Доллар
Евро

Что делают с мусором в Скандинавии

Шведский опыт: как России избежать появления огромных свалок

Сортировать мусор и мыслить экологически в Швеции учат с детского садаCity of Stockholm / imagebank.sweden.se

Два года назад президент России Владимир Путин поручил правительству и регионам разработать программы по работе с бытовыми отходами, наладить раздельный сбор мусора и производство товаров из вторсырья, а также снизить объем захоронения отходов до мировых стандартов. Уже спустя год мы получили ответ на это поручение в виде мусорной реформы: люди стали платить за вывоз отходов в несколько раз больше, но их мусор все так же едет на пригородные свалки, к которым в ближайшие годы добавятся новые. Апогеем этой свалочной истории стал проект строительства огромного мусорного полигона на станции Шиес в Архангельской области, куда должен будет через сотни километров ехать мусор из Москвы, чтобы навсегда лечь в землю. Помимо гражданских протестов, такая программа вызвала жесткую критику со стороны европейских экспертов, в том числе специалистов из Швеции — страны, которая свела появление у себя свалок к минимуму. Как ей это удалось и насколько применим шведский опыт в России? 

Как увозить на свалки меньше 1% мусора

Город Линдчепинг — небольшой городок на 150 тыс. человек, расположенный в 200 километрах от Стокгольма. Как говорят местные, для шведов он что-то вроде Бологого: многие проезжали мимо на поезде, но не посещали никогда. В жилом районе в воздухе нет смога и посторонних запахов, привычных жителю среднего промышленного города в России. Сложно догадаться, что в городе, в пяти километрах от домов, стоит крупный завод по сортировке и сжиганию мусора, круглый год загруженный на 100% мощности. Владеет заводом муниципальная компания Tekniska verken. Коммунальный холдинг перерабатывает отходы, содержит станции сортировки мусора, а также производит электричество и тепло, зарабатывая для бюджета городка 20 млн евро в год. 

Таких заводов по всей Швеции четыре десятка, и их работа многократно сокращает вывоз мусора на свалки. Еще в начале 90-х шведы вывозили на свалки около 1,4 млн тонн мусора ежегодно. С 1995 года эту цифру начали принудительно снижать: сначала обязали производителей упаковки заранее заботиться об ее переработке, затем ввели налог на складирование мусора на свалках. Серьезный перелом в борьбе с мусором наступил после 2002 года, когда правительство запретило вывозить на свалку мусор, который можно сжечь. В результате сегодня лишь 0,7% бытовых отходов в Швеции отправляются на свалки, а с учетом промышленного мусора за год захоранивается меньше 200 тыс. тонн отходов.

ТЭЦ в центре ЛиндчепингаТЭЦ в центре ЛиндчепингаНиклас Вирсен / tekniskaverken.se

Как рассказывает представитель компании Tekniska verken Юхан Бук, построить эффективную энергетическую систему на сжигании мусора может далеко не каждая страна, но у Швеции есть техническое преимущество — центральная система отопления. «Если бы мы производили только электричество, мы бы извлекали лишь 40% потенциала из нашего топлива и эта работа никогда бы не окупилась. Но у нас комбинированная система: из 100% мусора мы получаем 25% энергии и 65% тепла для муниципалитета, достигая эффективности в 90%», — объясняет Бук. 

В год предприятие Линдчепинга перерабатывает в энергию около миллиона тонн мусора, и сейчас три четверти всего тепла в городе создается из мусора. Эти отходы приходят сюда не только из близлежащих городов, но и из-за границы: Британия и Италия платят Швеции по 60 евро за тонну мусора, чтобы сжечь его здесь. Для них это выгодно: в той же Британии за хранение тонны мусора на свалке пришлось бы заплатить около 100 евро. 

По экономическим причинам и сами шведы не устраивают свалок без необходимости. «Налог от того, что ты несешь что-то на свалку, составляет 1 тыс. крон. Производители энергии могут забрать это и сжечь за 500 крон. В результате компания получает доход, а производитель мусора экономит деньги, которые бы он отдал в качестве налога за захоронение мусора», — объясняет Юхан Бук. Несмотря на объемы сжигания, Линдчепинг ставит перед собой цель — к 2025 году стать городом, нейтральным с точки зрения выбросов диоксида углерода в атмосферу за счет современных систем фильтрации и восполнения экологического ущерба.

За сортировку мусора отвечают не только предприниматели, но и сами жители, собирающие органические отходы отдельноЗа сортировку мусора отвечают не только предприниматели, но и сами жители, собирающие органические отходы отдельноДмитрий Комаров / Znak.com

Сжигание — не единственный путь получения энергии из мусора. Шведы используют систему «дуального сбора»: органические отходы собирают отдельно, чтобы потом загрузить в установки для производства биогаза. Отходы смешивают, нагревают до 70 градусов, чтобы уничтожить патогенные бактерии, и закачивают в камеры гниения. Спустя время камера производит «сырой газ» с содержанием метана 55%. Из него «выстирывают» углекислый газ, чтобы довести содержание метана до 97%.

В таком виде газ отправляется на заправки и в котельные, где его используют в качестве экологичного топлива. Оставшаяся от производства газа органика идет на удобрения, которые позже в своей работе используют местные фермеры. По словам Юхана Бука, из 100 тыс. тонн отходов, используемых для производства биогаза в течение года, муниципалитет получает столько же удобрений.

Пока на производство биогаза уходит только 15,5% всего мусора Швеции. Около 50% мусора сжигается на заводах, а оставшиеся 34% отправляются на переработку и создание новых продуктов. Однако это достаточно перспективное направление: в этом году в Линдчепинге полностью отказались от сжигания угля, переведя угольные котельные на биогаз. Уже сегодня каждый четвертый автобус и каждый сотый автомобиль в Стокгольме работают на биогазе, созданном из мусора и отработанного шлама, и эту долю планируют увеличивать.

Мусорная лестница

Мусора становится меньше не только из-за сжигания, но и из-за стремления сократить его поток на начальном этапе. Ключ к пониманию шведской системы обращения с отходами — принцип «мусорной лестницы». Согласно ему, лучшее, что можно сделать в этой сфере, — вообще не производить мусор, изначально отказываясь от упаковки или избыточного производства. Если отходы уже созданы, то их можно использовать повторно: не выбрасывать мебель, которой еще можно пользоваться, а перепродать ее. Для сбора таких ненужных вещей на сортировочных станциях отводится отдельное место. 

Тот мусор, который нельзя перераспределить, отправляется на переработку: из пластиковых бутылок производятся новые бутылки (одна бутылка может пройти до семи циклов «переиздания»), из макулатуры — новая бумага или стройматериалы, садовый мусор становится удобрениями. И только то, что не подходит ни для одной из целей, отдается для производства энергии. Низкокачественный и загрязненный пластик и другие несортируемые отходы сжигаются, а с помощью органических отходов делают биогаз. На полигонах остается только кафель, посуда, керамика и стройматериалы, которые нельзя ни сжечь, ни переработать.

Если в России мусорная реформа выстраивается от потребителей товаров — то есть от граждан, которым подняли тарифы на вывоз мусора, чтобы создавать новые полигоны для захоронения отходов и мусоросжигательные заводы, то в Швеции работа ведется «сверху» и начинается от производителей упаковки.

«В Швеции ты просто не можешь продавать продукт и не знать, как будет утилизирована его упаковка. Ответственность за то, чтобы весь мусор был собран, поделен и переработан, лежит на производителе», — объясняет Юхан Бук. —Занимается этой работой одно предприятие, и если ты что-то продаешь в Швеции, ты обязан в нем участвовать. Взамен производители получают небольшую долю в компании. Это подталкивает производителей ответственнее подходить к тому, что именно они продают.

Ответственность за переработку мусора лежит и на гражданах, и без их участия в сортировке едва ли система будет столь же эффективна. Для начала в шведских городах введен дуальный сбор мусора: разделение на органические и неорганические отходы. В разных городах органические отходы могут складывать либо в отдельный бак, либо в мусорные пакеты зеленого цвета. В последнем случае мусор повезут на сортировочный завод, где роботы с помощью оптического сканера отделят зеленые пакеты от остальных и отправят их на станцию производства биогаза.

Мусор, подходящий для переработки, шведы везут на муниципальные сортировочные станции: отдельно выбрасывают стекло, пластик, дерево, садовый мусор, электронику, старую бытовую технику, мебель и другие крупногабаритные вещи. Среднестатистический швед посещает такую станцию три-четыре раза в год без какого-либо принуждения со стороны государства.

Как объясняет эксперт инвестплатформы Smart City Sweden Маркус Линд, экологическое мышление в гражданах воспитывают с детского сада. «Дети учатся, как сортировать мусор, как его классифицировать, а потом они сами учат родителей, как делать правильно. Нет ничего эффективнее, чем давление на совесть со стороны твоих детей, — рассказывает Линд. — К нам приезжали несколько делегаций из Китая, и они были потрясены тем, как шведские люди сортируют мусор на станции: без принуждения приезжают специально и выстраиваются в очереди, чтобы сдать мусор».

90% пластиковых бутылок шведы сдают самостоятельно, получая назад утилизационный сбор — одну или две кроны90% пластиковых бутылок шведы сдают самостоятельно, получая назад утилизационный сбор — одну или две кроныMargareta Bloom Sandebäck / imagebank.sweden.se

Помимо давления на совесть, у людей в Швеции есть понятный экономический стимул: если ты сортируешь мусор, ты экономишь деньги. Так, в крупных супермаркетах Швеции можно сдать пластиковую бутылку на переработку, вернув себе вложенный в стоимость товара утилизационный сбор — одну или две кроны, в зависимости от объема бутылки. 90% бутылок в Швеции собирают именно таким образом, и как результат в прошлом году стране удалось переработать 2 млрд банок и бутылок, по 200 штук на одного жителя Швеции. 

Приезжать на станции сортировки самостоятельно также экономически выгодно. В некоторых городах плата за услугу вывоза мусора фиксированная, но в том же Линдчепинге ставка плавает, и люди платят за вес фактически сданных отходов. Их отходы взвешиваются прямо в мусоровозе, поэтому город точно знает, сколько мусора производит каждый дом — и у владельцев домов есть стимул снижать общий вес мусора, сдавая сортируемые отходы на переработку.

В среднем в Швеции на человека приходится 466 килограммов мусора в год. Средняя семья из четырех человек платит за вывоз мусора в течение года 150–200 евро. Люди знают, что за эти деньги их мусор переработают или превратят в электричество или тепло. 

Для сравнения, семья из четырех человек, живущая в частном доме в Нижнем Тагиле, заплатит за вывоз мусора в 2019 году около 100 евро. За эти деньги она получит очередную свалку недалеко от города, которая через несколько лет может стать экологической проблемой.

«Сжигание мусора — технологический и социально-экономический тупик»

У сжигания мусора есть и оборотная сторона, опасная для экологии: выбросы диоксида углерода и других загрязняющих веществ в атмосферу. Сейчас Швеция сжигает половину всех отходов, и значительная часть объема — это пластиковый мусор. По словам вице-мэра по экологии Стокгольма Катарины Лур, в столице Швеции сейчас сжигается 86% всей пластиковой упаковки. Сортировкой пластика в стране занимаются только в одном месте, и этого ресурса явно недостаточно. 

Утилизированный таким образом пластик вносит свою лепту не только в рост выбросов углекислого газа, но и в образование новых токсичных свалок. «Мусоросжигание — тупиковая ветвь обращения с отходами: вместо того чтобы стараться максимально сохранить ресурсы, их уничтожают в печке. В процессе мусоросжигания образуются шлак и зола (30% от объема сжигаемых отходов), это отходы более высокого класса опасности, которые нужно захоранивать на специально оборудованных полигонах. Поэтому мусоросжигание на самом деле не решает проблему свалок», — объясняет медиакоординатор проекта «Ноль отходов» «Гринпис Россия» Ирина Скипор. Пока Швеция не в состоянии утилизировать токсичную золу самостоятельно: она платит 1000 евро за тонну золы Норвегии, чтобы та похоронила отходы в своих известняковых шахтах, где они не должны наносить вреда окружающей среде. Чтобы оптимизировать расходы, в Швеции разрабатывают собственное решение для обезвреживания и складирования золы, но принципиально это проблему не меняет: этот вид отходов все равно нужно будет куда-то складывать.

«С точки зрения экологии, нужно не беспрестанно бороться со следствием мусорной проблемы, а искоренять ее причину. А причина — в перепотреблении избыточной упаковки, производстве одноразовых товаров и использовании большого количества неперерабатываемой упаковки. В идеале нужно стремиться к цикличной экономике. Она предполагает, что все ресурсы, которые добывает или производит человек, используются вновь и вновь. В такой экономике нет отходов, а есть вторичные материальные ресурсы», — считает Ирина Скипор. По тем же причинам активисты полагают, что использовать шведский опыт в России бессмысленно: сейчас в стране и так электро- и теплоэнергия производится с избытком. 

В «Гринпис» считают, что пока шведы фокусируются на сжигании мусора, они упускают из виду возможность вообще его не производитьВ «Гринпис» считают, что пока шведы фокусируются на сжигании мусора, они упускают из виду возможность вообще его не производитьДмитрий Комаров / Znak.com

Особое опасение у экологов вызывает и сама идея строить систему энергоснабжения на мусорном топливе. «В шведские мусоросжигательные заводы были вложены большие деньги и заключены долгосрочные контракты на их эксплуатацию, из-за чего на сжигание отправляется 48% отходов. Если не обеспечивать эти заводы постоянным потоком мусора, на них будут установлены финансовые санкции за простой. Однако, в связи с требованиями новой директивы ЕС, Швеция должна достичь к 2030 году уровня переработки собственных отходов в 65%. Но так как сжигание не является переработкой, государство вынуждено ввозить мусор из-за рубежа, чтобы МСЗ могли продолжать работать. Пример Швеции показывает, что мусоросжигание — не только технологический, но еще и социально-экономический тупик», — считает эксперт проекта «Ноль отходов» «Гринпис Россия» Алексей Киселев.

Сами шведы признают, что и объемы переработки мусора, и объемы снижения выбросов в окружающую среду пока далеки от желаемого. Так, по данным Шведского агентства по охране окружающей среды, хотя общий объем выбросов в стране за последние 30 лет снизился на четверть, на период с 2016 по 2017 год пришлось только 0,5% снижения, а в 2018 году выбросы снова выросли на 0,9% по сравнению с предыдущим годом. В своих рекомендациях правительству агентство указывает на необходимость использования новых технологий в промышленности и энергосберегающего транспорта. По данным совета по климатической политике Швеции, почти 40% выбросов парниковых газов в стране создают крупные промышленные предприятия, электростанции и теплоцентрали, а также воздушные перевозки. «Развитие идет в неправильном направлении. Если Швеция хочет достичь своих климатических целей, выбросы во всех секторах должны быть сокращены», — говорит Анна-Карин Нистрем, руководитель Целевого подразделения по климату Шведского агентства по охране окружающей среды. В качестве рекомендаций шведские экологи советуют предпринять решительные политические меры и полностью исключить ископаемое топливо из транспортного сектора к 2045 году, наращивая объемы биотоплива и электрификации. Задача всей страны — иметь нулевые выбросы парниковых газов к 2045 году, и пока динамика снижения выбросов не позволяет думать, что это будет легкой целью.

Но даже в этих условиях сжигание мусора считается меньшим злом, чем накопление мусора на свалках.

«Проблема с диоксидами есть и в России, и в других странах, где не сжигают мусор. В Лондоне на одном из салютов использовали 35 тонн фейерверков, которые выделяют столько выхлопа, сколько сделал бы завод в Швеции за 120 лет работы. Тот же объем выделяется при неконтролируемом пятидневном пожаре на свалке в России. Нужно лишь применять нормальные фильтры и жестко контролировать выбросы на всех этапах. И у России есть шанс сделать это правильно, потому что инженерная школа там достаточно сильная», — отмечает руководитель проектов в Шведском экологическом исследовательском институте Ронни Арнберг. 

Представитель Tekniska verken Юхан Бук добавляет, что и проблема нехватки мусора для энергоснабжения страны, о которой говорят экологи, пока не стоит в повестке. «Мусора сколько угодно, и даже если у нас его станет слишком мало, то другие страны готовы его к нам экспортировать, — считает Бук. — Даже если представить себе ситуацию, в которой мусора не станет совсем, это не будет проблемой: мы точно так же можем сжигать другое топливо, например дерево. Но пока дерево можно использовать с большей пользой, чем просто сжечь».

Текст подготовлен при содействии посольства Швеции в Москве и Swedish Institute.

Новости России
Челябинск
Неизвестные ограбили хоккеиста «Трактора» в Челябинске
Россия
Под Энгельсом жилой дом обрушился после взрыва: четверо пострадали
Россия
В Подмосковье пять человек отравились неизвестной жидкостью. Двое из них погибли
Россия
Россия поможет Кубе реконструировать железные дороги
Россия
Новейший военный беспилотник рухнул в Рязанской области
Россия
В Подмосковье водитель убил пешехода, который мешал ему проехать
Россия
Бастрыкин поручил проверить конфликты профессора Соколова на лекциях в СПбГУ
Россия
Высказывание Собчак о Крыме проверят на экстремизм
Россия
В Киеве неизвестные похитили главу «Укрэксимбанка», пишут СМИ
Россия
YouTube заблокировал расследование штаба Навального о депутате Ремезкове
Россия
Венедиктов и Гусман поспорили о фейк-ньюc
Россия
Убитую историком аспирантку похоронили в родной станице в закрытом гробу
Россия
В Иркутской области сотрудник ГИБДД сломал себе ногу, избивая задержанного, пишут СМИ
Россия
Новый глава судейского комитета РФС заявил о «нищенских» зарплатах арбитров
Россия
Авторы закона о домашнем насилии заявили, что им угрожают в соцсетях
Россия
Экономист Никита Исаев скоропостижно скончался в поезде Тамбов — Москва
Россия
В России с начала года выросло число террористических преступлений
Россия
На Алтае загорелся рейсовый автобус с пассажирами
Россия
В Госдуме рассмотрят вопрос об установлении минимальной зарплаты для бюджетников
Россия
Семьи погибшего и пострадавших при стрельбе в колледже Благовещенска получат ₽2,5 млн.
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно