Доллар
Евро

«Наказание за употребление наркотиков все равно придется смягчить»

Почему отказ от либерализации 228-й статьи — стратегическая ошибка. Интервью с социологом

Владимир Путин во время "Прямой линии" сказал, что не считает возможным смягчить 228-ю статью УК РФKremlin.ru

Вчера на прямой линии президент России заявил, что либерализация статьи 228 Уголовного кодекса РФ, касающейся наркотических и психотропных средств, невозможна. «Потому что угроза для нашей страны, нации очень велика. Если человек хранит незаконно, перевозит и транспортирует, распространяет даже небольшие объемы груза, — нужно нести за это ответственность, никакой либерализации быть не может», — пояснил свою позицию президент. Хотя ранее за смягчение 228-й статьи высказывались омбудсмен России Татьяна Москалькова, глава комитета по законодательству Госдумы Павел Крашенинников и ряд его коллег, академик РАН и бывший российский министр здравоохранения Андрей Воробьев и другие. Но президент дал понять, что никакого смягчения не будет. 

Разбираемся, почему такое решение может стать стратегической ошибкой законодательной и правоохранительной систем. Наш эксперт — директор по исследованиям Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге Кирилл Титаев.

«Людей дискриминируют за то, что одни наркотики стали традицией, а другие появились позже»

— Владимир Путин заявил, что никакой либерализации 228-й статьи не может быть. Как вы относитесь к такой позиции?

— Мы знаем, что смягчение наркополитики — это общемировой тренд. Наказание за такое преступление должно быть незначительным и в оптимальном варианте не связано с лишением свободы. Потому что по большому счету мы просто изолируем тех людей, которые имели шанс на ресоциализацию, а мы его у них отнимаем, когда они выйдут из мест лишения свободы. Мы тем самым способствуем пополнению рядов маргиналов. 

Я уверен, что рано или поздно наказание за хранение и употребление наркотиков все равно придется смягчить. 

Есть еще одна история. Она касается правоприменительной практики и задана постановлением пленума Верховного суда. Согласно ему, у нас для определения веса наркотического вещества, за который наказывают, используется вес смесей, а не вес действующего вещества. Это ошибочно и опасно. Например, если вы несете 0,49 грамма гидрохлорида морфина — это наркотик, применяемый в медицине, — то вы совершаете административное правонарушение. А если вы его разводите, чтобы употребить, обычно используется однопроцентный раствор, то вы от дозы, которая в 49 раз меньше, становитесь преступником. То есть тем самым мы наказываем потребителей и стимулируем средний опт. 

Еще один важный момент — это проблема лечения людей, которые имеют зависимость. В России по непонятным причинам запрещена метадоновая заместительная терапия. Это притом что весь мир признал метадоновую заместительную терапию, а многие страны — и героиновую, когда зависимые люди получают по снижающей схеме медицинский героин в медицинских учреждениях. 

— Как вы прокомментируете слова президента о том, что смягчение наркополитики создает угрозу для страны? 

— Это типовой правоохранительный дискурс, который строится на тотальном непонимании ситуации и на оперировании стереотипами начала XX века. К сожалению, аналогичные вещи говорят не только сотрудники правоохранительных органов, но и некоторые общественные активисты, в частности это Евгений Ройзман и его сподвижники. 

Евгений Ройзман о том, почему либерализовать антинаркотическое законодательство сейчас нельзя

В силу исторических причин мы лояльно относимся к одним наркотикам (например, алкоголю и никотину), но сажаем в тюрьму за другие. Людей дискриминируют лишь за то, что одни легкие наркотики стали народной традицией, вошли в жизнь общества, когда еще не было никакой антинаркотической политики, а другие появились позже, поэтому теперь людям можно сломать жизнь. Возникает логичный вопрос, почему так? Ведь это просто несправедливо.

Далее, у нас в основном наказывают за распространение малых доз. Это в основном касается горизонтального распространения между потребителями. В такой ситуации мы чисто экономически перенаправляем усилия правоохранительных органов на борьбу с малым злом. Времени и сил вкладывается много, а отдачи получается мало. Сегодня система правоохранительных органов устроена так, что для нее выгоднее изъять сто порций по грамму, чем одну порцию по килограмму. Но для снижения доступности наркотиков гораздо важнее перекрывать крупные каналы. А работа по мелочи сильно отвлекает от таких масштабных задач. 

Наконец, нужно признать, что уголовное наказание и тюремные сроки не снижают количество потребителей. Причем человек, который выходит из тюрьмы, с большой долей вероятности возвращается к употреблению наркотиков. 

Соответственно, та политика, которая предполагает нулевую терпимость, на самом деле не снижает масштаба проблемы, а просто очень дорого оттягивает ее решение в будущее. То есть мы берем потребителя, тратим много времени, чтобы поймать, доказать его вину, отправить в места лишения свободы, где мы его кормим несколько лет, затем он возвращается и все делает то же самое. При этом он будет еще дальше выброшен на край общества. Если раньше у него была работа, которая позволяла ему зарабатывать, чтобы удовлетворять свою аддикцию, то после выхода из тюрьмы у него этой работы нет. И тем самым государство его толкает на преступление, порочный круг замыкается, вся ситуация повторяется снова и снова. 

Поэтому сейчас во всем мире основной способ борьбы с распространением наркомании — это терапия. То есть выявлять наркомана и в разных режимах стимулировать у него желание преодолевать свою аддикцию или держать ее под контролем. Условно говоря, человек, который употребляет чистый наркотик в контролируемых дозах и продолжает нормальную социальную жизнь, гораздо безопаснее, чем человек, который отправляется в тюрьму. 

Znak.com

— То есть известная фраза, что все начинается с «косяка», а заканчивается героином и смертью — это лишь алармизм? 

— В современной криминологии это утверждение считается недоказанным, что означает в переводе с академического языка на русский, что множество людей пытались это доказать, но ни у кого ничего не получилось. В чем заключается мошенничество сторонников этого тезиса? Они приходят к людям, которые сейчас употребляют тяжелые наркотики, и спрашивают их: «А вы когда-нибудь курили травку?» — «Да» — отвечают люди. Но это примерно то же самое, если бы мы пришли к потребителям тяжелых наркотиков и спросили их: «Вы в детстве ходили в душ?» Те бы ответили положительно. Означает ли это, что принятие душа приводит к употреблению героина? Исследования, которые проводились по данному вопросу, были как среди тех, кто употребляет, так и среди тех, кто не употребляет. Мы видим, что трансфер «каннабис — тяжелые наркотики» не доказан. 

— Но вы же не будете отрицать, что наличие наркомании в обществе — это признак его некоего упадка, показатель нестабильности? И в том или ином виде борьба с ним необходима. 

— Во всем мире, в любом обществе всегда есть какие-то аддиктивные вещества. Но, например, в силу исторических причин на Руси XVIII  века никаких опиатов не употребляли. Был алкоголь. Его употребление стало традицией, поэтому сегодня никто не будет бороться за то, чтобы его полностью запретить, а употребляющих его сажать в тюрьму. Потому что это будет абсурдом и ни к чему позитивному не приведет. Но с приходом глобального рынка стали доступны другие группы наркотических веществ. Они оказались под запретом, просто потому что за ними нет традиции употребления. 

— Как вы относитесь к идее вытеснения тяжелых наркотиков легкими, то есть легализации каннабиноидов? Эта идея в русле вашей философии или нет?

— Допустим, у нас есть драгдилер. У него в пакете 80% легких и 20% тяжелых наркотиков, и это обеспечивает ему доходность. Когда мы вынем у него травку, легализовав ее, — маржа дилеров снизится, а вслед за этим и количество самих дилеров, доля тяжелых наркотиков на криминальном рынке упадет. Касательно того, что наркоманы, употреблявшие тяжелые вещества, после легализации легких наркотиков вдруг начнут употреблять последние, это сомнительно. По крайней мере, я не знаком с такими исследованиями. То есть здесь чистая экономика. Легализация легких наркотиков может приводить к сокращению тяжелых. 

— Сегодня в мире есть разные модели легализации легких наркотиков. Это Нидерланды, Чехия, Португалия, некоторые штаты США, Грузия и так далее. На какую модель нужно ориентироваться России, с чего начинать?

— Это очень индивидуально настраиваемый механизм. Существует несколько исследовательских ассоциаций, которые этим занимаются и нужно выстраивать какую-то свою модель. Везде разная криминальная ситуация. Но все, что мы видим в тех странах, где легкие наркотики были легализованы, это точно не ухудшает ситуацию. Нигде не было зафиксировано всплеска криминала. При этом в некоторых случаях наблюдается снижение потребления тетрагидроканнабинола, поскольку до легализации это было маркером взросления, самоутверждения, нарушения правил. А теперь родители тебе могут предложить покурить вместе с ними, и весь этот флер исчезает. Первым шагом для России должно стать сокращение размеров наказания. 

«Судебная и правоохранительная системы — это ключевые проблемы, которые тормозят экономику»

— Очевидно, что поводом для темы либерализации наркополитики стала ситуация с журналистом Иваном Голуновым. Но здесь речь идет не только о проблеме жесткого наказания за хранение наркотиков, фальсификаций с помощью 228-й статьи, здесь проявились и другие глубинные пороки правоохранительной системы. Какие? 

—  Если использовать дело Голунова как некую лакмусовую бумагу, то затронуть можно несколько проблем. 

Что касается работы правоохранительных органов, то первое — это высокая толерантность к насилию. Мелкие ситуации решаются путем нетяжелого насилия. Второе — это низкий стандарт доказывания по делам о наркотиках. Все доказательства стороны обвинения строятся на показаниях понятых и оперативников. Ситуация, при которой никакая экспертиза ничего не подтверждает, — это распространенное явление. Третье — это категорическая неготовность правоохранительных органов к тому, что это дело вызовет большой резонанс в обществе. 

Что касается судебной системы, то здесь ключевая проблема — это история про критичное отношение судов к доказательствам, представляемым правоохранительными органами. Сегодня мы видим, что оправдательных приговоров в судах, где поддержку обвинения осуществляет государство, у нас меньше 0,2%. Более чем в 90% случаев в качестве избрания меры пресечения служит содержание под стражей. В случае с тем же Голуновым достаточно было бы изъять у него загранпаспорт, и человек мог бы находиться под подпиской о невыезде. Все это вместе показывает нам родовой дефект российской судебной системы — неумение критично подходить к аргументам правоохранительных органов. 

У этой проблемы три корня. Первая — это система рекрутинга, которая существует в современной российской судебной системе. С каждым годом растет доля судей, которые не имеют никакого профессионального опыта, кроме опыта работы секретарями и помощниками суда. Это автоматически снижает вероятность, что судья сможет критично подойти к аргументам, которые представляет сторона обвинения по уголовному делу. Вторая — большая зависимость судей от председателей судов и от отмен приговоров. Соответственно, если судья выносит оправдательный приговор или отказывает в избрании меры пресечения, то такое решение гарантированно будет обжаловано прокуратурой и стороной обвинения. А для судьи важнейший показатель — это так называемая устойчивость приговоров. Это доля приговоров, которая не отменялась. И, вынося решение в пользу стороны защиты, суд автоматически увеличивает статистику отмены решений. Третье — это система оказания бесплатной адвокатской помощи в порядке статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса. Система устроена таким образом, что она стимулирует привлечение к этой работе адвокатов, для которых доброе отношение суда и правоохранительных органов намного дороже, чем качественная работа на благо своего подзащитного. 

Все это и объясняет ту смелость, с которой действовали оперативники в ситуации с Иваном Голуновым на первом этапе. Если бы мы имели сильную судебную систему, о которой мы с Центром стратегических разработок говорим последние три года, и правоохранительную систему, о которой мы говорили вместе с Комитетом гражданских инициатив, то эта ситуация была бы невозможной изначально. Тогда бы правоохранительные органы понимали, что дело рассыплется в суде при наличии только косвенных улик. 

— Вам что-то уже удалось из ваших предложений продвинуть?

— Мы работаем с Верховным судом. Часть из них Верховный суд поддержал, часть из них имплементируется, часть находятся на стадии обсуждения. Но в целом наши предложения остаются без особого внимания. Принимается к рассмотрению лишь малая часть. Почему так, мне трудно сказать. Они просто не хотят. Причем целый ряд наших предложений предполагал довольно существенное усиление судебной власти. Это, с одной стороны, ослабление власти председателей над нижестоящими судьями, а с другой — значимое усиление судебной власти как таковой. 

Что касается системы правоохранительных органов, то уже, например, были ликвидированы отдел по борьбе с нарушениями в сфере потребительского рынка и исполнения административного законодательства и наркоконтроль. Далее, была изменена практика по применению части 3 статьи 160 УК РФ — перестали выносить приговоры людям, которые по неграмотности растратили небольшие суммы казенных средств. Но все это маленькая доля наших предложений. 

— Как вы видите развитие ситуации, если ваши предложения уйдут в песок? Нас ждет коллапс судебной системы, МВД и других правоохранительных органов?

— Если ничего не будет меняться, то судебная система будет продолжать деградировать. Сложившееся положение дел продолжает вымывать из системы наиболее квалифицированные кадры. В правоохранительной системе труднее оценить динамику. Там большая вариация по стране и отдельным направлениям. Но в целом есть существенное отставание от криминогенной обстановки. Преступления становятся все более современными, а система становится все более отсталой. Здесь много факторов, почему так происходит. Например, на протяжении последних пяти лет снижались зарплаты в МВД, соответственно служба становится менее привлекательной. 

Путин уволил двух генералов полиции в связи с делом журналиста Голунова

— Нередко можно услышать критику МВД в том плане, что у нас переизбыток сотрудников этого ведомства. Даже иногда Россию называют «полицейским государством». Как вы считаете, необходимо численное сокращение?

— С одной стороны, у нас количественно самая большая полиция в мире. С другой стороны, она страшно перегружена. Это происходит, потому что как бы с целью защиты интересов граждан возникает огромное количество дополнительной номенклатуры в силу централизации МВД. Таких централизованных полиций нет ни в одной стране мира. Это и приводит к той палочной системе в том виде, в котором мы ее наблюдаем. 

— Делаем вывод. Дело Ивана Голунова стало окном возможностей для реформирования судебной и правоохранительной систем, но после заявления Путина это окно захлопнулось?

— Да, до вчерашнего дня была надежда на изменение наркополитики. Но слова президента на прямой линии все перечеркнули. На сегодня судебная и правоохранительная системы — это ключевые проблемы, которые тормозят развитие российской экономики. Решение проблем в этих системах — это единственный путь хоть к какому-то экономическому росту. Вмешательство правоохранительных и судебных органов в жизнь экономики имеет огромное влияние на нее. К сожалению, в большей степени негативное. 

Благодарим Комитет гражданских инициатив за помощь в организации интервью. С предложениями о реформе полиции и судов можно ознакомиться на сайте КГИ.

Новости России
Россия
В метро Петербурга повесили плакаты, «запугивающие» участников несогласованных протестов
Санкт-Петербург
Обвиняемого в растрате ₽178 млн экс-главу «Метростроя» перевели под домашний арест
Россия
Китайские чиновники заявили, что построят больницу для зараженных коронавирусом за 15 дней
Россия
В Оренбургской области столкнулись девять автомобилей и скорая помощь
Начальник работ Белморстроя Френкель, начальник ГУЛАГа Берман и другие руководители строительства Беломорканала
Россия
Некоторые думают, что ГУЛАГ помог индустриализации и экономике СССР. На самом деле все наоборот
Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Россия
Сотня москвичей пришла к приемной АП, требуя референдума по поправкам в Конституцию
Россия
Путин поручил проверить законность приговора Константину Котову
Вице-премьер РФ Марат Хуснуллин
Россия
Вице-премьер Марат Хуснуллин заявил о необходимости проведения реновации по всей России
Россия
Звезды шоу-бизнеса активно рекламируют в Instagram послание Путина
Россия
Песков прокомментировал информацию об отставке Суркова
Россия
Туристы, прогуливающиеся на яхте около Канарских островов, нашли в океане полтонны гашиша
Россия
В Башкирии 72-летнего судью в отставке лишили статуса из-за участия в акции памяти Немцова
Россия
Самолет S7, летевший из Новосибирска во Вьетнам, через 3 часа вернулся в аэропорт вылета
Россия
В Иркутске с подозрением на коронавирус госпитализировали китайца
Россия
В Кемеровской области на вагоноремонтном заводе «Новотранс» обрушилась кровля
Помощник президента России Владислав Сурков
Россия
Политолог Чеснаков: помощник президента РФ Владислав Сурков ушел в отставку
Россия
Болгария выдворяет российского дипломата и сотрудника торгпредства
Россия
Несколько российских туроператоров приостановили продажу туров в Китай
Россия
Зеленский об отношениях с Россией: «Рассосется ли этот шрам, я вообще не уверен»
Россия
Пары из России заняли весь пьедестал на чемпионате Европы по фигурному катанию
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно