятки тысяч деревьев.

Уже трудно вспомнить, что не так давно — в «лихие 90-е» — ЧМК стоял на грани гибели: комбинат гасил печи, закрывал цеха и месяцами не платил людям зарплату. Дважды его судьба могла резко измениться. Так, в 1996 году ЧМК едва не перешел в руки группы лиц, которую возглавил один из бывших сотрудников, активно занимавшийся коммерцией и считавший, что только под его руководством у сталелитейного гиганта есть шанс выжить. Именно тогда в истории комбината наступило «двоевластие», когда две противоборствующие стороны принимали взаимоисключающие решения и блокировали работу цехов, которые еще оставались «на плаву». После всех этих перипетий власть сохранила за собой прежняя администрация. Директор Игорь Топорищев отказался от планов закрытия цехов и сдачи на металлолом оборудования, к 1999 году комбинат удалось даже вывести в прибыль. 

Конвертерный цех, 1994 годКонвертерный цех, 1994 годФедор Шмидт

Второй момент, когда ЧМК мог кануть в Лету, — это период под контролем швейцарской компании «Гленкор», которая решила сделать из комбината небольшой завод, ориентированный на узкую часть рынка. Число рабочих предлагалось сократить в два раза. Но эти планы сломал тогдашний губернатор Петр Сумин, запретивший любую реорганизацию завода и массовые сокращения. «Смутное время» на металлургическом комбинате закончилось позднее, с вхождением в промышленную группу «Мечел». В 2000-х у предприятия появились регулярные заказы, ушли перебои с сырьем, а работники начали стабильно получать зарплату. 

В историческом проекте Znak.com работники и ветераны Челябинского металлургического комбината вспомнили, как они вместе с предприятием выживали в 90-е годы. 

«Начальник, что делать, мы есть хотим!»

— Я начал работу в доменном цехе ЧМК в 1968 году в должности машиниста вагоновесов, — говорит ветеран комбината Анатолий Денисов. — Прошел все профессии до главного доменщика, затем перешел в техническое управление, где курировал шлакопереработку, аглофабрику и доменный цех. Всего отработал 46 лет. Когда мы акционировались и стали собственниками, мы не знали, что делать. Не стало связей, не стало министерства, нас перестали направлять, обеспечивать, загружать планами, сортаментом, заказами. Это было сложное время. Все предприятия через это прошли. Многие просто закрылись. Мы были частью ВПК, и, когда его не стало, почти треть нашего завода оказалась не загружена. Вначале была эйфория, что мы сами все можем. А потом меня накрыла растерянность и страх. Я с армии — коммунист. Закончил партийные школы, знал, что у меня есть эти крылья, партия всегда спасет. И вдруг ее не стало. Сижу в кабинете и понимаю, что остался один на один с народом. Люди приходят и говорят: начальник, а что делать? Нам есть надо. Кроме тебя, никого нет, решай. Тогда я и выложил на стол партбилет.

Анатолий ДенисовАнатолий ДенисовНаиль Фаттахов / Znak.com

И зачастую вопрос действительно стоял о еде. Я смотрю, люди не едят. День не ходят в столовую, второй, третий. Спрашиваю, в чем дело? Так денег нет ни копейки. Зарплату не платят. А что значит в доменном цехе не ходить в столовую? Там же тяжелейший труд! Я пошел к директору, говорю, разрешите людей кормить под зарплату. Посадил нормировщика на кассу, который записывал в ведомость, на какую сумму поели, потом это шло в расчетное бюро, и у них высчитывали — так и выкрутились. Люди как-то вздохнули. И продукты под зарплату мужикам отдавали, чтобы домой несли. 

Центральная аллея ЧМКЦентральная аллея ЧМКПетр Смирнов

Вообще, откуда тогда, в 90-е годы, брались деньги — вопрос сложный и темный. Даже выдача зарплаты была целой историей. Начальник цеха мне звонил и говорил: завтра привезут, надо обеспечить охрану. Человек 5-10 охраняли кассира, пока она не выдаст всю получку. 

«Выживали кто как мог»

— Тогда зарплату задерживали по нескольку месяцев —  с сырьем была напряженка, приходилось работать на своих же отходах, качество агломерата страдало, закрывались печи, плавить в них было нечего. А жить на что-то надо было, у всех семьи, — вспоминает старший мастер по ремонту оборудования Максим Курчиков. — Помню, в тот период на заводе ввели карточки на продукты, на них мы в магазине отоваривались. Очередь стояла, как в советские годы на Красной площади в Мавзолей.  Даже сапоги давали кожаные с надписью «made in Germany». Правда, не всегда попадали в размер. Брали то, что есть, потом менялись. Весь завод в одинаковых сапогах ходил. На территории для заводчан овощехранилище открыли. Надо картошку — спустился в хранилище и понес домой…  

Петр Смирнов

«Меняю чугун на кроссовки и тушенку»

— Первое время в 90-е ничего, кроме бартера, не было: ни денег, ни счетов, — говорит Анатолий Денисов. — В этой ситуации многое определяли руководители, все держалось на личных связях. Сам договоришься со старым знакомым с рудоуправления, он тебе даст руду, ты ему металл. Сейчас смешно это вспоминать: меня направили в Китай, чтобы я поменял 10 тыс. тонн чугуна на вещи, еду, косметику. Когда уезжал, директор мне сказал: главное, возьми пару вагонов тушенки «Великая стена». Надо было людей одевать и кормить. Я там неделю работал, меня водили по магазинам, я говорил: 5 тыс. таких курток, 10 тыс. вот таких кроссовок. Они записывают и отправляют эшелоны в Россию. А на утро приходят и говорят: у вас еще деньги остались. До сих пор помню, тонна чугуна тогда стоила 130 долларов. У меня в доменном цехе под бункерами работали женщины. Думаю, дай-ка я им шампуни, простыни, наволочки, полотенца возьму. Потом полгода эти вагоны с бартером разбирали по всему комбинату. 

Петр Смирнов

«Два директора на одном кресле»

— Я пришел на завод в 85-м году, в бригадах в основном молодые ребята работали, 25-28 лет. Парни толковые, с образованием, в основном после техникумов, — вспоминает заместитель начальника цеха ремонта металлургического оборудования Вадим Зайка, в 90-е работавший слесарем. — Когда начались тяжелые времена, многие уходили в кооперативы, в частные структуры, где платили деньги. В ту пору много талантливых ребят уволилось, но я не ушел, не видел себя нигде, кроме ЧМК. В те годы я как раз работал на сталеплавильном переделе, цеха закрывались один за другим. Производство сокращалось, ну и бригады, соответственно, тоже.

Музей ЧМКМузей ЧМКНаиль Фаттахов / Znak.com

— Приватизация комбинату далась нелегко. Коллектив разделился на два лагеря: один за существующую власть, другой за альтернативную, — рассказывает Владимир Лукшин, в те годы трудившийся заместителем начальника прокатного цеха № 4. — Начались конфликты. Наш бывший сотрудник, начальник термического цеха, собирался устроить на заводе передел собственности. Ситуация была угнетающая — дошло до того, что по заводу разгуливали вооруженные люди. Работники не знали, чего от них ждать. На мой взгляд, если бы не Игорь Топорищев, официально избранный генеральный директор ЧМК, комбинат давно бы развалился. У него все было четко и по инструкции. Кстати, потом в нашем цехе долго работал член альтернативной рабочей группы, которая в ту пору пыталась сместить власть. Ему до самого ухода на пенсию и коллектив, и руководители вспоминали «дела», которые они наделали. Да он и сам прекрасно все в душе понимал. 

«Как губернатор иностранцев по матери отправил»

— Когда основной пакет акций ЧМК попал в руки швейцарского «Гленкора», заводчане занервничали, — вспоминает ветеран комбината Анатолий Денисов. — Мы понимали, что огромный завод в том виде, какой он есть, им не нужен. Так и вышло: они выступили с инициативой закрыть все направления, кроме электросталеплавильного производства, уволить порядка 12 тыс. человек. И вот с этим предложением они пошли к губернатору Петру Сумину. К тому времени по стране уже прошлась приватизация, и все поняли, что это такое. Был издан закон о том, что все сокращения могут идти только с разрешения местных властей. Сумин сам когда-то начинал трудовую деятельность на ЧМК, поэтому, когда ему иностранцы выложили свою программу действий, он ответил не очень литературно, но красноречиво. И тема закрылась. После этого «Гленкор» поспешил ЧМК выгодно продать.

Петр Сумин (справа) на ЧМКПетр Сумин (справа) на ЧМКгазета «Губерния»

— Самым трудным периодом было время, когда ЧМК находился в собственности фирмы «Гленкор», — говорит бывший генеральный директор комбината Николай Воробьев. — Инвестиции они заморозили, а основной стратегией стало закрытие «большого потока», то есть всей технологической цепи, начиная с коксохимпроизводства и заканчивая обжимными цехами. А на деле это значит — полная остановка предприятия. И лишь приход нового собственника ­нас, по сути, спас. У «Мечела» была другая стратегия — там понимали, что такое предприятие, как ЧМК, нужно не резать, а развивать. 

«Бандиты напали на завод и украли нержавейку» 

— В лихие 90-е наш цех умирал. Производства не было. Сейчас вспоминаешь, волосы дыбом, в каких условиях работали, — вспоминает Владимир Лукшин. — Система поставок была разрушена, зарплаты ждали месяцами. Недовольство в коллективе росло. Сам сейчас удивляюсь, как нам удавалось выжить в тех условиях и чудом сохранить оба стана — 1700 и 2300. Вообще, за это время стан 1700 останавливали раз пять. Наш цех тогда перебивался небольшими заказами. Работал он на 15% от проектной мощности.

Наиль Фаттахов / Znak.com

При этом мы каждый день рисковали жизнями за металл — и это не иносказательно, а самым буквальным образом. Однажды катаем ночью нержавейку, приходят люди в масках, всю бригаду закрывают, включают кран, загружают в машину два рулона бракованной нержавейки и выезжают через КПП, связав сторожа. Наверное, подумали, там никеля больше, поэтому и забрали. Чистейшей воды криминал. Тогда бандитов нашли, металл вернули. Пристроить они его так и не смогли. Попытки хищения вообще были обычным делом — нержавейка стоила немалых денег.

«Был хаос, появилась система»

— Когда пришел «Мечел», цех ожил, — продолжает Владимир Лукшин. — Разговоры о закрытии сошли на нет. Нам все разложили по полочкам и научили планировать производство. До этого был хаос, а ввели систему: есть плановая загрузка, есть плановый простой. Компания стала вкладывать серьезные суммы в модернизацию.  Появились стратегические клиенты, стан 2300 загрузили почти сразу на проектную мощность, также ожил стан 1700 — он и в наши дни, кстати, продолжает работать. Сейчас мы катаем металл для атомной и химической промышленности. Наращенные темпы производства сбавлять не собираемся. Спрос на нержавейку возвращается, поэтому перспективы нашего цеха самые радужные. Вообще, когда понимаешь правила игры, работается лучше.

Музей ЧМКМузей ЧМКНаиль Фаттахов / Znak.com

—  До модернизации комбинат в силу устаревших технологий производил, по сути, 35-40% отходов, — говорит бывший генеральный директор комбината Николай Воробьев. — Высокий расход электродов и электроэнергии в электросталеплавильном цехе, низкая стойкость конвертеров и многое другое перестало удовлетворять требованиям времени, не давало возможности комбинату достигать хороших экономических результатов. С приходом «Мечела» работы по техническому перевооружению производства начались во всех переделах, порой одновременно строилось несколько важнейших объектов. И, что важно, все это строительство, все реконструкции велись силами наших, российских специалистов и ученых. Оборудование, за исключением машины непрерывного литья заготовок ОНРС кислородно-конвертерного цеха, спроектировано и изготовлено также в нашей стране.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Разительные перемены мы тогда увидели, — рассказывает бывший руководитель технического управления Анатолий Денисов. — Первое, что мы почувствовали, что это солидная структура, с системным подходом и рядом крупных предприятий по всей стране. То есть можно получать сырье внутри своей компании, а не искать, где купить и чем расплатиться. С приходом «Мечела» началось строительство современной аглофабрики, это давно было нужно сделать, но денег не было. Внутри предприятия выделился «Мечел-Кокс», и резко выросло качество кокса, который, в первую очередь, получали свои цеха. От этого выиграли доменщики. Внутри компании появилась возможность взаимовыручки. Металлургический и угольный дивизионы стали поддерживать друг друга. Сегодня спрос на металл, тут есть навар — часть денег можно дать на развитие угольщиков. Завтра наоборот, хорошо идет кокс — часть прибыли можно дать на поддержание металлургов. 

Музей ЧМКМузей ЧМКНаиль Фаттахов / Znak.com

Список потерянных в лихое время заводов длинный. Закрылся Иркутский завод карданных валов, Станкостроительный завод «Свердлов», Томский приборный завод, Красноярский завод «Сивинит» — список можно продолжать долго. Многие из тех, кто выжил, сейчас существуют на 1% от былой мощности. По словам экономиста Владимира Мау, на момент начала приватизации государство было неспособно эффективно контролировать свою собственность. Массовым явлением стал захват предприятий их директорами, настроенными на быстрое получение прибылей. После быстрого обогащения наступал неминуемый развал. 

Визит министра природных ресурсов РФ Дмитрия Кобылкина на ЧМК (2018 год)Визит министра природных ресурсов РФ Дмитрия Кобылкина на ЧМК (2018 год)Наиль Фаттахов / Znak.com

Время показало, что принципиальное решение нового собственника ЧМК развивать основные направления производства было взвешенным — комбинат не в убытке, выпускает широкий сортамент продукции, начиная от чушкового чугуна и заканчивая металлопрокатом и рельсами. Недавно его представители заявили о 10-миллиардных вложениях в экологическую модернизацию — показатель того, что предприятие не живет одним днем, а работает на перспективу. 

Новости России
Россия
Офицеры ФСБ из расследований Голунова владеют недвижимостью более чем на 100 млн рублей
Россия
Пользователей «ВКонтакте» стали штрафовать за сообщения по поводу протестов в Шиесе
Россия
СКР сообщил о масштабных обысках в рамках дела о финансировании терроризма
Игорь Чайка
Россия
Мусорная компания Чайки-младшего может получить 2 млрд рублей поддержки от государства
Россия
Прокуратура займется жалобами мировых автоконцернов на судей Кубани
Россия
Чеченского блогера, которому в России объявлена кровная месть, депортируют из Польши
Россия
Кандидат в депутаты Мосгордумы Мария Киселева заявила о нападении на своих помощниц
Россия
Минпросвещения планирует собрать полные досье на учителей, школьников и родителей
Россия
Российские власти решили изменить формат сдачи ЕГЭ
Леонид Шайдуров во время пикета у комитета по образованию Санкт-Петербурга
Россия
Петербургский школьник голодает, требуя запретить «Юнармию». Интервью
Россия
Адвокаты сестер Хачатурян потребовали от главы СКР закрыть уголовное дело
Россия
Правительство объяснило, почему в России подскочили цены на бензин
Россия
Экс-президента УЕФА Мишеля Платини освободили из-под стражи после допроса
Россия
Голландские журналисты назвали имена военных, связанных с крушением Boeing над Донбассом
Россия
Уволился организатор турнира по киберспорту за 37 млн, на который не пришли зрители
Россия
В Лондоне убили гражданина РФ
Россия
КС запретил отказывать в проведении митингов из-за недостаточных мер безопасности
Россия
В Люблино полиция разогнала горожан, записывающих обращение для «Прямой линии» с Путиным
Россия
«Коммерсантъ» выяснил, зачем меняют новые ступени лестницы у ленинской библиотеки в Москве
Россия
Представитель ФССП прокомментировал идею убрать ограждения в суде
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно