Доллар
Евро

Двойной удар

В семье челябинки Анны Ткаченко рак победили дважды

Анна и Маркиз архива семьи

«Уже сейчас о каких-то вещах я догадываюсь, которых в детстве не понимала. Например, что в больницу я поступила с запущенной стадией рака. Если даже без пункции врачи все поняли и на скорой меня отвезли в больницу… Удача, что меня вела врач Елена Башарова, она сразу нам сказала: „Все будет хорошо!“ И все время внушала нам доверие — думаю, для моей мамы это уже была поддержка. Конечно, когда мы полежали какое-то время в отделении, мама все своими глазами увидела — как уходят дети», — вспоминает челябинка Анна Ткаченко…

1989 год. Ане Яруллиной 8 лет. Половина учебного года для первоклашки позади. И вдруг начинает уставать в школе. Приходит домой из школы — и спать. Родители ничего не заподозрили: устает ребенок, хочет спать — пусть спит. Начались постоянные простуды, даже грипп перенесла. И ни разу у нее не взяли кровь… 

Слабость, вялость, быстрая утомляемость у ребенка — симптомы, которые нельзя оставлять без внимания. Лучше срочно обратиться к педиатру и сдать кровь.

Однажды в троллейбусе Ане стало так плохо, что ее отвезли на скорой и, наконец, взяли кровь. Девочку сразу перевезли в гематологическое отделение с диагнозом «лейкоз».

Слово «рак» тогда звучало как приговор — выживаемость детей с онкодиагнозами была крайне низкая. В гематологическом отделении областной детской больницы, насколько это было возможно, от детей это скрывали. 

Анне диагноз поставили в 8 летАнне диагноз поставили в 8 летиз архива семьи

Аня тоже немного знала о природе болезни. Ее тогда больше волновали волосы, с которыми предстояло проститься на время лечения. В первый класс она шла красавицей — с длинными белыми волосами. Химиотерапию перенесла легко, а вот лучевой терапии ждала как приговора: врачи объяснили — теперь прически точно лишишься. Когда косу отрезали — плакала.

Во время лечения онкозаболеваний дети проводят в больнице много месяцев с перерывами на амбуланс. Аня «не согласилась» с таким порядком. Ничего не смогла сделать даже строгая Елена Башарова. «Меня привезли на блок „химии“, положили в палату — и я там всю ночь проревела. Елена Валерьевна посмотрела на все это и говорит моей маме: „Так, забирайте ее домой — и привозите на капельницы“», — рассказывает Анна.

С 1 по 5 класс Аня училась дома — отвыкла от класса, друзей. К тому же вернулась в школу без волос, с лишним весом из-за гормональной терапии.

«Я по себе знаю, как трудно вернуться в социум. Дети жестоки, — говорит Анна. — Открыто надо мной не смеялись. Но были такие взгляды, отчуждение… Я чувствовала себя не такой, как все, ходить в школу не хотела. Только через два года все наладилось — и лечение закончилось, и волосы отросли, с ребятами подружилась…»

Потом, уже во время беременности, Анна сдала генетический анализ — чтобы точно знать, что ее гены не передадут сыну предрасположенность к онкозаболеваниям. Она была стопроцентно уверена, что Марк не столкнется с этим. И до последнего не верила в онкодиагноз, когда уже с сыном проходила обследования…

В два с половиной года Марк попал в то же отделение, где Анна лежала в детстве. С диагнозом нефробластома. В 2010 году его прооперировали, провели курс химиотерапии. С 2011 года Марк в ремиссии.

Для семьи это был удар. Двойной удар. Кто мог ожидать такого во второй раз…

Марк до операцииМарк до операциииз архива семьи

С одной стороны, Анне было легче. Попав в больницу с Марком, она знала, что будет дальше. Врачи были знакомые. Не сползала по стенке, как другие мамы, от одного вида лысых детей.

«Но стресс все равно у меня был сильный, — вспоминает Анна. — Самое тяжелое было отдавать ребенка на операцию и знать, что вернут его уже не такого, каким я его отдаю, не со всеми органами… Что уже не будет той жизни, какая была раньше. Очень сильно переживала по поводу его волос. Не представляете, какая у него была шикарная шевелюра, и вдруг полностью другая внешность — все это очень болезненно… Я все больничные фотографии из компьютера удалила. Не хочу вспоминать».

Марк сам ничего не помнит, хотя знает, чем болел. Немного стесняется шрама на животе. В остальном живет обычной жизнью.

из архива семьи

Мама старается не ограничивать. Хотя в такой ситуации первое, что хочется сделать, — никуда не отпускать ребенка, ограничить нагрузки, запретить спорт.

Но Анна научилась. Не опекать. 

«Года два как „отпустила вожжи“. Он и на физкультуру ходит. Просто педагоги предупреждены и некоторые нормативы он не сдает. Но в остальном… Я даже не очень борюсь с футболом. Все надеюсь, может, пройдет у него это увлечение, — смеется Анна. — Он по-настоящему болеет футболом. Я объясняю ему, что это травмоопасный вид спорта — не слышит. За лето 10 мячей во дворе порвал, за Барселону болеет…»

Вся нынешняя жизнь — это внутренняя работа и борьба с собой. 

«Я строгая мама. Но начинаю что-то запрещать, ругать — и постоянно откручиваю назад… тогда накатывает. С каждым годом все равно легче. Первое время после лечения каждый месяц надо было записывать сына на УЗИ. И две недели до обследования жила в напряжении — после УЗИ выдыхала. Через две недели — все опять заново. Сейчас на обследование ходим раз в четыре месяца — уже такого напряжения нет», — рассказывает Анна.

Когда Анна приезжает на Игры победителей для детей, переживших онкозаболевания, снова погружается в тяжелые воспоминания: «Посмотрю на какого-нибудь ребенка — и  „вижу“ все страдания, которые он прошел. Но ради Марка ездим — ему это надо!»

Марк знает мечту мамы — вернее, мечта у них общая — поехать, наконец, на море. Обсуждают Турцию. Как правило, это самое длительное ограничение всех семей, которые прошли лечение от онкозаболеваний, — нет возможности путешествовать. 

Не из-за солнца — в разумных дозах оно не повредит. Ресурсы семьи после лечения, как правило, на пределе: все — от финансовых до психологических.

Сначала надо восстановить организм после высокодозных терапий, которые нанесли вред всем органам. Потом найти силы сказать себе: «Все закончилось. Живи как раньше». Но вернуться в это «раньше» мешает страх за ребенка — за годы лечения он прочно поселился внутри и не желает уходить.


Кто-то рядом должен помочь родителям и всей семье преодолеть груз тяжелых воспоминаний.

Марк, как и его мама, победил ракМарк, как и его мама, победил ракиз архива семьи

В Челябинской области реабилитацию семей после онкогематологических заболеваний у детей проводит благотворительное движение «Искорка Фонд» в рамках проекта «Курс на счастье в семье», поддержанного Фондом президентских грантов. Семьи, которые столкнулись с таким диагнозом у ребенка, могут обратиться по телефону горячей линии (351) 233-66-51.

Узнать, как помочь семьям с онкобольными детьми в Челябинской области, можно ЗДЕСЬ

Партнерский материал

Новости России
Россия
В московском доме престарелых погибло 4 человека, заммэра рассказал о «хлопке» в котельной
Россия
Чеченские подростки извинились за критику власти в телеграм-чате
Россия
Число погибших при пожаре в московском доме престарелых увеличилось
Россия
В Москве загорелся дом престарелых. Внутри могут быть лежачие больные
Санкт-Петербург
Глава Петербурга предложил Путину привлекать переболевших COVID-19 к донорству крови
Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Россия
Собянин: даже во время карантина по COVID-19 проекты по благоустройству прекращать нельзя
Россия
Ученые обнаружили поражения легких у переболевших COVID-19 без симптомов
Россия
В Казани умерла 80-летняя пенсионерка, на которую хулиган напал ради продуктов
Россия
Про «печенегов и половцев, терзающих Россию» Путин уже публично говорил 10 лет назад
Россия
ABC: разведка США предупреждала о кризисе из-за коронавируса еще в ноябре
Россия
Шнуров раскритиковал Путина за слова о печенегах: «Выступал наш Обнулина»
Фрагмент обложки фильма
Россия
По ТВ покажут художественный фильм про политтехнолога, который работал на Пригожина в Африке и попал в тюрьму
Россия
Организаторы «Бессмертного полка-2020» призвали провести акцию «иными способами»
Россия
Путин озвучил новые меры поддержки бизнеса и семей на фоне пандемии коронавируса. Список
Россия
Владимир Путин рекомендовал не ограничивать транспортное сообщение в регионах
Россия
Российские врачи, работающие с больными коронавирусом, получат выплаты до ₽80 тыс.
Организовать доставку гуманитарного груза оказалось непросто: к вопросу пришлось подключать все ресурсы региона
Екатеринбург
РМК везет в Екатеринбург 100 тонн медицинских масок и защитных костюмов для врачей
Россия
Глава астраханского минздрава подал в отставку после совещания по коронавирусу
Россия
Минсельхоз России хочет восполнить нехватку мигрантов на полях студентами и заключенными
Россия
Как будут работать тесты на иммунитет к коронавирусу, разработанные российскими учеными
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно