Доллар
Евро

«Я вернулся в страну, где новые законы – это объявленная охота на журналистов»

Журналист Игорь Рудников — о своем сфабрикованном деле, противостоянии с СК и жизни в СИЗО. Интервью Znak.com

Страница Рудникова в Facebook

17 июня в зале Московского районного суда Санкт-Петербурга был освобожден из-под стражи главный редактор калининградской газеты «Новые колеса», экс-депутат калининградской областной думы Игорь Рудников. Его обвиняли в вымогательстве 50 тыс. долларов у генерала Следственного комитета. Однако суд переквалифицировал дело с вымогательства на покушение на самоуправство. Вместо 10 лет колонии строгого режима, которые просил прокурор, Рудников получил 550 часов обязательных работ и был освобожден от наказания с учетом времени, проведенного в СИЗО. Вместе с ним был отпущен на свободу бывший заместитель полпреда президента в СЗФО Александр Дацышин, проходивший по делу как соучастник.

Под арестом Игорь Рудников провел почти два года. Сегодня журналисту в «Крестах» вернули паспорт, он возвращается в Калининград. В интервью Znak.com Рудников рассказал, как было сфабриковано его уголовное дело, почему оно рассыпалось в суде и как он оценивает последние изменения в законодательстве, которые коснулись СМИ. 

«Я вернулся в совершенно другую Россию»

— Выйдя на свободу, вы сказали, что оказались в другой стране. По вашему мнению, как изменилась Россия, пока велось разбирательство по вашему делу?

— Говоря о том, что через 19 месяцев ареста я оказался в совершенно другой стране, я прежде всего имел в виду изменения, которые затронули журналистскую деятельность и медиа в целом. Речь про фейк-ньюс и другие новеллы в нашем законодательстве. Изменился формат отношений между властью и СМИ. Приняты карательные антиконституционные законы. Фактически чиновники и политики еще раз катком проехались по Конституции РФ. 

Теперь работа любого журналиста в России похожа на движение по минному полю. Только это не вражеское минное поле, а заминированная родная земля. В любом месте можно нарваться на административное взыскание или даже оказаться за решеткой. Фейковыми новостями могут объявить все, что не понравится тому или иному чиновнику.

— Вы пришли к понимаю того, что работать журналистом стало сложнее?

— Я расцениваю последние законы как объявленную охоту на журналистов. Я вернулся в страну, где за журналистами охотятся не наемники в подворотнях, а вооруженные законами представители силовых структур. Теперь журналисты, которые говорят правду, больше рискуют. Яркий тому пример — история журналиста Ивана Голунова. Хорошо, что была такая реакция общества, солидарный протест журналистского сообщества, которого власть испугалась и сдала назад. Но есть большие сомнения в таком положительном исходе дела, если бы подобное случилось где-то в провинции. Но, несмотря на все, я продолжу заниматься журналистикой.

«Генерал действовал по сценарию, разработанному ФСБ»

— Давайте поговорим о сути вашего уголовного дела. По версии следствия, вы требовали от главы калининградского СКР Виктора Леденева 50 тыс. долларов, в противном случае грозились опубликовать «позорящие сведения» о генерале. Суд переквалифицировал дело на самоуправство, решив, что вы хотели возместить ущерб, причиненный вам саботажем расследования покушения на вас. Что же произошло в действительности?

— Следствие выдало желаемое за действительное. В марте 2016 года на меня было совершено покушение (тогда Рудников занимался расследованием застройки курортного Светлогорска — прим. ред.). Я получил пять ножевых ранений. В течение полутора лет я добивался надлежащего расследования этого преступления, писал жалобы в СК, Генпрокуратуру, но безуспешно. 

Потом ко мне обратился заместитель полпреда президента в СЗФО Александр Дацышин, якобы по указанию Генпрокуратуры. Спрашивал, как можно разрешить конфликт. Я отвечал, что СК просто должен сделать свою работу. Дацышин пытался дать мне понять, что это можно решить иным способом, например, денежной компенсацией. Этот вариант они обсуждали с Леденевым. Есть запись их разговора, который впоследствии интерпретировался следствием как мои некие требования. 

Игорь Рудников/Facebook

Свыше двух месяцев следствие пыталось сформировать доказательную базу. Но мое задержание и обвинительное заключение состоялись только после того, как был задержан в качестве посредника Дацышин. На суде он сообщил, что начальник УФСБ по Калининградской области пообещал ему сначала, что если он даст показания против меня, то его не будут сажать в СИЗО, а месяц продержат под домашним арестом, а потом переведут в разряд свидетелей. Так Дацышин и сделал. Но его обманули. В свидетели не перевели, 1,5 года он провел под домашним арестом, а потом пошел под суд как соучастник (для Дацышина прокурор просил 8 лет колонии, по решению суда 17 июня он вместе с Рудниковым был освобожден из-под стражи — прим. ред.).

— Вы получили 50 тыс. долларов, которые якобы требовали от генерала СК?

— Нет, я их даже не видел. Дело было так. Леденев пригласил в кафе сотрудника нашей редакции, сказал, что «для Игоря Петровича» есть документы. И вручил ему при встрече прозрачную папку, с одной стороны которой были мои обращения в прокуратуру, с другой — ответы на них, а внутри между документами были завернуты в белую бумагу пять пачек с деньгами. Как только наш сотрудник взял папку, появились сотрудники ФСБ и задержали его. Я в этот момент находился в пяти километрах от этого места, меня задержали спустя пару часов. 

— Странная схема. По идее деньги Леденев должен был передать лично вам…

— На суде Леденеву задавали вопрос, мол, почему он в кабинете у себя, когда я был у него на приеме, не положил на стол деньги? Леденев ответил, что в таком случае я бы встал и ушел, а позже написал бы заявление в прокуратуру. Тогда бы, по словам генерала, сорвалась вся операция. Он сказал, что «действовал по сценарию, разработанному ФСБ» и каждое его слово, движение, жест были тщательно отрепетированы. 

— Что было после передачи денег вашему сотруднику?

— Был штурм нашей редакции, обыск, который узаконили только спустя две недели. Изъяли тогда в редакции жесткие диски, записи с камер видеонаблюдения, документы. Все это проходило в отсутствие адвокатов. Меня задержали в квартире, избили, привезли в редакцию. Там я потерял сознание, меня отвезли в больницу, где сняли побои и госпитализировали. Потом ночью меня похитили из больницы сотрудники ФСБ, вывели прямо в одних трусах и носках, с наручниками на одной руке, потому что вторая была уже в гипсе. Затем — ИВС и целая череда СИЗО. Под стражу я был заключен 1 ноября 2017 года. За время предварительного следствия и суда я побывал в СИЗО Калининграда, в «Крестах» в Петербурге и в московском «Лефортово».

«Генерал СК заявил, его показания выдумали»

— Судья не нашла доказательств по предъявленному вам обвинению. О чем тогда приговор?

— Приговор очень примечательный. Судья пришла к выводу, что произошедшее — это покушение на самоуправство. Я как потерпевший по уголовному делу о покушении на убийство пострадал физически, проходил длительное лечение, потом добивался тщательного расследования. Были затянуты сроки, доказательства утрачены, преступники находились на свободе и продолжали мне угрожать. И по закону я мог рассчитывать на компенсацию. Но, как говорится в приговоре, вместо того, чтобы добиваться возмещения компенсации через суд, я действовал неправовым путем через посредника Дацышина. Это и есть, по мнению судьи, не что иное, как покушение на самоуправство с моей стороны. Я своей вины по-прежнему не признаю. Сейчас мы ждем материалы приговора, будем изучать и решать, как действовать дальше. 

— На какие еще противоречия в материалах следствия указал суд?

— В материалах дела нет ни одного доказательства, что я что-то требовал от Леденева. Более того, он заявил на суде, что не получал ни от меня, ни от Дацышина угроз. Это было одним из оснований для переквалификации дела. 

— Получается, Леденев угроз и требований не получал, но следствие все равно настаивало на этом? Какие слова Леденева приводятся в протоколах?

— Леденев на суде отказался от данных на предварительном следствии показаний. Он заявил, что их выдумали сотрудники СК и ФСБ. А подписывал он протоколы, якобы не глядя. 

Следователь СК, который вел предварительное расследование, в судебном заседании сказал, что слова Леденева были «интерпретированы». Мы пытались понять, каким образом, но внятного ответа не получили. 

— Ваше дело связывали с публикациями о коррупции в СК. По версии следствия, именно ими вы шантажировали Леденева. О чем были ваши материалы?

— Оговорюсь сразу, что все материалы, которые не понравились Леденеву, были опубликованы. При обысках у меня не было найдено новых компрометирующих материалов на генерала СК, поэтому и говорить о шантаже не было оснований. Вымогательство предполагает не ретроспективные угрозы, а перспективные. 

Те тексты, что выходили, касались умышленного затягивания расследования моего уголовного дела о покушении на убийство. Там были допущены вопиющие нарушения. Место преступления не было оцеплено, не допрашивались многочисленные свидетели, не изымались записи с камер видеонаблюдения. Даже моя куртка, на которой были следы от ударов ножом, не была приобщена к вещдокам. Это первое, за что я критиковал Леденева.

Виктор Леденев и Игорь РудниковВиктор Леденев и Игорь РудниковИгорь Рудников/Facebook

Также мы писали о явной коррупции в СК. Например, были сведения, что Леденев получал от московского бизнесмена миллионы рублей и на них строил якобы для него трехэтажный особняк в Калининграде. Сам нанимал проектировщика, прораба, закупал отделочные материалы, приобретал мебель. Стоимость дома, по некоторым оценкам, составила более 200 млн рублей. А потом Леденев сам стал жить в этом доме и съехал из него только после появления публикаций в СМИ и требования СК. Однако, говорят, что он продолжает платить коммунальные платежи за этот особняк. А бизнесмен тот был в нем всего один раз лет пять назад. Всем понятно, что этот предприниматель — мнимый владелец, а фактический владелец — Леденев. 

Кроме того, была аудиозапись разговора Леденева с представителем крупной алкогольной компании — фигурантом уголовного дела о неуплате налогов более чем на миллиард рублей. Представитель компании говорит о том, что если Леденев не допустит ареста счетов компании, то его должным образом отблагодарят. 

— Ставится вопрос о привлечении к ответственности самого генерала Леденева и сотрудников ФСБ, которые занимались расследованием?

— Я считаю, что в суде была доказана попытка Леденева совершить коммерческий подкуп. Другое дело, какую оценку его действиям даст следствие. Сторона Дацышина заявила в суде, что будет добиваться возбуждения уголовного дела в отношении него по тем фактам, что вскрылись в ходе судебного следствия. История будет иметь продолжение. Там действительно есть основания для привлечения генерала к ответственности. Что касается действий сотрудников ФСБ (при задержании и в других ситуациях), то нами четыре раза подавались заявления в военно-следственный комитет и четырежды мы получали отказ в возбуждении дел. Мы пытались обжаловать эти решения в суде, но безуспешно. Сейчас по этим и иным фактам поданы иски в ЕСПЧ. Мы не собираемся прощать, будем добиваться того, чтобы виновные понесли наказание. Потому что все, что происходило со мной, — это настоящий беспредел.

«Любой журналист может оказаться в моей ситуации»

— Какие впечатления остались от СИЗО, что больше всего запомнилось?

— Каждая российская тюрьма имеет свою специфику. Эта специфика чаще всего связана с определенным видом беспредела в отношении арестованных, которые еще не признаны судом преступниками. Фактически они лишены гражданских прав. Об этом можно написать целую книгу.

Но вообще тюрьма — это место, где ты понимаешь, что твоя жизнь ничего не стоит. Это место, где ты не знаешь, что будет через час, через два. Ты абсолютно бесправен. Ты лишен контакта с внешним миром, адвокаты почти не могут к тебе попасть — с этим я столкнулся в «Лефортово». Следователи лишают тебя возможности сделать звонок родным и близким. Тебе не оказывают медицинскую помощь. 

Игорь Рудников/Facebook

— Физическое насилие к вам не применяли в СИЗО?

— Нет. Но, видимо, с подачи силовиков пытались спровоцировать конфликт с сокамерником. Но этого удалось избежать. Я не «ботаник», подготовленный физически человек. Я смог не только постоять за себя, но и объяснить человеку, что его используют.

— Как думаете, расследование дела о покушении на вас получит новый стимул? Осужден только один нападавший — бывший омоновец Алексей Каширин (сначала получил 1,5 года колонии, но потом приговор пересмотрели, и Каширина осудили на 9 лет строгого режима — прим. ред.). 

— Каширин — этот тот, кто нанес мне пять ножевых ударов. А всего нападавших было семеро! Они все известны, а также организаторы и заказчик. Но половина из них допрошена только как свидетели, другие вообще не допрошены. Надеюсь, что расследование сдвинется в мертвой точки.

— Какие выводы вы сделали из своей истории?

— Любой журналист, который публикует критический материал о деятельности силовиков, может повторить мою судьбу, стать жертвой такой спецоперации. Хорошо, если она будет сделана так топорно, как в моем случае. Хорошо, если будут такие же квалифицированные защитники и журналиста поддержат коллеги, будет резонанс. Очень важно, чтобы люди знали, что на самом деле происходит, а не питались лживыми сообщениями СК. Если этого не будет, над журналистом расправятся, и он окажется в колонии. 

Мой случай должен стать примером. Во-первых, чтобы журналисты были готовы к такому повороту событий и понимали, как надо действовать. Во-вторых, чтобы был понятен алгоритм защиты. И, в-третьих, силовики должны знать, что не все их провокации и беспредельные действия могут сойти им с рук.

Новости России
Россия
Житель Казани умер в очереди за водительской медсправкой
Россия
Свидетель по делу «Седьмой студии» рассказала, что ей угрожал следователь
Россия
Нищие, иностранцы, военные: каким стал Киев спустя шесть лет после протестов на Майдане
Россия
Дума одобрила закон, по которому Путин может бессрочно продлевать полномочия ректора МГУ
Россия
Минздрав отложил внедрение новых правил получения водительских медсправок
Курган
Источник: регионы РФ не успели закупить реагенты для массовой проверки CDT у водителей
Россия
Госдума запретила продажу смартфонов и компьютеров без российского софта
Россия
В Костроме кадетский корпус закрыли после массового отравления учащихся
Илья Сачков
Россия
Основателя Group-IB обвинили в том, что он обстрелял таксистов у Кремля
Россия
Госдума приняла закон, позволяющий признавать физлица иностранными СМИ-иноагентами
Россия
В Кремле прокомментировали иск Алексея Навального и ФБК к Владимиру Путину
Россия
В Кремле отреагировали на сообщения о том, что наемники ЧВК «Вагнер» казнили сирийца
Россия
Девочка, упавшая в выгребную яму на Кубани, впала в кому
Россия
В Австрии суд принял решение об экстрадиции экс-чиновника Минкульта в Россию
Россия
Группа «Каста» написала новый гимн России и обратилась к Владимиру Путину
Россия
«Коммерсантъ» узнал о намерении Госдумы потратиться на социсследования о себе
Россия
Помощник Кадырова объяснил, как происходят знаменитые «извинения перед чеченским народом»
Россия
«Медуза»: рынок политнасилия захватывают частники, подконтрольные Малофееву и Пригожину
Россия
Силовики снова задержали сотрудника ФБК Руслана Шаведдинова
Россия
Алексей Навальный и ФБК подали в суд на Владимира Путина
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно