Доллар
Евро

«Как только Путин дверью вертолета хлопнул, то все»

Скоро зима, жить негде. Что происходит в Тулуне после наводнения и визитов президента. Репортаж Znak.com

Игорь Пушкарев
Иван Маслов

Через десять дней, согласно прогнозам синоптиков, в Тулунском районе Иркутской области, который минувшим летом дважды пострадал от наводнения, начнутся заморозки. Еще через месяц сюда придет зима с морозами до минус 40 градусов. Но до сих пор далеко не все пострадавшие получили положенные им компенсации и смогли приступить к поискам нового жилья либо к восстановлению имеющегося. В этом убедились корреспонденты Znak.com, побывавшие на месте стихийного бедствия.

Едва ли не хуже всего ситуация в отдаленных поселках Тулунского района. На них, судя по всему, внимание обращают в последнюю очередь — сначала сам город Тулун, потом уже деревни. Полный бардак творится с выплатами компенсаций в деревне Аршан. Располагается она в красивой таежной зоне предгорий Саян, в 90 километрах от районного центра, на берегу все той же реки Ия, которая в июне и июле смыла половину Тулуна. Сюда, в Аршан, ведет единственная сильно попорченная наводнением грунтовка. Сейчас ее спешным порядком восстанавливают, закидывая промоины крупной речной галькой. От езды по такой дороге разваливаются машины и люди, которые в них вынуждены трястись по три часа.

«А я не бичиха! Как так можно!»

Сразу на въезде в поселок нам начинают рассказывать истории о том, как власти фактически оставили людей один на один с последствиями наводнения. Семье Романа и Дарьи Сапрыкиных насчитали на троих с ребенком сначала 220 тыс. рублей компенсации за затопленный дом, потом увеличили сумму до 320 тыс. рублей, из которых, правда, на руки выдали только 160 тыс. Остальное обещают отдать, как говорит Дарья, «по чекам» до 15 декабря. «Нам надо печь перекладывать — она вся растрескалась, покосилась и вот-вот рухнет, а какой печник в деревне по чекам работает?» — недоумевает женщина. Она показывает фотографии потопа. У их дома в июне затопило весь подвал, сейчас деревянные конструкции там разрушает появившийся из-за сырости грибок. В доме все чисто и прибрано, но стоит ощутимый запах прелого дерева и гнили. Сколько простоит теперь их дом, Сапрыкины не знают. Денег на постройку нового жилья им никто давать не собирается. Раз дом не унесло водой, значит, годен для проживания.

Так практически у всех, кто живет вдоль русла реки Ия. Хуже всего положение дел у местной любимицы, ветерана Великой Отечественной войны, 91-летней старушки Марии Спиридоновны Терентьевой, которая живет на улице Советской, 24. Услышав вопрос о выплате компенсаций, пенсионерка натуральным образом зарыдала. Чуть успокоившись, старушка отправилась показывать нам свой дом. Для начала она откинула куски шифера, прикрывающие сейчас глубокие, в полтора метра, промоины под домом, которые летом оставила река. И снова начала рыдать. Оказалось, что комиссия, осматривавшая дома после паводка, не сочла потери старушки достойными хоть какой-то компенсации.

Марии Терентьевой 91 год. Она надеется, что власть поможет ей хотя бы забетонировать фундамент подтопленного домаМарии Терентьевой 91 год. Она надеется, что власть поможет ей хотя бы забетонировать фундамент подтопленного домаИван Маслов / Znak.com

— И где эта комиссия, кто мне поможет?! У меня шестеро детей, я вырастила, в армию проводила, с армии встретила. А здесь рядом зять у меня живет сейчас только, мешок вчера с опилками запихал в щель. Я уже одно время хотела повеситься, да дочка меня задержала. Как я будут жить, никому это не надо ничего? Все подполье залило. 

Мария Спиридовна показывает уничтоженную потопом стиральную машину, вымокший диван. Достает свои ордена и медали, удостоверение ветерана Великой Отечественной войны. Открытки от губернатора Левченко и местных властей: в прошлом году ее поздравляли с 90-летием.

— Наш Полетай — плохой человек. Мы его с детства знаем, — говорит.

— Это вы про главу поселка Леонида Полетаева?

— Да-да, голова администрации он. Вот как зиму ждать, что делать? Они приедут, побудут и уедут. Глядели иркутский [губернатор Сергей] Левченко и тулунский мэр [Михаил Гильдебрант]. Они оглядели тут все и уехали. Полетай сбегал, рыбки им по всей деревне нашел. Он и рыбку туда, и мясо — за него теперь все в Тулуне стоят.

Мария Терентьева надеется, что ей дадут денег, чтобы забетонировать фундамент. По ее словам, губернатор Левченко советовал ей обращаться в суд. Но до суда — 90 километров, и как туда доехать, 91-летняя женщина, страдающая диабетом, не понимает.

— Они ведь меня поставили так, что я бичиха какая-то — два стула и кровать только! А я не бичиха! — говорит женщина. — Как так можно! Я умею все: и вязать, и вышивать. Не знаю, как будем жить. Или, может, уже погибать. Родственники Полетая себе уже пластиковые окошки после наводнения поставили, заборы профнастилом огородили, а у меня ничего! Своим он, значится, все дал, а нам ничего что ли? Мы-то сами ведь, как вода пошла, на соседний дом только и успели залезть на крышу. Так там три дня и сидели не емши. А мимо нас домики плыли, туалеты плыли, деревья плыли.

Мария Спиридоновна имеет статус ветерана Великой Отечественной войны. На ее дом повесили памятную табличку, но с помощью не слишком торпопятсяМария Спиридоновна имеет статус ветерана Великой Отечественной войны. На ее дом повесили памятную табличку, но с помощью не слишком торпопятсяИван Маслов / Znak.com

Разрыдавшуюся старушку пришла успокаивать ее дочь Ирина Шляцына. Она живет по соседству. Сейчас занята тем, что вместе с мужем пытается восстановить разрушенное подворье и заново забетонировать фундамент вокруг едва не уплывшего дома. Женщина почти точь-в-точь повторяет слова матери: «Ничего нам не компенсировали! Знаете, у меня приемный больной ребенок, инвалид, и они мне на картошку за 30 соток уплывшего огорода из всей компенсации только кукиш показали. Натурально, глава проезжал на машине и в окно кукиш сунул. 50 тыс. рублей мне дали только за затопление имущества. Я за свои деньги хозблок делала! Старый весь в воду ушел, сепаратор туда же ушел, много что ушло. Вода-то вон какая перла. Пять метров яму вымыло под хозблоком, муж там чуть не потонул. Матери же даже по 50 [тыс. рублей] не дали. Ей сказали, что у вас одна железная кровать и старый комод, вам, мол, не положено. После Левченко, если честно, наш глава даже сильнее борзеть начал».


В деревне сейчас только и разговоров про то, что дочь главы местной администрации вчера уехала в Новосибирск «новое жилье на сертификат брать». Эти сертификаты выдают тем, у кого дом признан после наводнения непригодным для жизни. 

Памятная табличка на доме есть, а документов — нет

Внешне глава Аршана Леонид Полетаев совсем не похож на борзого чиновника. Ездит он на истерзанной жизнью Lada Granta. «У нас пострадало 114 дворов. По „десятке“ (10 тыс. рублей — Znak.com) получили 298 человек. Это давали всем за то, что попали под наводнение. Так сказать, за моральные страдания. По 50 тыс. рублей получили 30 семей. Это выплата за ущерб имуществу. Необходимо зафиксировать повреждение не менее трех предметов: стола, стула, кровати, дивана, холодильника, телевизора, электроплиты и тому подобного. Еще давали по 100 тыс. рублей. Это за полную утрату имущества. У нас таких не было. Топило в Аршане, в основном подполья. Чтобы в дом вода зашла — 15 домов. 63 дома мы обследовали, пять признаны аварийными, четыре уже получили сертификаты. Сертификаты выдаются в том случае, если дом признан непригодным для проживания», — рассказал Полетаев, как обстоят дела с выплатами.

Глава Аршана Леонид Полетаев говорит, что власть действует строго по регламенту, распределяя помощь тем, кто сильнее всего пострадал от стихииГлава Аршана Леонид Полетаев говорит, что власть действует строго по регламенту, распределяя помощь тем, кто сильнее всего пострадал от стихииИван Маслов / Znak.com

Отдельно чиновник остановился на ситуации с 91-летней Марией Терентьевой. «Дом у нее не от воды пострадал. Она сначала говорила вообще, что ей ничего не надо, пока ее не настроила шустрая дочка. Мы описали у нее все. „Десятку“ бабка получила. В общем, ей задурили голову, и ее понесло. Полы у нее взгорблены были десять лет тому назад. Сыновья там сами все восстановили у нее. Старая она. Сейчас мы проведем ей повторное обследование дома. 30 домов таких еще осталось. И вы поймите, что как таковых документов на дом у нее ведь нет (это, однако, не мешало ранее чиновникам приколотить на дом Терентьевой памятную табличку о том, что здесь живет ветеран — Znak.com)», — заявил Полетаев.

Уже на выезде из поселка разговорились с матерью пятерых детей Татьяной Косенковой. Они с мужем, как и старушка Терентьева, живут на той же улице Советской. Их дом так же, как и у нее, основательно подмыло во время наводнения. Сейчас деревянные конструкции медленно, но верно разваливаются. У Косенковых комиссия была, дом, по словам Татьяны, признали аварийным. И даже губернатор Сергей Левченко во время своего визита в Аршан распорядился многодетной семье дать другое жилье. Но до сих пор ничего так и не поменялось, хотя зима в этом районе вот-вот начнется. 

«Левченко, когда был здесь, ко мне заходил. Сказал Гильдебранту сертификат нам давать, а что толку? Никто не шевелится. Даже где картошку не знаю хранить, там все мокро в ямке. Стенки дома садятся и садятся, все рушится, одним словом. Мы тут с мужем полы сами заменили в половине дома, нам где-то семерым надо жить. Пятая стена все равно падает, и штукатурка вся сыплется. По 10 и 50 тыс. рублей выплатили только нам и забыли про нас», — рассказала Косенкова, проводя экскурсию по своему жилищу.

«Вот за теми домами города больше нет»

Серьезные проблемы с получением компенсаций возникли у тех, у кого что-то не так с бумагами на свою недвижимость. Один из жителей тулунских поселков, ветеран Чечни, который сразу после наводнения кинулся со своими боевыми товарищами развозить по пострадавшим гуманитарную помощь, сейчас сам вынужден обивать всевозможные пороги, пытаясь доказать, что пострадавший дом действительно принадлежит ему. «Вообще-то я там живу с 1997 года. Как ветерану боевых действий дали землю, построил на ней дом, да так и жили. Что нам еще надо в деревне? Сейчас все вопросы только по суду. Три раза уже переписывал заявление, то одно им не так, то другое», — рассказывает мужчина Впрочем, он абсолютно не унывает: «Накопали 30 мешков картошки, проживем». Через пару минут собеседник стал серьезен: «Если честно, думаю, что коммунисты все эти и Левченко здорово здесь авторитет свой подорвали, не избраться им больше».

Деревня Казакова располагалась на очень красивом месте в дельте реки Ия и считалась престижным местом для жилья. В наводнение она была смыта начисто, кроме пары-тройки каменных коттеджей. Здесь рассказывают про семью Филатовых. «Пять раз они уже суды проиграли. Никак не могут компенсацию получить. Дом недавно купили, а им говорят, что вы там пять лет не жили — компенсаций не положено», — рассказывает бывший сосед Филатовых.

В самом Тулуне подобных историй не меньше. До наводнения это был провинциальный маленький городок с 40 тыс. жителей. В основном застроенный частными домами, которые стояли вдоль русла реки Ия и на увалах вокруг нее. Сейчас прибрежная часть городка выглядит как готовая сцена для съемок фильмов о конце света. О том, что когда-то здесь было жилье, можно догадаться только по остовам нескольких самых крепких домов, устоявших под натисками воды. Часть из них стоят с надписями «Не ломать!»: видимо, хозяева планируют их восстановить или перенести коробки зданий на другое место. Кое-где на развалинах можно встретить уже поржавевшие таблички с названием существовавших здесь ранее улиц: «Орджоникидзе», «Кузнечная». Под ногами — втоптанные в размокший грунт предметы быта: детские игрушки, одежда, обувь, автомобильные покрышки, баночки с шампунем и духами, то, что когда-то было лекарством, посуда, обломки пылесосов, чайников, компьютеров и телевизоров, мотки ниток. Ходят потерявшие хозяев собаки.

Окрестности Тулуна до сих пор выглядят как декорации фильма-катастрофыОкрестности Тулуна до сих пор выглядят как декорации фильма-катастрофыИван Маслов / Znak.com

«Вот за теми домами города больше нет», — показала нам это место первая же встреченная жительница. «Зато теперь у нас все миллионеры, — не без гордости заявила она. — Выплаты начались, и за старую хибару, которая раньше и 1 млн не стоила, теперь по 5 млн рублей дают». Дают не «живыми деньгами», а сертификатами, на которые можно купить жилье в другом месте. «Кто думает о завтрашнем дне, тот жилье, конечно, покупает. А есть и те, кто это все как-то обналичивает и начинает спускать на телефоны да цепи золотые», — добавила наша собеседница. Рекламные проспекты с предложением услуг по обналичиванию сертификатов висят прямо в центре Тулуна. В каждом подчеркнуто слово «законно». Но это для тех, кто уже получил компенсации. Десятки людей еще ничего не получили. Найти их очень просто — у Тулунского городского суда.

«Одна идет волокита»

«Мы прожили в доме по улице Кирова, 5 и сейчас доказываем это. Дом у нас просто в реестре не стоял, в этом и проблема», — признается пожилая женщина, представившаяся Людмилой Возненко. Мы застали ее за тем, что на скамейке у входа в суд она брошюровала документы для очередного искового заявления. История семьи этой женщины довольно распространенная. Дом когда-то был ведомственный, ее семье его выделили для проживания. Затем организация развалилась, а дом так и остался за Возненко. Толком документов на него не осталось, сейчас женщине с родственниками приходится доказывать, что дом этот был и они в нем на самом деле жили. 

«Сейчас все бумаги уже собрали, что мы там действительно жили. Платили за свет, за коммуналку. Три суда уже было, сейчас на четвёртый подали. Одна идет волокита. Сейчас деда не вписали, мужа моего. А куда его — выкинуть что ли? Там ведь трое нас жило — я, муж мой Давидчик Константин и сын — Коцуба Илья. Вот никакого сертификата мы до сих пор и не получили, живем в интернате при техникуме», — рассказала Людмила Возненко. Говорит, что их семье не надо никаких компенсаций — достаточно, чтобы хотя бы обеспечили другим жильем, равным уплывшему дому. Дом был площадью 50 квадратных метров.

Пострадавшие от наводнения обивают пороги Тулунского городского суда, в производстве которого сейчас находятся сотни исковПострадавшие от наводнения обивают пороги Тулунского городского суда, в производстве которого сейчас находятся сотни исковИван Маслов / Znak.com

У еще одной посетительницы суда, Натальи Смирнягиной, своя ситуация, не менее распространенная сейчас в Тулуне. «По выплатам у нас вопросов никаких не было. Возникли вопросы по приобретению сертификатов. У нас была жилая площадь старого дома 30 квадратных метров. Он в Тулуне стоял, на переулке Стахановском. Мы строились, но не предполагали же, что нас затопит. Сделали 85 квадратных метров, но документы на оформление этой площади не до конца доделали. А вот сейчас мы ходим и доказываем это», — пояснила Смирнягина. «Если по факту, за 85 кв. метров нам около 3,8 млн рублей могут дать. А за 30 кв. метров мы ничего не купим уже. И еще у нас проблема одна. В доме жили всю жизнь мы с мужем и сыном, а собственником является моя мама. Плюс с мужем мы не расписывались, гражданским браком жили. И вот нас обязали доказывать, что мы все родственники друг другу. Хотя даже в свидетельстве о рождении ребенка муж отцом ребенка записан», — продолжила женщина.

Наталья Смирнягина пожаловалась, что местная власть начинается шевелиться, только когда в Тулун прилетает Владимир ПутинНаталья Смирнягина пожаловалась, что местная власть начинается шевелиться, только когда в Тулун прилетает Владимир ПутинИван Маслов / Znak.com

Наталья говорит, что больше не хочет жить ни в Тулуне, ни где-то еще в Иркутской области. «В Тулуне у нас сейчас даже старый деревянный дом, развалюха, стоит уже 4 млн рублей. Цены взлетели сильно. Поэтому мы хотим уехать в Новосибирск. Но не знаю, как с сертификатом будет продвигаться. Надо будет отчитываться перед соцзащитой, и для этого надо уехать туда, в Новосибирск, купить там, потом снова вернуться сюда и отчитаться. Представляете? И остаток суммы с сертификата, если дешевле купим, уйдет государству. Заморочек выше крыши, короче говоря». В самом конце разговора она не удержалась и высказалась по поводу местных властей: «Как Владимир Владимирович (Путин, был в Тулуне уже два раза — Znak.com) к нам летит, то у нас местная властешка в городе и области еще шевелится. Как только Путин дверью вертолета хлопнул, то все! Издеваются над нами как хотят, мы для них бичи и быдло».

Сотни исков

В зону подтопления в Тулуне во время наводнения попали порядка 900 домов, в которых проживало по меньшей мере 1,8 тыс. человек. При этом согласно статистике, которую Znak.com предоставил и. о. председателя Тулунского горсуда Андрей Мицкевич, на данный момент ими уже рассмотрено 2976 дел, касающихся установления факта проживания пострадавших в зоне наводнения. Еще 459 исковых заявлений по этому же поводу находится в производстве. Самая большая категория производств (485 исковых заявлений) касается вопросов о признании членом семьи того или иного человека, проживавшего в зоне затопления. Речь как раз идет о тех случаях, когда люди жили без регистрации брака или в жилье своих родственников. Вторая по многочисленности категория дел (410 исковых заявлений) касается проблемы установления факта владения и пользования жильем на праве собственности. Речь идет о том, что у людей, как правило, пропали все документы и теперь им приходится доказывать, что они владели своими домами. Также люди подают в суд иски с требованием признать их право собственности на реконструированный объект (52 заявления). Отдельной строкой идут дела с формулировкой «о признании права собственности по приобретательной давности» (35 исков). Эта категория дел касается как раз тех, кто не оформлял свои права на недвижимость, но прожил в ней более 15 лет и сейчас по закону также имеет право на компенсацию.

После наводнения выяснилось, что документы на жилье часто оформлены не так, как нужно. Теперь доказывать право собственности приходится через судПосле наводнения выяснилось, что документы на жилье часто оформлены не так, как нужно. Теперь доказывать право собственности приходится через судИван Маслов / Znak.com

«Суд, как правило, идет навстречу людям. Но встречаются, конечно, разные ситуации. Так, у нас гражданин пытался по суду доказать, что он проживал на территории магазина, попавшего в зону затопления. Зачем ему это понадобилось, неизвестно, так как в законе [о компенсациях] четко сказано, что компенсации только за жилые помещения», — рассказал один из примеров помощник председателя суда и по совместительству пресс-секретарь суда Игорь Чеботарев. К его кабинету на втором этаже мы шли через десятки людей, которые каждый день сейчас толпятся в коридорах суда в ожидании рассмотрения своего иска по компенсациям.

«Тут, в Тулуне, сильнее всего бизнес пострадал»

Отдельной строкой идут коммерсанты, также пострадавшие из-за наводнения. Сильнее прочих пострадали те, чьи торговые точки и пункты общепита располагались в районе тулунского автовокзала (его больше нет), городского рынка и стоящего рядом ТЦ «Радуга». 

На втором этаже «Радуги» мы встречаем Ани Багдасарян и ее товарку Альбину. Весь торговый центр сейчас стоит пустой, дверями настежь — сушится. Женщины единственные, кто пытается восстановить торговлю. Обе раньше держали павильоны на рынке. «Наш рынок полностью затопило до крыши. Сюда, в „Радугу“, на второй этаж заходило тоже немного воды. У меня был бутик на входе — одежда из Турции, спортивные товары, обувь и для детей. С 2007 года, 11 лет мы здесь работали. Там все пострадало. Уплыли у нас и вещи, все оборудование и все документы, в том числе договора все и печати. На 3,5 млн рублей ущерб. Сейчас за свой счет восстановить надо и отделку, и оборудование. А где я найду деньги на это? Мы в соцзащиту документы сдали — договор аренды, декларацию, паспорт, расчетный счет и заявление. Обещали нам 200 тыс. рублей помощи, и на этом все пока. Сейчас слух пошел, что со следующей недели начнут давать нам по 1,5 млн компенсации. Правда или неправда, но говорят, что в Москве там что-то для нас разработали. Мы пытаемся продолжать работать. В долги уже залезли, взяли товар под реализацию и ждем — может, хоть что-то нам помогут», — рассказывает Ани.

Тулунские предприниматели потеряли товара на десятки миллионов рублей. Местный торговый центр пока стоит "на просушке"Тулунские предприниматели потеряли товара на десятки миллионов рублей. Местный торговый центр пока стоит «на просушке»Иван Маслов / Znak.com

Альбина следом добавляет, что только на рынке пострадало порядка 80 предпринимателей, торговавших там, и все они сейчас без работы: «Дальше за рынком мебелью торговали. Они еще хуже пострадали. БТИ подтопило. Тут рядом кафе было, ничего не осталось, и парикмахерская — то же самое. Узбеки пострадали, армянка здесь одна пострадала одна очень крупно. У нее вообще был 150 метров квадратных магазин. Свет нам не дают до сих пор. Местные чиновники заявили, что кабеля нет. Но [Виталий] Мутко обещал решить вопрос, прислать кабель. Если бы он сюда не приехал, кажется, не так помогли бы Тулуну. Мне обещали микрозайм под 1%, но дают только под залог. Моей племяннице то же самое, она также на рынке работала. А что мы поставим под залог? Дом унесло водой, машину затопило. Ничего же не осталось. Я верующий человек и честно вам скажу: тут, в Тулуне, сильнее всего пострадал бизнес. Кто с домами пострадал, им идут выплаты, даже выше того дают, а нам ничего».

Власть: «Проблем с сертификатами или судами у нас нет»

Как сообщала пресс-служба губернатора Иркутской области Сергея Левченко, по состоянию на 12 сентября власти получили 4,6 тыс. заявлений от пострадавших от потопа на получение жилищных сертификатов, при этом оформлено было 3,2 тыс. свидетельств на 9,4 млрд. рублей. Жилье уже купили 378 семей. Также в органы власти поступило 2 тыс. заявлений на проведение капитального ремонта. При этом отмечалось, что еще 840 человек написали заявления о необходимости повторного обследования домов. Статистика приводилась на совещании с вице-премьером Виталием Мутко. Тот, в свою очередь, поручил закончить с обследованиями в течение 10 дней.

О том, что проблемы жителей и с выплатами, и с обследованиями должны быть решены в ближайшее время, заявлял и президент России Владимир Путин, посетивший Тулун 2 сентября — второй раз за год.

В пострадавшей от наводнения зоне можно найти и такие вот добротные новенькие дома. Говорят, их построили к приезду президента Владимира ПутинаВ пострадавшей от наводнения зоне можно найти и такие вот добротные новенькие дома. Говорят, их построили к приезду президента Владимира ПутинаИван Маслов / Znak.com

Впрочем, уточнить, как исполняются поручения чиновников, не удалось. Поговорить с главой Тулунского района Михаилом Гильдебрантом не удалось — чиновник уехал на инспекцию. В его приемной Znak.com заверили, что «никаких проблем с судами или с сертификатами вообще нет». «Сертификаты дает соцзащита. [Иски] очень быстро рассматриваются, все получают положительные ответы, получают решения на руки и быстро получают выплаты. Прошло время — два месяца. Это много? А вы знаете, сколько человек пострадали? Я вам точно не скажу, но это не одна, не две и не 100 семей», — заявила секретарь мэра. 

За подробными комментариями она отправила к председателю комитета по строительству Татьяне Бруевой, которая курирует проведение межведомственных комиссий по оценке поврежденных наводнением домов. По ее словам, на сегодняшний день в районе в рамках повторных комиссий были обследованы 676 домов. Две недели назад комиссия заключила, что из всех обследованных помещений необходимо снести 213 домов, отремонтировать 168. Более актуальной информации у нее нет, так как она только-только сводит цифры, полученные ею от глав муниципалитетов, входящих в район. 

Председатель комитета по строительству тулунской администрации Татьяна Бруева отрицает, что власти недорабатывают в помощи жителям: по ее словам, чиновники плотно занимаются этим вопросом последние три месяцаПредседатель комитета по строительству тулунской администрации Татьяна Бруева отрицает, что власти недорабатывают в помощи жителям: по ее словам, чиновники плотно занимаются этим вопросом последние три месяцаИван Маслов / Znak.com

«Я не знаю, что вам там сказали жители и какая комиссия была. К жителям Аршана ходили 155 раз по разным поводам. То есть ходила комиссия местная, когда проверяли по утрате имущества, это один вариант. Потом ходили просто узнавали, как ситуация с домами, пострадал или не пострадал. Потом по тем, кто пострадал, ходила спецорганизация, у всех заключения на руках. Поэтому я не понимаю, кто вам там и что сказал. Жители вам могли что-то сказать свое, а на самом деле это совсем по другому поводу. К ним ходили по разным поводам — по домам, по огородам, по имуществу, по тому, по сему. Выплаты же в разных направлениях проводятся. Все очень стараются помочь своему населению получить выплаты», — заявила Бруева.

«Вы же понимаете, что довольных всем не будет никогда. Поэтому что бы ты ни сделал, всегда будет категория людей недовольных. Я не знаю, чем-то они там недовольны или какая ситуация, — говорит чиновница. — Я тоже там лично была. Основная масса населения говорит: нас все устраивает, все хорошо, вода ушла, цветы цветут, картошка растет, в домах воды не было, все замечательно. Вы касаетесь одной бабушки, я знаю эту бабушку, мы у нее с мэром тоже конкретно были. Что увидели? Привела к нам ее дочка, плачет, да, дом в таком состоянии. Сказали дочке — напишите заявление. Она написала, соответственно, будет обследование. В пятницу у них будет очередное обследование домов среди тех, кто писал заявление. Зайдут, наверное, и к ней», — сказала чиновница. 

Татьяна Косенкова - одна из тех, кто пока не может получить новое жильеТатьяна Косенкова — одна из тех, кто пока не может получить новое жильеИван Маслов / Znak.com

Она постаралась заверить корреспондентов Znak.com, что «зима пройдет нормально»: «Сейчас все пострадавшие уже определились, где они будут этой зимой жить. Вы думаете, они в палатках сейчас живут? Нет. У них по сертификату есть два варианта — либо купить новый дом, либо отдать деньги за строительство нового. Но строить они могут где угодно. Пока к нам желающие строить на территории района не обращались. Может, они до сих пор думают?».

Под завершение разговора в диалог вступил председатель комитета по ЖКХ Егор Клусс, работающий в том же кабинете, что и Бруева. Он заверил, что довольных тем, как проходят выплаты, много, и посоветовал не акцентировать внимание на негативе и писать «хорошее». «А что важного в этой теме? Вы бы в этой шкуре побыли здесь и увидели бы. Мы в течение трех месяцев работаем, мы видели и среди волонтеров и вашего брата много негативного. А в селах лесные люди живут, у них, может, род с родом враждуют из-за охотничьих угодий, вот и говорят всякое. А многодетная семья, которую вы встретили, — их вообще не топило», — сказал он.

На том и расстались. Вышли на улицу. По тротуару возле администрации Тулунского района брели два пожилых мужчины. Один из них рассказывал другому, что никак не может добиться хотя бы какой-то компенсации за два снесенных водой реки Ия гаража.

Командировка журналистов Znak.com в Тулун была оплачена из средств, собранных нашими читателями. Если вы поддерживаете наше стремление готовить и публиковать больше честных репортажей из разных уголков России, пожалуйста, оформите регулярное или разовое пожертвование в форме ниже. Спасибо!

Поддержи независимую журналистику

руб.
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно