«Полили водой из шланга, привязали к нарам»

Объявлявшая голодовку жительница Магнитогорска заявила, что ее насильно увезли в психушку

Жительница печально известного магнитогорского дома № 164 по улице Карла Маркса Татьяна Писарева, объявлявшая голодовку с требованием предоставить ей квартиру в соцнайм, заявила, что в конце минувшей недели ее насильно и без необходимых показаний отвезли в психиатрическую больницу. По словам женщины, которая рассказала свою историю Znak.com, это было акцией устрашения: ее хотели напугать, чтобы она прекратила свои протестные действия.  

Госпитализация Татьяны Писаревоймуж Татьяны Писаревой

Напомним, жительница Магнитогорска Татьяна Писарева в 2010 году осталась без жилья, став жертвой «черных риэлторов». После резонанса в СМИ муниципалитет предоставил женщине квартиру в доме № 164 по улице Карла Маркса, однако по месту жительства она не зарегистрировалась. На этом основании ей отказали в выплате компенсации на аренду другого жилья и предоставлении квартиры по социальному найму. В администрации заявили, что у Писаревой есть другое жилье. В знак протеста она объявила голодовку в день приезда в Магнитогорск президента Владимира Путина. 

Ранее в мэрии Магнитогорска заявили, что Татьяна Писарева отказалась переезжать в предложенную ей квартиру и требует предоставить ей квартиру на условиях соцнайма, без очереди, с постоянной пропиской.

Рассказ Татьяны Писаревой

— С 19 по 26 июля я голодала. А потом у меня началась гипертензия, и голодовку пришлось отменить по предписанию врача. Мне выписали лекарства, делали капельницы. Врачи сразу предупредили, что может кружиться голова, тошнить. В минувшую пятницу из-за головокружения я почти не вставала. Муж вызвал скорую. 

Когда врачи приехали, поинтересовались, как давно я не ела. Ответила, что со вчерашнего дня. 

— Почему отказываетесь от пищи? — спросили врачи. Я пояснила, что не отказываюсь, но из-за головокружения есть не хочется. 

— У вас же голодовка, — говорят. 

— Какая голодовка, — ответила я им. — Видите, у меня лекарств полный стол. 

— Так вы травиться собрались? — выдвинули врачи новую версию. 

Я показала рецепты на них. Да и, согласитесь, сложно отравиться мочегонными и сосудорасширяющими средствами. Но они все равно не поверили и предложили поехать в стационар, «чтобы им за меня не отвечать». Привезли меня в больницу № 1 — не в ту, которая от меня в двух остановках, а в другую, на левом берегу. 

— Ложиться будете? — спросил меня дежурный врач. 

Смысла ложиться в пятницу я не видела. Все равно первый обход будет в понедельник, как и анализы. 

— Хорошо, — говорит врач, — вы тут пока посидите, сейчас еще один специалист вас посмотрит, и мы решим, что делать. 

А через три минуты приехала бригада врачей «психиатрички» (об этом я узнала уже позже). Я в больницу приехала в халате, кутаясь в плед. Меня, ни о чем не спрашивая, завернули в этот плед, как гусеницу, погрузили на носилки и понесли в машину. Привезли в психоневрологический диспансер, сразу затащили на третий этаж, в бокс для буйно помешанных, раздели полностью, полили водой из шланга, одели в смирительную рубашку и привязали к нарам. 

— Как мне в туалет ходить? — спрашиваю. 

— А к вам будет медсестра заходить каждые полчаса, можете попросить у нее утку, — был ответ. 

Никаких анализов у меня не брали, уколы не ставили, не лечили. Но зачем-то поставили катетер. 

муж Татьяны Писаревой

Через некоторое время пришла медсестра и сказала, что у нее относительно меня «особые указания», мера «чисто напугательная» и скоро меня отпустят домой, надо потерпеть. Медсестра дала халат, сводила в туалет, сняла катетер. 

Две ночи я слушала, как кричат сумасшедшие. Жаль, что забрали телефон, там такие кадры можно было сделать! Видела, к примеру, как привязанные люди окно разбили. 

Все это время ко мне пытался попасть муж. Ему удалось сфотографировать, как меня погрузили в машину перед тем, как увезти в психбольницу. После этого вышел санитар и стал отбирать мобильный телефон. Этот же санитар позже заявил, что муж на него напал, но нас это не напугало — в больнице есть камеры. Если будет разбирательство, все увидят, как все происходило на самом деле.

В психбольнице мужа ко мне не пустили. Поскольку были выходные, все было закрыто. Я слышала, как он ходил под окнами и кричал: «Таня, Таня!», но ничего не могла сделать. 

В воскресенье утром пришла комиссия и предложила подписать бумаги, что я добровольно госпитализирована. Конечно, я отказалась. Тогда мне заявили, мол, не хочешь добровольно, мы тебе сейчас уколов наставим, и к понедельнику появятся показания для принудительной госпитализации. После этого пришла медсестра, отвела в кабинет главврача, который опять стал убеждать подписать документы о том, что добровольно нахожусь на дневном стационаре. Говорил, что завтра можно написать отказ. Я ничего подписывать не стала. После этого меня отпустили домой. 

В мэрии Магнитогорска рассказали про квартиру, где вывесили баннер о голодовке

Уверена, это связано с тем, что я в четверг принесла в администрацию города справку от нотариуса, где сказано, что я не получала свидетельства о праве на наследство. Ранее наши чиновники заявляли СМИ, что квартиру мне не дают, потому что я вступила в наследство. Я попросила их дать опровержение. 

В пятницу мне звонили из мэрии, просили прийти за бумагами (я запрашивала у них копии актов). Я сказала, что плохо себя чувствую и прийти не могу. Секретарь Бердникова сказала — мол, вы так не рискуйте, а то вас парализует, и все газеты скажут, что мы вас довели. Вызовите скорую, пусть врач посмотрит вас. Вот я и вызвала. И в результате оказалась в психбольнице. Боюсь представить, что будет в следующий раз. Подкинут что-нибудь и в тюрьму отвезут?

Комментарии специалистов 

В пресс-службе регионального минздрава Znak.com пояснили, что получить комментарии из больниц по данной ситуации не получится, поскольку разглашать информацию о конкретных пациентах врачам запрещает закон о защите персональных данных. Они не имеют права даже подтвердить факт госпитализации больного. 

Заместитель главного психиатра Челябинской области Ольга Барковская пояснила, что сегодня поместить взрослого человека без его согласия в психоневрологический диспансер крайне сложно. Это делается только по решению суда. Основанием может стать его беспомощность, резкое ухудшение состояния здоровья, либо опасность для жизни пациента и окружающих. Теоретически факт голодовки можно расценивать как опасность для жизни человека, но только если голодовка вызвана неврозом. В данном же случае имела место акция протеста.

«После помещения человека в лечебное учреждение у врачей есть 48 часов на то, чтобы принять решение о направлении в суд материалов, подтверждающих необходимость принудительной госпитализации, если не было получено согласие. Скорее всего, в описанном вами случае врачи не нашли для этого оснований и отпустили женщину домой. Суды, кстати, принимают такие решения редко. Были случаи, когда человек включал газ, но его на принудительное лечение не направляли», — отметила Ольга Барковская.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.